Версия для печати

России сможем послужить?

Миранович Геннадий
Так сможем ли России послужить? Вопрос, казалось бы, риторический. Над ответом наше общество бьется вот уже много лет, а воз, как говорится, и ныне там. Даже столь желанный многими закон об альтернативной службе не изменил ситуации: "уклонисты" появились и среди альтернативщиков... На этот счет начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал-полковник Василий Смирнов даже сделал специальное заявление и назвал конкретные цифры, в чем можно убедиться, прочитав предыдущий номер "ВПК". Уже апрель. А с ним пришла и очередная призывная кампания. Наверняка, как и предыдущая, она превратится в широкомасштабную операцию органов местного самоуправления и правопорядка по отлову избегающих явки в военкоматы потенциальных защитников Родины. В чем тут все-таки дело?


СЛУЖБА В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ ДОЛЖНА БЫТЬ В РАДОСТЬ, А НЕ В ТЯГОСТЬ


Так сможем ли России послужить? Вопрос, казалось бы, риторический. Над ответом наше общество бьется вот уже много лет, а воз, как говорится, и ныне там. Даже столь желанный многими закон об альтернативной службе не изменил ситуации: "уклонисты" появились и среди альтернативщиков... На этот счет начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал-полковник Василий Смирнов даже сделал специальное заявление и назвал конкретные цифры, в чем можно убедиться, прочитав предыдущий номер "ВПК". Уже апрель. А с ним пришла и очередная призывная кампания. Наверняка, как и предыдущая, она превратится в широкомасштабную операцию органов местного самоуправления и правопорядка по отлову избегающих явки в военкоматы потенциальных защитников Родины. В чем тут все-таки дело?
{{direct_hor}}

Генерал-полковник Василий Смирнов.
Фото Леонида ЯКУТИНА
В самом деле, в чем? Почему каждую весну и осень власти вынуждены гоняться по всей Руси Великой за молодыми соотечественниками, уклоняющимися от призыва на военную службу? Генерал Василий Смирнов сообщил, что осенью их было 18 тысяч. А что будет дальше, когда сроки службы по призыву сократятся, как планируется, до года и новобранцев потребуется вдвое больше? Я уж не говорю о трудностях, связанных с набором в армию и на флот добровольцев.

ОТ ПАЦИФИЗМА К НИГИЛИЗМУ

Однозначно, если не упрощать проблемы, сваливая все на пресловутую "дедовщину", тут не ответишь. Есть и немало других, в том числе объективных, причин, по которым желающих пополнить воинский строй России год от года не становится больше. Начиная, скажем, с нехватки обмундирования, из-за чего даже командир отдельно взятого подразделения при всем своем желании не может добиться единообразия в форме одежды подчиненных. И заканчивая устаревшей техникой, которая просто неинтересна юноше, с пеленок привыкшему к современным средствам коммуникации. Ведь это факт, что даже самая продвинутая в Воздушно-десантных войсках 76-я дивизия, первой в России перешедшая на контрактную основу, "ездит" сегодня на БМД-1, выпущенных в прошлом столетии.

Что ж, нищета армии, как говорится, налицо. И здесь, разумеется, тоже кроется одна из причин того, что военная служба сегодня, мягко говоря, не очень привлекательна как для новобранцев, так и для потенциальных профи. Но опять-таки - одна из причин. А если "копнуть" глубже, не абсолютизируя, бесспорно, немаловажную материальную сторону дела? Замечательный русский ученый, автор "Истории России с древнейших времен" Сергей Михайлович Соловьев в свое время писал: "Бывает в народе готовность к войне внешняя, материальная и бывает внутренняя, нравственная: первая без второй ничего не значит, вторая может восполнить первую, создать ее в короткое время". Вот давайте с этих позиций и посмотрим на себя, на нашу готовность, скажем, к первой чеченской кампании. Были все мы, а следовательно, и наша армия готовы к той войне (назовем вещи своими именами) нравственно?

Сейчас даже вспомнить страшно, на каком своеобразном морально-психологическом фоне все происходило. Метания Москвы между политикой угроз и компромиссов. Разделение государственных мужей на "голубей" и "ястребов". Вопли в прессе о том, что "президентские стратеги в погонах точат копье на собственный народ". А в довершение ко всему - издевательские снимки в газетах: красавец чеченец с автоматом и робко протягивающий по его приказу руку "для рукопожатия" жалкого вида молодой российский солдат.

Нам страшно вспомнить. А каково было ему, вступившему в смертельную схватку с международным, как выяснилось впоследствии, терроризмом солдату, за спиной которого происходили такие метаморфозы? Когда в одном случае его называли "русским оккупантом", в другом - звали в атаку, заставляя балансировать на грани, отделяющей защитника Отечества от убийцы. По сути дела, наш солдат, большей частью необстрелянный, оказался жертвой не имеющей аналогов крупномасштабной антиармейской информационно-психологической операции, проведенной в ходе боевых действий, в том числе и российскими СМИ.

ПУЛИ БЕСПАМЯТСТВА

Да, наши солдаты, без суда и следствия осужденные различного рода "наблюдателями", буквально пригвожденные к "позорному чеченскому столбу", все-таки сумели выполнить невероятно трудную психологически, беспрецедентную по своей сложности, совершенно не свойственную их предназначению задачу. Но какой ценой?.. Первая чеченская, может быть, как никакая другая кампания с участием наших войск, показала, что нельзя ждать успехов от армии, если ее морально уничтожают соотечественники и свои же средства массовой информации. Что никто в стране не выиграет и Отечество в целом пострадает, если кто-либо будет пытаться подрывать устои своих Вооруженных Сил. Что никакие перспективные наработки в области вооружений, если они и есть, не спасут нас в лихую годину при отсутствии в народе внутренней готовности защищаться. Готовности, которую необходимо воспитывать в каждом, что называется, с младых ногтей.

Представляю, как заломит руки, прочитав это, какой-нибудь пацифист от педагогики: мол, опять бедных школьников под ружье! А ведь, оглядевшись вокруг себя, воинствующий "архитектор новой школы" мог бы заметить и нечто более зловещее. То, к примеру, что чуть ли не вся Россия ходит в камуфляже армейского покроя, и отнюдь не потому, что у людей нет другой одежды. Что целый арсенал (сотни тысяч стволов) огнестрельного оружия находится на руках всякого рода охранников, многие из которых, по их же признанию, люто ненавидят своих новых хозяев.

Что же касается начальной военной подготовки... Так нет же, господа хорошие! Речь не о всеобщей милитаризации семьи и школы. Хотя, по правде говоря, многими своими нынешними бедами и армия, и общество в целом обязаны именно отстраненности школы от воспитания подрастающего поколения в духе исконно русского отношения к военной службе. Повторяю: исконно русского! Потому что для русского человека всегда было характерно восприятие военной службы как дела святого, бескорыстного. У него всегда болела душа за Русь Святую. И на защиту ее он шел по зову сердца, а не корысти ради. Это было как бы национальной особенностью, неким внутренним стержнем, чертой русского характера.

Теперь же этот стержень явно надломлен. А с ним и наш знаменитый "военный" или, как скажет иной ненавистник всего, что связано с нашим недавним прошлым, "совковый" характер, которым мы долгие годы гордились и во многом благодаря которому победили 60 лет назад сильнейшего врага, покорившего чуть ли не всю Европу. И который (хочешь не хочешь) теперь придется реанимировать, поскольку на нигилизме далеко не уедешь.

Да, наверное, в той существовавшей десятилетиями системе допризывной подготовки молодежи, с которой было в одночасье покончено в 1990 г., не все отвечало новым веяниям в России и ее "окрестностях". Наверняка были и перегибы. Но ведь на уроках допризывной подготовки юноши не только занимались зубрежкой статей воинских уставов и шагистикой, как это пытались представить реформаторы. Ребята бывали в воинских частях, участвовали в походах по местам былых сражений, военно-спортивных играх, ухаживали за могилами павших воинов, занимались поиском пропавших без вести... Словом, воспитывались на уважении к профессии Родину защищать, любви к Отечеству - к чему, собственно, призывают нас сегодня президент страны, Российский оргкомитет "Победа".

Что это давало? К моменту призыва в армию 18-летний юноша, как правило, имел профессиональную квалификацию. До 80% молодого пополнения учебных частей составляли призывники с гражданскими специальностями, полученными в школе, СПТУ, на производстве.

У большинства специальности были родственные военным. Более 30% имели навыки организаторской работы, приобретенные в учебных и производственных коллективах. В лице призывника армия получала уже во многом сложившуюся личность - с определенным уровнем образования, самосознания, готовности к самостоятельному принятию решений. Естественно, став в воинский строй, он не чувствовал себя растерянным, беспомощным, а достаточно четко представлял, во имя чего надо пройти через неизбежные тяготы и лишения военной службы.

Ликвидировав же допризывную подготовку в школе, отдав на разграбление всякого рода дельцам ее материальную базу, лишив работы тысячи военруков, а заодно и уничтожив отлаженную систему их подготовки, реформаторы от образования нанесли такой удар по сегодняшней и будущей армии, на нейтрализацию последствий которого потребуется немало времени, сил и средств. Уже сейчас анализ показывает: при существующих сроках подготовки военных специалистов в учебных подразделениях Сухопутных войск примерно 50% призывников не в состоянии овладеть на хорошем уровне сержантскими специальностями, 45% - некоторыми видами операторских специальностей, 25% - специальностью механика-водителя. А что будет завтра, когда в войска начнет (начнет же, в конце концов!) поступать техника нового поколения, когда еще больше возрастет роль в бою мелких тактических подразделений, одиночного солдата, и при этом сократятся сроки службы? Или кто-то думает, что все решится само собой, с поднятием возрастной планки для призывников, за что ратуют сейчас некоторые парламентарии? Нет, уважаемые, это мы уже проходили!

ПОЧЕМУ "ПРАЗДНИК ВСЕХ МУЖЧИН"?

Впрочем, возрождать, если мы в самом деле хотим иметь армию, способную в трудную минуту послужить России, придется не только допризывную подготовку. Какие бы исторические перемены, сломы ни происходили в стране, мы не вправе впадать (или делать вид, что впадаем) в беспамятство. А такая опасность, к сожалению, существует. Сегодня, например, даже не верится, что кто-то из россиян мог усомниться в целесообразности отмечать 23 февраля как общенациональный праздник. А ведь было и такое! Отпраздновав 23 февраля 1991 г. в последний раз (кто мог тогда еще подумать?!) День Советской армии и Военно-морского флота, многие из служивых вскоре вынуждены были отвечать на неслыханный со времен Гражданской войны горький вопрос встревоженных матерей: "А в какой армии ты теперь, сынок?": Раздиравшее страну противоборство политических сил привело к тому, что 23 февраля 1992-го уже, в сущности, не отмечалось как общегосударственный праздник. Состоявшийся тогда политизированный митинг на Манежной площади в Москве меньше всего походил на акт торжества.


Не исключено, что скоро солдат, получив благодарность от командира, с гордостью воскликнет: "Служу России!".
Фото Георгия ДАНИЛОВА
К счастью, здравый смысл возобладал и праздник вернулся к нам. Вроде бы справедливость восторжествовала. Но это, увы, уже не тот праздник. День защитника Отечества, пришедший на смену Дню Советской армии и Военно-морского флота, сразу же окрестили "праздником всех мужчин". Всех! Ни больше ни меньше. А ведь и всякого рода особи мужеского пола с немужскими, пардон, наклонностями, и те, кто годами "косит" от армии, и кто никогда в ней не служил, и вандалы, разбирающие на металлолом памятники фронтовикам тоже, очевидно, считают себя мужчинами... Что же получается? Не День защитника Отечества, а что-то вроде 8 Марта с мужским уклоном. Не повод еще раз вспомнить о подвиге российского воинства всех времен, в том числе и о подвиге сверстников - тех, кто честно исполнил свой воинский долг в Афганистане, Чечне и других "горячих точках" нашего времени, кто, подобно экипажу "Курска", отдал всего себя святому делу укрепления могущества России. А повод лишний раз поглумиться над армией. Смириться с этим - значит, уподобившись Иванам, не помнящим родства, вычеркнуть из памяти имена бывших однополчан, командиров, боевых друзей...

Вспоминаю одну из последних встреч с первогвардейцами, как именуют себя ветераны 1-й гвардейской стрелковой дивизии (впоследствии 1-го гвардейского механизированного корпуса) имени Героя Советского Союза И.Н. Руссиянова, в Клубе фронтовых друзей. Уже на подходе к зданию Культурного центра Вооруженных Сил, где дислоцируется клуб, мы с полковником в отставке Николаем Павловичем Пицаком, тоже ветераном-руссияновцем, увидели знакомого по прежним встречам Ивана Дмитриевича Крылова. Участник Парада Победы в июне 1945-го, полковник в отставке, кавалер многих орденов и медалей был явно не в настроении. Скользя по наледи плохо убранного тротуара, он то и дело останавливался, чтобы перевести дух.

Зная, что в свои восемьдесят Иван Дмитриевич еще со времен войны носит под сердцем вражеский осколок, который нет-нет, да и напоминает о себе, мы предложили помощь.

- Трудненько нам нынче держать гвардейскую стать, - устало улыбнулся фронтовик, но от помощи отказался категорически. - Да и молодым наследникам нашим тоже, поди, не сладко...

Оказалось, что сильнее осколка в груди мучит ветерана мысль о том, как там эти самые наследники, удастся ли ему при нынешних трудностях взглянуть на родной гвардейский полк, который сейчас вместе с дивизией дислоцируется "где-то аж под Читой".

- Мне бы хоть одним глазком глянуть, а там и помирать можно, - заключил он.

Между тем гвардейцу Крылову с однополчанами еще повезло: их дивизия, полк живы, действуют, продолжают служить России. А сколько гвардейцев вообще пребывает сегодня в полном неведении относительно судьбы своих дивизий и полков? Вот выдержка из справки политуправления Группы советских войск в Германии "О возможностях воспитания личного состава ГСВГ на боевых традициях", датированной маем 1989 г.: "38 частей, награжденных Вымпелом министра обороны СССР за мужество и воинскую доблесть, сто четырнадцать - орденоносных, восемьдесят один гвардейский полк...". Возможности - что надо! Но где они сегодня, эти Берлинские, Варшавские, Венские, Бердичевские и прочие прославленные четырежды, пяти, шести и даже восьми орденоносные полки? Или где, допустим, стоявший когда-то в Прибалтике гвардейский мотострелковый полк имени Александра Матросова?

Как говорится, иных уж нет, а те далече... Как, например, стыдливо (не многие знают об этом) пришлось в свое время командованию умалчивать о расформировании мотострелкового Берлинского полка, где почетным солдатом числился Герой Советского Союза старший сержант Мелитон Кантария. Тот самый, который в 1945-м водружал Знамя Победы над поверженным рейхстагом. Так и ушел из жизни Мелитон Варламович, не узнав о том, что родного полка его больше не существует. Хотя, может, это и к лучшему? Ведь такая весть для фронтовика - все равно, что пуля в спину...

ГВАРДИЯ В ЗАПАС НЕ УХОДИТ?

Кто-то наверняка обвинит меня в ретроградстве: дескать, не могла же Россия взять на содержание всю многомиллионную армию развалившегося Союза, пусть и состоявшую сплошь из гвардейских полков и дивизий. Нет, я вовсе не против прогресса в военном деле. К тому же не все те полки и дивизии канули в Лету. И ныне львиную долю наших Вооруженных Сил составляют гвардейцы. Речь о другом. Нельзя быть патриотами, к чему нас призывают сегодня уже на государственном уровне, игнорируя славные традиции армии и флота.

Правда, в последнее время у нас, похоже, стали лучше понимать это. Взять, скажем, факт вручения некоторым частям российской армии боевых знамен времен Великой Отечественной войны. Мне довелось присутствовать, когда такое знамя вручалось 45-му отдельному полку специального назначения Воздушно-десантных войск. Так получилось, что этот, по сути дела, ставший продуктом реформирования ВДВ уникальный полк, где чуть ли не весь личный состав в орденах и медалях, где многие воины сложили головы в ходе боевых действий в Чечне, долгое время не имел своего символа воинской чести, доблести и славы. То есть Боевого Знамени. И вот он наконец обрел святыню. Надо было видеть, каким вдохновением светились лица десантников, когда над их строем взметнулось алое полотнище Боевого Знамени 5-го гвардейского парашютно-десантного стрелкового Мукачевского ордена Кутузова III степени полка! Церемония завершилась прохождением гвардейцев с песней. И были в той песне такие слова: "Путь преградить невозможно Воздушно-десантным войскам...".

Как говорится, комментарии излишни. Слава Богу, что тот духовный вакуум, который было образовался в обществе и воинской среде на первых порах становления российской армии, постепенно преодолевается. Сегодня мы уже наконец не на словах, а на деле становимся свидетелями перехода страны к полноценному военному строительству. В подтверждение, наряду с переводом ряда соединений и частей на контрактную основу, достаточно вспомнить такое знаковое для страны и армии событие, как постановка на боевое дежурство полков, оснащенных уникальным ракетным комплексом "Тополь-М". Я присутствовал на одном из таких знаковых событий в Таманской дивизии Ракетных войск стратегического назначения. Выходит, теперь мы имеем целую ракетную дивизию образца ХХI века. А благодаря постановке на боевое дежурство Барановичского (Белоруссия) узла системы предупреждения о ракетном нападении восстановлен контроль над западным ракетоопасным направлением.

Серия же крупнейших тактических и командно-штабных учений, прошедших в военных округах и на флотах, свидетельствует: наши Вооруженные Силы, придавленные одно время грузом бытовых и социальных проблем, начинают выпрямляться, жить нормальной боевой жизнью. Лучшие умы страны начали думать не только о сегодняшнем, но и о завтрашнем дне армии и флота. О чем, в частности, свидетельствует только что вышедший приказ министра обороны России Сергея Иванова "О проведении эксперимента по расширению возможностей получения начального профессионального образования военнослужащими, проходящими военную службу по призыву".

То есть, как бы ни было трудно людям в погонах, облик нашей армии, хочется верить, становится все более привлекательным и достойным великой России. А это вселяет оптимизм и надежду на то, что больше будет и желающих в ней послужить. Послужить России, которая, собственно, и есть наше Отечество. И кто знает, может быть, со временем появится у нас и такой праздник - "День Российской армии и Военно-морского флота"? А солдат, получив благодарность от командира или награду Родины, с гордостью воскликнет: "Служу России!". И скажет он это не в нарушение Устава, как зачастую случается сейчас, а согласно его букве (жизнь не стоит на месте, уставы тоже меняются).

Пожалуй, это было бы логичным. Но, как говорится, поживем - увидим.

Геннадий МИРАНОВИЧ

Опубликовано в выпуске № 14 (130) за 12 апреля 2006 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...