Версия для печати

Нужна ли информационная революция в армии?

Кондратьев Александр
"Сетецентрическая война", "комплексные сетевые возможности", "информационно-центрическая война" и многие другие - это названия новых "сетецентрических" концепций, реализуемых в большинстве зарубежных стран. В Вооруженных Силах РФ ожидать начала "информационной революции" пока не приходится. Но первый шаг уже сделан - на июльском заседании Президиума Госсовета самим президентом. Остается надеяться, что с этим шагом действительно придет и понимание важности и необходимости внедрения перспективных информационных технологий в военную сферу, а также появится возможность полностью реализовать заложенный в наши боевые системы и средства потенциал.


МЕТОДЫ ВЕДЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ВОЙНЫ ТРЕБУЮТ НОВЫХ ПОДХОДОВ


"Сетецентрическая война", "комплексные сетевые возможности", "информационно-центрическая война" и многие другие - это названия новых "сетецентрических" концепций, реализуемых в большинстве зарубежных стран. В Вооруженных Силах РФ ожидать начала "информационной революции" пока не приходится. Но первый шаг уже сделан - на июльском заседании Президиума Госсовета самим президентом. Остается надеяться, что с этим шагом действительно придет и понимание важности и необходимости внедрения перспективных информационных технологий в военную сферу, а также появится возможность полностью реализовать заложенный в наши боевые системы и средства потенциал.
{{direct_hor}}
Обеспечение национальной безопасности государства в "информационную эру" становится все более сложным и комплексным мероприятием, затрагивающим вопросы борьбы с международным терроризмом, предотвращения региональных конфликтов в мире и многое другое. Сами тенденции последних десятилетий свидетельствуют о повышении комплексности военных операций и увеличении их пространственного размаха. Как подчеркивают американские специалисты, "именно комплексность современных угроз и вызовов национальной безопасности затрудняет решение таких проблем старыми методами "индустриальной эры".

В эпоху XXI века, "информационной эры", на первое место выходят новые информационные технологии, которые, по мнению ряда зарубежных экспертов, позволят на практике реализовать "революцию" в военном деле. Их внедрение в военную сферу также направлено на повышение боевых возможностей формирований, но уже не только за счет повышения огневых, маневренных и других характеристик отдельных образцов вооружения, а в первую очередь за счет обеспечения всех участников боевых действий своевременными и точными данными ситуационной осведомленности об обстановке на поле боя, а также сокращения цикла боевого управления.

"СЕТЕЦЕНТРИЧЕСКИЕ" ПРИНЦИПЫ

Авторами первой концепции - "сетецентрической войны" (Network-Centric Warfare), определяющей новые принципы управления войсками и силами в будущих операциях, являются вице-адмирал ВМС США Артур Цебровски и эксперт Министерства обороны Джон Гарстка. Данная концепция в отечественных источниках трактуется как "ведение боевых действий в едином информационно-коммуникационном пространстве", успех в которых будет зависеть в первую очередь от объединения всех участников боевых действий в рамках этого пространства.

Особенностью такого объединения является то, что оно охватывает не только системы боевого управления, связи, вычислительной техники, разведки и наблюдения (C4I), но и отдельные образцы ВВТ (боевые платформы), и в первую очередь средства огневого поражения, а это существенно повлияло на формирование новой системы взглядов на формы и способы ведения боевых действий объединенными группировками войск, а также на выбор инновационных путей реализации заложенных в боевые платформы потенциальных возможностей.

Для демонстрации новых принципов управления и отражения зависимости от них боевой эффективности формирований Министерство обороны США проводило целый ряд экспериментальных учений. Аналогичным образом поступают и в Вооруженных Силах Китая. В одном из сценариев таких учений они смоделировали высоко "цифровизированную" группировку войск противника, которая противостояла и успешно разгромила формирования НОАК, имеющие существенные ограничения в системе боевого управления, связи, вычислительной техники и разведки C4ISR. Именно такие объединенные с применением перспективных информационных технологий системы позволяли войскам противника с высокой точностью поражать формирования НОАК на больших дальностях, то есть еще до момента развертывания их в боевые порядки.

Один из основоположников концепции, Джон Гарстка, отмечал, что "сетецентрическая война" для войны - то же, что электронный бизнес (e-business) для бизнеса". То есть действительно можно говорить о непосредственном влиянии современных информационных технологий на своевременность принятия решений, управления подчиненными формированиями, а также о повышении боевых возможностей группировок войск, оснащенных современной техникой и вооружением.

Вместе с тем среди российских специалистов существует мнение, что новые "сетецентрические" принципы управления предназначены для ведения глобальных войн с управлением из единого центра; интеграция всех участников боевых действий в единую сеть - это только фантастическая и несбыточная концепция применения группировок (стай) роботов, а также что формирование единой (для всех уровней) картины ситуационной осведомленности не нужно боевым формированиям тактического звена, потому что им нужна только тактическая (локальная) информация.

Но глобальность, о которой говорят некоторые наши эксперты в рамках обсуждения новых концепций, предусматривает в первую очередь возможность боевых формирований получать доступ к информационной инфраструктуре Министерства обороны, базам разведывательной информации, аналитическим центрам, находясь в любой точке земного шара и в любое время.

Кроме того, "сетецентрические" принципы - это не только тактика "роя" перспективных формирований с рассредоточенными боевыми порядками, это и изменение способов разведывательной деятельности, упрощение процедур согласования и координации при организации объединенного огневого поражения, а также некоторое нивелирование разграничения средств по звеньям управления, позволяющее применять стратегические средства разведки и огневого поражения для разведывательного и огневого обеспечения действий тактических формирований, как и было в Афганистане и Ираке.

Если бы мы понимали все преимущества и важность внедрения информационных технологий, а также имели бы такие возможности, то не было бы героически погибшей 6-й роты. Были бы живые герои, и выполнялся бы принцип о приоритетности сохранения и приумножения человеческого капитала.

СОКРАЩЕНИЕ ИЛИ ОСНАЩЕНИЕ?

Если сравнивать американский и советский стиль управления, от которого мы никак не отойдем, то общего практически нет. Например, толчком к проводящемуся в настоящее время реформированию Вооруженных Сил США стало взрывное увеличение информационного потока. Если во время Первой мировой войны телефонное сообщение позволяло передавать до 30 слов в минуту, то появление радио увеличило скорость обмена в два раза, а во Вьетнаме скорость достигала уже 100 слов в минуту. Применение же первых компьютеров на поле боя в разы увеличило объемы передаваемой информации. Так, во время первой войны в Персидском заливе скорость передачи данных достигала уже 192 000 слов в минуту, а прогнозное значение к 2010 году может достигнуть уже 1,5 трлн. Именно высокий уровень информационного обмена характерен для американского стиля управления. И американское военное руководство старается повернуть "информационный взрыв" в повышение боевых возможностей своих формирований.

Напротив, советский стиль управления директор департамента систем управления, связи, компьютерной техники и разведки компании Thales Валерий Роузет охарактеризовал следующим образом: "Советский стиль управления, который присущ и странам Восточной Европы, характеризуется крайне низким уровнем информационного обмена". Именно необходимость замены самого мировоззрения военного руководства ВС РФ на новые принципы управления, вероятно, и является одной из ключевых проблем внедрения перспективных информационных технологий в военную сферу, а также достижения необходимого уровня интеграции и взаимодействия.

Рано или поздно и мы придем к тому, что сейчас называется "сетецентрическая война", вопрос - когда? Если провести аналогию с западными странами, где пик информационных революций пришелся на 1985-1995 годы, а в военной сфере информационный прорыв начался только через 10 лет, то получается, что в нашей армии грядут изменения только в 2018 году, и то, если считать началом информационной революции в России 2008 год, хотя до сих пор часть огромной территории России не имеет никакой связи и реально отрезана от мира.

Правда, первый шаг к решению проблемы уже сделан, и сделан самим президентом РФ. В середине июля на заседании Президиума Госсовета, проходившем в Петрозаводске, говорилось о необходимости разработки плана мероприятий по созданию эффективной системы координации и управления реализацией Стратегии развития информационного общества, восстановления микроэлектронной промышленности и о многом другом. Но самое главное - Дмитрий Медведев указал на необходимость подготовки и обучения чиновников всех уровней работе с использованием современных информационных технологий. Одной же из основных задач является переход к 2011 году всех государственных структур на электронный документооборот, то есть создание системы "электронного правительства" (e-government).

Как говорится, и слава Богу, может, и страна получит новый импульс к развитию, реальному освоению огромной территории России, созданию новых рабочих мест в регионах. Только вот не помешают ли? Если в 80-х годах прошлого столетия американцы целенаправленно снижали налоговые ставки на все информационные технологии, импортируемые в США, то сейчас они обеспокоены распространением таких технологий другим странам и уже сами всячески ограничивают их экспорт. Так что реальное внедрение современных информационных технологий и переход к адаптивному управлению в Вооруженных Силах Российской Федерации может произойти уже после 2020 года.

В этой связи возникает вопрос о приоритетах и порядке проведения реформ в Российской армии, имея в виду сокращение органов управления и переход на бригадную структуру. Например, американцы начали осуществление реформ только после оснащения своих Вооруженных Сил высокоточными средствами разведки, поражения и внедрения современных систем связи, позволивших осуществить переход на качественно новый уровень управления. Решение об отказе от дивизионной структуры СВ США принято только в прошлом году, и то было решено оставить штабы дивизий регулярных войск как дополнительный орган управления в случае возникновения крупномасштабных войн, а также сохранить дивизионную структуру резерва армии. Так же поступают и китайцы, подчеркивая, что именно современные информационные технологии позволили ВС Китая сократить излишние уровни управления и начать переход на бригадную структуру.

Возможно, что наиболее ярким отражением долгосрочных планов военного руководства Китая в отношении создания интегрированной системы боевого управления, связи, компьютерной техники и разведки является высказывание бывшего начальника генерального штаба ВС Китая (1992-1995 гг.) генерала Джона Ваньюаня (Zhang Wannian). Он отмечал, что "система боевого управления и связи должна быть интегрирована и объединена единой сетью для повышения эффективности боевых формирований, что этот процесс должен сопровождаться одновременным снижением количества уровней управления". Генерал, изучая опыт ВС США, указывал, что "процесс "цифровизации" и интеграции позволяет снизить количество таких уровней с пяти до трех". И военное руководство Китая, объединяя свои органы управления и участников боевых действий в единую сеть, рассчитывает на такой же эффект.

Другие китайские эксперты указывают, что эпоха информационного века "сломала" устоявшиеся мнения и взгляды на традиционные уровни системы боевого управления и связи. Более того, существует мнение, что вооруженные силы должны сами структурироваться вокруг "скрытых возможностей информации". То есть революция в военном деле должна наступить после внедрения перспективных информационных систем и привести к реформированию ВС с изменением организационно-штатных структур формирований, а также форм и способов их применения.

Так почему сначала оснащение, а потом реформирование? Вероятно, потому, что сформированные в СВ США бригадные тактические группы имеют почти в 10 раз большую зону ответственности по сравнению с бригадами времен Второй мировой войны, реализуя тем самым тактику "роя" распределенных боевых порядков. А для контроля такой зоны ответственности и обеспечения эффективного управления рассредоточенными на поле боя формированиями бригадные тактические группы получили штатный комплект сил и средств разведки, средств высокоточного поражения большой дальности, перспективных средств связи и передачи данных, обеспечив тем самым самодостаточность тактического формирования. Немаловажен и вопрос подготовки квалифицированных специалистов потому, что возможности новой информационной эры - это более чем просто развертывание сетей. Это еще и люди, находящиеся в сети, принимающие решения и заставляющие сеть функционировать от стратегического до тактического уровня.

НАЧАЛО ДВИЖЕНИЯ

Конечно, нельзя говорить, что ничего в Вооруженных Силах Российской Федерации не делается. Делается, но это только первые шаги к внедрению перспективных информационных технологий, к пониманию "сетецентрических" принципов управления. А причина нынешнего положения, вероятно, заключается в том, что нет самой необходимости в своевременной и точной информации. Если в американской концепции "глобального удара" предусматривается возможность нанесения высокоточных ударов в любой точке мира уже через 1 час после обнаружения целей, то для нас и сутки - результат. Более того, нет необходимого количества высокоинформативных средств разведки, информация с которых и будет циркулировать в сети, нет средств высокоточного поражения, которым такая информация, собственно, и нужна. По сути - это "экономика знаний". И если спроса на товар (информацию) нет, то он никогда и не появится.

Александр КОНДРАТЬЕВ
кандидат военных наук, профессор Академии военных наук

Опубликовано в выпуске № 48 (264) за 10 декабря 2008 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...