Версия для печати

Расправа в тульском централе

Александров Михаил
Загадочная гибель в СИЗО №1 Тульской области от удара электрическим током сотрудника Щекинского отдела наркоконтроля (МРО УФСКН России по Тульской области) старшего лейтенанта полиции Алексея Кузьмина вынудила не только его адвокатов, но и известные правозащитные организации обратиться в Генпрокуратуру и Государственную Думу РФ. История эта потрясает своей жестокостью.


ПРАВОЗАЩИТНИКИ НЕ ВЕРЯТ, ЧТО ВЗЯТЫЙ ПОД СТРАЖУ НАРКОПОЛИЦЕЙСКИЙ ПОГИБ В РЕЗУЛЬТАТЕ НЕСЧАСТНОГО СЛУЧАЯ


Загадочная гибель в СИЗО №1 Тульской области от удара электрическим током сотрудника Щекинского отдела наркоконтроля (МРО УФСКН России по Тульской области) старшего лейтенанта полиции Алексея Кузьмина вынудила не только его адвокатов, но и известные правозащитные организации обратиться в Генпрокуратуру и Государственную Думу РФ. История эта потрясает своей жестокостью.
{{direct_hor}}
Утром 31 августа был найден мертвым заключенный камеры №85 изолятора 71/1 г. Тулы старший лейтенант Щекинского отдела наркоконтроля Алексей Кузьмин. Прокуратура обвиняла его в умышленном убийстве и превышении должностных полномочий. В ночь с 29 на 30 марта Алексей Кузьмин застрелил гражданина Козлова у Щекинского клуба "Вулкан". Служебная проверка показала, что оперативник применил оружие правомерно. Однако спустя 3 месяца офицера взяли под стражу. Нары изолятора для него стали роковыми.

Областная прокуратура от комментариев отказалась. Однако правозащитники комитета "За гражданские права в России" назвали происшедшее в СИЗО убийством. Они полагают, что при расследовании "прокуратура проявляла однобокость, отвергая проверку любых доказательств, предъявленных адвокатами и свидетелями". Словом, скандальную историю заволокло туманом секретности. Информационная блокада была прорвана лишь после того, как правозащитники и свидетели событий обратились к журналистам с материалами собственного расследования. Публикуем некоторые подробности этого дела, умышленно оставляя их без комментариев, понимая, что выводы должны сделать компетентные органы.

"БРОСЬ СТВОЛ, МУСОР! ЗАВАЛЮ!"

Трагические события развивались стремительно. Заместитель начальника Щекинского МРО УФСКН России по Тульской области Олег Старостин получил оперативную информацию о том, что в местном игровом клубе "Вулкан" идет бойкая торговля наркотиками. Идти одному в известное злачное место было бы неразумно. Именно поэтому для подстраховки он взял с собой своего подчиненного Алексея Кузьмина.

С появлением оперативников в клубе группа местных парней (это были А. Козлов, В. Антонов, В. Горнаев, Д. Буланов) стала вести себя агрессивно по отношению к незваным посетителям. К стойке бара, где сидели Старостин и Кузьмин, подошел Антонов и, как показалось Старостину, умышленно опрокинул на него чашку кофе. Наркополицейские сдержанно приняли этот выпад. Стали успокаивать Антонова, дескать, ничего не произошло. Но на Старостина набросились четверо молодчиков и стали его избивать: По мнению тульских оперативников, бойня была спровоцирована, чтобы отвлечь внимание сыщиков ФСКН, вышедших на след местных наркодилеров.

Из показаний Николая Мусатова, инспектора отдела кадров УВД Щекинского района: "В ночь с 29 на 30 марта 2005 г. я находился в составе дежурного наряда УВД Щекинского района. Дежурным по УВД был Лившиц Илья Владимирович. Сейчас точно время я не помню, но это, по-моему, было ближе к полуночи, в дежурную часть УВД позвонил Старостин Олег Степанович, который просил подъехать в игровой клуб "Вулкан", так как там, с его слов, какие-то типы вели себя неадекватно. Старостин просил проверить у них хотя бы документы. Дежурный по УВД послал в "Вулкан" наряд отдела вневедомственной охраны. Через какое-то время после звонка Старостина мы получили информацию о том, что там был произведен выстрел. Минут через десять я был на месте происшествия, так как входил в группу быстрого реагирования. Следственная группа из прокуратуры прибыла на место минут через десять после нашего приезда, а прокурор подъехал примерно через час.

Когда мы подъезжали к "Вулкану", то я увидел Антонова, по прозвищу Антон, лежащего на Козлове, он плакал и говорил, что во всем виноват, так как все произошло из-за него. Козлова я сразу не узнал, так как его лицо в темноте было неузнаваемым. О том, что убитый является Козловым А.В., я узнал примерно через час, когда уже прибыл прокурор города Щекино. На месте мы выяснили, что в игровом клубе "Вулкан" имеется видеозапись событий. Ее я видел частично, просмотрел в присутствии следователя прокуратуры и адвоката. Видеозапись велась с четырех камер. Пленку просматривали в быстрой перемотке, останавливаясь только на самых нужных, по мнению следователя, моментах. Прокурорские работники ее изъяли. Были ли при этом понятые, я не видел.

На видеозаписи видно, что освещение было со стороны "Вулкана" - яркий свет (галогеновые лампы), поэтому, стоя лицом к клубу, невозможно разглядеть не только то, что находится в руках, но и лицо и только по движениям можно определить намерения человека. При просмотре видеозаписи я увидел, что Козлов встал в стойку, характерную для изготовления к стрельбе, и именно в этот момент была вспышка со стороны Кузьмина. Оперативник действовал строго в рамках закона, который хорошо знал. При просмотре было отчетливо видно, что Кузьмин отошел от Антонова и Гарнаева, избивавших ногами Старостина, на безопасное расстояние, которое не позволяло нападавшим отобрать у него оружие. Видно было также то, что он произвел выстрел в сторону Козлова именно после того, как Козлов встал в стойку, характерную для изготовления к стрельбе. Я сам лично разговаривал с наркополицейскими, как только приехал в игровой клуб "Вулкан". Кузьмин был в шоке, не понимал, что и как произошло, он сказал, что Козлов ему угрожал, кричал: "Ах, ты мент? Бросай ствол, а то сейчас завалю!", или что-то в этом роде. Оперативник был трезвый. Я это могу утверждать, так как сам лично разговаривал с ним.

Пуля, пущенная им в Козлова, застряла с обратной стороны под лопаткой в свитере. Под Козловым лежал пистолет "Оса", в котором было только два патрона, а два отсутствовало. Следы пальцев с пистолета не снимали. Антонов был очень пьян, вел себя неадекватно и несколько раз кидался на меня драться. Из всех разговоров понял, что во всем был виноват Антонов, конфликт произошел по его вине. Он был невменяемый.

Из разговоров, которые велись в "Вулкане", я также понял, что Козлов в этот день продал "Нисан", часть денег отдал жене, а остальное пошел проигрывать в автоматах. Проиграв почти все, он позвонил домой и сказал, что сыграет на последние 300 рублей и вернется. Район "Вулкана" очень криминогенный, там много точек продажи наркотиков. Я также знаю, что Козлов употреблял стероиды, но наркотики, по-моему, он не употреблял. Его младший брат Руслан сидел за наркотики, недавно освободился. Я его видел в конце июля - начале августа 2005 г.

Помню еще, что в "Вулкан" подъезжали какие-то люди, которые сказали, что убили их человека. Но так как они не представлялись, то я не знаю, что это были за люди и какие структуры они представляли".

АРЕСТ ОФИЦЕРА

Недоумению коллег Кузьмина и Старостина не было предела, когда им сообщили, что видеозапись нет возможности приобщить к материалам расследования из-за плохого качества, а показания Мусатова не принимаются во внимание. Первый тревожный звонок для наркополицейских прозвенел. Но тогда еще мало кто предполагал, что ждет оперативников впереди.

Оставим за скобками множество различных проверок и опросов свидетелей, только действия Кузьмина первоначально квалифицировались как правомерные. В целях самообороны и защиты своего напарника от пьяных громил, избивавших ногами Старостина, он выстрелил в Козлова только после того, как последний навел на него пистолет ПБ-4 "Оса". По результатам проведенного служебного расследования комиссией УФСКН России по Тульской области применение старшим оперуполномоченным Щекинского МРО Кузьминым Алексеем Юрьевичем табельного огнестрельного оружия признано правомерным и соответствующим требованиям ст.15 и ст.16 Закона РФ "О милиции". Копия заключения была направлена в прокуратуру Тульской области.

Уже 31 марта вынесенное следователем прокуратуры города Щекино постановление о задержании старшего лейтенанта полиции Кузьмина на основании ч. 1 ст. 91 УПК РФ было отменено. В тяжелом состоянии он был госпитализирован в городскую больницу на почве нервного срыва. Старостин, получив черепно-мозговую травму, попал на больничную койку днем раньше.

Буквально через три месяца жизнь Алексея превратилась в сущий ад! Угрозы посыпались как град со стороны криминальных элементов в адрес семьи Кузьмина. Тогда руководство УФСКН России по Тульской области приняло решение о переводе Кузьмина в Калужскую область. Но и тут его достали! В прямом и переносном смысле. Что произошло дальше - одни догадки. Трудно сказать, что послужило поводом для прокуратуры Тульской области изменить свое же решение и придать "делу Кузьмина" новый оборот. Фактов прямого давления на следствие не выявлено, но по чьей-то злой воле невиновность Кузьмина была поставлена под сомнение. Из обвинительного заключения прокуратуры Тульской области: "Противоправные действия Кузьмина повлекли тяжкие последствия в виде смерти Козлова, которая наступила на месте происшествия от огнестрельного ранения грудной клетки с повреждением легкого, а также подрыва авторитета органа власти - Щекинского МРО УФСКН России по Тульской области.

Привлечь Кузьмина Алексея Юрьевича, уроженца поселка Первомайский города Щекино Тульской области, в качестве обвиняемого по данному уголовному делу, предъявив ему обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 105, п. "б", "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, о чем ему и объявить".

14 июля Алексея Кузьмина арестовали и отконвоировали в СИЗО №1. И там поместили в камеру №85 вместе с подследственными, обвиняемыми в наркоторговле!

ВИНОВАТ ВЕНТИЛЯТОР?

Среди шестерых узников камеры Кузьмин сразу узнал Ермолаева, который не раз попадался сотрудникам наркоконтроля. Он приходился племянником местному криминальному авторитету Клепикову (по кличке Клепа), директору стриптиз-бара "Елочка". Нам из кругов, близких к следствию, удалось узнать следующее: "Ермолаев около года находился в камере, но связи с Клепой не терял. Получал от него передачи и какие-то малявы. Что он ему писал - не известно. В камере ощущалось напряжение среди арестованных. Однако каких-либо жалоб со стороны Кузьмина и его сокамерников на протяжении всего срока нахождения под стражей не поступало. Конфликтов замечено не было".

Около девяти часов утра 31 августа арестованных из камеры №85 вывели на плановый осмотр помещения. После его окончания Кузьмина и Ермолаева отвели в камеру. Остальных увели на прогулку. Один из "сидельцев", некто Подольский, взялся за решетку на окне, встал на батарею отопления и запрыгнул на свое место на третий ярус нар (что проделывал неоднократно). Спустя пару секунд то же самое хотел сделать Кузьмин, занимавший параллельные нары, но упал замертво. "Ток!" - последнее, что услышали Ермолаев с Подольским из его уст. Прибежавшие на шум в камере врачи констатировали смерть Алексея. Ему было всего 26 лет.

Сотрудники СИЗО спешно составили заключение: старшего лейтенанта полиции "коротнуло" неисправным вентилятором. То есть офицер погиб от сильного электрического разряда. Прокуратура Тульской области возбудила уголовное дело в отношении сотрудников СИЗО по ст. 293 УК РФ (халатность). По мнению адвоката Кузьмина вице-президента Ассоциации гуманизации правоохранительных органов Александра Некрасова, осмотревшего место происшествия, наркополицейский стал жертвой изощренного убийства, замаскированного под несчастный случай.

Советник уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Валерий Габисов убежден: "К великому моему сожалению, опасения, что содержание Кузьмина под стражей повлечет расправу над ним, высказанные в Тульском областном суде при обжаловании заключения, в СИЗО сбылись. Молодой и перспективный офицер был убит в следственном изоляторе, где он находился в одной камере с двумя бывшими сотрудниками правоохранительных органов, задержанными УФСКН России по Тульской области по обвинению в совершении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Тульской областной прокуратуре было бы удобно свести все к несчастному случаю. Но факты свидетельствуют о другом. Кузьмин был именно убит! И этому способствовала необъективность со стороны работников Тульской областной прокуратуры, исказивших обстоятельства гибели Козлова. Старшему лейтенанту полиции Кузьмину, вопреки реальным событиям, предъявили необоснованное обвинение в совершении тяжких преступлений".

В настоящее время в ФГУ ИЗ-71/1 УФСИН проводится служебная проверка по выяснению обстоятельств смерти арестованного и содержавшегося там Кузьмина. Прокуратурой области ведется расследование уголовных дел, возбужденных по ст. 105 ч.1 и ст. 293 ч. 2 УК РФ. Ход расследования всех вышеуказанных уголовных дел взят под контроль Генпрокуратурой.

"ДЛЯ МЕНЯ ГЛАВНОЕ - ПРАВДА"

Встреча с матерью Алексея Кузьмина Ниной Николаевной была короткой. После смерти сына она избегает встреч с журналистами. Материнское горе понять можно. Нина Николаевна до сих пор не верит, что сына больше нет, и не может говорить о нем в прошедшем времени.

Вот одно из ее воспоминаний: "Уже на юридическом факультете Современного гуманитарного института Алеша проходил практику в милиции. Там он успел поработать во всех отделах: в следственном, в оперативном: Сын твердо решил служить именно в отделе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (тогда еще не было Госнаркоконтроля). Олег Старостин, которого он впоследствии защищал, был тогда начальником ОБНОНа нашего района. После окончания института Алексея без особых проблем взяли в милицию. Мы много говорили о предстоящей работе. В глубине души я понимаю, что такая работа обязывает ко многому. Я всегда считала, что вершить чужую судьбу очень тяжело. И самому быть ответственным за это. Я ему говорила, что на всех вас, на тех, кто работает в этой сфере, лежит множество упреков людей и их матерей. На что он мне однажды ответил: "Мама! Если бы ты хоть раз зашла в квартиру, где торгуют наркотиками или колются, и увидела ребенка, который сидит в коляске, а вместо игрушек у него шприцы, то поняла бы, что мое дело - святое".

После случая в "Вулкане" Алеша просил своего адвоката ничего не рассказывать мне об этом. Адвокат подумал, что я немощная старушка... и сильно удивился, когда меня увидел. Он понял, что у меня есть силы помочь сыну добиться справедливости. Однажды, когда Алешу допрашивали в Щекино, я простояла 14 часов возле здания прокуратуры. Потом у меня спросили: "Зачем столько времени провела под окнами?" Я ответила, что мне было достаточно знать, что там где-то, совсем рядом, мой сын, но смотреть, как его выводят конвоиры, я не стала. Не могла этого видеть, поэтому мы с мужем уехали:

Мы с Алешей больше не разговаривали на тему "Вулкана" - ему и так было очень тяжело. Однажды я ему посоветовала: "Может, тебе к психологу обратиться или в церковь сходить, ведь это же тяжкий грех?" Он ответил, что пока не готов покаяться. Алексей только сказал, что не мог оставить в беде человека, который был для него не просто начальником, но и товарищем. Ведь он служил с Олегом Старостиным с самого начала.

Когда произошел этот роковой случай, я сама ходила в церковь, ставила свечки и за здравие Алеши, и за упокой Козлова и просила, чтобы Бог простил моего сына. Вера у меня была глубокая. А сейчас я не могу даже молиться в церкви. После смерти Алеши мой муж снял с себя крест и больше его не носит. Сейчас я вообще не знаю, во что верить. В наше правосудие не верю - это уж точно. Моего сына не вернуть. Для меня самое главное - правда. Я хочу, чтобы чиновники признали свою черствость и непрофессионализм. Работники тульской прокуратуры стараются отмахиваться от назойливых вопросов о том, кому было выгодно Алексея выставить в таком свете. Пусть чиновники ответят: как мой сын, который боролся с распространением наркотиков, оказался в одной камере с теми людьми, которые ими торговали?".

Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Тульская обл. - Москва

Опубликовано в выпуске № 44 (111) за 23 ноября 2005 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...