Версия для печати

"Космический газопровод" России

Ионин Андрей
В "ВПК" №12-2006 г. рассказывалось о посещении заместителем председателя правительства - министром обороны Сергеем Ивановым Красноярского НПО прикладной механики - одного из главных производств в исполнении Федеральной целевой программы "Глобальная навигационная спутниковая система" (ГЛОНАСС). Судя по заявлениям вице-премьера, эта система в скором времени станет широкодоступной. Уже в нынешнем году Минобороны готово снять ограничение точности на определение координат для гражданских лиц, а в 2009 г. такая возможность появится и у зарубежных пользователей. Напомним, проблема создания ГЛОНАСС находится на контроле у президента.


ПОЧЕМУ ПРОБЛЕМАМИ ГЛОНАСС ОЗАБОТИЛСЯ ЛИЧНО ГЛАВА ГОСУДАРСТВА


В "ВПК" №12-2006 г. рассказывалось о посещении заместителем председателя правительства - министром обороны Сергеем Ивановым Красноярского НПО прикладной механики - одного из главных производств в исполнении Федеральной целевой программы "Глобальная навигационная спутниковая система" (ГЛОНАСС). Судя по заявлениям вице-премьера, эта система в скором времени станет широкодоступной. Уже в нынешнем году Минобороны готово снять ограничение точности на определение координат для гражданских лиц, а в 2009 г. такая возможность появится и у зарубежных пользователей. Напомним, проблема создания ГЛОНАСС находится на контроле у президента.
{{direct_hor}}
Заслушав в конце прошлого года на заседании правительства доклад вице-премьера Сергея Иванова о запуске трех очередных спутников ГЛОНАСС, Владимир Путин перед объективами телекамер определил две новые задачи: ввести систему в эксплуатацию в более короткие, чем ранее планировалось, сроки, а также предусмотреть, кто и в каких объемах будет пользоваться ее услугами и как получать коммерческую отдачу. И уже через три недели Сергей Иванов доложил президенту совместные предложения Минобороны и Роскосмоса, и президент, судя по всему, их одобрил. Техническая суть предложений осталась неизвестной, было лишь сказано, что это потребует дополнительного бюджетного финансирования. В 2006 г. совсем немного - 1,5 млрд. руб. Неясны и источники средств: ведь бюджеты Роскосмоса и ФЦП ГЛОНАСС на 2006 г. приняты, а кроме того, прошло всего лишь 5 месяцев, как была утверждена Федеральная космическая программа на 2006-2011гг. с фиксированным бюджетом в 305 млрд. руб. Однако настрой руководства государства очевиден, поэтому деньги, даже если они окажутся уже и не столь малыми, будут найдены!

Однако без ответа остались и другие, в том числе ключевые вопросы. Зачем России такая система? Какие новые возможности она предоставит российским гражданам, предприятиям, военным? Как от системы получить коммерческую отдачу? И почему именно сейчас необходимо ускорить ее создание? Да и, вообще, почему решением этих вопросов озаботился сам президент? Попробуем найти их и, может быть, по ходу развеем некоторые мифы, сложившиеся за многие годы вокруг космической навигации.

КТО ДОЛЖЕН ПЛАТИТЬ?

Становление глобального информационного общества ознаменовалось и появлением нового класса товаров и услуг, качественно отличных от "традиционных" "сетевых" благ, наиболее известными примерами которых являются Интернет и мобильная связь. Так, чем больше потребителей пользуются сетевыми благами, тем все в большей степени возрастает их потребительская ценность. В качестве примера сравним ценность Интернета для пользователей тогда, когда там были только тысячи участников, и сейчас, когда там миллиарды. Кроме того, чем больше потребителей у сетевого товара, тем более быстрыми темпами снижаются и его цена, и цена услуг, с ним связанных: сравним стоимость сотового телефона и минуты разговора 10 лет назад и сейчас. При этом сетевые товары быстро "обрастают" дополнительными сервисами (бизнес-приложениями): так, исходно мобильная связь предоставляла только услуги передачи речи, затем последовательно появились SMS, MMS, WAP и т.д. Одновременно потребительская ценность сетевых товаров взаимоусиливается от их взаимопроникновения: например, GPRS - это постоянный доступ в Интернет, использующий мобильную связь, а IP-телефония - передача речи посредством Интернета.

В совокупности именно такие рыночные свойства, объективно присущие сетевым товарам, предопределяют экспоненциальный рост их рынков как вширь - по охвату потребителей и объемам продаж, так и вглубь - по количеству и качеству предоставляемых услуг. Кроме того, их использование становится неизбежным для каждого (может быть, за исключением некоторых чудаков) и везде, где это только возможно. Так, сейчас, когда многие предприятия применяют интернет-технологии, это напрямую уже не обеспечивает им конкурентных преимуществ, но ведь альтернатива - утрата конкурентоспособности.

Посмотреть рисунокОзнакомление с работой Красноярского НПО прикладной механики - один из ключевых моментов поездки Сергея Иванова по Сибири и Уралу.
Фото Леонида ЯКУТИНА

И услуги навигационного определения имеют все для того, чтобы стать новым видом "сетевого товара". А тогда уже не стоит удивляться темпам роста данного рынка: если в 2003 г. его объем составил 16 млрд. долл., то на 2010 г. он оценивается уже в 70 млрд., и скорее это консервативная оценка. Кстати, уже началось и то самое взаимопроникновение: с 2007 г. каждый проданный на территории США сотовый телефон должен быть оснащен навигационным приемником. Официально это объясняется созданием условий для работы американской "службы 911", но, помня о санкционированном президентом Дж. Бушем прослушивании телефонов, можно лишь представить, какие новые возможности контроля, в первую очередь за передвижением граждан, это создает. Таким образом, можно утверждать: рынок навигационных услуг есть, он быстро растет, и в силу объективных причин, как рынок любого сетевого товара, он и далее будет расти все ускоряющимися темпами. Но теперь надо ответить на вопрос: а где на этом глобальном рынке место российской системы?

Например, распространено мнение, что внедрение услуг ГЛОНАСС сдерживается отсутствием навигационных приемников российского производства, имеющих конкурентные с западными аналогами потребительские характеристики: массу, размеры, цену. Но, как показывает история развития других сетевых товаров, главное здесь вовсе не это, а то, какой прирост потребительской ценности обеспечит возможность обрабатывать, наряду с сигналами существующей американской GPS, а также будущей европейской Galileo, еще и сигналы российской системы. И если такой прирост будет значимым, то непременно, в том числе и без участия российской стороны, будут созданы и представлены на глобальном рынке самые различные модели совмещенных приемников - для любых приложений, на любой вкус и кошелек. Где? Да на той же китайской "мировой фабрике".

А что является "ценным" для обычного массового потребителя навигационного сигнала? Во-первых, ему нужна достаточная для решения своих задач точность места определения. И, во-вторых, нужна глобальность, т.е. возможность определять свое положение везде и всегда, где и когда ему это необходимо. Все остальное, в том числе и то, кому принадлежат сами навигационные спутники, потребителю не интересно!

Но уже сейчас, основываясь только на сигналах GPS, любой желающий может определить свои координаты с точностью до метра, что, как представляется, является достаточным для подавляющего большинства "движущихся" потребителей - людей и автомобилей. Все это обеспечивается использованием наземного функционального дополнения к космической системе - сети специально создаваемых дифференциальных станций, в радиусе десятков километров транслирующих текущие поправки к сигналам навигационных спутников.

А еще (уже в соответствии с замыслом) каждая из систем - GPS, Galileo или ГЛОНАСС - является глобальной, то есть параметры орбит и количество аппаратов в каждой из них подобраны таким образом, чтобы из любой точки Земли в любой момент времени потребителю были "видны" не менее четырех спутников системы - число, достаточное для навигационного определения. Однако на практике проблемы с видимостью необходимого числа спутников возникают именно там, где и находится большая часть потребителей - в городских районах. И США, не дожидаясь чьей-либо "помощи", решают проблему в одиночку: уже сейчас в GPS не 24 "проектных", а почти 30 работающих спутников, есть даже планы довести их число до 48, в этих же целях для гражданских потребителей с 2005 г. введен второй, более мощный спутниковый сигнал, а в 2007 г. появится и третий, еще более мощный. Таким образом, дело идет к тому, что к моменту выхода на рынок ГЛОНАСС и (или) Galileo все проблемы потребителей будут уже решены, следовательно, целесообразность использования, а значит, и создания совмещенных приемников отсутствует.

Конечно, для внедрения на рынок, помимо экономического, есть и иной путь - административный. В июне 2005 г. принято постановление правительства РФ №365, устанавливающее порядок и сроки обязательного оснащения пассажирского морского, воздушного транспорта аппаратурой ГЛОНАСС, а также ее использования при проведении геодезических и кадастровых работ и т.д. Но объем самого российского рынка слишком мал на общемировом фоне. Кроме того, если экономические выгоды от использования навигационной информации действительно существуют, то любая российская компания, которая желает их получить, может сделать это уже сейчас, закупая приемники GPS. Таким образом, постановление №365, внедряя "сверху" современные информационные технологии, конечно, стимулирует движение российской экономики в сторону повышения ее конкурентоспособности, но вводит, по сути, дополнительный, кстати, не предусмотренный российским законодательством "навигационный налог", сборы от которого каким-то образом, очевидно, должны пойти на содержание ГЛОНАСС.

Однако станет ли в результате российская система прибыльной, т.е. можно ли ее бизнес-модель выстроить таким образом, чтобы государство как собственник и основной инвестор смогло возвращать вкладываемые в проект немалые средства? И при этом следует учесть, что применить опыт других сетевых товаров здесь не удастся: например, для Интернета и мобильной связи бизнес-модели построены таким образом, что конечный пользователь платит собственнику "сети" за использованный трафик - мегабайты информации или минуты разговора, в то время как навигационный сигнал - единственный "продукт" космической системы - до всех потребителей доводится бесплатно. И, кроме того, в декабре 2004 г. Дж. Буш утвердил новую национальную политику в области систем навигационного обеспечения космического базирования. В соответствии с ней правительство США в том числе должно обеспечить предоставление в глобальном масштабе услуг GPS "на безвозмездной основе, свободной от прямых сборов для коммерческих применений". Очевидно, что при наличии столь "выгодного" и для индивидуальных, и для коммерческих пользователей предложения любые попытки ввести "платный" спутниковый сигнал неконкурентоспособны. Но тогда, может быть, заплатить должны те компании, которые захотят производить навигационные приемники или иную аппаратуру на их основе. Однако и здесь США уже сделали предложение, от которого потенциальные производители не смогут отказаться - там же закрепляется "открытый и бесплатный доступ к информации, необходимой для разработки и создания навигационной аппаратуры".

Что же остается? Только общие рассуждения на тему, что нельзя требовать от масштабных государственных инфраструктурных проектов - а ГЛОНАСС именно такой проект - прибыльности, ибо главное здесь иное - общее оживление экономической жизни, усиление отечественных частных компаний, новые рабочие места, и в результате - рост собираемых налогов. Это, конечно, правильно, но в нашей ситуации есть два принципиальных отличия. Во-первых, очевидно, что все то же самое - экономическое оживление, рост прибыли и т.д. - было бы и в случае, если бы Россия не создавала собственной системы, а использовала бы иностранную. Сэкономленные же таким образом бюджетные средства можно было бы использовать в ином высокотехнологичном проекте. Во-вторых, ныне экономический эффект от использования навигационной информации, разработки навигационной аппаратуры или коммерческой эксплуатации навигационных услуг открыто и на равных условиях может получить любой гражданин и любая компания любой страны, а не только резиденты США, ЕС или России! Таким образом, с экономической точки зрения весьма затратные системы GPS, Galileo и ГЛОНАСС все вместе и каждая в отдельности являют собой невиданный в истории пример всемирного альтруизма и партнерства, добровольно взятое на себя "бремя белого человека", на безвозмездной основе несущего высокие технологии и процветание в каждый уголок Земли.

Таким образом, несмотря на то что глобальный навигационный рынок имеет самые блестящие перспективы, экономическая необходимость для России тратить бюджетные средства на создание ГЛОНАСС, а также ожидание какой-то значимой коммерческой отдачи для бюджета после ее создания не более чем ни на чем не основанные мифы. При этом массовый потребитель не имеет потребности в создании отдельных национальных навигационных систем, в т.ч. и российской - ни в ее полном, ни в усеченном виде, ни сейчас, ни в будущем.

Но, может быть, внимание Владимира Путина связано вовсе не с экономикой, а с тем, что его как Верховного главнокомандующего интересует иная потенциальная ценность навигационных систем - военная? Ведь в свое время именно в целях обеспечения глобального военного противостояния две "сверхдержавы" - СССР и США - и создавали эти космические системы.

"ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА!"

Действительно, эффективность современной армии прямо определяется наличием у нее высокоточного оружия, при этом сама высокая точность во многом и достигается использованием навигационной информации. Кроме того, именно глобальные космические системы являются основой сверхмобильности, поскольку именно они в режиме постоянной готовности обеспечивают информационную поддержку на любом затребованном театре военных действий. Так, в какую бы точку земного шара ни прибыли ныне американские войска, там они сразу будут располагать полностью развернутой информационной инфраструктурой: данными космической разведки всех видов, защищенной космической связью, полученной с помощью спутников метеосводкой, услугами космической навигации - суммарно это обеспечивает более 90% необходимой американским военным информации. Таким образом, несомненно, что GPS является одним из столпов нынешнего американского военного превосходства и глобального присутствия.

Но правомерно ли подобный вывод распространять и на российские Вооруженные Силы? Ведь сейчас у России в отличие от времен СССР иные и, к сожалению, намного меньшие экономические возможности, заведомо иные и отличные от США геополитические и, следовательно, военные задачи, и среди них нет задачи глобального военного противостояния. Поэтому единственным военным потребителем, который теоретически мог бы быть заинтересован в глобальном навигационном сигнале, остаются российские Стратегические ядерные силы. Однако в эпоху, когда, по мнению экспертов, эффективное решение задачи ядерного сдерживания сместилось от поражения "малоразмерных и защищенных целей" к поражению "площадных и незащищенных", связь между таким решением и наличием навигационной системы, призванной обеспечить высокую точность средств доставки ядерных зарядов, просто отсутствует! Кроме того, хочется надеяться, что международная ситуация для нашей страны не настолько остра, что настоятельно требует, исходя из неминуемой военной опасности, всемерно ускорять создание ГЛОНАСС.

И последнее. В США понимают, что в XXI веке без космоса выиграть любую войну будет уже невозможно, поэтому установление контроля над космическим пространством и деятельностью там других стран позволит закрепить (навсегда?) свое военное превосходство. Посему уже реализуются программы, призванные препятствовать противнику как использовать свои космические средства, вплоть до их уничтожения, так и получать с них информацию. В результате использование в военных целях информации из космоса для России, а также всех других государств, кроме самих США, становится условным, поскольку целиком будет зависеть от желания последних предоставлять или нет им такую возможность. А это, в частности, предопределяет то, что высокую точность российского оружия следует основывать не на информации от космической навигационной системы, а на иных принципах.

Таким образом, в современных российских условиях, качественно отличных от американских, апелляция к якобы высокой военной ценности ГЛОНАСС - не более чем оставшийся с советских времен миф.

ВЕЛИКАЯ НАВИГАЦИОННАЯ ДОСКА

Ранее было показано, что навигационная информация относится к "сетевым благам", что предопределяет ее неизбежное внедрение в самые различные области повседневной и экономической жизни. Поэтому уже в ближайшие годы ее использование станет новым неотъемлемым и естественным правом, а, следовательно, доступ к ней будет не просто вопросом качества жизни отдельных людей или конкурентоспособности отдельных предприятий, но и критическим фактором для функционирования инфраструктуры, транспорта, производств, систем управления и безопасности и т.д. любого развитого государства! И тогда надо ясно понимать, что "ключ" к этому фактору будет находиться вне границ большинства стран, а зато у государств - владельцев навигационных систем. В такой зависимости не было бы ничего плохого, если бы эти системы не обладали не только возможностью полного отключения общедоступного сигнала, которое бы в равной мере "ударило" бы и по "своим", и по "чужим", но и возможностью "селективного территориального доступа", когда его поступление блокируется лишь в выбранной зоне, например на территории очередной "империи зла". По мнению специалистов, подобная задача разрешима уже при нынешнем развитии технологий, и при том различными техническими способами. А о том, что она действительно ставится, свидетельствует, например, неоднократное использование в уже упоминавшемся американском документе по национальной политике в области GPS таких эвфемизмов, как "исключить доступ противника к любым услугам систем космического базирования" и "не допускать срыва гражданского доступа к услугам вне зон военных действий". Очевидно, что этого нельзя достичь, если система не обладает качеством "селективного территориального доступа".

Но отсюда следует, что суверенитет стран, не имеющих собственных навигационных систем, будет объективно ограничен, а сам допуск к космической информации становится инструментом политического влияния. Действительно, намеренное прекращение доступа к "открытому" сигналу мгновенно приведет к человеческому и экономическому столпотворению на "отключенной" территории - современный "цивилизованный житель Земли" зависим, в т.ч. и психологически, от нормального функционирования окружающей его инфраструктуры, делающей жизнь удобной, привычной и приятной. Кроме того, на этой территории качественно снизятся боевые возможности "чужой" армии, в первую очередь "чужого" высокоточного оружия, которое вообще может превратиться не более чем в "кусок железа". При этом "свои" вооруженные силы сохранят все те возможности, которые им дает доступ к навигационному определению, получая его через оставшийся "закрытый" сигнал. Кстати, отсюда следует простой вывод: наличие высокоточного оружия у любой страны, кроме стран - владельцев систем навигации, на самом деле условно, так как они обладают им только физически, а "ключ" к его высокой точности им не принадлежит!

Таким образом, навигационные системы имеют выраженное, но до поры скрытое геополитическое значение! При этом для большинства стран образуется неявная (пока!) ловушка эры высоких технологий (а сколько их еще будет впереди?): использовать навигацию необходимо - иначе ты теряешь конкурентоспособность, но, используя ее, попадаешь в прямую зависимость от страны - владельца системы. Так что декларируемый США бесплатный доступ к сигналам GPS, а также к информации, необходимой для разработки аппаратуры потребителя и сопутствующих сервисов, более не выглядит альтруизмом. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке!

А если такая ситуация каким-либо государством признается неприемлемой, то какие выходы здесь возможны? Их только два. Так, можно попытаться создать собственную навигационную систему. Но для этого надо, во-первых, обладать соответствующими спутниковыми технологиями, во-вторых, это крайне дорого. Поэтому "входной барьер" настолько высок, что сейчас такую задачу может поставить перед собой лишь Япония, а в будущем Китай и, возможно, Индия. (При этом, как было показано ранее, никакой экономической выгоды от принятия такого решения эти страны не получат.)

Однако иной путь открыт для всех - использовать навигационные приемники, обрабатывающие сигналы не менее чем двух систем, условно говоря, "основной" и "резервной". При этом поскольку решается задача снижения политической зависимости, то и выбор должен происходить из политических соображений, а именно исходя из минимизации вероятности того события, что системы будут отключены одновременно! Но тогда, выбирая из трех: GPS, Galileo и ГЛОНАСС, - убеждаемся, что именно и только российская система попадает в любую политически мотивированную комбинацию! Действительно, США и страны ЕС не только близки политически, но и входят в один военный блок. Кроме того, в 2004 г. по настоянию американцев был подписан договор о взаимодействии GPS и Galileo в "зоне военных действий". Следовательно, с политически мотивированной позиции эти системы суть одно и то же! По крайней мере, на данный момент. Поэтому если где-либо отключение GPS и Galileo и состоится, например на территории Ирана, то произойдет оно именно одновременно.

Заметим, что только теперь стало очевидно - все навигационные системы находятся в конкурентных отношениях, а ведь до того они казались нам "эталоном" международного сотрудничества и альтруизма! При этом как просто американцы - одним совместным решением - нивелировали единственное конкурентное преимущество Galileo - политическую самостоятельность, тем самым устранив конкурента, посягнувшего на монополию GPS. И теперь в условиях отсутствия обозначенных политических и военных задач программа Galileo во многом обессмысливается!

ГЛОНАСС сейчас политически отлична от GPS и Galileo, но в той же мере, в какой внешняя политика России ныне отлична от политики США и ЕС. А поскольку еще несколько лет назад таких отличий не было, то и ГЛОНАСС тогда была политически неконкурентоспособна, то есть никому как альтернатива GPS не нужна. При этом в той ситуации не нужна была она и России - вассалу не нужны атрибуты независимости. Любой российский потребитель, включая стратегические силы, ничего не опасаясь, мог пользоваться услугами GPS так же, как и любой польский или грузинский. Таким образом, с одной стороны, в современном мире наличие собственной навигационной системы есть неотъемлемый атрибут реальной политической субъектности, то есть для реальной независимости России ГЛОНАСС необходима. А с другой - ГЛОНАСС приобрела политическое конкурентное преимущество только тогда, когда Россия решилась проводить собственную политику!

Следовательно, ГЛОНАСС может быть реальной альтернативой для тех стран, которые не желают зависеть от США еще и в вопросе навигации: среди них ныне могут быть не только Китай, Индия, мусульманские государства, но и страны Юго-Восточной Азии, Латинской Америки и т.д. На практике это может быть реализовано различными способами, например принятием в этих странах закона, аналогичного постановлению №365, обязывающего использовать на своей территории навигационные приемники, "понимающие" сигналы и российских спутников.

Итак, все, кто хотел обезопасить свой доступ к навигационной информации, сделали это, но какую дополнительную выгоду из ситуации может извлечь Россия? Или для нее это останется бескорыстной помощью странам, оберегающим свою независимость? Ведь ориентация на ГЛОНАСС, по сути, привязывает эти страны к России не хуже, чем сети нефте- и газопроводов, создавая многовекторный, не зависящий от каких-либо "стран-транзитеров" и постоянно действующий политический инструмент российского влияния. Кроме того, важно, что природа такого влияния будет связана не с поставками сырья, а с предоставлением услуг самых высоких, космических, технологий. Таким образом, российская система может каждый день и час работать на рост авторитета и влияния нашей страны, на создание образа сильного и технически развитого государства. И почему бы не быть тому, что в ряд товаров, традиционно ассоциирующихся с Россией - водка, матрешка, "калашников" - в будущем войдет и ГЛОНАСС?

Однако что надо в обязательном порядке сделать, чтобы эти мечтания стали реальностью? Главное - создание системы в конце концов надо завершать! Это первое. Во-вторых, ее технические характеристики должны быть не обязательно лучше, но сравнимы с GPS. В-третьих, система должна быть глобальной, то есть полного состава - не менее чем из 24 спутников. Действительно, все потенциальные "политические потребители" ГЛОНАСС лежат южнее России, а именно в низких широтах неполная система не гарантирует надежного навигационного определения. И, в-четвертых, сроки создания системы надо действительно ужимать: навигация быстро развивается в полноценный сетевой товар, посему "политические потребители" должны будут определяться со своим выбором уже в ближайшее время.

Теперь все ясно, все сложилось: и предназначение российской системы, и необходимость ускорения работ, и потребный состав - полный, а не усеченный, и необходимость внимания со стороны президента - задача ведь геополитическая.

ОЧЕВИДНЫЕ ВЫВОДЫ

Таким образом, можно утверждать: только если ГЛОНАСС будет рассматриваться как один из неотъемлемых элементов (один в ряду многих других!) российской стратегии суверенитета, тогда и только тогда его создание будет целесообразным, а затраты на него оправданными. При этом, несмотря на то что глобальные навигационные рынки объективно будут развиваться высокими темпами, а также то, что в мире есть страна - США, для которой навигационная система действительно является одной из основ военного могущества, ожидания прямой экономической отдачи или значимой военной ценности от российской системы есть иллюзии, от которых надо отказываться!

Одновременно использование иностранными потребителями ГЛОНАСС позволяет им снизить риски от политически мотивированного ограничения доступа к космической навигации, которая в глобальном информационном обществе неизбежно станет жизненной необходимостью для каждого. Следовательно, было бы правильным рассматривать российскую навигационную систему как наш новый геополитический ресурс, ставя ее в один ряд с российскими нефтью и газом.

Но если задача создания ГЛОНАСС формулируется как политическая, то это полностью меняет ее характер, трансформирует ее первоначальную техническую суть. Первое и наиболее очевидное следствие этого - ослабление финансовых ограничений: в геополитической игре затраты не важны, для игры в нее политики найдут и дадут денег столько, сколько попросят. Кроме того, если ресурс есть, то мы обязаны разработать и механизмы его эффективной реализации. Например, для того чтобы российская система на деле стала политическим инструментом, помимо самого ее создания, необходимо сделать еще очень многое. В частности, необходима долгосрочная и согласованная работа в проекте на всех уровнях - администрации президента, правительства, МИД, "Рособоронэкспорта", российского бизнеса и т.д. При этом прежние "лидеры" проекта - Министерство обороны и Роскосмос - отходят на вторые роли: на частные задачи управления решением технических вопросов.

В обеспечение этой работы, помимо существующей Федеральной целевой программы, следует разработать новый документ, аналогичный уже упоминавшемуся американскому, в котором должны быть так же явно и ясно прописаны миссия, видение и стратегия развития российской системы. И поскольку данный документ будет являться уже не техническим или финансовым, а сугубо политическим, то и утверждаться он должен непосредственно президентом.

Для оперативного управления проектом и контроля за расходованием бюджетных средств необходимо создание межведомственного координирующего органа (постоянно действующей рабочей группы) во главе с политическим куратором, в качестве которого наиболее предпочтителен глава Военно-промышленной комиссии Сергей Иванов.

Значимость ГЛОНАСС как политического инструмента, без сомнения, возрастет, если, не особо афишируя, на российских спутниках будет реализована техническая функция "селективного территориального доступа". Иначе это все же будет больше напоминать не инструмент, а альтруизм!

Ни при каких обстоятельствах нельзя идти на договоренности с США или ЕС в части взятия на себя обязательств по согласованному ограничению доступа к навигационному сигналу. Ибо тогда будет утрачена политическая независимость российской системы, являющаяся ее единственным конкурентным преимуществом, а это "убьет" ГЛОНАСС как политический инструмент!

Завершая, отметим, что если руководство страны ставит перед собой задачу вернуть Россию в число мировых лидеров, и не как сырьевую, а как высокотехнологичную державу, то ГЛОНАСС и здесь полностью лежит в рамках основной стратегии ее решения.

Андрей ИОНИН
эксперт Центра АСТ

Опубликовано в выпуске № 14 (130) за 12 апреля 2006 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц