Версия для печати

Россия сделает сама — часть II

Против «пятой колонны» выступит интеллектуальный спецназ
Дербин Евгений Рахманов Александр Коптев Юрий Летуновский Валентин Пискунов Александр Никонов Анатолий Буренок Василий Муравник Владимир Фаличев Олег

Насколько существенны санкции Запада  для отечественного ОПК? Сможет ли  он избежать спада производства,  приостановки выпуска изделий  с импортными компонентами? Ответы российских экспертов на эти вопросы опубликованы в «Военно-промышленном курьере». Обзор «Россия сделает сама» вызвал многочисленные отклики. Продолжаем знакомить читателей с мнениями ведущих специалистов по этой проблематике.

Насколько существенны санкции Запада для отечественного ОПК? Сможет ли он избежать спада производства, приостановки выпуска изделий с импортными компонентами? Ответы российских экспертов на эти вопросы опубликованы в «Военно-промышленном курьере». Обзор «Россия сделает сама» вызвал многочисленные отклики. Продолжаем знакомить читателей с мнениями ведущих специалистов по этой проблематике.

Пора назвать проблемы своими именами

В соответствии с руководящими документами наш ОПК работает на оборону страны. Но только ли на нее?

ОПК сегодня стал центром формирования промышленной политики, нацеленной на обеспечение национальной безопасности. Но наши федеральные целевые программы (ФЦП) работают, пока есть деньги. Средства заканчиваются – вместе с ними и работа. Кто-то должен обеспечивать непрерывность процесса. У нас в этом плане бывают пробелы. Ответственность правительства РФ с точки зрения непрерывности управления тоже порой требует корректировки. Поэтому не директорат ФЦП надо бы вводить, а элементарное государственное планирование, которое успешно апробировано в Советском Союзе. В сложное время экономика должна быть мобилизационной, и на первом плане сейчас не выгода.

Россия сделает сама — часть II
Коллаж Андрея Седых

Если именно так оценивать происходящие процессы и возникшие угрозы, то мы придем к пониманию ведущей роли военной промышленности, необходимости ее прогнозного развития. И надо иметь в виду не только безопасность Российской Федерации с ее союзниками, но и защиту славянской цивилизации, укрепление мировоззренческих основ общественного сознания.

Успешно решать задачи нам пока не позволяют проблемы управления, финансирования инженерно-конструкторской и исследовательской базы, высокотехнологичной промышленности, недостаток научных и производственных кадров, экономические преступления. Судите сами: финансирование ОПК по-прежнему частичное, остаточное, нерациональное, научно-исследовательская и конструкторская база слаба, высокотехнологичный промышленный потенциал не развит вообще, в основе управления лежат порочные идеи рыночной экономики, господствуют монополии, руководство за редким исключением безответственно и некомпетентно. К сожалению, три последние проблемы даже не называются своими именами. Ко всему этому добавляется масштабная коррупция и так называемая пятая колонна. Поэтому принципиальные решения тормозятся, а самые ненужные остаются в программах, на них выделяются средства.

Сегодня нам необходимо на государственном уровне уточнить оценку состояния нашей экономики, выявить ответственных за сектора, добиться от них реального исполнения поставленных задач. Или… принимать кадровые решения.

Евгений Дербин,
профессор кафедры информационной безопасности Финансового университета при правительстве РФ, доктор военных наук

 

Без «мертвых душ» на производстве

В Ираке американцы расстреляли все наши танки. Но в Сирии и Афганистане тот же Т-72 очень хорошо себя показал. Многое зависит от условий ведения боевых действий, ТВД и конкретного противника. И сегодня мы должны четко говорить народу, к какой войне готовимся.

Очень важны вопросы ценообразования и стимулирования промышленности. Калькулятивные методы определения стоимости не стимулируют промышленность. Это ведет к росту числа «мертвых душ» – тех, кто мог бы активно участвовать в ГОЗ, но остался за бортом. Значит, надо переходить на совершенно другую нормативную базу ценообразования, оставлять промышленности деньги для расширения и перевооружения.

Нельзя говорить о развитии, когда норма выработки на человека у нас всего около одного миллиона рублей. Мы на порядок отстаем от Запада в производительности труда. Нормирование пропало. Борьбы за повышение производительности нет. Фактически идет размазывание всех показателей по «мертвым душам». Это как средняя температура по больнице. Стоимость работ, число людей, заработная плата плюс небольшая надбавка на прибыль. Вот и вся цена. Это совершенно негодный метод, который себя изжил.

Александр Рахманов,
заместитель генерального конструктора ОАО «РТИ», доктор технических наук

 

Задействовать весь потенциал

С Русско-японской войны наша страна наступает на одни и те же грабли. Все крупные вооруженные столкновения памятны тем, что у нас не хватало элементарных боеприпасов. Отдавая должное ядерному арсеналу, надо понимать, что в нашей Военной доктрине говорится о доминировании региональных конфликтов. Обмен ядерными ударами все же маловероятен.

Но то отношение, которое сложилось в последние годы к боеприпасникам, крайне нетерпимо. Хотя из того резерва, который есть в Министерстве обороны, использованию подлежит всего несколько процентов. Поэтому мы очень рассчитываем, что в рамках новой программы (ФЦП) реально будет задействован весь потенциал, который сегодня готова выдать промышленность.

Юрий Коптев,
председатель НТС ГК «Ростех», доктор технических наук

 

Где анализ и прогнозы?

Военные всегда ждут мобилизации. Но сегодня в большинстве случаев не бывает классического предвоенного периода, нет времени на отмобилизование. Войны стали совершенно другими. Это мы видели в Ливии, Югославии…

Сначала благодаря работе спецслужб возникает «пятая колонна», дезорганизуется обстановка в обществе, потом заходят миротворцы, за ними – регулярные войска. Сегодняшние войны – это целая система новых подходов, которая требует анализа, определения роли и места силовых структур.

В этой связи возникает вопрос: мы говорим об ОПК, который обеспечивает деятельность только Вооруженных Сил или всего силового блока страны? Насколько, например, у нас интегрированы между собой системы вооружения силовых структур? Необходим анализ, чтобы понять, где точки роста нашего ОПК, в том числе в условиях применения Западом санкций. Но для этого нужна принципиально другая технология нашей аналитики, которая позволит осмыслить нынешние проблемы, выработать прогноз, подготовить соответствующий инструментарий.

Валентин Летуновский,
кандидат юридических наук, доцент

 

Испытание форс-мажором

Пока не до конца понятно, какова стрессоустойчивость нашей экономики в режиме санкций. Тут есть над чем работать. В США после 11 сентября кроме формирования единого Министерства безопасности был разработан национальный стандарт, обязывающий каждый хозяйствующий субъект и орган власти иметь, образно говоря, «прижизненное завещание», которое бы определяло, что делать в форс-мажорных обстоятельствах, скажем, при падении доллара и т. д. Речь – не об особом периоде. Это другая тема.

У нас на этом направлении абсолютно голая поляна. В нынешних условиях необходимо организовать работу по повышению стрессоустойчивости предприятий ОПК. Связано это не только с импортозамещением. Представьте, выключился Интернет. Сразу рушатся все корпоративные связи, проекты, контракты. Наши властные структуры и население утратили навыки работы в экстремальных условиях. Нужна работа по мониторингу ситуации. Для этого, возможно, в масштабе страны придется провести своеобразную командно-штабную игру по соответствующему сценарию. В любом случае наш ОПК всегда был, есть и должен оставаться становым хребтом, который держит всю экономику.

Надо формировать не только «интеллектуальный спецназ» из молодежи, но и «интеллектуальное ополчение» из ветеранов. Сегодня уже мало кто понимает, что такое реальная устойчивость экономики, предприятий, персонала. Думаю, сейчас нереально вернуться к Госплану и мобилизационной экономике. Но можно и нужно использовать новые инструменты: «привязать» к обновленной ситуации ФЗ № 44, готовящийся закон «О стратегическом планировании», национальную платежную систему, бюджет.

В целом следует создавать надстройку на уровне концептов. Все это откроет новые возможности комплексного управления портфелями контрактов, проектов и активов, транзакциями. Позволит выйти из непростой ситуации с санкциями, которая развивается по нарастающей.

Мы не должны исключать самые разные опасности. В том числе держать в уме ситуацию столетней давности в Сараеве. Тогда мировым магнатам надо было обнулить в своих интересах захромавшую финансовую систему. Кривые валютных и фондовых бирж сегодня удивительным образом совпадают и с 1939 годом, когда вновь потребовалось, образно говоря, зачистить поляну. Пока от новой мировой войны нас сдерживает наличие у России ядерного оружия. Поэтому требуется максимальная мобилизация интеллекта нации.

Мы могли бы рекомендовать Совету безопасности России разработку основ государственной политики по формированию потенциала сдерживания и преодоления новых вызовов. Тем более что развитие нашего ОПК напрямую связано еще и с социальной стабильностью.

Александр Пискунов,
помощник полномочного представителя президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе

 

Сбросить вериги «нового мышления»

Если посмотреть на динамику развития нашей страны с 1991 по 2013 год, увидим четкую взаимосвязь между падающей экономикой и решением задач военного строительства. Сейчас, например, в третий раз за новейшую историю России мы ставим перед собой задачу добиться 30 процентов новых образцов техники в ВС РФ к 2017 году и 70 процентов – к 2020-му. Выполнение зависит прежде всего от работы ОПК, сохранения его ядра, научно-технического задела.

Что сегодня представляет наш ОПК? Мы имеем два типа хозяйственной деятельности. Цель той, в которой главенствует политика монетаризма, – извлечение прибыли и накопление богатства. В 90-е это привело к тому, что мы получили очень серьезный удар по нашей совокупной военной мощи. Инвестиции в ОПК уменьшились впятеро, ввод новых мощностей сократился в десять раз, резко упала производительность.

Эти явления до сих пор как вериги на ногах. Все показатели у нас являются не абсолютными, а вытекают из принятой в стране экономической модели и соответственной системы оценок. Когда в 1997 году стоял вопрос о жизни и смерти ОПК, военные просили сохранить поставки танков, пушек, самолетов хотя бы в штуках. С трудом, но удалось выйти на линию восходящего развития к 2007 году. Мы более или менее начали развиваться, постепенно вошли в пятерку государств мира по темпам прироста продукции. И полученный урок помним.

Серьезный удар был нанесен и по нашему миропониманию, мировоззрению. Особенно во время правления Горбачева, который провозгласил, что война перестала быть продолжением политики, что Вооруженные Силы находятся вне ее, а перестройка и новое политическое мышление – идеал для страны. Это самое мышление навязало нам так называемую конверсию, с помощью которой была нарушена взаимосвязь военного дела, политики и экономики. Она поразила три системы государственного планирования: строительства армии и флота, мобилизации экономики и ВС РФ, оперативной деятельности.

Все это отчасти присутствует и в сегодняшней действительности. От этого надо окончательно избавляться. Мы долгое время считали, что войну ведут только вооруженные силы, а вооруженную борьбу изучает только военная наука. В результате получили разрыв двух стратегий: экономической и военной. Это в конечном итоге привело к развитию противоречий в недрах ОПК. Основное из них – между применяемыми и потребляемыми производственными мощностями. Станочный парк все менее соответствует техническому уровню ВВТ. Нарастает несоответствие количества и квалификации трудовых ресурсов в составе производственных фондов. Все это ведет к снижению качества продукции военного назначения. Если Генеральный штаб сегодня имеет полное представление о потребностях армии и флота в натуральном выражении, то перевод их в стоимостную форму, определение военных расходов представляются не решенной до конца задачей. И сегодня, несмотря на большое внимание руководства страны к армии и ОПК, недофинансирование существует.

При отсутствии в государстве единой системы планирования оборонного строительства возникает большое количество проблем. Для выхода из этого положения необходимо объединенными усилиями военных и гражданских специалистов приступить к разработке военно-экономической стратегии государства на период до 2030 года. Это приоритетная научно-техническая проблема. Надо обеспечить в минимально короткие сроки переход страны к новому индустриальному росту, разработать рыночные механизмы модернизации экономики, ОПК и ВС РФ. Другими словами, решить общую для всех задачу: повысить совокупную национальную мощь.

В сфере производства это сбалансированное развитие экономической и оборонной сфер с приоритетом производства ВВСТ, подчинение военной стратегии интересам повышения совокупной национальной мощи, опора на собственные силы с активным использованием международного разделения труда. В сфере модернизации Вооруженных Сил необходимы разработка, закупка и развитие новых систем ВВСТ; создание новых оперативных концепций Военной доктрины, ее использование в реальных условиях; подготовка организационных, правовых документов, оперативное решение возникающих проблем. Такой подход, с нашей точки зрения, позволит разрешить противоречие, которое сегодня существует между политикой, экономикой и войной.

Анатолий Никонов,
профессор Военной академии Генерального штаба ВС РФ, доктор экономических наук

 

Как обеспечить нормальные ТТЗ

Военная наука была доведена до такого состояния, что грамотно сформулировать ТТЗ на новую работу (фактически предвидеть, какая война будущего нас ожидает) для многих представляет колоссальную трудность. Причем это наблюдается не только в штабах. В 46-м ЦНИИ Минобороны, например, за последние годы шесть раз меняли форму собственности. Разве это нормально? При этом персонал института сокращен в шесть раз.

Я не говорю об увеличении штатов, это, наверное, невозможно. Но можно и нужно искать другие формы, методы работы с военной наукой. Есть у нас, скажем, научно-технический совет Военно-промышленной комиссии при правительстве (НТС ВПК). Замечательная организация, на мой взгляд. Так вот, единственное, что еще может обеспечить формирование адекватных ТТЗ на новые виды вооружения, – создание некоего НТС Министерства обороны. Хотя в МО РФ есть похожая организация, которая даже называется НТС, но она играет роль некой комиссии по бюджету и не занимается рассмотрением технической сущности тех образцов, на которые формируется ТТЗ.

В противном случае мы будем иметь то, что имеем. Кстати, в таком обновленном НТС могли бы работать, кроме шуток, даже фантасты, которые предвидят далекое будущее, а значит, и облик образцов ВВТ середины ХХI века.

Василий Буренок,
президент Российской академии ракетно-артиллерийских наук

 

Информационные ресурсы на службе ОПК

Хотел бы кратко рассказать о государственной автоматизированной системе оценки финансовых и технологических рисков в сфере гособоронзаказа (ГАС-ГОЗ) как инструменте анализа проблем формирования и реализации федеральных программ в сфере обороны.

Структура ГАС-ГОЗ начала формироваться после оперативного совещания Совета безопасности РФ в 2009 году, когда еще даже не предполагались риски в виде тех санкций, о которых сегодня идет речь. Тем не менее заседание Совбеза оказалось, как никогда, своевременным и актуальным.

Целью создания ГАС-ГОЗ являются обеспечение и координация информационно-аналитической поддержки деятельности федеральных органов исполнительной власти, в том числе направленной на эффективное использование средств федерального бюджета при формировании и реализации гособоронзаказа, программ вооружения, федеральных и государственных программ в сфере ОПК, мобилизационных планов. Ее уникальность в том, что она построена как защищенная, территориально распределенная межведомственная система, основанная на едином информационном пространстве, что позволяет осуществлять обработку и обмен информацией под грифом «Совершенно секретно». В советское время пытались построить нечто подобное, но неудачно.

В составе ГАС-ГОЗ находятся различные функциональные подсистемы. В первую очередь электронный гособоронзаказ, мощный аналитический комплекс, система подготовки и поддержки принятия управленческих решений, ряд программно-технических комплексов. Концентрация информационных ресурсов в ГАС-ГОЗ беспрецедентна, что позволит Военно-промышленной комиссии, правительству на новом уровне оценивать ситуацию, которая сегодня складывается в ОПК, принимать обоснованные управленческие решения.

В настоящее время в систему включены 26 органов исполнительной власти. В 2014-м запланирован ввод в эксплуатацию остальных частей ГАС-ГОЗ. Таким образом, можно сказать, что в России создана высокоскоростная, защищенная на уровне грифа «СС» телекоммуникационная инфраструктура, которая объединяет основные субъекты гособоронзаказа. Причем ее можно использовать в интересах Национального центра управления обороной Российской Федерации.

Владимир Муравник,
первый заместитель – генеральный конструктор ОАО «Системы управления»
Подготовил Олег Фаличев

Опубликовано в выпуске № 29 (547) за 13 августа 2014 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Владимир
Владимир
14 августа 2014
Чтобы создать новую экономику, у некоторых руководителей, как и в стране в целом, надо поменять всю идеологию временщиков. Заменить так называемых "эффективных менеджеров", которые правили при замечательной внешней конъюнктуре и высоких ценах на нефть. А сейчас внешний долг многих наших корпораций перевалил за 500 млрд. долларов.
Аватар пользователя Студент
Студент
14 августа 2014
В некоторых военных образцах ОПК до 90% - импортные составляющие. Особенно в микроэлектронике. Как же наши уважаемые топ менеджеры думают решить эту задачку?
Аватар пользователя Сергей
Сергей
15 августа 2014
Как сказал один из топ менеджеров Ростеха, мы их (комплектующие) купим на Востоке.
Аватар пользователя Владимир
Владимир
14 августа 2014
Чтобы создать новую экономику, у некоторых руководителей, как и в стране в целом, надо поменять всю идеологию временщиков. Заменить так называемых "эффективных менеджеров", которые правили при замечательной внешней конъюнктуре и высоких ценах на нефть. А сейчас внешний долг многих наших корпораций перевалил за 500 млрд. долларов.
Аватар пользователя Студент
Студент
14 августа 2014
В некоторых военных образцах ОПК до 90% - импортные составляющие. Особенно в микроэлектронике. Как же наши уважаемые топ менеджеры думают решить эту задачку?
Аватар пользователя Сергей
Сергей
15 августа 2014
Как сказал один из топ менеджеров Ростеха, мы их (комплектующие) купим на Востоке.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...