Версия для печати

На крутых поворотах истории

Малашенко Евгений
Исполнилось 100 лет со дня рождения Сергея Матвеевича Штеменко. Вся жизнь видного военачальника - яркий пример беззаветного служения Родине.


С.М. ШТЕМЕНКО СТОЙКО ПЕРЕНОСИЛ ВСЕ ПРЕВРАТНОСТИ ЖИЗНИ И СЛУЖБЫ


Исполнилось 100 лет со дня рождения Сергея Матвеевича Штеменко. Вся жизнь видного военачальника - яркий пример беззаветного служения Родине.
{{direct_hor}}
Он родился 7 февраля (по старому стилю) 1907 г. в станице Урюпинской Донской области (ныне г. Урюпинск Волгоградской области). В Красной Армии с 1926 г. В 1940 г., после окончания учебы в Академии Генерального штаба, был направлен в Оперативное управление Генштаба. Возможно, в этом назначении сыграл свою роль вывод, сделанный комбригом А.М. Василевским по итогам его стажировки: "Штеменко может быть использован на работе в крупном штабе".

С началом войны обстановка на фронтах была тяжелой и напряженной, она определяла всю сложность работы в Оперативном управлении. С.М. Штеменко занимался сбором и анализом данных обстановки, разработкой и передачей распоряжений и осуществлял контроль над выполнением поставленных задач, нередко выезжая в действующую армию.

Трудно было работать в управлении, особенно в первые годы войны. Напряженная, ответственная работа почти без отдыха, временами на сон оставалось лишь несколько часов в сутки, нередко спал, сидя в рабочем кресле. Даже в последующие годы на отдых отводилось 4-5 часов в сутки... Но высокая личная оперативная подготовка Штеменко, его эрудиция, трудолюбие, огромная работоспособность в сочетании с умением глубоко анализировать обстановку, делать правильные и обоснованные выводы, быстро и четко их докладывать, своевременно разрабатывать документы и доводить их до войск - все эти качества позволили ему занять достойное место в Оперативном управлении. В июне 1942 г. С.М. Штеменко был назначен начальником направления, в ноябре ему было присвоено звание генерал-майор.

2 апреля 1943 г. он назначается заместителем начальника Оперативного управления, становится генерал-лейтенантом, а через месяц с небольшим, 20 мая, - начальником Оперативного управления, в ноябре ему было присвоено звание генерал-полковник. Вместе с А.И. Антоновым почти ежедневно Сергей Матвеевич докладывает обстановку на фронтах И.В. Сталину, внося предложения по дальнейшим действиям.

Посмотреть рисунокНа учениях в Болгарии (справа налево - начальник штаба ОВС генерал армии С.М. Штеменко, заместитель начальника штаба ОВС генерал-лейтенант Е.И. Малашенко и начальник Генерального штаба БНА генерал-полковник А. Семерджиев).
Фото из архива Е.И. Малашенко

С.М. Штеменко в апреле 1944 г. уже в качестве представителя Ставки ВГК выезжал для решения вопросов разделения Западного фронта и создания на его базе 2 и 3-го Белорусских фронтов. С командующими этими фронтами И.Е. Петровым и И.Д. Черняховским он обсуждал вопросы предстоящей Белорусской операции, в том числе предложение Черняховского Сталину о включении в состав фронта танковой армии. После окончания войны С.М. Штеменко стал начальником Главного оперативного управления, первым заместителем начальника Генерального штаба. Послевоенный период тоже был сложным и напряженным - началась холодная война. Вооруженные Силы переводились на мирные рельсы, проводилось их сокращение, менялась дислокация, осуществлялось перевооружение, изучался опыт прошедшей войны и организовывалась боевая подготовка.

12 ноября 1948 г. С.М. Штеменко был назначен начальником Генерального штаба ВС СССР, ему присвоили звание генерал армии. Конечно, молодому начальнику Генштаба недоставало командного опыта, понимая это, он стремился его восполнить повседневной напряженной работой, самостоятельным повышением своих знаний, изучением опыта войны, стиля руководства командующих группами войск, военными округами и просил руководство о переводе в войска.

Хорошие отношения с Берией, стремительное продвижение по службе отрицательно сказались на его дальнейшей судьбе, немало было завистников и скрытых и откровенных недоброжелателей, которые также создавали определенные трудности. Летом 1952 г. он был назначен начальником штаба Группы советских войск в Германии. Вскоре ненадолго возвращается в Генштаб на должность заместителя начальника Генерального штаба.

После ареста Берии он был снижен в воинском звании до генерал-лейтенанта и назначен начальником штаба Западно-Сибирского (с 4 января 1956 г. Сибирского) военного округа. Когда министром обороны стал маршал Г.К. Жуков, С.М. Штеменко (в 1956 г.) был назначен начальником Главного разведывательного управления Генерального штаба и ему было присвоено звание генерал-полковник.

После известного "хрущевского" октябрьского пленума ЦК КПСС, на котором было принято решение об освобождении Г.К. Жукова от обязанностей министра обороны, С.М. Штеменко в мае 1958 г. назначен первым заместителем командующего войсками Приволжского военного округа, а летом 1961 г. переведен на такую же должность в Закавказский военный округ. Через год он стал начальником Главного штаба Сухопутных войск, а после расформирования Главкомата Сухопутных войск, в 1964 году, - начальником Главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба.

По свидетельству очевидцев, Сергей Матвеевич спокойно реагировал на все превратности судьбы и военной службы. Как всегда, он всецело отдавал свои силы служению Родине, порученному делу. Стремился чаще бывать в войсках, вникал в тонкости боевой подготовки и службы войск, систематически проводил различные войсковые и командно-штабные учения.

В феврале 1968 г. Сергею Матвеевичу Штеменко присваивается звание генерал армии, а в августе он назначается начальником штаба Объединенных Вооруженных Сил государств-участников Варшавского договора, первым заместителем начальника Генерального штаба ВС СССР.

Мне довелось встречаться, работать и служить с генералом армии С.М. Штеменко в послевоенные годы. Осталось много теплых воспоминаний о Сергее Матвеевиче - неординарной личности и видном военачальнике.

Летом 1953 г. в Прибалтике проводилось командно-штабное учение с Ленинградским, Прибалтийским военными округами и Балтийским флотом. Руководил учением Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, начальником штаба руководства учением был генерал армии С.М. Штеменко.

По указанию Г.К. Жукова в течение ночи небольшая группа офицеров и генералов вынуждена была переработать замысел учения. Мне пришлось готовить вводные о действиях противника, ряд распоряжений и докладывать их С.М. Штеменко. Он быстро их читал, вносил небольшие поправки и сразу подписывал. Незабываемое впечатление произвела работоспособность генерала, его энергия, высокая штабная подготовка.

Рано утром, около 6.00, в комнату, где мы работали, вошел Г.К. Жуков, со всеми поздоровался. С.М. Штеменко доложил, что замысел переработан, основные действия войск предусматриваются в Прибалтике, фронты по составу поставлены в равные условия, директивы фронтам подготовлены. Фронтам сообщено о передаче в их состав двух армий из резерва Ставки и сроках их прибытия.

Г.К. Жуков рассмотрел замысел на карте, сказал, что он с ним согласен, но директивы фронтам пока не стоит давать, вначале надо выслушать предложения командующих на дальнейшие действия по новой оперативной обстановке. Командующие фронтами генерал армии И.Х. Баграмян и генерал армии М.В. Захаров вначале при докладе придерживались прежних решений. После замечаний Г.К. Жукова о нерешительности И.Х. Баграмяна и отсутствии опыта самостоятельного командования войсками фронта у М.В. Захарова они с большим трудом разобрались с резким изменением оперативной обстановки и предложили новые решения по дальнейшим действиям войск.

В период венгерских событий 1956 г. я возглавлял оперативную группу штаба Особого корпуса в Будапеште, и мне пришлось обратиться к С.М. Штеменко (в то время начальнику ГРУ) по поводу переброски в Венгрию вооруженных групп, бывших хортиских офицеров, жандармов, а также вооружения с территории Австрии и Западной Германии. Обращение было связано с тем, что такая информация приходила в штаб Особого корпуса из штаба ГСВГ и ГРУ Генштаба с постоянным запаздыванием. С.М. Штеменко обещал помочь. Вскоре с маршалом И.С. Коневым, прибывшим 2 ноября 1956 г. в Венгрию для руководства проводимой операцией "Вихрь", прибыл генерал Н.И. Трусов. Поступление указанной информации несколько улучшилось.

Мне пришлось быть очевидцем непростых отношений С.М. Штеменко с главкомом Сухопутными войсками В.И. Чуйковым, который отличался грубым обращением с людьми и необъективностью в оценках их деятельности. На одном из командно-штабных учений С.М. Штеменко пытался защитить наш штаб СКВО от его необоснованных нападок и смягчить гнев главкома, но это удавалось ему с трудом. Можно было представить, как сложно ему приходилось решать с ним многочисленные служебные вопросы в повседневной деятельности.

В январе 1974 г. я был назначен (якобы не без участия С.М. Штеменко) заместителем начальника штаба Объединенных Вооруженных Сил (ШОВС).

Штаб Объединенных Вооруженных Сил занимал важное место в системе Варшавского договора и, по существу, был единственным совместным органом Организации Варшавского договора.

В штабе чувствовалась руководящая роль генерала армии С.М. Штеменко, ни один вопрос не решался без его участия. Под его руководством штаб и Объединенное командование работали организованно и четко. Так, в соответствии с планом совместных мероприятий Объединенного командования в 1974 г. намечалось проведение учения по оперативному тылу в Болгарии. На совещании при рассмотрении варианта плана перед его утверждением из докладов начальников управлений оперативной подготовки и оперативного тыла стало видно, что предлагается обычное командно-штабное учение с заслушиванием командующих, штабов и начальников родов войск округов и армий и показ некоторых элементов тыла - солдатской столовой, госпиталя и одного из складов. Детально было расписано, где и в каком ресторане будет обедать и ужинать главком ОВС и отдыхать руководители учения. Показуха набирала обороты. Об этом я сказал на совещании и предложил переработать план, насытить его важными элементами оперативного тыла видов Вооруженных Сил и заслушать также начальников тыла и их начальников штабов. На учении предусмотреть показ работы временного перегрузочного района на р. Дунай, восстановление разрушенного участка железной дороги и железнодорожного моста и тушение лесного пожара на тыловой базе. Показать заправку горючим танкового полка на марше и авиационного полка топливом и боеприпасами после боевого вылета, выгрузку боеприпасов и других материальных средств с морских транспортов на необорудованном побережье, прием пищи участникам сборов и учений осуществлять в полевых условиях из солдатских кухонь.

С.М. Штеменко и докладчики опешили. Они пытались говорить, что замысел и план проведения учений одобрен главкомом маршалом И.И. Якубовским, согласован с болгарским командованием, что они не смогут подготовить предложенные мероприятия. Я настаивал на своих предложениях и сказал, что такого учения, как они предлагают, проводить не следует, так как оно будет компрометировать существо учения, а также Объединенное командование и руководство Советской Армии.

Для генерала армии С.М. Штеменко все это было неожиданным, он вынужден был согласиться и приказал план проведения учения переделать, включить все предложенные мероприятия. Об изменениях, сказал он, доложит главкому ОВС.

После этого совещания, когда мы остались вдвоем, он сказал, что, вероятно, уже отстал от новых методов подготовки войск и ему, наверное, пора уходить в отставку. Мне посоветовал, чтобы смелее вносил все новое и принимал участие в подготовке и проведении всех совместных учений. В последующем я выезжал на учения вместе с ним в качестве заместителя начальника штаба руководства.

Важное место в работе штаба Объединенных Вооруженных Сил имела подготовка документов, докладов главкома, его указаний, рекомендаций и планов развития ОВС. Проекты этих документов, которые подписывал С.М. Штеменко, проходили гладко, он вносил некоторые поправки, требовал перепечатать и обычно после этого сразу их подписывал. При этом не терпел ни малейшей небрежности, неконкретности, повелительного наклонения и описок.

Сложно проходили документы, которые готовили для главкома ОВС И.И. Якубовского. Иногда его в них что-то не удовлетворяло, он нервничал, но внести поправки или дать конкретные указания по исправлению документа был не в состоянии.

Сергей Матвеевич считал не совсем корректным существовавшее положение, когда все руководящие должности в Объединенном командовании и штабе ОВС занимали генералы и офицеры Советской Армии, а также то, что главком ОВС являлся одновременно первым заместителем министра обороны СССР, а он - первым заместителем начальника Генерального штаба ВС СССР. Он полагал, что этим обстоятельством авторитет Объединенного командования не повышается. Правда, заместители начальника штаба ОВС, в соответствии с Положением об Объединенном командовании, были в ранге заместителя соответствующего начальника Генерального штаба. Следует отметить, что наш Генштаб всячески подчеркивал свою руководящую роль "старшего брата" и принижал значение штаба ОВС.

Нередко после рабочего дня Сергей Матвеевич приглашал меня и некоторых офицеров для обсуждения рукописей его статей и будущих книг. При этом с замечаниями и предложениями сначала почти никогда не соглашался (не то что с предложениями по служебным делам), говорил, что события военного времени он знает лучше нас, и сердился, но спустя день-два соглашался с некоторыми нашими предложениями и говорил, что учел их, внеся в рукописи соответствующие поправки.

О работе и встречах со Сталиным говорил неохотно, каждый раз что-то недоговаривая, видимо, наученный горьким опытом, боялся быть откровенным в беседах по этой деликатной теме. Из некоторых его высказываний было видно, что он считал И.В. Сталина выдающимся политическим, государственным и военным деятелем, полководцем.

С.М. Штеменко пользовался большим авторитетом у политических и военных руководителей всех союзных государств. Очень хорошо к нему относились министры обороны СССР Г.К. Жуков и А.А. Гречко. Ему пришлось испытать зигзаги судьбы, подобно Г.К. Жукову. Подъемами и падениями была насыщена его жизнь и воинская служба.

Призванием Сергея Матвеевича была штабная служба на высоких постах в советских Вооруженных Силах. Маршал А.М. Василевский в своих воспоминаниях написал: "Мне особенно хочется отметить работу моих основных и непосредственных помощников А.И. Антонова и С.М. Штеменко".

Хотелось бы отметить и его литературную деятельность - его книги о службе в годы войны в Генеральном штабе ВС СССР пользовались большим авторитетом как в военной среде, так и среди широкого круга читателей. Интерес к его воспоминаниям не угас и в настоящее время.

Евгений МАЛАШЕНКО
генерал-лейтенант в отставке

Опубликовано в выпуске № 7 (173) за 21 февраля 2007 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц