Версия для печати

Самообман Вашингтона — часть II

Расширением присутствия США пытаются компенсировать потерю влияния
Горгола Евгений Викулов Сергей

Стремление США любой ценой сохранить лидирующее геополитическое положение – главное содержание их внешней политики, что заявлено открытым текстом в новой стратегии национальной безопасности.

Окончание. Начало читайте в предыдущем номере.

Стремление США любой ценой сохранить лидирующее геополитическое положение – главное содержание их внешней политики, что заявлено открытым текстом в новой стратегии национальной безопасности.

Традиционное послание конгрессу президента США Барака Обамы, озвученное им в феврале 2015 года, фактически представляло собой развитие темы американской исключительности. Призывая «стараться требовать от самих себя действий в соответствии с высшими стандартами – нашими собственными», президент США даже не вспомнил о нормах международного права. В целом это выступление, как и сам меморандум, можно считать в первую очередь инструментом манипулирования общественным сознанием внутри собственного государства, в стане сегодняшних и потенциальных союзников, а также в странах, рискнувших не согласиться с ценностями, интересами и стратегическими целями Соединенных Штатов.

Во имя демократии и прав человека

Представляя новую стратегию национальной безопасности США, Барак Обама заявил, что американцы по-прежнему полны решимости претворять в жизнь Пражскую повестку, в том числе препятствуя распространению ядерного оружия. «В настоящее время, – отметил американский лидер, – мы проверяем, возможно ли найти всестороннее решение, дабы убедить мировое сообщество в том, что иранская ядерная программа носит мирный характер… Мы укрепляем собственную энергетическую безопасность, взяв совместно с Китаем прорывные обязательства по сокращению выбросов парниковых газов… Мы формируем международный консенсус, направленный на сдерживание климатических изменений, а также глобальные стандарты кибербезопасности и создаем международный механизм по срыву и изучению киберугроз».

Самообман Вашингтона — часть II
Коллаж Андрея Седых

Комментируя данное заявление, прежде всего стоит отметить: подписанный в 1998–1999 годах Киотский протокол РФ ратифицировала еще в 2004-м, а в 2006–2010 годах активно его реализовывала на практике. В США же он до последнего времени даже не был ратифицирован. Что касается киберугроз, то согласно исследованию британской компании NCC Group в конце 2012-го именно США лидировали среди остальных стран по числу исходящих хакерских атак.

«Мы играем ведущую роль в формировании международной повестки на период после 2015 года по ликвидации крайней бедности и обеспечению устойчивого развития с учетом будущих потребностей, отдавая приоритет женщинам и молодежи, – вещал Барак Обама. – Все это мы подкрепляем нашей непреходящей преданностью делу продвижения демократии и прав человека, создавая новые коалиции по борьбе с коррупцией... В процессе этой деятельности мы оказываем поддержку демократическим преобразованиям, а также обращаемся к главной движущей силе перемен нового столетия – молодежи и предпринимателям».

Это заявление звучит особенно сильно на фоне того, что, как утверждает американское специализированное издание California Prison Focus, в истории человечества еще не было общества, которое держало бы в тюрьмах столько своих членов, сколько США. Если к числу заключенных добавить американцев, на которых распространяются процедуры условного и условно-досрочного освобождения, то оказывается, что фактически системой наказаний охвачены в общей сложности 7,3 миллиона человек, то есть примерно каждый сороковой житель страны или каждый двадцатый взрослый.

Что же касается коррупции, то согласно данным организации Transparancy international 36 процентов американцев полагают, что ее уровень в США сильно повысился, и только семь процентов – будто понизился. 38 процентов опрошенных считают: коррупция представляет серьезную проблему для Америки и лишь шесть человек из 100 думают обратное. 76 процентов американцев заявили, что политические партии коррумпированы.

Уровень доверия жителей США к органам государственной власти, по данным опроса Gallup в июне 2014 года, упал до крайне низких показателей. Рейтинг президента опустился до шестилетнего минимума и составил 29 процентов, а для Верховного суда и конгресса и вовсе установлен исторический антирекорд – всего 30 и 7 процентов доверия соответственно.

Сила собственного примера

«Я верю, – заявил Барак Обама, – в то, что Америка выступает в роли лидера наилучшим образом тогда, когда мы черпаем силы в наших надеждах, а не в наших страхах. Для успеха нам надо использовать силу нашего собственного примера. А это значит, что преданность нашим ценностям мы должны расценивать как преимущество, а не как неудобство. Вот почему я работаю над тем, чтобы Америка обладала необходимыми возможностями для реагирования на угрозы, исходящие из-за рубежа, действуя при этом в соответствии с нашими ценностями: запрещаю использование пыток, выступаю за ограничения в применении такой новой техники, как беспилотники, отстаиваю нашу преданность гражданским свободам и неприкосновенности частной жизни».

Американские СМИ изображают свою страну как общество изобилия, свободы и всеобщего благоденствия. Подчеркивается общая динамичность населения, выделяются такие характерные черты быта, как жизнь в кредит, автоматизация и компьютеризация. Американский образ жизни немыслим без высокой степени религиозного плюрализма, что было изначально заложено в генезисе североамериканской цивилизации.

Там полагают, что конкуренция обнаруживает лучшее в человеке, вынуждает каждого сделать все, что в его силах. У многих американцев-добровольцев Корпуса мира, работающих преподавателями в различных учебных заведениях в развивающихся странах, отсутствие конкуренции в классе вызывает большую тревогу: то, что казалось им одной из универсальных человеческих характеристик, оказывается в реальной жизни локальной ценностью.

Американские ценности противоречиво объединяют в себе христианскую любовь с религиозным фанатизмом, науку, прогресс и гуманность – с культурной ограниченностью, идеей группового превосходства и расизмом, пуританскую этику – с ростом гибкости сексуальной морали, демократические идеалы равенства и свободы – с тоталитарными тенденциями.

В ноябре 2014 года Комитет ООН против пыток выразил озабоченность по поводу упорной неспособности США всесторонне расследовать заявления о пытках и жестоком обращении с подозреваемыми, удерживавшимися под стражей, и призвал страну позаботиться о том, чтобы надлежащим образом привлечь к ответственности виновников и их сообщников, включая командующих и лиц, обеспечивавших правовое прикрытие пыток.

Этому предшествовал аналогичный призыв Комитета ООН по правам человека в апреле. Оба комитета призвали США рассекретить и опубликовать полную версию доклада комитета сената США по делам разведки (КСДР) о программе тайных задержаний ЦРУ.

Что же касается заявлений американского президента относительно беспилотников, то именно США являются мировым лидером в производстве БЛА и активно их используют при военных операциях в Сирии, Ираке, Йемене, Пакистане, Афганистане. В феврале 2015 года США объявили о разрешении экспорта военных БЛА правительствам третьих стран, причем покупатели должны будут дать лишь определенные гарантии относительно использования машин.

Принятый сенатом 67 голосами «за» так называемый Закон о свободе в США является продолжением утвержденного в 2001 году Патриотического акта. Он значительно расширил права спецслужб для противодействия террористам, в том числе в части сбора личных данных и прослушки. Новый закон возобновляет программу слежки, но с иными полномочиями Агентства национальной безопасности.

Трудные решения

Говоря о том, что на многих фронтах Америка лидирует с позиции силы, Барак Обама подчеркнул, что это тем не менее «не означает, что мы можем и должны диктовать миру траекторию всех происходящих в нем событий». «Хотя мы сильны и останемся сильными, – продолжил президент США, – наши ресурсы и влияние небезграничны. В этом сложном мире многие проблемы безопасности, с которыми мы сталкиваемся, не имеют быстрых и легких решений. Соединенные Штаты всегда будут защищать собственные интересы, сохраняя свою приверженность союзникам и партнерам».

В этой связи уместно отметить, что США, выступившие инициатором введения санкций в отношении России в 2014 году, признали тот факт, что Европа пострадала от рестрикций сильнее. Пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест в кулуарах саммита G7 рассказал, что Евросоюз принес в жертву ряд стран, запустив соответствующие ограничительные меры. «Введение этих санкций требует от некоторых европейских партнеров более значительных жертв, чем от США», – сообщил представитель Белого дома, назвав главной тому причиной куда большую интеграцию европейской экономики с российской, а не с американской.

Впрочем, Барак Обама в речи перед конгрессом отметил: «Приходится принимать трудные решения среди многих входящих в противоречия приоритетов. И мы должны всегда избегать перенапряжения сил, которое наступает тогда, когда принимаются решения, основанные на страхе. Более того, стоит признать, что мудрая стратегия национальной безопасности зиждется не только на военной мощи».

Ставка на эффективную информационно-пропагандистскую стратегию, привлекательность культуры, образования, политических ценностей и образа жизни общества массового потребления – атрибут технологий демонтажа политических режимов. А «цветные революции» – эффективный инструмент реализации американской стратегии управляемого хаоса. Примером тому служит хаотизация украинского политического пространства как условие, дающее США возможность создать очаг постоянной напряженности на границе России для ее внешнеполитического изматывания. Также это позволяет дискредитировать РФ и ее руководство перед мировым сообществом с помощью ведущейся информационной войны, увеличить градус напряженности между Москвой и Брюсселем, чтобы Евросоюз и впредь безвольно соглашался с подходами США в отношении РФ. Кроме того, подобное положение дел гарантирует предотвращение формирования нового центра силы в виде сближения России и КНР, остановку интеграционных процессов на евразийском пространстве, дестабилизацию политической ситуации внутри России, в том числе посредством разжигания межнациональной розни, активизации кавказского и исламского факторов, что в целом провоцирует социально-экономический кризис, ослабляет промышленный, военный и научно-модернизационный потенциал страны.

«В перспективе усилия по налаживанию совместной работы с другими странами по противодействию идеологии и первопричинам насильственного экстремизма станут важнее, чем наши возможности по уничтожению террористов на поле боя, – обещает американский лидер. – Те вызовы, с которыми мы сталкиваемся, требуют стратегического терпения и настойчивости. Мы должны серьезно относиться к своим обязанностям и по-умному укреплять основы нашей национальной мощи. Поэтому я намерен и дальше претворять в жизнь всестороннюю повестку, основанную на всех элементах силы нашей нации, повестку, настроенную на стратегические риски, которые нам грозят, и на благоприятные возможности, которые у нас появляются. При этом я буду руководствоваться принципами и приоритетами, изложенными в этой стратегии. Более того, буду настаивать на составлении и принятии таких бюджетов, которые сохраняют наши силы и преимущества, работать с конгрессом над тем, чтобы положить конец секвестрированию, которое ослабляет нашу национальную безопасность».

«Мягкая сила», как известно, эффективна лишь в сочетании с доминированием в информационной сфере, благодаря чему технологии организации политических переворотов могут остаться незамеченными.

Амбициозная повестка

Говоря об амбициозных задачах страны, Барак Обама подчеркнул: «Не все удастся сделать за время моего президентства. Однако я считаю, что эти цели достижимы, особенно если мы будем действовать уверенно и восстановим тот двухпартийный центр, который в прошедшие десятилетия был оплотом силы американской внешней политики».

Барак Обама полностью провалил свои обещания в сфере внешней политики, считает эксперт по правам человека Медеа Бенжамин. За время его президентства по всему миру увеличились антиамериканские настроения, а террористическую группировку «Аль-Каида» так и не удалось ликвидировать, более того – наблюдается всплеск терроризма по всему Ближнему Востоку и в Африке.

Политические партии США возникли в обход конституции страны (где о них нет ни слова) и вопреки воле отцов-основателей, которые считали партии пагубными для национального единства. Они появились как инструменты политической борьбы и в условиях поляризации мнений становятся заложниками своих наиболее организованных и идеологизированных групп давления, продвигая, оказавшись у власти, их повестку, зачастую вопреки мнению большинства населения страны.

Партийное президентство проявляет повышенную склонность к идеологизированным решениям, пренебрегая не только независимой экспертизой, но и ведомственным профессионализмом. Так было во время подготовки войны в Ираке, которая велась группировкой неоконсерваторов вопреки опасениям Госдепартамента, ЦРУ и Пентагона. Подобная политика вызывает отчуждение несогласного большинства, подрывает доверие к политическим институтам в целом. Отсутствие явного прогресса в поиске путей выхода из кризиса, а также в решении мучительных внешнеполитических проблем на фоне явно завышенных ожиданий от правления Обамы привело к снижению его популярности и ослаблению позиций Демократической партии. По последним данным службы Гэллапа, 53 процента американцев негативно оценивают ее деятельность, а положительный рейтинг самого Обамы к концу июня 2014 года упал до 42 процентов. В итоге вместо новой серьезной перегруппировки электората в пользу демократов, на которую с помощью кризиса так рассчитывали либералы, происходит возвращение к примерному равновесию сил между «красной» и «синей» Америкой.

Судя по всему, эта жесткая конфронтация сохранится и далее, что будет иметь серьезные последствия для внутренней и внешней политики США. Вполне вероятное возвращение к власти в 2017 году республиканцев не изменит ситуацию политического тупика, при котором внутренние проблемы страны загоняются вглубь, а всему остальному миру приходится постоянно реагировать на внешнеполитические зигзаги Вашингтона.

Кульминация истории

После распада Советского Союза американцы разработали ряд теорий по поводу своего положения как единственной в мире сверхдержавы. Самой популярной из них стала та, которая постулировала, что история подошла к своему концу в форме американской политической и экономической системы, поскольку все другие возможности исчерпали или дискредитировали себя. Соединенные Штаты – это кульминационная точка истории, такая система, которую должен принять весь остальной мир. Американцы рассматривают свое общество как плавильный котел множества иммиграционных субкультур, несмотря на доминирующий вклад протестантской англосаксонской культуры. Проводимая политика поддерживает высокий уровень национальной гордости американцев независимо от их иммиграционного прошлого. Вместе с тем в обществе получили распространение вторичные формы самоидентификации: афроамериканцы, испаноамериканцы и т. д. Белые и темнокожие по-разному оценивают достижения США в установлении расового равенства. Согласно исследованиям 52 процента взрослых афроамериканцев решительно не согласны с утверждением, что США являются страной, где о людях судят не по цвету их кожи, а по личным качествам. Среди белых граждан таких оказалось 16 процентов.

«Нас объединяет общенациональная уверенность в том, что глобальное лидерство Америки остается непреложным, – подытожил свое выступление Обама. – Мы признаем свою исключительную роль и ответственность в момент, когда существует самая острая потребность в нашем уникальном участии и возможностях и когда принимаемые нами сегодня решения будут способствовать укреплению безопасности и повышению благосостояния нашей нации в предстоящие десятилетия».

Таким образом, США официально признали свои глобалистские устремления к единоличной и безоговорочной гегемонии в условиях однополярного мира на основании широкого применения силовых методов. Деятельность Штатов направлена исключительно на благо собственной страны. При этом добиваться этого блага они предпочитают за чужой счет и чужими руками, перераспределяя затраты и ответственность на союзников и международные организации.

Американцы убеждены в своей исключительности, уверены в праве на мировое господство и навязывание другим их якобы единственно верного представления о том, как надо жить. В то же время они готовы по своему усмотрению действовать с позиции силы в одностороннем порядке в любой части света, если встретят несогласие с их ценностями или сопротивление их влиянию.

Евгений Горгола,
доктор экономических наук, профессор, член Академии проблем военной экономики и финансов
Сергей Викулов,
доктор экономических наук, профессор, почетный член РАРАН

Опубликовано в выпуске № 26 (592) за 15 июля 2015 года

Загрузка...
Аватар пользователя Дормидонтыч
Дормидонтыч
30 июля 2015
Михаил Задорнов незря назвал американцев "главнюками".
Аватар пользователя Дормидонтыч
Дормидонтыч
30 июля 2015
Михаил Задорнов незря назвал американцев "главнюками".

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц