Версия для печати

"Cвои" в тылу врага

Зельский Артур
Об успешной работе нашей разведки в тылу врага, в частности на территории оккупированной врагом Белоруссии, написано немало. Однако при изучении архивных документов КГБ Республики Беларусь становится ясно: неверным было бы считать, что везде и всегда действиям разведывательно-диверсионных групп НКВД-НКГБ БССР сопутствовал успех. Хотя именно успешные результаты действий этих групп послужили материалом для разработки целого ряда научных трудов, научно-популярных статей и иных публикаций. Но, как известно, любая война не обходится без потерь. Сегодня мы расскажем о чекистских спецгруппах, пропавших без вести в 1942-1943 гг.


В 1942 ГОДУ СПЕЦГРУППЫ НКВД-НКГБ БССР ЧАСТО ПОГИБАЛИ ПРИ ВЫПОЛНЕНИИ ПЕРВОГО ЖЕ ЗАДАНИЯ


Об успешной работе нашей разведки в тылу врага, в частности на территории оккупированной врагом Белоруссии, написано немало. Однако при изучении архивных документов КГБ Республики Беларусь становится ясно: неверным было бы считать, что везде и всегда действиям разведывательно-диверсионных групп НКВД-НКГБ БССР сопутствовал успех. Хотя именно успешные результаты действий этих групп послужили материалом для разработки целого ряда научных трудов, научно-популярных статей и иных публикаций. Но, как известно, любая война не обходится без потерь. Сегодня мы расскажем о чекистских спецгруппах, пропавших без вести в 1942-1943 гг.
{{direct_hor}}

Архивные документы свидетельствуют о плохой подготовке и слабом вооружении спецгрупп НКВД, засылаемых в тыл врага в 1942 г.
Фото из альбома ''Дорогами Победы''
Агентурно-разведывательная группа "Свои" (так она именовалась в документах, поэтому здесь и далее даются наименования спецгрупп по архивным документам. - Прим. авт.) в июне 1942 г. была направлена на территорию Полесской области. В состав группы были включены два агента органов госбезопасности - мать и дочь А.Ф. Фильченко ("Смелая", 1898 г.р.) и Е.П. Фильченко ("Решительная", 1922 г.р.). Основным их заданием было установление связи с агентурой в Мозыре и Калинковичах. Требовалось выявить расположение гарнизонов противника, баз, аэродромов и складов, места концентрации войск, оборонительные рубежи, состав гарнизонов в Брянске, Гомеле, Мозыре, Речице, Калинковичах, собрать данные о положении на оккупированной территории (органы власти, торговля, здравоохранение, положение с продовольствием, настроение населения, "антисоветские элементы").

В ночь с 17 на 18 июня 1942 г. "Смелая" и "Решительная" в сопровождении полковых разведчиков перешли линию фронта. Как отмечалось в рапорте младшего лейтенанта госбезопасности Хмелевцева, "во время перехода и пути следования со стороны противника наши люди не обстреливались". Группа с задания не вернулась и вообще не выходила на связь. Попытка установить местонахождение агентов Фильченко в июне 1944 г. не принесла результатов.

В июле 1942 г. была создана диверсионная группа под руководством "Грозного" из числа лиц, попавших в окружение в 1941 г. и бежавших из немецкого плена. В ее состав входили А.И. Катулин ("Грозный", 1912 г.р.), И.А. Пантелеев ("Честный", 1901 г.р.), Л.С. Прокопенко ("Леонидов", 1909 г.р.). Им было приказано взорвать склад боеприпасов, расположенный в 9 км южнее Орши. Характер задания определялся тем обстоятельством, что И.А. Пантелеев и Л.С. Прокопенко, находясь в плену, работали на этом складе. Группа из-за линии фронта не вернулась.

20 июля 1942 г. в тыл противника была направлена диверсионная группа "Григория" (Скоромного). В нее вошли бывшие советские военнопленные Н.Г. Скоромный ("Григорий", 1910 г.р.), М.Ф. Лебедка ("Федор", 1917 г.р.), И.Л. Тукаев ("Лаврентий", 1919 г.р.). Все они были уроженцами Меховского района Витебской области. Однако только Н.Г. Скоромный успел повоевать (с 1942 г. в партизанском отряде М.И. Дьячкова). Группа направлялась в тыл врага для проведения диверсий на Полоцкой железной дороге. Начать диверсионные действия надлежало не позднее 1 августа 1942 г. После выполнения задания диверсанты должны были соединиться с партизанским отрядом М.Ф. Бирюлина. Других сведений в архиве нет.

В ночь с 23 на 24 июля 1942 г. через линию фронта на участке расположения 2-го батальона 107-й стрелковой дивизии 61-й армии была переброшена разведывательная группа "Связисты". Она состояла из трех агентов - Н.К. Масловского ("Ропчинский", 1911 г.р.), Ф.Б. Лобанова ("Денисенко", 1904 г. р.), А.М. Антошечкина ("Атаманчук", 1921 г.р.). Им предписывалось установить связь с агентами, оставленными на особый период в Мозыре, деревнях Петриковского, Копаткевического, Лельчицкого, Наровлянского, Хойницкого, Брагинского, Комаринского и некоторых других районов Полесской области. Каждому из разведчиков также давалось индивидуальное задание. Например, "Ропчинскому" надлежало собрать данные по вопросам религии: о количестве открытых и действующих церквей и общин "сектантов", о деятельности церковных служителей (какую ведут работу среди населения, выявить активно сотрудничающих с оккупантами и т.п.), собрать религиозные печатные издания, установить авторов и издателей.

Группа "Связисты" была задержана карательным отрядом РОА и направлена в местечко Хвостовичи Орловской области. На допросе в полевой жандармерии А.М. Антошечкин признался в своей связи с органами госбезопасности, выдал своих товарищей, его перевербовала немецкая разведка и направила в Брянский лагерь военнопленных, где он занимался провокаторской работой. В мае 1944 г. он был арестован УНКГБ по Могилевской области. Судьба Н.К. Масловского и Ф.Б. Лобанова осталась неизвестной.

В конце июля 1942 г. из бойцов партизанской бригады М.И. Дьячкова оперативно-чекистская группа НКВД БССР по Минской области создала диверсионную группу "Лобанова", впоследствии названную спецгруппой "Тихие". В нее вошли Н.И Кузьминов ("Лобанов", 1911 г.р.), П.В. Иванов (1909 г.р.), И.М. Рыбников (1907 г.р.), И.К. Матвеев (1902 г.р.), А.К. Ерименко (1925 г.р.) и И.П. Легутский (1909 г.р.). Все они были уроженцами Бескотовского сельсовета Витебской области. Из всей группы только ее руководитель был завербован НКВД БССР. Остальные использовались "втемную". При этом командиру категорически запрещалось сообщать бойцам о своей связи с органами НКВД. Для всех он действовал по поручению партийных органов БССР и командования партизанской бригады.

На участке Борисов-Крупки группе предстояло подорвать два воинских эшелона, идущих на восток, после чего немедленно покинуть этот район. При движении к месту операции настоятельно рекомендовалось избегать столкновений с немецкими и полицейскими частями. Также "Тихим" ставилась задача сбора сведений о дислокации частей противника, расположении складов, аэродромов в Минской области "на пути движения группы", сбор сведений о "предателях родины" в Крупках, Борисове, районных и волостных управах Минской области и т.п. На выполнение задания давалось 25 дней. В составленном в начале сентября 1943 г. донесении констатировалось, что о деятельности "Тихих" ни за 1942, ни за 1943 г. сведений нет, связь отсутствует и местонахождение группы неизвестно.

29 июля 1942 г. на территорию, оккупированную противником, направляется группа "Ильина" в составе 7 человек во главе с Георгием Миляевым ("Ильин"). Группа должна была совершать диверсии на железнодорожной линии Витебск-Полоцк. В указанном районе она находилась до 13 августа 1942 г. В ночь на 7 августа было заминировано железнодорожное полотно в 4 км западнее станции Сиротино. В 5 часов утра со стороны Полоцка шел товарный эшелон, во время прохода которого взорвался заряд, заложенный на соседнем пути. Крушения не произошло, однако движение на участке было приостановлено на 14 часов.

После проведения этой диверсии разведчики двинулись к линии фронта. Возле деревни Селище Полоцкого района разведчики наткнулись на полицейских, четверо из которых в ходе завязавшейся перестрелки были убиты. Группа потерь не понесла и продолжила путь.

2 сентября три человека во главе с "Ильиным" устроили засаду в районе деревни Володарка на шоссе Витебск-Городок. По шоссе из Городка на подводах ехали около 20 полицейских. Подпустив их на расстояние 20-25 метров, разведчики открыли огонь из автоматов. В ходе боя были убиты 6 полицейских, остальные беспорядочно отступили. Были захвачены подвода с лошадью и две винтовки.

В декабре 1942 г. "Ильин" и его бойцы вновь были направлены в район Витебск-Невель для совершения диверсионных актов. Дальнейшая судьба группы неизвестна.

В конце сентября 1942 г. в Витебский район направляется диверсионно-разведывательная группа "Голубева" в составе П.Т. Логинова ("Голубев", 1910 г.р.) и Г.С. Сигаева ("Евгений", 1915 г.р.). Оба диверсанта были рядовыми красноармейцами, при разных обстоятельствах попавшими в плен - П.Т. Логинов в 1941 г. в районе Демянска, а Г.С. Сигаев - в районе г. Белый Смоленской области в 1942 г. Оба после побега из плена в 1942 г. оказались в партизанском отряде М.Ф. Бирюлина. Их вербовка как диверсантов проводилась начальником оперативно-чекистской группы НКВД Витебского района старшим лейтенантом госбезопасности А.П. Максименко. Кстати, в документах по этой группе много неясностей. Например, о втором члене группы "Голубева" также говорится, что Г.С. Сигаев находился в плену до 1 ноября 1942 г., перешел к партизанам и был завербован 7 ноября того же года. Вероятнее всего, вторым разведчиком был рядовой К.И. Шутов ("Управляющий"). Следует также отметить, что первоначально в состав группы должны были войти четыре человека, но по неясным причинам этого не произошло.

Первую диверсию бойцы "Голубева" произвели в ночь с 9 на 10 октября 1942 г. В немецком государственном хозяйстве Подберезье Витебского района путем поджога были уничтожены скотный двор, молочная ферма, овощехранилище и кормовая база с 70 т картофеля и 170 т кормовых концентратов. В ночь с 24 на 25 октября были сожжены в хозяйстве Кашино Витебского района скотный двор и кормовая база с 70 т клевера и 17 т картофеля. В начале ноября 1942 г. "Голубева" и его разведчиков с такой же целью направили в крупное немецкое хозяйство Андроновичи, в котором имелись продуктовые и зерновые склады, большая кормовая база и скотный двор. Кроме того, в материалах дела по "Голубеву" имеется информация о том, что эта группа приняла участие в разоблачении и расстреле агентов немецких разведорганов Е.П. Барановой, Е.В. Гренко и С.П. Маскалева. Как видно из материалов дела, связь с группой "Голубева" была потеряна в январе-феврале 1943 г. Попытки установить ее местонахождение положительных результатов не дали (поиски прекращены в октябре 1944 г.).

Причины провалов этих чекистских спецгрупп, на наш взгляд, вполне понятны. Мы видим скоропалительность подготовки разведчиков. Документы говорят и о слабом вооружении групп - в основном винтовки Мосина и взрывчатые вещества. В случае непосредственного столкновения с противником разведчики практически не имели шансов на спасение. Отсутствовала какая-либо постоянная или даже временная связь. По существу связь с ними терялась, как только они или пересекали линию фронта, или выходили на задание из расположения партизанского отряда.

Артур ЗЕЛЬСКИЙ
главный специалист Центрального архива КГБ Республики Беларусь,
кандидат исторических наук

Опубликовано в выпуске № 44 (111) за 23 ноября 2005 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц