Версия для печати

Штормовые годы контр-адмирала Бологова

Бирюков Алексей
Николая Александровича Бологова, моего дядю, наиболее близко я узнал в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., когда по службе в 1943 г. он был переведен в Москву. С тех пор мое общение и дружба с ним не прекращались более 26 лет. Патриот, высокообразованный человек, он владел тремя иностранными языками, был скромен, но принципиален, обладал твердым характером. Один из первых адмиралов Военно-морского флота в Советском Союзе, 44 года своей жизни посвятил служению Родине в рядах Вооруженных Сил России.


ОН ПРОЖИЛ ДОСТОЙНУЮ ЖИЗНЬ, МНОГОЕ СДЕЛАВ НА БЛАГО ОТЕЧЕСТВА


Николая Александровича Бологова, моего дядю, наиболее близко я узнал в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., когда по службе в 1943 г. он был переведен в Москву. С тех пор мое общение и дружба с ним не прекращались более 26 лет. Патриот, высокообразованный человек, он владел тремя иностранными языками, был скромен, но принципиален, обладал твердым характером. Один из первых адмиралов Военно-морского флота в Советском Союзе, 44 года своей жизни посвятил служению Родине в рядах Вооруженных Сил России.
{{direct_hor}}

Н.А. Бологов. 1914 г.
Фото из архива Алексея БИРЮКОВА
Он родился 7 июня 1894 г. в Нижнедевицке Воронежской губернии. Потомственный дворянин старинного русского рода Бологовых. Рано осиротел; его отец, Александр Васильевич Бологов, в 1904 г. отдал сына на учебу в Воронежский кадетский корпус на казенный счет. Через 5 лет учебы он поступает в Морской корпус (Петербург). Во время учебного плавания в 1913 г. на крейсере "Олег" организовал протест гардемаринов в связи с избиением старшим офицером одного из моряков. В 1914 г. по окончании Морского корпуса был направлен на Черноморский флот. С мая 1914 г. плавал корабельным гардемарином на броненосце "Иоанн Златоуст". В конце июля 1914 г. был произведен в первый офицерский чин, мичманы, и переведен на Балтийский флот. Плавал на вспомогательном крейсере "Митава". В апреле 1915 г. был назначен флаг-офицером 2-й бригады. Плавал на крейсере "Грамбой", участвовал в бою с германцами у маяка "Утэ". 3а это морское сражение молодой мичман был награжден орденом Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом.

В 1916 г. был произведен в лейтенанты, поступил в Минный класс в Кронштадте, где учился до Февральской революции. По завершении учебы был направлен в Гельсингфорс старшим минным специалистом на эскадренный миноносец "Константин", стоявший у завода в Ревеле, где завершалась его постройка.

О Февральской революции Н.А. Бологов писал в своей автобиографии: "В конце июня (1917 г. - Прим. авт.) я был вызван в Ревельский порт к инженеру, представителю Керенского, предложившему мне ответственную работу в Морском министерстве. Я отказался, заявив, что не являюсь сторонником Керенского. Через некоторое время командир эсминца сообщил мне, что командование считает необходимым уволить меня в долговременный отпуск. Приказ был подписан. Когда я собирался к отъезду, меня вызвали на общее собрание команды. Мне сказали, что команда знает о приказе, имеет хорошие отзывы обо мне с кораблей, на которых я плавал до революции, и, выражая доверие, просит остаться на корабле. Я отправился к командиру и сообщил, что остаюсь на корабле согласно воле общего собрания команды. Вскоре я был выбран членом судового комитета (остальные члены комитета были большевики) и работал под руководством большевиков".

На эскадренном миноносце "Константин" Н.А. Бологов участвовал в знаменитом Моонзундском морском сражении с германским флотом. В бою на Кассарском плесе был контужен в голову.

Момент этого боя хорошо описал А.С. Пухов в книге "Моонзундское сражение": "Продолжался морской бой и за Кассарский плес. Немецкий флот упорно стремился прорваться через пролив Соэлозунд. Под прикрытием крейсера "Эмден" и значительного числа миноносцев в проливе усиленно работали немецкие тральщики. Они пытались расчистить для своих крупных кораблей проход в русском минном заграждении. Для противодействия вражеским тральщикам в Соэлозунд были посланы три группы наших эскадренных миноносцев (по два в группе) - "Новак" и "Гром", "Изяслав" и "Самсон", "Забияка" и "Победитель" и, кроме того, "Константин". К первой группе для связи был придан еще миноносец "Разящий"...

Русские корабли действовали решительно. В бой вступили "Константин", "Изяслав" и "Самсон". Вражеский крейсер снялся с якоря и пошел к запасному выходу из Соэлозунда. Наши миноносцы зорко несли вахту у пролива, пресекая попытки противника проникнуть на Кассарский плес", упорный бой продолжался несколько дней и велся с обеих сторон с большим ожесточением.

"Следует подчеркнуть одну особенность боев в Моонзунде, в частности боя на Кассарском плесе. Она заключалась в том, что боевыми действиями многих кораблей руководили не только их командиры, но совместно с ними принимали участие в руководстве и судовые комитеты, представители Центробалта, комиссары".

В феврале 1918 г. Николай Александрович Бологов добровольно вступил в Рабоче-крестьянский Красный флот, оставаясь старшим минным специалистом на эскадренном миноносце "Константин", на котором получил второе боевое крещение.

События на флоте в 1918 г. Н.А. Бологов описал в своей автобиографии: "В мае 1918 г. эсминец "Константин" стоял у Обуховского завода. Бывшие офицеры Михайлов, Лисаневич и др., связавшись с эсерами, организовали восстание против советской власти. Я оставался в это время и.д. командира эсминца "Константин". Получив приказание от начальника дивизиона развести пары, сообщил судовому комитету и отказался выполнить приказание. При попытке флагманского миноносца сняться со швартов пробил боевую тревогу и предупредил, что "Константин" не допустит чтобы миноносцы нашего дивизиона присоединились к ушедшим вверх по Неве. Вместе с прибывшими из Кронштадта моряками команда "Константина" приняла участие в подавлении восстания. В июне по состоянию здоровья (сказалась контузия в голову во время морского сражения) был уволен в резерв. Перед отъездом я дал согласие Совету комиссаров Балтфлота при первой опасности для революции вернуться во флот.

В Воронеже я поступил на работу в "Больничную кассу" социального страхования секретарем. При регистрации в военкомате в графе политическая принадлежность указал - "независимый социалист на платформе советской власти". Я читал большевистскую литературу, изучал рабочую жизнь, посещал митинги, созываемые партией. Моя работа протекала под руководством партии. В августе был вызван телеграммой Совета комиссаров Балтфлота и был назначен старшим флаг-секретарем минной дивизии с привлечением в качестве военного специалиста для работы в Совете комиссаров. В марте 1919 г. был назначен помощником командира эскадренного миноносца "Капитан Изыльметьев".

В мае 1919 г. Н.А. Бологов сделал свой выбор - вступил в ряды ВКП(б). Он душой принадлежал флоту и, как военный человек, считал, что его долг - защищать Отечество в рядах Военно-морского флота. Летом 1919 г. армия Юденича готовила нападение на Петроград с северо-запада. Н.А. Бологову было передано "приказание Реввоенсовета Балтийского флота немедленно приступить к формированию отряда моряков Петроградской базы. С кораблей начали прибывать группы добровольцев. Отряд был сформирован, в него вошли 800 человек. Командиром был назначен строевой старшина с линейного корабля "Севастополь" Игнатий Кийко, начальником штаба - Н.А. Бологов. Отряд в июне участвовал во взятии "Красной Горки", а в июле вторично пошел на фронт и участвовал во взятии Ямбурга. Выполнив свою задачу, отряд возвратился в Петроград.

В конце августа Н.А. Бологов назначен командиром эсминца "Выносливый", а с 1 мая 1920 по март 1921 г. был командиром эсминца "Самсон".

В тот период ВМФ советской России нуждался в квалифицированных командных кадрах. Об этом в своей книге "Накануне" упоминает Н.Г. Кузнецов: "Затянулся на флоте и процесс подготовки командного состава. Если в Красную Армию к тому времени пришло много царских офицеров, которые, пройдя сквозь горнило Гражданской войны, доказали свою преданность революции и уже занимались строительством вооруженных сил, то на флоте было по-другому. Основное ядро царского флота, как известно, составляла каста родовитых дворян - оплот самодержавия. Февральскую революцию офицеры встретили в большинстве своем единодушно. А в дни Октября мало кто из них остался с народом".

Н.А. Бологова, как военного специалиста, в мае 1922 г. назначают начальником и комиссаром Учебного отряда морских сил Балтморя. Флаг держал на линкоре "Парижская Коммуна" и учебном судне "Комсомолец".

"28 сентября 1922 г. начались первые маневры в советское время. "Красной" стороной руководил начальник морских сил М.В. Викторов, противостоящими "синими" - начальник отряда Н.А. Бологов".

В марте 1924 г. Н.А. Бологова назначают начальником и комиссаром единственного в стране Военно-морского училища (с января 1926 г. - ВМУ имени М.В. Фрунзе) с трехлетним сроком обучения для подготовки строевых командиров - вахтенных начальников надводных кораблей".


Адмирал Н.А. Бологов. Москва. Начало 50-х гг. ХХ века.
Фото из архива Алексея БИРЮКОВА
За время командования училищем Н.А. Бологов воспитал в лучших боевых исторических традициях русского флота много известных офицеров и адмиралов. Среди них А.А. Андреев, В.А. Андреев, В.А. Алафузов, В.П. Дрозд, Ф.В. Зозуля, В.Ф. Трибуц и другие, блестяще проявившие себя в годы Великой Отечественной войны. Одним из его учеников был выдающийся военачальник-флотоводец Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов, главнокомандующий ВМФ в годы Великой Отечественной войны. В своих воспоминаниях он писал: "После смерти Е.Ф. Винтера начальником училища стал Н.А. Бологов, тоже старый офицер, в годы Гражданской войны связавший свою жизнь с партией. Николай Александрович несколько лет командовал училищем и оставил о себе добрую память".

В 1924 г. (он тогда был начальником училища) Николаю Александровичу Бологову оказывают большое доверие - назначают командиром и комиссаром Особого практического отряда, совершившего первое заграничное плавание после событий 1917 г. Отряд состоял из двух кораблей - "Аврора" и "Комсомолец". Свой флаг Н.А. Бологов держал на легендарном крейсере "Аврора". "На борту находились слушатели академии, командного, инженерного и подготовительного училищ, выпускники школ учебного отряда. 10 июля корабли, сопровождаемые линкором "Марат" под флагом МСБМ А.К. Векмана, эсминцами, подводными лодками, конлодкой и посыльным судном, вышли из Кронштадта. В Лужской губе "Аврора" и "Комсомолец" отделились и, пройдя балтийскими проливами, вышли в Северное море. Через пять суток состоялся их официальный визит в Берген. Дальнейшее плавание проходило по маршруту Берген-Мурманск-Архангельск-Тронхейм, 24 августа отряд вернулся на Большой Кронштадтский рейд, завершив первый в истории советского Военно-морского флота заграничный поход протяженностью 5702 мили. В Бергене "Аврору" посетила Александра Михайловна Коллонтай - первая в мире женщина-посол - полпред и торгпред в Норвегии.

Поход кораблей политические деятели и пресса Европы встретили панически. Газеты в Германии, Польше и Швеции писали об опасности с моря.

Приказом по флоту и Морведу Бологову была объявлена благодарность за успешное окончание заграничного плавания. А в 1928 г. он был награжден браунингом от ЦК ВЛКСМ с надписью: "Активному строителю Красного военного флота".

В 1929 г. был командирован на курсы усовершенствования начальствующего состава, а затем направлен в декабре того же года военно-морским атташе в Японию, где работал в Полпредстве СССР в Токио до 1932 г.

В 1948 г. я приобрел книгу "На сопках Маньчжурии", в которой описывались события войны 1945 г. СССР с Японией. Обсуждая записки военного корреспондента (автора этой книги) Л. Рубинштейна, Николай Александрович заметил: "Начальника штаба Квантунской армии генерала Хата я знал, недалекий был человек".

В 1964 г. Рихарду Зорге посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Николай Александрович радовался, что не забыли, и по его волнению можно было догадаться, что он знал и встречался с этим человеком.

Н.А. Бологов работает начальником Управления кадров Военно-морских сил СССР. С октября 1934 г. - адъюнктом Военно-морской академии им. Ворошилова. По окончании адъюнктуры преподавал в академии и получил звание капитана 1-го ранга. В 1936-1941 гг. возглавлял кафедру истории военно-морского искусства академии. Одновременно был заместителем редактора журнала "Морской сборник". В 1938 г. ему было присвоено звание флагмана 2-го ранга и ученое звание доцент. Его перу принадлежит ряд научных трудов, по которым готовили офицеров флота, в годы Великой Отечественной войны успешно применивших свои знания на театре военных действий. В "Мировой империалистической войне" дал глубокий анализ Первой мировой войны, раскрыв ее причины и геополитическую обстановку в мире, боевые действия стран-участниц войны на суше и в море.

Годы репрессий не обошли стороной Николая Александровича Бологова. В 1938 г. он был вызван на Литейный проспект в НКВД. Представитель зачитал список преподавателей кафедры, возглавляемой Н.А. Бологовым, и спросил о их лояльности к советской власти. "Вы можете поручиться за них?" - задал вопрос Николаю Александровичу. - "Да, я нисколько в них не сомневаюсь", - ответил тот. "И можете под этим подписаться?" - "Да", - ответил Н.А. Бологов, взяв на себя большую ответственность. Ни один из 18 преподавателей кафедры не пострадал. В том же году кандидатура Н.А. Бологова наряду с другими высшими командирами рассматривалась на должность командующего Балтийским флотом. К.Е. Ворошилов вычеркнул фамилию Н.А. Бологова. На одних из маневров в Балтийском море Николай Александрович, зная хорошо Ворошилова, спросил: "Клемент, по какой причине ты вычеркнул мою фамилию на повышение?" - "Сиди лучше в академии", - ответил тот.

1 сентября 1939 г. в Европе началась Вторая мировая война и подготовка фашистской Германии против СССР. Правительство укрепляло наши Вооруженные Силы. Была сделана и кадровая реорганизация в Военно-морском флоте. Указом Президиума Верховного Совета СССР 7 мая 1940 г. были установлены воинские звания высшего командного состава Военно-морского флота. Постановлением Совета народных комиссаров Союза ССР от 6 июня 1940 г. Николаю Александровичу Бологову одному из первых было присвоено звание контр-адмирал. В этот период знания и опыт Н.А. Бологова были востребованы, научно-преподавательская работа прервана. 3 апреля 1941 г. Н.А. Бологова назначают начальником Исторического отдела Главного морского штаба ВМФ. В начале войны Н.А. Бологов принимает активное участие в обороне Ленинграда. Адмирал Ю.А. Пантелеев в своих мемуарах писал: "1 октября (1941 г. - Прим. авт.) я уже был на Васильевском острове. С волнением вхожу в хорошо знакомое мне здание Морской академии. Здесь теперь разместился штаб морской обороны Ленинграда... В вестибюле академии можно было встретить старых балтийских моряков К.И. Душенова, Н.А. Бологова, С.П. Ставицкого, Н.Б. Павловича и других флагманов эпохи Гражданской войны, ставших маститыми учеными и флотоводцами".

По распоряжению командования из осажденного Ленинграда Н.А. Бологов переводится в г. Куйбышев старшим морским начальником и одновременно возглавляет Исторический отдел ГМШ ВМФ, а в 1943 г. его переводят в Москву. Сначала жил в гостинице ЦДКА, потом ему дали двухкомнатную квартиру в знаменитом генеральском доме №33 в Староконюшенном переулке на Арбате. Летом 1941 г., во время налета фашистской авиации, в дом попала бомба, его восстановили, но отопительная система не работала. Жил в одной комнате, которая отапливалась железной печкой (буржуйкой), стоявшей на четырех кирпичах, труба была выведена в камин. В комнате была казенная мебель: матросские кровати, диван, обитый дерматином, стол, стулья. В стену был вбит гвоздь, на котором висела платяная вешалка с адмиральской шинелью, фуражка, внизу на газете стояли ботинки. В штабе занимался составлением переписки по военно-морским вопросам И.В. Сталина с президентами США Ф. Рузвельтом, Г. Трумэном и премьер-министрами Великобритании У. Черчиллем и К. Эттли в период Великой Отечественной войны. Как-то, читая один из проектов послания, Сталин заметил: "Умная голова писала".

В октябре 1944 г. Н.А. Бологов был назначен представителем Народного комиссариата Военно-морского флота при уполномоченном Совнаркома СССР по делам Контрольной комиссии в Румынии и Финляндии. Во время этой работы им был предложен план организации и устройства военно-морской базы на полуострове Парккала-Удд, в Финляндии. Это имело большое геополитическое значение для страны после Великой Отечественной войны.

Работая в Бухаресте, Н.А. Бологов денежное содержание получал в иностранной валюте. Когда его адъютант предложил купить мебель в Румынии, напомнив, что московская квартира почти пустая, Николай Александрович ответил: "Половина страны разрушена войной, люди живут в землянках, и я не имею морального права заниматься этими вопросами". Все деньги Н.А. Бологов передал в Фонд обороны Родины.

В 1945 г. Николай Александрович принимал участие в составе группы военно-морских экспертов и советников, делегаций Союза ССР в работе Крымской (Ялтинской) и Берлинской (Потсдамской) конференции глав правительств СССР, США и Великобритании. На Потсдамской конференции одним из спорных вопросов между союзными державами был раздел флотов побежденных стран. Н.А. Бологов был одним из разработчиков плана и внес предложение, делить корабли не только по типу назначения, а также по тоннажу. Спорный вопрос был решен. "Советский Союз получил сто пятьдесят пять боевых кораблей, в их числе крейсер, четыре эсминца, шесть миноносцев, несколько подводных лодок". По роду своей работы Н.А. Бологов был связан с Министерством иностранных дел. В 1945 г. накануне праздника Октябрьской революции я был у Николая Александровича, раздался телефонный звонок, он снял трубку и поблагодарил за поздравление. Звонил А.Я. Вышинский. Позднее дядя поделился со мной: "С Вышинским я работать мог, а с Молотовым - нет". Такие минуты откровения бывали не часто, видимо, когда ему вспоминалось пережитое. В сказанное он не углублялся. По роду работы в ГМШ ВМФ Н.А. Бологов тесно работал с МИД СССР, и в частности с представителем этого ведомства А.Я. Вышинским.

Посмотреть рисунокЭскадренный миноносец "Константин". 1917 г.
Фото из архива Алексея БИРЮКОВА

Николай Александрович был большим библиофилом. За свою жизнь он собрал прекрасную библиотеку. Любил классику, книги по истории Российского государства, военной истории и истории создания Военно-морского флота, военно-мемуарную литературу, книги на иностранных языках.

В 1946 г. Наркомат Военно-морского флота был упразднен, а Н.А. Бологов переведен в Военно-политическую Академию им. В.И. Ленина начальником военно-исторической кафедры. Напряженная работа, командировки на фронт, бессонные ночи в годы Великой Отечественной войны сильно подорвали здоровье Н.А. Бологова. 1 сентября 1948 г. он был уволен по болезни в отставку.

За заслуги перед Родиной контр-адмирал Николай Александрович Бологов был награжден орденами Ленина, Красного Знамени (дважды), Нахимова II степени (он гордился этим орденом и считал самой дорогой наградой), Красной Звезды (дважды), медалями "За оборону Ленинграда", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", "За победу над Японией" и другими.

Находясь в отставке, Н.А. Бологов по предложению Адмирала Флота Советского Союза И.С. Исакова принимал активное участие в составлении первого в мире "Морского атласа" и являлся одним из соавторов 1-го тома (навигационно-географического). Редактировал книгу А.Н. Степанова "Порт-Артур". В знак благодарности автор подарил ему двухтомное издание этого исторического повествования с автографом: "Уважаемому Николаю Александровичу Бологову в знак глубокой благодарности за дружескую помощь при переработке исправлений этой книги преподносит автор. А. Степанов".

Будучи в отставке, он не прерывал связи с флотом. Его волновали мысли о боевой мощи ВМС. Он считал, что СССР должен обладать таким же вооружением, какое есть у США, в частности авианосцами. Это имело большое политическое значение для защиты интересов СССР на международной арене. В середине 50-х гг. с этим предложением он письменно обращался к Н.С. Хрущеву. Ответа не последовало. А в начале 60-х гг. прошлого века была опубликована книга "Лицом к лицу с Америкой", написанная авторским коллективом о визите в сентябре 1959 г. главы Советского правительства Н.С. Хрущева в Соединенные Штаты Америки.

Обсуждая со мной поездку Хрущева в США, Николай Александрович заметил: "Америка до 1917 г. и после никогда не была другом России и не будет" (имел в виду правящие круги США. - Прим. авт.). Правдивость этой мысли старого дипломата впоследствии подтверждалась не один раз, сегодня она имеет право на существование.

До конца своих дней Н.А. Бологов переживал о невосполнимой утрате. В бою за Родину 20 февраля 1944 г. под Кингесепом погиб его старший сын - лейтенант Николай Николаевич Бологов, 1923 г. рождения, тоже участник обороны Ленинграда. Николай Александрович с уважением и любовью относился к своей жене Екатерине Константиновне, разделявшей с ним все трудности и невзгоды на протяжении 47 лет совместной жизни.

Николай Александрович был радушным, остроумным и приветливым хозяином в доме. Любил собирать на праздники близких родственников и радовать их. Хорошо разбирался в гастрономии, стол сервировал сам. Заботу о приобретении продуктов брал на себя. На столе всегда стояли с любовью приготовленные первоклассные закуски, вина и водка разных сортов. Зная вкусы гостей, старался, чтобы каждый остался доволен приемом и радовался, сделав людям приятное.

Скончался Николай Александрович Бологов 22 апреля 1969 г., скоропостижно ушел из жизни последний участник Моонзундского морского сражения. На поминальной трапезе много было морских офицеров. Николай Александрович Бологов прожил достойную жизнь, сделал немало добрых дел на благо Отечества.

Алексей БИРЮКОВ

Опубликовано в выпуске № 7 (223) за 20 февраля 2008 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц