Версия для печати

Модернизация вооруженных сил: Начало положено

Максимов Иван
На недавно прошедшем сборе руководящего состава Вооруженных Сил РФ были затронуты очень многие важные вопросы военного строительства. Высказать свое мнение об итогах их обсуждения редакция попросила аудитора Счетной палаты Александра ПИСКУНОВА, человека, по долгу службы контролирующего целесообразность и эффективность расходования средств на обеспечение национальной обороны.


НА ВОПРОСЫ "ВПК" ОТВЕЧАЕТ АУДИТОР СЧЕТНОЙ ПАЛАТЫ РФ АЛЕКСАНДР ПИСКУНОВ


На недавно прошедшем сборе руководящего состава Вооруженных Сил РФ были затронуты очень многие важные вопросы военного строительства. Высказать свое мнение об итогах их обсуждения редакция попросила аудитора Счетной палаты Александра ПИСКУНОВА, человека, по долгу службы контролирующего целесообразность и эффективность расходования средств на обеспечение национальной обороны.
{{direct_hor}}
ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ПИСКУНОВ Александр Александрович


Аудитор Счетной палаты Александр ПИСКУНОВ
Родился в 1951 г. в Таганроге. В 1974 г. окончил Военную академию им. Ф.Э. Дзержинского. Прошел подготовку в Финансовой академии при правительстве РФ и школе бизнеса в Лондоне. С 1974 по 1990 г. проходил службу на Государственном испытательном полигоне (космодром "Плесецк"). Принимал активное участие в создании системы комплексной полигонной отработки ракетно-космической техники нового поколения на основе автоматизированных систем управления процессами. С 1990 по 1993 г. - депутат Верховного Совета РСФСР, заместитель председателя Комитета Верховного Совета по обороне и безопасности, заместитель председателя Комиссии Верховного Совета по связи, информатике и космосу. Один из авторов законов РФ "Об обороне", "О статусе военнослужащих", "О воинской обязанности и военной службе". С ноября 1993 г. - председатель Комитета по военно-технической политике Минобороны РФ. Депутат Государственной Думы России первого и третьего созывов. Являлся заместителем председателя Комитета Госдумы по обороне, членом Комитета ГД по бюджету и налогам, заместителем председателя подкомитета по закрытым статьям бюджета. Был разработчиком федеральных законов "Об уничтожении химического оружия" и "О военно-техническом сотрудничестве". С марта 1996 по декабрь 1999 г. - заместитель начальника, начальник административного департамента, заместитель руководителя аппарата правительства РФ. С апреля 2001 г. - аудитор Счетной палаты. Кандидат экономических наук. Генерал-майор запаса. Заслуженный машиностроитель РСФСР.


- Александр Александрович, денег на военные расходы в последние годы страна, как говорится, не жалеет. Есть ли отдача от этого? Ведь многие застаревшие проблемы решаются очень медленно. Какие выводы вы сделали для себя после сбора руководящего состава?

- Должен отметить, что мы получили ответы почти на все вопросы, которые Счетная палата в последние годы ставит перед Министерством обороны, а 90% мер, намеченных для решения существующих проблем, совпадают с нашими предложениями. Так, абсолютно правильно поставлен вопрос начальником Генерального штаба Вооруженных Сил об отсутствии скоординированности военной реформы и реформы оборонно-промышленного комплекса. В то время как руководство Минобороны, реализуя указания Верховного главнокомандующего, оформленные в виде решений Совета безопасности РФ, проделало огромную работу по систематизации взглядов на характер будущих войн, форм и методов современной вооруженной борьбы, перспективную дислокацию и облик российских Вооруженных Сил, перспективы "оборонки" в концептуальном плане просматриваются слабо.

Материалы проверок Счетной палаты показывают, что в ОПК ведомственные и внутрикорпоративные интересы зачастую ставятся во главу угла как при решении вопросов кооперации производства, так и при формировании директорского корпуса. В результате при резком увеличении расходов на государственный оборонный заказ темпы роста объемов продукции снижаются, а цены по ряду образцов оружия превышают мировые. Естественно, что в данных условиях переоснащение Вооруженных Сил современными средствами вооруженной борьбы практически нереально, несмотря на огромные усилия, предпринимаемые в последнее время Министерством обороны.

- А какие, на ваш взгляд, могут быть предприняты конкретные меры, о необходимости которых говорил и президент на сборе руководящего состава?

- Опыт последних лет говорит о том, что пытаться прогнозировать решения президента - дело неблагодарное. Но тем не менее какие-то варианты можно обсуждать. В качестве возможных путей решения задачи по кооперации и координации усилий, связанных с модернизацией Вооруженных Сил, могли бы стать отдельные меры или комплекс мер по усилению роли Военно-промышленной комиссии. Логично, чтобы эту комиссию возглавил новый вице-премьер правительства - министр обороны Сергей Борисович Иванов, имеющий большой опыт работы как в Министерстве обороны, так и в Совете безопасности.

Известно, что рассматривается вопрос выделения из состава Министерства обороны органа управления, ответственного за формирование и реализацию государственного оборонного заказа типа ARPA в Соединенных Штатах Америки. Возможно также (хотя с нашей точки зрения малопродуктивно с учетом правовых и экономических реалий) возрождение Министерства оборонной промышленности.

- К сожалению, опыт последних лет показывает, что даже хорошие реформаторские идеи зачастую гибнут из-за отсутствия механизмов их реализации...

- Безусловно, каждый из этих вариантов - это не только способ решения старых проблем, но и постановка новых вопросов, а именно: сохранение в новых условиях за Минобороны прав и возможностей проведения единой военно-технической политики как составной части военной политики, за формирование которой в современных условиях ответственен министр обороны; реализация научно-технических заделов в части формулирования тактико-технических требований и тактико-технических заданий к средствам вооруженной борьбы, а не только в части технических предложений от промышленности по модернизации и развитию традиционных видов вооружения, военной и специальной техники и т.д.

В этом плане позиция Генерального штаба, направленная на встречное движение разных специалистов в развитии взглядов на задачи Вооруженных Сил России в современной войне и упорядоченное развитие ОПК при направляющей роли Минобороны, заслуживает самой решительной поддержки.

- Какие еще новые подходы Минобороны к вопросам военного строительства вы могли бы выделить?

- Принципиально важным, с нашей точки зрения, является решительная позиция Министерства обороны, направленная на избавление от непрофильной деятельности, избыточных объектов инфраструктуры имущественного комплекса, включая земли, недвижимое и движимое имущество, на содержание которых уходят десятки миллиардов рублей. Только реализация предложенных нами правительству и осуществляемых Министерством обороны мер в части упрощения процедуры регистрации недвижимости, по оценкам самого военного ведомства, даст экономию около 18 млрд. рублей, а неразрешимая до сих пор задача регистрации земель Минобороны стала решаться быстрыми темпами.

Уже первые шаги по инвентаризации невостребованных зданий и сооружений показали, что таковых насчитывается десятки тысяч, и Минобороны готово в кратчайшие сроки передать данные активы муниципалитетам и другим собственникам.

- Что же мешало сделать это раньше?

- Не только мешало, но и продолжает мешать. Дело в том, что действующая система реализации высвобождаемого военного имущества крайне несовершенна, инерционна и возмутительно неэффективна с точки зрения экономики. Фактически она ведет к уничтожению стоимости активов, на создание которых потрачены сотни миллиардов долларов. Мы видим, что реализация имущества, от которой военное ведомство фактически отчуждено, затягивается на несколько лет, при этом оно продается по ценам в десятки, а то и сотни раз ниже остаточной балансовой стоимости. Таким образом, вместо мобилизации дополнительных ресурсов, как это делается в США, Министерство обороны все еще несет дополнительные расходы на охрану, эксплуатацию, ремонт того, что уже отслужило свой срок и никогда не будет использовано. Представляется, что эволюционным совершением действующих механизмов высвобождения и реализации военного имущества ситуацию изменить невозможно: нужны оперативные, радикальные меры.

- Какие?

- Например, одной из таких мер могло бы стать формирование Межведомственного совета по инфраструктуре с министром обороны или его заместителем во главе и включением представителей других федеральных органов исполнительной власти. Совет мог бы оперативно формировать перечни избыточных объектов военной инфраструктуры и проекты нормативных актов, вплоть до указов и специальных законов о передаче данных объектов в муниципальную и иную собственность или их приватизации. Безусловно, военнослужащие в принципе не должны заниматься коммерцией, и для решения вопросов, связанных с реализацией имущества, необходимо формировать специальные гражданские структуры. Однако результативность их деятельности и их вклад в модернизацию Вооруженных Сил должны находиться под контролем Министерства обороны. Без этого побороть сложившуюся систему ускоренного уничтожения материальных активов вряд ли удастся.

- Александр Александрович, говоря о модернизации Вооруженных Сил, наверное, нельзя обойти вниманием и человеческий фактор?

- Естественно, и я думаю, что это прекрасно понимают в Министерстве обороны. Очень многие социальные вопросы в армии и на флоте требуют пристального внимания, но все же полностью оправдано то, что приоритет отдается решению жилищной проблемы военнослужащих, от чего в значительной степени зависит формирование костяка будущих Вооруженных Сил. Этот процесс идет пока еще медленно, но, что важно, в правильном направлении.

- Согласитесь, что в решении жилищной проблемы военнослужащих вот уже который год просвета не видно: выделяются средства, и немалые, а число бесквартирных остается практически неизменным - порядка 90 тыс. человек. И это не считая тех, кто нуждается в служебном жилье, улучшении жилищных условий, в том числе уволенных в запас офицеров и прапорщиков. Где же выход из этого замкнутого круга?

- Устранить эффект "бездонной бочки", когда львиная доля средств направляется на строительство и приобретение квартир, которые "уходят" из Министерства обороны вместе с увольняющимися офицерами, можно только путем формирования фонда служебного жилья. Сегодня это особенно важно, так как проблему сокращения Вооруженных Сил можно считать решенной, а на повестку дня со всей остротой встает проблема оттока из Вооруженных Сил офицеров, не выслуживших установленные сроки, в том числе еще не оперившихся лейтенантов.

В этой связи представляется необходимым разработать целевую программу - федеральную ли, ведомственную, четко распределяющую по срокам "горбы" ассигнований на служебное и ипотечное жилье, исключив при этом нецелевые расходы из этих средств на строительство и приобретение неслужебного жилья. Очевидно, надо узаконить выделение служебного жилья всем нуждающимся военнослужащим, независимо от года призыва и сроков контракта. При этом предоставить Министерству обороны право либо передавать данное жилье в собственность военнослужащим, либо выделять им государственные жилищные сертификаты до вступления в полную силу ипотеки.

По нашему мнению, данная мера может позволить радикально сократить сроки решения жилищной проблемы.

- Александр Александрович, подводя итоги нашего разговора, вы могли бы оценить, на какой стадии находится сейчас модернизация Вооруженных Сил?

- Я бы сказал так: начало положено. А решение президента о назначении министра обороны вице-премьером правительства создает серьезную основу для наращивания созидательных усилий в данной сфере.

Иван МАКСИМОВ

Опубликовано в выпуске № 44 (111) за 23 ноября 2005 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц