Версия для печати

Что противопоставить ПРО?

Финогенов Михаил
Создание базы противоракет в Польше и РЛС в Чехии можно считать практически свершившимся фактом. И это остается одним из наиболее чувствительных аспектов нынешних отношений между Соединенными Штатами и Россией. Наша страна выражает недоумение в связи с перспективой появления американских объектов ПРО у своих границ и не скрывает неудовлетворенности официальной версией США о необходимости защититься от иранских и северокорейских баллистических ракет.


ЗАДАЧА РОССИИ - СОХРАНИТЬ СТРАТЕГИЧЕСКУЮ СТАБИЛЬНОСТЬ В МИРЕ


Создание базы противоракет в Польше и РЛС в Чехии можно считать практически свершившимся фактом. И это остается одним из наиболее чувствительных аспектов нынешних отношений между Соединенными Штатами и Россией. Наша страна выражает недоумение в связи с перспективой появления американских объектов ПРО у своих границ и не скрывает неудовлетворенности официальной версией США о необходимости защититься от иранских и северокорейских баллистических ракет.
{{direct_hor}}

Такие же ракеты-перехватчики будут установлены в Польше.
Фото Агентства по противоракетной обороне США
США выражают ответное недоумение российской "непонятливостью". Выступая на брифинге для прессы, шеф Пентагона Роберт Гейтс сказал, что американские планы по размещению элементов системы противоракетной обороны в Восточной Европе никоим образом не направлены против России. "Те компоненты ПРО, - подчеркнул он, - которые мы намереваемся разместить в Европе и ведем сейчас по этому поводу переговоры (с Польшей и Чехией), не представляют угрозы для Европы, не представляют угрозы для России". Но заверения его и других представителей администрации Джорджа Буша в том, что объекты в Чехии и Польше не будут направлены против российских интересов, выглядят неубедительно.

Во-первых, США приняли решение о развертывании своих объектов ПРО вблизи российской территории без каких-либо предварительных консультаций с Москвой, поставив ее перед фактом.

Настоящие партнеры так не поступают, ибо подобный шаг неизбежно выглядит как враждебный.

Во-вторых, легенда о намерениях Ирана запускать (пусть даже в отдаленном будущем) межконтинентальные ракеты по США или ракеты средней дальности по европейским странам НАТО, по мнению независимых экспертов, выглядит как-то уж фантастически или, как минимум, крайне маловероятно. В-третьих, выбор Польши и Чехии в качестве стран, где будут размещены объекты американской ПРО, кажется странным: логичнее было бы разместить их в Турции, Грузии или Азербайджане, на худой конец - в Румынии. Похоже, что здесь больше политики, нежели логики: Варшава и Прага сегодня - самые лояльные союзники США в Восточной Европе, а польское руководство занимает практически открытую антироссийскую позицию.

По-видимому, в этом же направлении Вашингтон работает и с государствами СНГ. Весной с.г. американский Сенат законодательно поддержал вступление в НАТО пяти новых государств, в том числе Грузии и Украины. Им даже обещаны деньги из бюджета США на подготовку к вступлению в Североатлантический альянс. Албания, Хорватия и Македония получат по 3 млн. долларов, а Грузия - 10 млн. долларов. Насчет суммы для Украины у сенаторов ясности пока нет. Видимо, все зависит от того, как Киев, в понимании Вашингтона, будет себя вести. Проверкой "благонадежности" Украины может стать ее участие в программе ПРО, которая сейчас активно внедряется в Европе. Помощник госсекретаря по вопросам нераспространения и международной безопасности Джон Руд, выступая 27 февраля 2007 г. в Лондоне на конференции по проблемам европейской противоракетной обороны, назвал Украину в числе "более чем 15 стран, которые в той или иной мере вовлечены в усилия по созданию системы ПРО". Подтверждением этому факту стал визит в Киев 13 марта с.г. директора Агентства по противоракетной обороне США генерал-лейтенанта Генри Оберинга. Судя по периодически появляющейся в СМИ информации, НАТО требует от Украины размещения на ее территории трех радиолокационных комплексов, которые смогут "просматривать" российскую территорию на глубину от 100 до 200 км, обещая все расходы взять на себя. Отношение основных политических сил на Украине к данному вопросу неоднозначно, о чем свидетельствует развернувшаяся в этой стране дискуссия о сотрудничестве с Соединенными Штатами по вопросу размещения американских объектов ПРО в стране. В частности, президент Виктор Ющенко объявил, что "никогда не рассматривал и не будет рассматривать вопрос размещения на территории Украины систем противоракетной обороны США, не считает нужным форсировать украинское участие в американской ПРО". "Я не есть большой сторонник того, чтобы Украина как страна спешила принимать ПРО, - говорил он. - Этот вопрос не ко времени, и не сегодня мы должны давать этот ответ". А министр обороны Анатолий Гриценко опроверг сообщения СМИ о возможном развертывании на территории страны элементов американской противоракетной обороны. Глава военного ведомства Украины отметил, что Министерство обороны и Генеральный штаб не получали никаких заданий от высшего руководства государства на проведение переговоров по размещению элементов американской ПРО на территории Украины.

Впрочем, как противовес размещению компонентов американской ПРО на своей территории украинские лидеры считают перспективным коллективное сотрудничество в вопросах противоракетной обороны и совместное заинтересованное их обсуждение. По мнению Виктора Ющенко, решение вопроса о создании глобальной системы ПРО не является компетенцией отдельных государств, сначала необходимо провести международную дискуссию по этой проблеме: "Этот вопрос не относится только к позиции или мнению отдельных государств. Мы говорим о глобальных процессах, которые будут относиться к тебе независимо от того, где географически находится твоя страна. Это тебя затрагивает. Существует много нюансов, от которых надо либо отказаться, либо вынести их за скобки и не брать во внимание. Много этажей у этой дискуссии, и надо дать каждому этажу высказаться".

Важным также представляется заявление премьера Виктора Януковича о готовности Украины участвовать в переговорах по созданию системы ПРО Европы, сделанное 18 марта с.г. в эфире украинского телевидения. По словам Януковича, Украину волнует, что "процесс размещения американской системы ПРО в Европе происходит по несогласованному сценарию". "Сейчас можно было бы сесть за стол переговоров всем стратегическим партнерам по созданию системы ПРО в Европе. Что касается Украины, мы также готовы сесть за стол переговоров", - заявил он. По словам премьера, Украине есть с чем идти в систему ПРО. В частности, Украина располагает системами слежения за космическим пространством, которые совместно используются Украиной и Россией.

Таким образом, неоднозначное отношение основных политических сил Украины к размещению в Европе элементов ПРО США во многом отражает политическое противостояние этих сил. Единодушие проявляется лишь в отрицательном отношении к размещению американских противоракетных объектов на территории Украины.

Уже упоминавшийся Генри Оберинг признался, что Соединенные Штаты намерены к 2011 г. разместить радар системы ПРО в Кавказском регионе. "Такой дополнительный радар был бы полезен, но не является жизненно необходимым для системы ПРО", - дополнил он, не уточняя, о какой стране может идти речь. Почти сразу Азербайджан опроверг сведения о возможном размещении на территории республики американской ПРО. Остаются: Армения, которая вряд ли захочет так портить отношения с Россией, и Грузия, которая, исходя из того, что отношения Москвы и Тбилиси складываются не лучшим образом, вполне может пойти на это. Тем более, Грузия не раз заявляла о желании присоединиться к НАТО. Чем не "вступительный взнос"?

Впрочем, почти одновременно все три южно-кавказские государства официально сообщили, что не получали от Вашингтона никаких предложений к сотрудничеству в части размещения систем ПРО. По заявлению главы МИД Грузии Гелы Бежуашвили, "Грузия готова рассмотреть возможность размещения элементов американской системы противоракетной обороны на своей территории. Если американцы обратятся к нам с этой просьбой, мы с готовностью вступим с ними в переговоры", - говорил он британской газете Financial Times.

Чем бы ни объясняли свои действия американцы и какие бы заявления ни делали политические власти государств, к которым США обращаются с вопросами о сотрудничестве в области ПРО, уже ясно: Пентагон хочет создать кольцо баз вокруг России. Это подтверждают и выводы, сделанные в выступлении президента Владимира Путина на проходившей 10 февраля этого года в Мюнхене 43-й Конференции по безопасности. Глава российского государства фактически обвинил Соединенные Штаты в том, что они, не сообразуясь ни с какими международными нормами, перешагнули "свои национальные границы во всех сферах". Он предупредил Запад, что такая тенденция носит крайне опасный характер и ведет к тому, что ни одна страна не может чувствовать себя в полной безопасности.

Тогда в западной прессе вновь стали муссироваться прогнозы возобновления холодной войны. Но почти сразу же после заявлений Владимира Путина американская информационная компания CNN провела в Интернете опрос 124 тыс. человек - 73% из них выразили свое согласие с выводами президента РФ. Реакция западных "верхов" носила противоположный характер. 25 февраля, выступая по одному из каналов американской телекомпании "Фокс", глава американского внешнеполитического ведомства Кондолиза Райс объявила, что критика Кремля в адрес Белого дома по поводу наступления НАТО на восток и планов развертывания ПРО в Восточной Европе не идет на пользу укреплению российско-американских отношений. При этом она заметила, что "Россия - это не Советский Союз, и нам нужно это признать". Госсекретарь также сказала, что у России и США время от времени могут возникать определенные разногласия, поэтому Кремль и Белый дом "будут иногда не соглашаться друг с другом". "Это другая страна, и у нас другие взаимоотношения, - продолжала она. - Мы сотрудничаем с русскими на ряде фронтов - по Северной Корее, по Ирану, пытаемся предотвратить ядерный терроризм, и у нас очень много областей для сотрудничества". А вот относительно развертывания американской системы ПРО в Европе глава внешнеполитического ведомства Соединенных Штатов выразилась в том смысле, что это совсем не новость для российского руководства. Она заметила, что представители РФ и США провели более 10 официальных встреч, в ходе которых велось подробное обсуждение данного вопроса. Г-жа Райс также рассказала, что Джордж Буш преисполнен желания "развивать с русскими сотрудничество в области ПРО", а потом объявила: "В том, что касается ПРО, никто из тех, кто в этом разбирается, не будет утверждать, что размещенные в Польше десять перехватчиков могут каким-либо образом создавать угрозу для тысяч боеголовок, имеющихся в российском арсенале ".

Но еще раз повторим: успокоительные заявления представителей США относительно целей размещения ПРО в Восточной Европе вряд ли могут удовлетворить Россию. Вашингтону потребуется сделать нечто большее, чтобы в Москве не считали американские планы угрозой своей безопасности. Односторонние действия администрации Джорджа Буша, связанные с выходом Соединенных Штатов из Договора по ПРО и началом развертывания американцами компонентов морского и наземного базирования эшелонированной системы ПРО, пока не ухудшили для РФ ситуацию "взаимного гарантированного уничтожения", которая является гарантом неприменения ядерного оружия каждой из противостоящих сторон. Можно полагать, что при сохранении Россией надежного потенциала стратегического ядерного сдерживания эта ситуация радикально не изменится, по крайней мере в течение ближайших 10 лет, однако угроза нарушения стратегической стабильности будет возрастать.


Необходимо ускорить реализацию программы оснащения российских СЯС системами вооружения, способными надежно преодолевать ПРО.
Фото Леонида ЯКУТИНА
В идеале предотвращение гонки вооружения возможно лишь в случае формирования новой модели военно-политического взаимодействия России и США - "взаимной гарантированной безопасности". Вероятность такого развития событий сегодня мала. Но ситуация может измениться, если новая американская администрация, которая придет к власти в 2009 г., пересмотрит стратегию Буша и пойдет на компромиссные соглашения с Россией, включая новые международно-правовые договоренности. Такой вариант исключать нельзя, но и гарантий его осуществления нет. В этих условиях приходится констатировать, что задача России заключается в том, чтобы не допустить нарушения стратегического баланса и получения Соединенными Штатами подавляющего военного превосходства. То есть, учитывая уроки гонки вооружений в период холодной войны, необходимо принять эффективные меры для сохранения модели "взаимного ядерного устрашения", адекватно поддерживая и - в случае возрастания американской угрозы - наращивая угрозу для США. При этом необходимо не допустить втягивания нас в губительную гонку вооружений. Выстраивать наши ответные действия таким образом, чтобы не вызывать опасений у окружающих Россию государств за их безопасность.

Представляется, что принимаемые нами меры должны включать в себя взаимосвязанный и взаимообусловленный комплекс усилий в политико-дипломатической и военно-технической сферах. В политико-дипломатической сфере следует прежде всего определиться с подходом к контролю над вооружениями, провести "ревизию" заключенных Россией договоров и соглашений в этой области, чтобы можно было понять, какие договоры и соглашения работают на безопасность страны и поэтому нуждаются в сохранении, укреплении или корректировке; какие договоры и соглашения перестали отвечать национальным интересам и больше не нужны России; наконец, какие новые договоры и соглашения необходимо заключить, чтобы повысить уровень безопасности страны и способствовать сохранению стратегической стабильности в мире.

Среди действующих между Россией и США договоров в области контроля над вооружениями наиболее актуальными на нынешнем этапе российско-американских отношений являются договоры РСМД, СНВ-1 и СНП. Необходим глубокий и всесторонний анализ целесообразности как соблюдения, так и одностороннего выхода РФ из Договора РСМД. В целом представляется, что непродуманным выходом из Договора РСМД мы не укрепим, а ослабим свою безопасность. Вполне просчитываемый ответ Америки и НАТО во много раз перевесит выгоды в военном плане, которые может получить Россия, объявляя о развертывании ядерных ракет средней дальности.

Представляется, что России нужны совсем другие ответные меры в военно-технической сфере, которые позволили бы нейтрализовать нарастание военной угрозы со стороны Соединенных Штатов и действительно сохранить, а не нарушить сложившийся стратегический баланс. Необходимо ускорить реализацию программы оснащения российских СЯС системами вооружения, способными надежно преодолевать ПРО. Прежде всего, это касается новой мобильной МБР РС-24, прототип которой с РГЧ был испытан 29 мая с.г. К тому же в декабре 2009 г. истечет срок Договора СНВ-1, и мы сможем начать оснащать РГЧ и находящиеся на боевом дежурстве МБР РТ-2ПМ2 ("Тополь-М"). Эти шаги так же, как и рассредоточение наших мобильных МБР, никоим образом не будут нарушать условия Договора СНП, который позволяет каждой стороне самостоятельно определять состав, структуру и группировку своих стратегических ядерных сил.

По свидетельству мартовского номера 2007 г. известного "Бюллетеня атомных ученых", который ссылается на обмен РФ и США официальными данными, у России имеется 45 ПУ "Тополь-М", которые могут быть оснащены маневрирующими головными частями. Таким образом, 10 перехватчиков, которые Пентагон хочет развернуть в Польше в 2012 г., не будут иметь никаких шансов не только перехватить наши ракеты, но и просуществовать больше нескольких минут при осуществлении сценария американо-российской войны.

Еще одним эффективным средством поражения объектов ПРО являются высокоточные крылатые ракеты воздушного базирования (КРБВ). Опыт современных вооруженных конфликтов и локальных войн свидетельствует, что наиболее эффективно с задачей поражения радаров неядерными средствами способна справиться авиация, оснащенная самонаводящимися КРВБ. На сегодня Россия, по данным упомянутого "Бюллетеня атомных ученых", располагает 78 стратегическими бомбардировщиками Ту-95МС и Ту-160, а также имеет несколько десятков средних бомбардировщиков Ту-22МЗ. В общей сложности они потенциально способны нести примерно 1,5 тыс. КРВБ.

По сообщениям печати, у России имеется (или проходит испытания) целый ряд таких систем. Еще в 2005 г. в ходе проводимого со стратегической авиацией учения при непосредственном участии президента Владимира Путина прошло успешное полигонное испытание вновь разрабатываемой КРВБ большой дальности. Если мы наладим в ближайшее время серийное производство новейших КРВБ в неядерном оснащении (как американцы - свои), то РФ получит дополнительно несколько сотен эффективных средств поражения любых целей в пределах 3-5 тыс. км от наших границ, включая Аляску, где развертывается основная группировка американских ракет-перехватчиков ПРО. В интересах обладания Россией полноценным набором неядерных авиационных средств поражения большей дальности необходимо предпринять дополнительные усилия, которые позволили бы в короткие сроки не только принять на вооружение новые КРВБ, но и наладить их серийное производство.

Все эти меры мы можем принимать, не нарушая каких-либо международно-правовых обязательств. В случае успешной реализации изложенных мер России удастся сохранить стратегический баланс с США и не допустить их военного превосходства. При этом мы заплатим гораздо меньшую цену, чем американцы, и у нас не будет необходимости форсировать переоснащение своих СЯС на новые системы вооружения в ущерб решению других важных задач в области обороны. В финансово-экономическом плане корректировка планов строительства стратегических сил с выделением дополнительных средств на массовое производство уже практически "доведенных до ума" новых МБР и КРВБ будет стоить, если брать американские цены на соответствующую продукцию, менее 1 млрд. долларов в год. У нас, вероятно, это потребует не более 3-5 млрд. рублей или полпроцента расходов Российской Федерации на оборону в 2007 г. Вряд ли такие средства на парирование угрозы американской ПРО являются непосильным бременем для государства.

Но сегодня все еще сохраняется возможность реализации тех дипломатических мер по укреплению взаимного доверия и расширению транспарентности в области ПРО, которые предусмотрены в Совместной декларации о новых стратегических отношениях РФ и США, подписанной Владимиром Путиным и Джорджем Бушем 24 мая 2002 г. Надо предложить американцам возобновить деятельность предусмотренной этой декларацией Консультативной группы по вопросам стратегической безопасности в составе министров иностранных дел и обороны.

Есть потенциал для решения вопросов ПРО на совместной основе под эгидой Совета Россия-НАТО. Но можно и заново посмотреть на старые идеи 15-летней давности сотрудничества России и США в создании ПРО. Здесь многое может измениться в лучшую сторону, если будут реализованы в практическом плане те договоренности президентов РФ и США, которых они достигли на встрече в Кеннебанкпорте в начале июля с.г. В любом случае свертывания диалога с США было бы опрометчиво для безопасности России и международной стабильности, так что этот диалог следует продолжить.

В заключение можно сделать несколько выводов. Самое главное: размещение американских систем ПРО в Польше и в Чехии - шаг, направленный именно против России. Обоснования американцев, что они с помощью этой системы пытаются защититься от ракетных угроз, исходящих от "стран-изгоев", не выдерживают критики.

В результате "цветных" революций влияние России на пространстве СНГ ослабло, а Соединенные Штаты стремятся усилить свои стратегические позиции на этом пространстве. Для этого они придвигают свои военные базы к территории России и вовлекают в подконтрольный им военно-политический блок НАТО бывшие советские республики.

Негативное отношение некоторых европейских стран к размещению элементов системы ПРО в Польше и Чехии вряд ли остановит Соединенные Штаты. Когда США размещали в Европе свои "Першинги" в 1980-х годах, тоже звучала критика их политики со стороны западноевропейских государственных деятелей и общественности, однако на серьезное изменение американской политики она не повлияла. Скорее всего, нынешняя критика побудит Вашингтон создать очередной "эффективный" консультативный совет типа Совета Россия-НАТО, чтобы просто заткнуть рот критикам расширения американского военного влияния в Европе.

России в нынешней ситуации будет очень трудно повлиять на действия США. Она, разумеется, может выйти из Договора о ракетах средней и меньшей дальности, но не понятно, что это даст в данном случае. Да, это создаст угрозу для тех стран Восточной Европы, в которых размещаются или будут размещаться американские военные базы, но для самих Соединенных Штатов такой шаг не выглядит опасным - они сами могут разместить в Европе свои ракеты средней дальности.

С точки зрения непосредственно стратегического противодействия России радиолокационные объекты как на Украине, так и в Грузии угрозы не представляют. Но такие объекты могут размещаться только на территории союзников США по НАТО, поэтому размещение таких объектов ПРО предполагает вступление Украины и Грузии в НАТО.

Установка России на асимметричные меры в случае наращивания усилий США по развертыванию глобальной системы ПРО - это средство избежать нового витка гонки вооружений. Асимметричные меры одновременно помогут обеспечить на должном уровне стратегическую стабильность. Идеология, конкретные планы и программы асимметричных мер в отношении американской ПРО имеют определенную историю в нашей стране: концепция и конкретные планы были разработаны еще в 1980-е годы, а сейчас они вновь оказались актуальными и востребованными.

Михаил ФИНОГЕНОВ
начальник отдела 4-го ЦНИИ МО РФ, кандидат технических наук, подполковник;

Сергей ЗАИКИН
начальник лаборатории 4-го ЦНИИ МО РФ, подполковник;

Андрей КОПЫЛОВ
научный сотрудник 4-го ЦНИИ МО РФ, старший лейтенант

Опубликовано в выпуске № 28 (194) за 25 июля 2007 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц