Версия для печати

Военная контрразведка вчера и сегодня

Удманцев Вадим
В Центральном музее Вооруженных Сил 4 декабря открылась новая экспозиция, посвященная деятельности отечественных органов военной контрразведки с периода создания Особого отдела ВЧК по настоящее время.


ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ ПРОДОЛЖАЕТ ЗНАКОМИТЬ С ГЕРОИЧЕСКИМИ И ТРАГИЧЕСКИМИ СТРАНИЦАМИ СВОЕЙ ИСТОРИИ


В Центральном музее Вооруженных Сил 4 декабря открылась новая экспозиция, посвященная деятельности отечественных органов военной контрразведки с периода создания Особого отдела ВЧК по настоящее время.
{{direct_hor}}

В истории военной контрразведки немало славных страниц.
Фото Анвара ГАЛЕЕВА
Поскольку устроителями экспозиции наряду с музейными работниками выступили сотрудники департаментов и управлений ФСБ, ФСО и ветераны военной контрразведки, от посетителей не скрывают, что данная выставка приурочена к конкретной дате - 20 декабря, когда сотрудники всех органов безопасности России отметят свой профессиональный праздник.

По словам организаторов, в экспозиции представлены 408 фотодокументов и 216 материальных экспонатов, многие из которых уникальны: награды, оружие, военное снаряжение, предметы личного пользования. О преемственности традиций и духовной взаимосвязи контрразведчиков нынешнего поколения с мастерами контршпионажа давно минувших лет говорит целая вереница боевых знамен-кумачей на стенах просторного зала. С ними соседствует синий штандарт Департамента военной контрразведки ФСБ России, который обычно стоит в кабинете руководителя этой структуры генерал-полковника Александра Георгиевича Безверхнего.

Экспозицию открывает стенд со схемами организации российской контрразведки накануне и в годы Первой мировой войны. Есть и другие, украшающие данный уголок экспонаты: 12-мм трость-ружье и 10-мм трость-винтовка французского производства "Дюмонтьер", плакаты начала ХХ века, исполненные глубокого патриотического пафоса. Никакой ошибки в этом нет - именно в Российской империи в начале 1903 года было создано разведочное отделение Главного штаба, которое выполняло функции военной контрразведки.

К сожалению, спустя какое-то десятилетие, когда партийно-государственная власть стала использовать органы безопасности в качестве орудия для массовых политических репрессий, многое из того драгоценного накопленного опыта было утрачено. Представленные в этом разделе выставки документы наглядно показывают, что сначала под этот злосчастный маховик попадали отдельные сословия, но затем его жертвами становились те же чекисты.

Всего же в ходе "большого террора" были расстреляны 6 бывших начальников советской военной контрразведки, подверглись репрессиям тысячи их подчиненных. Гнетущую атмосферу тех лет передают экспонаты: плакат с надписью "Да здравствует НКВД - неусыпный страж революции, обнаженный меч пролетариата!" и звонок вызова подсудимых на заседания "тройки".

Значительный раздел выставки посвящен работе военных контрразведчиков в годы Великой Отечественной войны. В октябре-ноябре 1941 года в Москве был заминирован ряд наиболее известных зданий и прочих важных объектов, которые подлежали уничтожению путем подрыва в случае захвата столицы противником. Некоторым из них в целях конспирации этих замыслов даже были даны условные наименования, в том числе: "Елена" - Елоховский собор, "Мося" - гостиница "Москва", "Батя" - "Большой театр".

Разработкой диверсионных акций занимался легендарный Павел Судоплатов, а остальные управления, в том числе и военная контрразведка, передавали в его распоряжение наиболее надежную агентуру. На стендах выставки можно ознакомиться с копиями документов, из которых следует, насколько строгим был отбор людей для решения вышеназванных диверсионных задач и как серьезно проводилась их конспирация. Взять хотя бы эти скупые строки: "Совсекретно. Справка по группе "Ивана". Группа "Ивана" состоит в настоящее время из 10 человек: 4 человека из состава группы имеют опыт подпольной работы (также большевики и партизаны), остальные товарищи, преимущественно учащаяся молодежь, впервые на подпольной работе. Членов партии в группе 3 человека, членов ВЛКСМ 4 человека и 3 человека беспартийные. 6 человек из состава группы переведены в подполье, 1 работает по своим документам".

Если фамилии многих стародавних агентов госбезопасности по понятным причинам даже сегодня не подлежат огласке, то личности комиссара госбезопасности 3-го ранга Анатолия Николаевича Михеева отведено особо почетное место в экспозиции. Находясь на вполне "тыловой", далекой от фронта должности начальника 3-го Управления НКО СССР, Михеев с началом войны написал рапорт о командировании его в действующую армию. Рапорт был удовлетворен, и спустя уже какие-то часы Михеев возглавил Особый отдел НКВД Юго-Западного фронта. Попав в окружение восточнее Киева вместе со своим командующим генерал-полковником Кирпоносом, комиссар госбезопасности лично водил в атаку подчиненных, был ранен в ногу, но, опираясь на палку, продолжал участвовать в рукопашных схватках. Утром 23 сентября 1941 года Михеева и двух его товарищей настиг на краю обрыва и раздавил немецкий танк. Гранат у бойцов уже не было, но никто не сдался в плен - все погибли геройски. В настоящее время руководство ФСБ РФ предпринимает шаги, направленные на присвоение Михееву Анатолию Николаевичу звания Герой России посмертно.

Значительный раздел выставки посвящен многоплановой работе управлений контрразведки СМЕРШ, в том числе мужественной деятельности наших военных контрразведчиков в немецких разведшколах. В этой связи нелегкие испытания выпали на долю уроженца Ставрополья 1926 года рождения старшего лейтенанта Анатолия Ивановича Козлова. В 1941 году он попал в окружение под Вязьмой, воевал в партизанском отряде, летом 1942-го вместе с женой схвачен фашистами и завербован германской разведкой. Окончив немецкую разведшколу, был заброшен в советский тыл с документами на имя капитана Раевского. После явки с повинной к нашим, Анатолия ждал новый удивительный поворот судьбы - теперь уже "смершевцы" постарались внедрить и устроить его преподавателем центральной школы агентурной разведки фронтовой абверкоманды-103 в Борисове (имевшей радиопозывной "Сатурн"). В этой должности Козлов перевербовал и разоблачил десятки немецких агентов, в 1945 году попал в плен к американцам и, наконец, всеми правдами и неправдами вернулся-таки на Родину, в СССР. В экспозиции Центрального музея ВС теперь выставлены копии документов, позволяющие проследить этапы этого весьма тернистого, но удивительного человеческого пути: фото Козлова в форме капитана РОА, фальшивые документы, которыми снабдили Козлова сотрудники Абвера перед заброской в советский тыл. Это и рапорт Александра Ивановича на имя руководителя советской миссии по репатриации в Париже, в котором Козлов сообщил о том, что выполнял задание советской контрразведки, назвал свой пароль - "Байкал-60" и попросил скорее проинформировать о своем местонахождении ответственных лиц в Москве. Кстати говоря, именно этот агент послужил прототипом главного героя кинофильма "Путь в "Сатурн". Правда, рассекретить боевой путь Козлову позволили только в 1964 году - накануне 20-летия Победы.

Что же касается сегодняшних будней военной контрразведки, то весьма сильное впечатление производит внушительный список бывших российских военнослужащих, в 2000-2008 гг. пойманных и осужденных за связи с иностранными разведками. Формулировки из таких дел, как правило, разнятся, хотя суть везде одна и та же: "за государственную измену в форме шпионажа", "за покушение на государственную измену".

Невидимое большинству обывателей противостояние военных контрразведчиков предателям и шпионам всех мастей продолжается и в наши дни.

Вадим УДМАНЦЕВ

Опубликовано в выпуске № 48 (264) за 10 декабря 2008 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц