Версия для печати

Воздушно-космические манипуляции

Очередная реформа военной науки: крутое пике или амбиции военных чиновников
Хюпенен Анатолий Горьков Александр Герасимов Александр

В течение десяти лет на вооружение сильнейших иностранных государств поступят принципиально новые гиперзвуковые и воздушно-космические летательные аппараты, разведывательно-ударные беспилотники, оружие, основанное на новых физических принципах. Произойдет интеграция средств разведки, связи, навигации и управления в единую систему. Противник получит возможность наносить скоординированные во времени высокоточные удары практически по всем целям.

В течение десяти лет на вооружение сильнейших иностранных государств поступят принципиально новые гиперзвуковые и воздушно-космические летательные аппараты, разведывательно-ударные беспилотники, оружие, основанное на новых физических принципах. Произойдет интеграция средств разведки, связи, навигации и управления в единую систему. Противник получит возможность наносить скоординированные во времени высокоточные удары практически по всем целям.

Итак, в ближайшей перспективе успешное ведение военных действий в воздушно-космическом пространстве станет основой для достижения успеха в вооруженной борьбе на суше и на море. В этих условиях срыв воздушно-космического нападения противника приобретает первостепенное решающее значение, определяет ход и исход войны и судьбу страны в целом.

В апреле 2006 года президентом Российской Федерации – Верховным главнокомандующим была утверждена Концепция воздушно-космической обороны. «…особое внимание нужно уделить укреплению воздушно-космической обороны страны, объединить существующие системы противовоздушной и противокосмической обороны, предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства. Они должны действовать под единым управлением стратегического командования». Такая задача поставлена в президентском Послании в октябре 2010-го.

Даже при вложении четырех-пяти миллиардов рублей риски утраты научных школ, срыва сроков ключевых НИОКР не снижаются

В соответствии с утвержденной Концепцией ВКО РФ с 1 декабря 2011 года приступил к выполнению боевых задач по охране и обороне границ Российской Федерации новый род Вооруженных Сил – Войска воздушно-космической обороны РФ.

В июне 2013-го Владимир Путин ясно определил роль создаваемой системы ВКО: «Эффективная ВКО – это гарантия устойчивости наших стратегических сил сдерживания, прикрытия территории страны от воздушно-космических средств нападения». Президент четко расставил приоритеты развития Российской армии, выдвинув на одно из первых мест воздушно-космическую оборону: «Мы не должны допустить нарушения баланса системы стратегического сдерживания, снижения эффективности наших ядерных сил. Поэтому создание воздушно-космической обороны будет и впредь одним из ключевых направлений военного строительства».

Естественно, выполнение грандиозных по замыслу и ответственности государственных задач построения системы ВКО РФ потребовало их военно-научного обоснования, обеспечения и сопровождения. Поэтому логической реализацией положений концептуальных документов, утвержденных президентом Российской Федерации, явилось создание Центрального научно-исследовательского института Войск воздушно-космической обороны (ЦНИИ ВВКО). Институт был сформирован в соответствии с распоряжением правительства РФ и приказом министра обороны РФ в марте 2014 года.

Правопреемник 2, 45 и 50-го ЦНИИ Минобороны

Создание ЦНИИ ВВКО согласуется с планами разработки перспективного военно-научного комплекса, контуры которого обрисовал начальник Генерального штаба ВС РФ – первый заместитель министра обороны генерал армии Валерий Герасимов на научно-практической конференции «Военная безопасность России: XXI век» 14 февраля 2013 года. В своем выступлении начальник ГШ ВС РФ особо подчеркнул роль прикладной и практической науки, обеспечивающей проведение испытаний образцов ВВТ, научное сопровождение их эксплуатации, модернизации и утилизации. Он призвал стремиться к тому, чтобы теория строительства Вооруженных Сил максимально соответствовала перспективам развития характера войн и вооруженной борьбы в целом. Эту мысль начальник Генерального штаба развил в докладе на общем собрании Академии военных наук 25 февраля 2014 года, в котором отмечалось: «Военно-научный комплекс предназначен для обеспечения обоснования направлений строительства и развития Вооруженных Сил РФ и предварительной научной проработки принимаемых военно-политических решений». Следовательно, создание ЦНИИ ВВКО можно рассматривать как результат поэтапного выполнения планов реализации перспективного военно-научного комплекса ВС РФ, коррелированный с задачами, сформулированными в Концепции воздушно-космической обороны в части обоснованного формирования военно-технической политики.

Воздушно-космические манипуляции
Фото: Вадим Савицкий

Рождение ЦНИИ ВВКО, как и других НИО в Вооруженных Силах нашего государства, явилось закономерным этапом в истории развития военной науки ПВО (ВКО), о чем свидетельствует весь опыт, предшествующий непосредственному строительству современной воздушно-космической обороны.

В предвоенные годы, когда образцы ВВТ ПВО были сравнительно простыми в проектировании и изготовлении и, следовательно, дешевыми, их разработка осуществлялась, как правило, ОКБ промышленности без выполнения ОКР в принятом ныне понимании. Однако уже в то время уделялось пристальное внимание вопросам развития ВВТ ПВО и роли военной науки в их создании. В послевоенное время с усложнением образцов ВВТ принимается решение об их разработке в соответствии с требованиями заказчика (Вооруженных Сил). Задачу подготовки ТТЗ возложили на испытательные организации. Однако оказалось, что специфика последних не способствовала решению задач, связанных с прогнозированием условий применения ВВТ на отдаленную перспективу и обоснованием на этой базе основных направлений их развития.

Для выполнения данных задач требовалось проведение комплекса научно-исследовательских и экспериментальных работ, выполняемых специализированными научными организациями для обоснования требований к образцу, задаваемых в ТТЗ, и отработки технологий, обеспечивающих их выполнение. Поэтому высшим руководством принимается решение о создании видовых научно-исследовательских институтов. В Войсках ПВО военная наука оформилась организационно в 1957 году посредством объединения разрозненных научных подразделений родов войск и испытательных полигонов в первый в ВС СССР единый комплексный научно-исследовательский институт вида ВС – НИИ-2 ПВО, в последующем – 2-й ЦНИИ МО РФ, а ныне – НИЦ (город Тверь) ЦНИИ Войск ВКО Минобороны России. Выполненные НИИ-2 ПВО в 1959–1961 годах НИР дали научно обоснованные рекомендации по обеспечению безопасности нашего государства в условиях применения ракетно-ядерного оружия на основе создания средств в структуре Войск ПВО, объединенных в системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), противоракетной обороны (ПРО), противокосмической обороны (ПКО) и контроля космического пространства (ККП). Формирование ключевых составляющих системы ВКО осуществлялось в рамках Войск ПВО страны как вида Вооруженных Сил с опорой именно на НИИ. С апреля 1967 года в составе Войск ПВО существует новый род войск – Войска противоракетной и противокосмической обороны, а позднее с включением в их состав войск и системы предупреждения о ракетном нападении они объединены в Войска ракетно-космической обороны (ВРКО).

К концу 70-х – началу 80-х годов прошлого столетия в составе Войск ПВО страны созданы информационные и огневые средства и системы, способные вести борьбу практически со всеми существующими типами средств нападения, действующими в воздушном и космическом пространстве. Спектр решаемых Войсками ПВО задач уже не ограничивался только борьбой с воздушным противником. Фактически теперь имелись все основания для постановки вопроса о переименовании Войск ПВО в Войска воздушно-космической обороны.

В последующем комплексные исследования проблем развития ПВО и РКО, проведенные институтом совместно с 45-м СНИИ (позднее – 45-й ЦНИИ МО, а ныне – НИЦ (город Москва) ЦНИИ Войск ВКО Минобороны России), другими НИО МО и организациями промышленности в конце 1990-х – начале 2000-х годов, легли в основу утвержденной президентом РФ Концепции воздушно-космической обороны Российской Федерации.

В настоящее время ЦНИИ ВВКО как правопреемник 2, 45 и 50-го ЦНИИ Минобороны России выполняет весь комплекс работ по реализации основных положений Концепции ВКО РФ.

Основными задачами института, имеющего статус головной организации в системном проектировании создаваемой системы ВКО и ее элементов, являются:

  • исследования проблем строительства ВС РФ (в части сил и средств ВКО), обоснование их состава, структуры, построения и применения группировок войск (сил) ВКО страны и ВС и Объединенной системы ПВО СНГ;
  • комплексные исследования перспектив развития средств воздушно-космического нападения зарубежных государств, форм и способов их применения;
  • комплексные исследования основных направлений развития ВВСТ, разработка предложений в Государственную программу вооружения (ГПВ) и государственный оборонный заказ (ГОЗ) в части средств ВКО и космического вооружения;
  • военно-научное сопровождение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, выполняемых в рамках ГОЗ в интересах ВКО РФ и космического вооружения.

 

Научный костяк ЦНИИ ВВКО представлен тремя НИИЦ: противовоздушной обороны (Тверь), ракетно-космической обороны (Москва) и военно-космических исследований (Юбилейный). Институт обладает современной лабораторно-испытательной и моделирующей базой, обеспечивающей комплексные исследования и испытания систем и средств ВКО. База создавалась на протяжении десятилетий и не имеет аналогов в стране.

Уникальная методология исследований проблем строительства противовоздушной (воздушно-космической) обороны ЦНИИ ВВКО, представляющая собой многоуровневую иерархическую структуру методов, методик и моделей, обеспечивает проведение военно-теоретических, экспериментальных и военно-экономических исследований основных направлений развития ВВТ ВКО и обоснования предложений в разделы ГОЗ и ГПВ в части средств ВКО и космического вооружения.

Под руководством командования Войск ВКО институт тесно взаимодействует с высшими органами государственного и военного управления, комитетами министров обороны и начальников штабов вооруженных сил государств – участников СНГ, НИУ МО, военными высшими учебными заведениями (ввузами), КБ и организациями промышленности, космодромами и государственными полигонами.

Страсть к необратимым изменениям

Основные мероприятия по созданию ЦНИИ ВВКО завершены. Институт сформирован и выполняет задачи по предназначению. Вместе с тем в августе-сентябре 2014 года, то есть спустя всего несколько месяцев с момента создания ЦНИИ ВВКО в Министерстве обороны начали прорабатываться варианты реформирования института в образовательно-научные комплексы (ОНК). Еще не осознаны по большей части губительные последствия реформы военной науки, инициированные во времена бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова, которые заключались в создании так называемых военно-учебных научных центров (ВУНЦ), как возникла новая идея – создание ОНК. По замыслу «неореформаторов», ЦНИИ ВВКО целесообразно перестраивать под флагом интеграции ввузов и НИО: объединение по территориальному принципу НИЦ (Тверь) с ВА ВКО (Тверь), по сути – ликвидация НИИЦ (Москва) и НИЦ (Юбилейный) посредством передислокации и передачи их функций и задач Военно-космической академии имени А. Ф. Можайского (Санкт-Петербург).

Дело военного строительства необходимо оградить от неуемных аппетитов чиновников-лжереформаторов

В недавнем прошлом была предпринята подобная волюнтаристская, ничем не обоснованная попытка ликвидации ВА ВКО имени Г. К. Жукова в Твери путем передачи ее в состав Военно-космической академии имени А. Ф. Можайского в Санкт-Петербурге, где никогда до этого и понятия о подготовке и воспитании командиров для Войск ПВО (ВКО) не существовало. Тогда эта задача по многим критериям и принципам оказалась неподъемной и ее выполнение спустили на тормозах. Теперь возникла очередная идея ввести в состав все той же академии два бывших научно-исследовательских института (45 и 50-й ЦНИИ) путем их передислокации вместе со всем хозяйством. Но нельзя объять необъятное. Дело военного строительства необходимо своевременно оградить от неуемных аппетитов чиновников-лжереформаторов, провести необходимые научные исследования или хотя бы получить ответы на следующие основополагающие вопросы.

Чем обусловливается необходимость расформирования ЦНИИ ВВКО, созданного несколько месяцев назад?

Кто проводил военно-экономическое обоснование целесообразности расформирования ЦНИИ ВВКО и какова стоимость проведения мероприятий по его реформированию с учетом перевода (создания на новом месте) имеющейся в институте уникальной лабораторно-испытательной базы?

Какой эффект достигается объединением института и ввузов, на чем базируются оценки возможности эффективного комплексного решения задач, возлагаемых на НИИЦ (Москва) и НИЦ (Юбилейный) Военно-космической академией им. А. Ф. Можайского?

Кто будет персонально отвечать за проведение комплексных исследований по решению важнейшей государственной задачи – созданию системы ВКО РФ, за научное обеспечение проведения единой военно-технической политики в области ВКО, формирование единых, сбалансированных предложений в ГПВ и ГОЗ?

Каким образом предлагается сохранить существующие научные школы НИИЦ (Москва) и НИЦ (Юбилейный), входящие в состав ЦНИИ ВВКО? Не преследует ли передислокация центров и передача их функций и задач ВКА им. А. Ф. Можайского чьих-либо материальных или иных корыстных интересов, в том числе в плане высвобождения «излишней» части территории, принадлежащей Министерству обороны в Москве и Юбилейном?

Очевидно, что инициаторы предлагаемого реформирования игнорируют положительный опыт и практику военного строительства в нашем государстве, а их предложения вытекают из понятных только им умозаключений.

Не получится ли, что через некоторое время руководство Минобороны осознает пагубность принятого решения, но действия по приведению военной науки в требуемую структуру в НИИ окажутся по той или иной причине уже необратимыми? Любые манипуляции с военными и оборонными структурами должны проводиться исключительно в интересах безопасности страны, а не ради чиновничьих интересов.

Тщательное объективное изучение и анализ инициатив неназванных авторов крайних «новых» реформ военной науки позволяют сделать выводы о следующем ряде возможных последствий внезапного реформирования недавно созданного ЦНИИ ВВКО в ОНК (с учетом характера и специфики образовательных и научных задач):

  • утрата дорогостоящей инфраструктуры ЦНИИ ВВКО и его современного лабораторно-испытательного комплекса;
  • потеря уникальных научных школ и квалифицированных специалистов в области строительства ВКО РФ;
  • разрушение сложившегося процесса военно-научного сопровождения создания системы ВКО РФ, разработки ВВТ ВКО, восстановление которого потребует до 10 лет;
  • снижение качества и увеличение сроков выполнения ведущихся ОКР и как следствие увеличение сроков создания системы ВКО РФ на пять – семь лет.

 

Кроме того, передача функций и задач НИИЦ (Москва) и НИЦ (Юбилейный) в ВКА им. А. Ф. Можайского с учетом необходимости воссоздания в Санкт-Петербурге уникальной лабораторно-моделирующей базы и соответствующих научных школ, формирования научно-производственных связей с предприятиями промышленности и войсками потребует не менее пяти лет и немедленного выделения дополнительного финансирования в объеме четырех-пяти миллиардов рублей. Но даже при таких затратах риски утраты научных школ, срыва сроков выполнения ключевых НИОКР по созданию системы ВКО не снижаются. Это доказал, в частности, неудачный опыт передачи военно-научного сопровождения ряда НИОКР научным подразделениям ВКА имени А. Ф. Можайского в 2009–2011 годах. Проблемы, связанные с отсутствием сформированных научных школ, освоивших необходимые методы и модели, удаленность от основных разработчиков ВВТ ВКО, от командных пунктов систем вооружения Войск ВКО, а также невозможность подготовки специалистов по ряду ключевых тематик вынудили руководство Минобороны России возвратить военно-научное сопровождение этих НИОКР в соответствующий НИИ Минобороны.

Убедились на собственном опыте

В конце 80-х годов активно обсуждался вопрос о целесообразности объединения ВА ПВО (Тверь, начальник академии генерал-полковник Анатолий Хюпенен) и 2-го НИИ МО (Тверь, начальник института генерал-лейтенант Сергей Сапегин). Вывод, к которому пришли привлеченные к дискуссии известные ученые, руководители науки, главные и генеральные конструкторы различных министерств, работающих на оборону страны, оказался таков: нецелесообразно объединять разные по природе отрасли и направления военной науки. Ученый-педагог и ученый-исследователь могут и должны дополнять друг друга в части помощи войскам в освоении перспективных образцов вооружения и военной техники, разработке боевых уставов и наставлений.

В этой связи сегодня более чем странно появление в стенограмме заседания Комитета Государственной думы РФ по обороне от 23 октября 2014 года высказывания председателя Военно-научного комитета ВС РФ генерал-майора Станислава Суворова, в котором он приписывает генерал-полковнику Анатолию Хюпенену слова о целесообразности включения 2-го ЦНИИ Минобороны России в состав Тверской академии.

Научные исследования, практический опыт доказывают: серьезным и неустранимым препятствием получения положительного результата от усиленно проталкиваемых вариантов объединения НИО и ввузов является то, что ученый-исследователь и ученый-педагог – это по существу разные профессии, часто несовместимые и, конечно же, невзаимозаменяемые.

Решение возлагаемых на ЦНИИ ВВКО задач связано с прогнозированием на отдаленную перспективу (15–20 лет). Профессорско-преподавательскому составу, сформированному исходя из концепции «учить слушателей тому, что необходимо на войне», потребуется самому заняться получением новых знаний – исследованием законов и закономерностей развития и применения ВВТ ВКО в соответствии с приведенными выше задачами ЦНИИ ВВКО. А для этого профессорско-преподавательский состав должен сам пройти подготовку к научно-исследовательской работе. И это еще не все.

ЦНИИ ВВКО является институтом, специализирующимся на исследованиях сложных систем вооружения и военной техники ВКО. Практика показывает, что подготовка эрудированного в системном плане научного сотрудника-исследователя, даже при условии попадания его в сложившийся научный коллектив, занимает около пяти лет. Формирование же нового коллектива, способного эффективно проводить комплексные НИР (НИОКР) по тематике института, потребует более длительного времени, так как речь идет уже о потере преемственности, утрате информационных связей с органами военного управления, специалистами-разработчиками из НИУ, КБ и организаций промышленности, специалистами космодромов, испытательных полигонов и др.

Проводя реформы военно-научного комплекса, уместно использовать опыт создания и становления родов Вооруженных Сил в нашем государстве. Поучительны с этой точки зрения воспоминания первого командующего ПРО и ПКО генерал-полковника Юрия Вотинцева, который по личному указанию главнокомандующего Войсками ПВО страны генерала армии Павла Батицкого перед вхождением в эту должность был командирован именно в НИИ-2 МО с тем, чтобы понять, чем предстоит ему заняться в создаваемом новом роде войск. То есть командующий новым родом войск был направлен главкомом Войсками ПВО на обучение непосредственно в НИИ-2 как в головную организацию по проблематике РКО, а не в видовые академии (ВА ПВО или ВИРТА ПВО). Таким образом, главком учел то неоспоримое обстоятельство, что в СССР не было опыта строительства видов и родов Вооруженных Сил без опоры на НИОКР, проводимые военными НИИ. Нет такого опыта и в современном Российском государстве.

Несомненно, следует поддержать предложения Владимира Дворкина, Владимира Остроухова, Михаила Бордюкова, изложенные на страницах газеты «Военно-промышленный курьер» (№ 31, 2014), о необходимости ответственных решений при реализации плана создания перспективного военно-научного комплекса ВС РФ, а именно:

  • безотлагательно остановить практику непродуманных реформ в области военной науки;
  • по мере ужесточения требований к квалификации специалистов постепенно решать задачи интеграции исследовательской и учебной деятельности – именно интеграции, а не примитивного включения НИО в состав вузов в качестве структурных подразделений;
  • возобновить и расширить практику создания специальных независимых комиссий при руководстве страны, Совете национальной безопасности и Министерстве обороны для выработки программ и решений по важнейшим вопросам военной политики, в том числе реформированию военной науки. Действуя на базе широкой и достоверной информации, они способны вырабатывать альтернативные подходы ко всем проблемам безопасности.

 

Поставленная президентом Российской Федерации задача создания в кратчайшие сроки воздушно-космической обороны страны требует безотлагательного решения комплексных системных проблем, относящихся к компетенции специально созданного в 2014 году ЦНИИ ВВКО. Его расформирование на современном этапе, разделение на отдельные тематики приведет к срыву сроков строительства ВКО, разработки ее технической основы, создания целостной системы санкционирования применения оружия повышенной опасности, консолидации возможностей разнородных систем ВКО для обеспечения стратегической стабильности и возможности своевременного применения стратегических ядерных сил.

Анатолий Хюпенен,
генерал-полковник, доктор военных наук, профессор, действительный член Академии военных наук, почетный профессор РАЕН, МАЭП, председатель военно-научного общества КЦ ВС РФ, начальник ВА ПВО имени Г. К. Жукова (1985–1991)
Александр Горьков,
генерал-лейтенант, кандидат военных наук, начальник зенитных ракетных войск ВВС (2000–2008)
Александр Герасимов,
генерал-лейтенант, доцент, начальник кафедры оперативного искусства ПВО Военной академии Генерального штаба (1992–1998)

Опубликовано в выпуске № 44 (562) за 26 ноября 2014 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Влад391
Влад391
25 ноября 2014
Выдающиеся деятели военной науки и образования, стратеги самых высокотехнологичных отраслей и направлений нашей обороны борются с разрушителями лучшего в мире, не имеющего себе равных уникального научного центра.Их усилия не должны быть гласом вопиющего в пустыне. Все неравнодушные россияне должны поддержать истинных патриотов и остановить погром в нашей оборонке и военной науке, прикрываемый лозунгами реформаторства. Необходимо остановить чиновников-вредителей, продолжающих уничтожать обороноспособность России. Раз и навсегда остановить чиновный зуд, особенно вредный и недопустимый в условиях агрессивных попыток изоляции России со стороны Запада и прямых угроз нашей безопасности.ВПК очень правильно делает поднимая эту важнейшую тему, и необходимо донести до министра обороны и президента пагубность этой сердюковщины и срочную необходимость прекращения политики, подрывающей национальную безопасность России.Нельзя позволять, такое тем более в условиях возрождения холодной войны со стороны Запада и попыток втянуть Россию в горячую войну.
Аватар пользователя Наблюдатель-17
Наблюдатель-17
27 ноября 2014
Для какой читательской аудитории написана эта статья? Несведущим людям судьба института безразлична. А тем, кто в курсе ситуации и неравнодушен к судьбе бывших 2,45,50 институтов, хочется услышать конкретные предложения по сохранению ЦНИИ ВВКО и его выводу из глубочайшего кризиса. Их в статье нет, а лубочная реклама, имеющая очень мало общего с действительностью, профессионалам не интересна. Печально! Ведь если даже выдающиеся деятели военной науки и образования не готовы с позиций объективной оценки ситуации предложить конкретные шаги, то что же помешает военным чиновникам ликвидировать институт?
Аватар пользователя Nik
Nik
11 декабря 2014
Везде служил, но дойти до такого? Очень прискорбно. Авторы не полностью представляют багаж 2, 45. Поэтому все еще хуже. А Можайка и 4 всплывали еще в 70-е. Слава богу поставили на место.
Аватар пользователя Влад391
Влад391
25 ноября 2014
Выдающиеся деятели военной науки и образования, стратеги самых высокотехнологичных отраслей и направлений нашей обороны борются с разрушителями лучшего в мире, не имеющего себе равных уникального научного центра.Их усилия не должны быть гласом вопиющего в пустыне. Все неравнодушные россияне должны поддержать истинных патриотов и остановить погром в нашей оборонке и военной науке, прикрываемый лозунгами реформаторства. Необходимо остановить чиновников-вредителей, продолжающих уничтожать обороноспособность России. Раз и навсегда остановить чиновный зуд, особенно вредный и недопустимый в условиях агрессивных попыток изоляции России со стороны Запада и прямых угроз нашей безопасности.ВПК очень правильно делает поднимая эту важнейшую тему, и необходимо донести до министра обороны и президента пагубность этой сердюковщины и срочную необходимость прекращения политики, подрывающей национальную безопасность России.Нельзя позволять, такое тем более в условиях возрождения холодной войны со стороны Запада и попыток втянуть Россию в горячую войну.
Аватар пользователя Наблюдатель-17
Наблюдатель-17
27 ноября 2014
Для какой читательской аудитории написана эта статья? Несведущим людям судьба института безразлична. А тем, кто в курсе ситуации и неравнодушен к судьбе бывших 2,45,50 институтов, хочется услышать конкретные предложения по сохранению ЦНИИ ВВКО и его выводу из глубочайшего кризиса. Их в статье нет, а лубочная реклама, имеющая очень мало общего с действительностью, профессионалам не интересна. Печально! Ведь если даже выдающиеся деятели военной науки и образования не готовы с позиций объективной оценки ситуации предложить конкретные шаги, то что же помешает военным чиновникам ликвидировать институт?
Аватар пользователя Nik
Nik
11 декабря 2014
Везде служил, но дойти до такого? Очень прискорбно. Авторы не полностью представляют багаж 2, 45. Поэтому все еще хуже. А Можайка и 4 всплывали еще в 70-е. Слава богу поставили на место.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...