Версия для печати

Принцип единоначалия не нарушается

Бысенков Игорь
Исполнилось 35 лет военному совету Внутренних войск МВД России. Об истории его создания и нынешней деятельности рассказывает секретарь военного совета полковник Андрей ДЕМИН.


КАКИЕ РЕШЕНИЯ ПРИНИМАЕТ ВОЕННЫЙ СОВЕТ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК


Исполнилось 35 лет военному совету Внутренних войск МВД России. Об истории его создания и нынешней деятельности рассказывает секретарь военного совета полковник Андрей ДЕМИН.
{{direct_hor}}
- Андрей Юрьевич, неужели до 1971 года во Внутренних войсках не было военного совета?

- История его началась еще 31 декабря 1919 года. В этот день был подписан приказ об утверждении военного совета Войск внутренней охраны республики. В него вошли три человека: председатель Реввоенсовета, нарком внутренних дел Феликс Эдмундович Дзержинский, начальник Войск внутренней охраны и начальник политического управления войск. До марта 1920 года было проведено 11 заседаний. В дальнейшем военный совет практически не созывали, а потом вообще его предложили упразднить. Правда, нормативный акт об упразднении так и не был издан.

Военный совет мог возродиться в 50-е годы. Командование войск обратилось с соответствующей просьбой в правительство страны. Но ее отклонили без объяснения причин. И только 26 августа 1971 года было принято постановление ЦК КПСС и Совмина СССР "О создании военного совета Внутренних войск МВД СССР и утверждении Положения о военном совете Внутренних войск МВД СССР". Председателем военного совета стал начальник Внутренних войск генерал-полковник Иван Кириллович Яковлев. Кроме шести его заместителей, в состав совета вошли начальник управления специальных частей и заместитель начальника политуправления войск. Всего 9 человек. Положением предусматривалось от 7 до 11.

- А какие вопросы тогда решал военный совет?

- Первое заседание военного совета состоялось 11 декабря 1971 года. Собирались не реже одного раза в месяц. Особое внимание уделялось подготовке, подбору и расстановке кадров в войсках. К примеру, генерал-полковник Яковлев ввел особую практику: каждого офицера при его назначении на должность от командира дивизии и выше, как правило, приглашали на заседание военного совета. Здесь с ним ближе знакомились, беседовали и уже после этого рекомендовали назначать или нет.

Новое Положение о военных советах во Внутренних войсках было утверждено указом президента России 1 сентября 1993 года. В соответствии с ним военный совет главка создается в количестве 9-13 человек, в округах - 7-11. Сейчас мы руководствуемся указом президента, подписанным в августе 2002 года. В соответствии с ним главнокомандующий утвердил регламент военного совета. В нем определена процедура подготовки и проведения заседаний, принятия решений, порядок контроля за их выполнением. Кстати, это одна из обязанностей секретаря совета. Согласно регламенту военный совет является постоянно действующим органом, который коллективно вырабатывает рекомендации по наиболее важным вопросам служебно-боевой деятельности. Главнокомандующий Внутренними войсками является председателем совета. Как и прежде, в его состав входят все заместители главнокомандующего. Членами военного совета они становятся при назначении на должность, автоматически. В случае необходимости по предложению военного совета приказом министра внутренних дел в состав совета могут быть включены другие должностные лица руководства войск. Так, например, сейчас в него входят первый заместитель начальника Главного штаба и начальник управления кадров Главкомата.

А по решению президента страны в состав военного совета могут войти и представители государственных органов власти. Но в этом нет необходимости.

- Почему?

- Ведь на заседания по каждому конкретному вопросу служебно-боевой деятельности мы обязательно приглашаем руководителей, в чью компетенцию входит их решение. Так, когда рассматриваются проблемы укрепления воинской дисциплины, правопорядка, соблюдения законности в войсках, для участия в обсуждении обязательно приглашаем главного военного прокурора. Недавно рассматривали вопросы совершенствования охраны важных государственных объектов и специальных грузов, естественно, с участием должностных лиц министерств и ведомств, взаимодействие с которыми войска осуществляют при организации службы.

Мы предварительно информируем соответствующих руководителей о вопросах и проблемах, которые планируется рассмотреть на предстоящем заседании. По согласованию с их помощниками направляем официальные приглашения на конкретное заседание.

- А как планируется работа военного совета?

- Вопросы, которые выносятся на рассмотрение, определяются прежде всего на основании указаний главнокомандующего, предложений, поступивших от членов военного совета, начальников управлений Главкомата, и утверждаются каждые полгода. Однако план не догма. Динамика развития войск такова, что порой возникают нестандартные ситуации, требующие немедленного урегулирования. Например, несколько лет назад в войсковой авиации возникли проблемы - одна другой сложнее. Причем проявились они одновременно, и каждую нужно было решить как можно скорее. Тогда на трех заседаниях подряд мы обсуждали эти вопросы. На первом определили, что необходимо сделать в ближайшее время, на втором заслушали отчеты должностных лиц о проделанной работе. Третье заседание посвятили подведению итогов и выработке стратегических направлений дальнейшего развития.

- Что еще может стать причиной экстренного созыва военного совета?

- Пожалуй, экстренными их называть нет оснований. Внеплановые - так будет правильнее. Об одной причине, связанной с проблемами в войсковой авиации, я уже рассказал. А вот другой пример. В конце прошлого года резко ухудшилось положение дел в некоторых соединениях Московского округа Внутренних войск. Главнокомандующий генерал-полковник Николай Евгеньевич Рогожкин созвал внеочередное заседание военного совета, на котором были заслушаны командиры отстающих соединений. Состоялся непростой, но очень важный и нужный для всех разговор. И в нынешнем году уже прошел ряд внеплановых заседаний. В одном случае, в марте, - расширенное заседание коллегии Главной военной прокуратуры, которая рекомендовала руководителям силовых структур рассмотреть у себя в ведомствах вопросы борьбы с неуставными взаимоотношениями. Для войск эта проблема относится к разряду особой важности. Поэтому мы просто не имели права не отреагировать на данное предложение. В другой раз, уже в мае, предметом внеочередного рассмотрения военным советом стал вопрос об итогах работы комплексных групп Главкомата в военных институтах. Причиной проведения этого заседания стала серьезная озабоченность руководства войск низким качеством подготовки будущих офицеров.

- Не подменяет ли коллегиальность принятия решений принцип единоначалия?

- Военный совет является совещательным органом. Его решения носят рекомендательный характер. Вместе с тем при подготовке приказов они полностью учитываются. Причем при подготовке проекта постановления в обязательном порядке проводится его правовая экспертиза. На заседании военного совета (уже после рассмотрения вынесенных на повестку дня вопросов) вносятся изменения и дополнения в окончательный вариант документа. Учитываются все поступившие в ходе обсуждения предложения: и членов военного совета, и офицеров главка, и представителей командования округов, командиров соединений, начальников учреждений Внутренних войск.

Помню, как Николай Евгеньевич Рогожкин после его назначения на должность главнокомандующего проводил первое заседание военного совета. Отложив в сторону подготовленные документы, поблагодарил всех за работу и сказал, что, прежде чем принять постановление, необходимо послушать мнения командующих войсками округов. Ведь приглашали их не только для того, чтобы дать указания. Так командующие, пожалуй, впервые получили возможность в деловой атмосфере высказаться по важнейшим для них вопросам. Во время одного из таких обсуждений столкнулись с проблемой, которую вряд ли бы стали предварительно планировать к обсуждению на заседании совета: можно ли солдату срочной службы иметь мобильный телефон? Дело в том, что незадолго до этого один из них позвонил домой и, узнав о том, что ему изменила девушка, наложил на себя руки. На первый взгляд, решение одно - строжайше запретить иметь телефоны. Обсудили вопрос и пришли к выводу, что запретами ничего не добьешься. Ведь логично тогда было бы и переписку запретить. Мобильные телефоны стали неотъемлемыми атрибутами современной жизни. Причина, разумеется, не в них, а в ослаблении индивидуальной работы командиров с подчиненными. Это решение не записывали в постановлении военного совета. Но выработали единое мнение хотя и по житейскому, но очень важному вопросу.

- Какие решения принимать труднее всего?

- Все, которые касаются реформирования войск. Это очень болезненный процесс. Ведь от принятого решения во многом зависит судьба и молодых лейтенантов - выпускников военных институтов, которые только пришли в войска, и заслуженных офицеров и прапорщиков, попадающих под сокращение. Эти решения должны быть максимально взвешенными, продуманными до мелочей и реальными. Можно, скажем, пообещать всем военнослужащим, увольняемым по оргштатным мероприятиям, тут же предоставить жилье. Но ведь ни для кого не секрет, что сегодня в войсках такой возможности нет. Решение не должно дискредитировать тех, кто его принимал.

- В заключение скажите, каково быть секретарем военного совета?

- Когда-то я уже был секретарем. Возглавлял комсомольскую организацию первой авиаэскадрильи Внутренних войск на Дальнем Востоке. Казалось бы, абсолютно несопоставимые должности. Это действительно так. Однако навыки аппаратной, организаторской работы и работы с людьми, приобретенные в те далекие годы при подготовке и проведении конференций, слетов, собраний и заседаний, безусловно, пригодились. В этой должности я научился руководствоваться во всем принципом: в первую очередь ты для людей, а не они для тебя. Придерживаюсь этого принципа и сейчас.

Игорь БЫСЕНКОВ

Опубликовано в выпуске № 34 (150) за 6 сентября 2006 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц