Версия для печати

А потом стали бандитами

Между польскими и советскими партизанами имелись принципиальные противоречия
Соколов Борис

С интересом прочел статью Михаила Болтунова «Польских партизан не было». Документы, которые там цитируются, сомнений в своей подлинности не вызывают. Но они отражают только часть реальности – тот период, когда Армия крайова и лондонское правительство были объявлены врагами.

С интересом прочел статью Михаила Болтунова «Польских партизан не было». Документы, которые там цитируются, сомнений в своей подлинности не вызывают. Но они отражают только часть реальности – тот период, когда Армия крайова и лондонское правительство были объявлены врагами.

Тогда Красная армия взяла курс на разоружение АК, а в случае оказания сопротивления – на уничтожение. Естественно, ни о каком признании заслуг «аковцев» в борьбе с немцами не могло быть и речи. Но есть советские документы, которые показывают и другую сторону медали.

Говорили, что друзья

Напомню, что 18 апреля 1943 года советское правительство прервало дипломатические отношения с польским правительством, настаивавшим на международном расследовании катынской трагедии. Теперь уже советским партизанам предписывалось всячески дискредитировать «аковцев», чем они, впрочем, занимались и ранее. Но до тех пор пока отношения с правительством Сикорского сохранялись, советские партизаны в своих донесениях все же признавали как тот факт, что бойцы АК сражаются с немцами, так и свое сотрудничество с польским подпольем.

А потом стали бандитами
Фото: Михаил Трахман

Бывший помощник начальника штаба по оперативной части 804-го стрелкового полка 229-й стрелковой дивизии С. И. Козлов, бежавший из лагеря военнопленных на территории Польши, свидетельствовал о настроении польского населения Полесья: «После того как германские власти применили к полякам более жестокие меры, чем даже к русским, украинцам, белорусам и литовцам, настроение польского населения резко изменилось в пользу советской власти. Особенно горячо был встречен приезд Сикорского в Москву. В связи с этим среди польского населения оживленно комментировалось: Сикорский в Москве заключил договор с Советами, получил деньги и оружие, и теперь Польша будет восстановлена.

В феврале 1942 года на Гайновском лесокомбинате (Брестская область) вспыхнула всеобщая забастовка, продолжавшаяся целую неделю. Основные требования рабочих были: «Хлеба, продуктов». Во всем рабочем поселке, на каждом доме, на каждом столбе были расклеены лозунги: «Долой Гитлера!» и «Помогать Сикорскому и Красной армии громить Гитлера!», «Да здравствует Сикорский!», «Да здравствует Польша!» и целый ряд других лозунгов, призывавших польское население к борьбе с оккупантами».

В декабре 1942 года Тимчук, заместитель командира одного из партизанских отрядов, действовавших в Вилейской области, сообщал в Москву: «Считаю, что в данный период немалую роль сыграли бы специальные польские группы, заброшенные в западные области. Здесь надо учесть одно: наличие большого национального польского движения, недовольство против немцев и отсутствие среди местного населения боевых вожаков. Польские националисты ведут агитацию, но только агитацию. Это не наши друзья, они не прочь, чтобы мы их избавили от немецкого ига, но они за помещичью Польшу».

То, что до 1943 года со стороны поляков не было никаких враждебных действий по отношению к советским партизанам, подтверждает и донесение командира партизанского отряда, действовавшего в Браславском районе Вилейской области, Н. И. Петрова: «Польское население… в абсолютной массе хорошо относится к партизанам и ждет прихода Красной армии. Но одновременно интересуется Сикорским и о политическом строе после прихода Красной армии. Население деревень, населенных поляками, активно поддерживает партизан, дает сведения отрядам о предателях, сообщает о прибытии отрядов полицейских».

В конце 1942 года начальник Центрального штаба партизанского движения П. К. Пономаренко докладывал Сталину: «Антигерманское движение Польши возглавляется центрами, находящимися в Варшаве, Кракове и Остроге, 130 километров западнее Славуты, территория Ровенской области, УССР. В Остроге существует организация польского офицерства численностью 40 человек. В местечке Милятин (29 км севернее Острог) есть группа польских националистов. Руководит ею местный помещик Лошкевич.

В селах население разбито на сотни, имеет много оружия и ожидает сигнала к восстанию против немцев. Невзирая на указания Сикорского, удерживающего польский народ от активного участия в массовом вооруженном восстании против немцев, польские патриоты все же создают партизанские группы и с оружием в руках борются против немцев. В брестских лесах польские партизанские отряды часто устраивают крушения поездов, обстреливают их и нападают на склады. Польские организации имеют склады с вооружением, боеприпасами и артиллерией. Вооружения и боеприпасов много хранится у населения. Есть специальные люди, которые совершают поездки по районам и закупают вооружение, боеприпасы и взрывчатые вещества, обменивая все это на хлеб. Вооруженные отряды и подпольные организации связи с нашими партизанскими отрядами избегают.

Польское население относится к нашим партизанам хорошо. Существующие подпольные организации и вооружение партизанских отрядов, безусловно, возглавляется центром не без участия какого-то государства (намек на Англию, где находилось польское правительство в изгнании. – Б. С.).

Считал бы необходимым выбросить людей, преданных, пользующихся авторитетом у польского населения, которые должны связаться и с населением, и с существующими организациями, могли бы освещать и направлять движение, увязывая с общими нашими задачами».

Проще говоря, Александр Николаевич предлагал забросить в польские организации своих агентов. «Засланные казачки» должны были разложить польские отряды и подчинить их советскому влиянию.

Разрыв

Отношение к полякам со стороны советских партизан стало открыто враждебным с весны 1943 года после катынского скандала и разрыва Москвой дипломатических отношений с польским правительством в изгнании генерала Сикорского. Но поворот к политике постепенного уничтожения польского подполья и партизан Армии крайовой произошел еще раньше, сразу же после Сталинградской победы. Теперь больше не надо было продолжать игру в союзники с польским правительством в изгнании, находившимся в Лондоне. Сталин больше не сомневался, что Красной армии удастся захватить Польшу и установить там нужный режим. Поэтому еще в феврале 1943 года, за два с лишним месяца до обнаружения могил в Катыни ЦК компартии Белоруссии направил командирам партизанских соединений и руководителям подпольных парторганизаций следующее закрытое письмо «О военно-политических задачах работы в западных областях Белоруссии», где отмечалось: «…В последнее время имеют место факты прихода представителей польских националистических организаций и групп в партизанские отряды и подпольные партийные организации для переговоров. Эти представители предъявляют известные условия, открыто формулируют от имени существующих польских центров требования относительно того, что сформированные ими отряды из поляков должны быть независимы, что районы, где они намереваются начать действовать, должны рассматриваться как польская территория и что при совместном действии таких отрядов с советскими партизанскими отрядами последние должны подчиняться польскому партизанскому штабу «Восток». Они разведывают наши силы, пытаются выявлять сеть подпольных партизанских центров и организаций, партизанских отрядов, руководящие кадры партизанского движения, чтобы нанести по ним удар. Уже сейчас имеют место случаи убийства польскими националистами наших людей из числа командного состава и партизан и засылки ими своей агентуры в партизанские отряды для подрывной работы.

При проведении политической работы среди населения, особенно поляков, учитывать, что польские националисты внедряют в сознание поляков страх перед репрессиями, которые как будто советская власть собирается осуществить по отношению к полякам за их якобы неверное поведение.

Наша задача состоит в том, чтобы выбить это оружие из рук польских националистов, убедить поляков, что ни о каких репрессиях речи быть не может и что ни один волос с головы честных поляков не упадет…

В районах, где имеются уже созданные польскими реакционными кругами польские националистические отряды, их надо, во-первых, настойчиво вытеснять созданием наших партизанских отрядов и групп, во-вторых, принимать меры по внедрению в них своей агентуры, изучению связей, задач, организации, способов работы, выявлять действительных представителей польских националистов или немецкой разведки.

Засылкой надежных поляков со своей стороны такие отряды и группы разлагать, а трудящихся поляков перетягивать на свою сторону.

Надо всеми мерами добиваться втягивания в активную вооруженную борьбу с немцами всех трудящихся поляков, проживающих в западных областях Белоруссии. Их долг как советских граждан быть в одних рядах со всеми народами нашей страны в борьбе против гитлеровских фашистских полчищ.

В известных случаях, когда это необходимо по конкретной обстановке и при полном обеспечении нашим влиянием, можно организовать партизанские отряды, которые в большинстве будут состоять из поляков. Такие отряды, как и все советские партизанские отряды в тылу противника, должны вести борьбу в интересах Советского Союза.

В районах, где имеется уже влияние наших партизанских отрядов и подпольных центров, действия групп националистических польских реакционных кругов не допускать. Руководителей незаметным образом устранять. Отряды или распускать и базы оружия забирать, или, если представляется возможным, отряд брать под свое надежное влияние, использовать, направляя на активную борьбу с немцами, соответствующим образом передислоцируя и разукрупняя, лишать их значения как самостоятельных боевых единиц, придавать другим крупным отрядам и производить соответствующую и негласную чистку от враждебных элементов.

Иметь в виду, что польские националисты – хорошие конспираторы, мастера вероломства и провокации. Необходимо иметь особую осторожность и изощряться в методах работы с ними, чтобы не пасть жертвой провокации.

Польские националисты будут засылать и засылают уже в наши отряды своих представителей, маскирующихся под лояльно настроенных людей, для выведывания обстановки, замыслов, выявления актива и разложения наших отрядов. Таких надо выявлять, уничтожать» (РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 8, л. 63–66).

Пономаренко вынужден был признать, что бойцы АК по-настоящему воюют с немцами. В конце июня 1943 года он писал Сталину: «В своем сообщении от 10 июня 1943 г. я информировал Вас о появлении в Столбцовском районе польского отряда поручика Милашевского.

26 июня с. г. Пом. Уполномоченного ЦК ВКП(б) по Барановичской области тов. Сидорок сообщил, что этот последний отряд 12.6.43 г., ворвавшись в районный центр Иванец Барановичской области, перебил 40 немцев, 106 полицейских, и вся молодежь перешла на сторону этого отряда.

Отрядом сожжены 3 здания жандармерии, склад с боеприпасами, уничтожены – 1 пушка, 10 автомашин, 5 тыс. гранат и другое вооружение. Захвачены трофеи – 806 винтовок, 3 автомата, 18 лошадей, много гранат и боеприпасов».

В дальнейшем советские партизаны по команде из центра старались польские партизанские отряды Армии крайовой под предлогом переговоров завлекать в засады, разоружать, а командный состав уничтожать. Так, 22 ноября 1943 года П. К. Пономаренко сообщал Сталину: «Один из наиболее злобно националистических польский легион подпоручика Кмитица (300 человек) завязал отношения с партизанской бригадой т. Маркова (заместителя председателя Вилейского облисполкома), действующей в Вилейской области. Ведя переговоры, легион в то же время готовил уничтожение командования бригады и разоружение бригады. Тов. Марков через своих людей, ранее засланных в легион, получил об этом предупреждение и в результате предпринятых контрмер арестовал руководство, легион разоружил, 80 человек офицерского и подофицерского состава, в том числе Кмитеца и его штаб, расстрелял, остальных обезоружил и распустил по домам, часть включил небольшими группами по своим отрядам» (РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 67, л. 356).

Не везде это получалось. На той же Виленщине не удалось подобным образом ликвидировать более крупный отряд – бригаду майора Лупашко (Зигмунта Шендзеляжа). Армию крайову здесь поддерживали не только поляки, но и белорусы-католики. Так, начальник Особого отдела Фернандес 30 ноября 1943 года сообщал командиру бригады имени Гастелло капитану Манохину: «Население около 70% симпатизирует легионерам. Причина – поляки платят населению марки за взятые вещи и продукты. Вооружение слабее, чем наше, а также есть у них собаки» (РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 67, л. 270).

Разброд

Действительно, партизаны были грешны по части мародерства, о чем писал в отчете о переговорах с Лупашко начальник штаба бригады Борис Яковлевич Волостных 25 ноября 1943 года: «Непременным условием прекращения вооруженной борьбы ставят прекращение со стороны советских партизан случаев мародерства и борьбу с мародерством внутри партизанских отрядов.

Я на это ответил, что борьба с мародерством внутри партизанских отрядов ведется вплоть до расстрела, доказательством чего является могила около Працуб, где были расстреляны два партизана за факт непартизанского поведения. Мне было заявлено, что об этом частном случае им известно.

Я поднял вопрос, что мы будем понимать под мародерством. Партизаны берут хлеб, мясо, обувь, теплую одежду и другие вещи, необходимые для партизан, будете ли вы считать также это мародерством? Нет, ни в коем случае!

Все это необходимо партизанам, но зачем брать золото, часы, детские вещи, шелковые блузки и другое. Приведя пример, что у одного убитого было обнаружено 5 часов, у другого – 4 шерстяных свитера. В другом случае – детские ботинки и другие совершенно ненужные партизанам вещи.

Зачем страшить население оружием, требовать от него то, чего у него нет. Мы платим за все, что берем у населения, наличными деньгами постольку, поскольку мы имеем на то кредит. Вы же не имеете возможности платить, то можете давать хотя бы расписки, которые служили бы оправдательным документом перед немцами при требовании с них поставок, так как немцы все же принимают это во внимание.

Зачем убивать людей ни в чем не повинных. Приводит пример убийства 60-летнего старика в селе Н. и там же изнасилования 17-летней девушки 20 партизанами, после чего также убили только за то, что в их районе они подверглись обстрелу со стороны польских партизан.

Мы не возражаем, если Вы расстреляете человека, виновного в работе на немца, но это должно быть установлено и сделано после суда в присутствии населения, а то часто получается, что таким образом сводятся личные счеты между отдельными лицами.

Мы также уничтожаем поляков, продавших интересы народа и работающих на немцев, приведя ряд примеров, но мы не делаем зла русским людям, хотя знаем, что они были комсомольцами, советскими работниками, но не делают ничего сейчас на немцев…» (РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 67, л. 278–282).

А вот что докладывал Пономаренко сам капитан Манохин 20 января 1944 года: «Рекомендуя себя за знатока польского вопроса, тов. Марков переоценил свои знания. Он думал, что группа Кмитица под Нарочью – это весь актив белополяков в Вилейщине. Оказалось не так.

В результате была разоружена группа в 300 белополяков, но сама организация, ее подполье, тогда не так еще законспирированные, остались невредимыми.

Вскоре белополяки оправились от полученного ими удара под Нарочью, но стали осторожнее, хитрее и поэтому сильнее.

Возможность ликвидировать банду Кмитица и «Озоновское» (от OZN – Союз вооруженной борьбы.Б.С.) подполье в Вильно и на периферии выскользнула из наших рук.

Почти демонстративный расстрел 80 поляков под Нарочем и возмутительные мародерство и грабеж, сопровождавшие процедуру разоружения, насторожили часть белорусов-католиков, отпугнули от нас. Главари же виленского центра всеми мерами рекламируют «грязные подштанники» Нароча.

Не могу получить от Вас ответа по рации – как быть? Пока нас поляки не бьют, но и не уходят за пределы области. Гнать их силой оружия или вытеснять «мирным путем»? Лучше было бы гнать их оружием, но они хитры и, очевидно, предусматривая это, активизируют свои действия против немцев. Разбили гарнизон в Солах 18 января 44 и «Жодишек», напали на немцев, убили и ранили более 25 солдат и офицеров, захватили одно орудие и автомашину. В конце декабря 43 убили заместителя начальника шефа литовской полиции в Свири.

Здесь мнения самые разноречивые. В том, что поляков надо гнать, – все едины, а в вопросах как – разброд. Очень бы хотелось иметь Ваши принципиальные соображения по этому вопросу» (РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 67, л. 260).

Естественно, расправы, подобные той, что учинили над отрядом Кмитица, настраивали членов Армии крайовой против советских партизан. В итоге это привело к полному разрыву сотрудничества и вооруженным столкновениям, которые и отражены в статье Михаила Болтунова.

Опубликовано в выпуске № 35 (601) за 16 сентября 2015 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя стрелок
стрелок
15 сентября 2015
Автору. "расправы, подобные той, что учинили над отрядом Кмитица, настраивали членов Армии крайовой против советских партизан. В итоге это привело к полному разрыву сотрудничества и вооруженным столкновениям". А ветер, по вашему мнению, дует потому, что деревья качаются?
Аватар пользователя прохожий
прохожий
15 сентября 2015
Налицо явление, кто сильней, тот всегда прав. О незовисимости и самостоятельности Польской Республики, как независимого государства с 1943 года уже не говорится, решено заранее, что такого независимого государства не будет, и все радетели его должны погибнуть. Ясная установка...
Аватар пользователя стрелок
стрелок
15 сентября 2015
Автору. "расправы, подобные той, что учинили над отрядом Кмитица, настраивали членов Армии крайовой против советских партизан. В итоге это привело к полному разрыву сотрудничества и вооруженным столкновениям". А ветер, по вашему мнению, дует потому, что деревья качаются?
Аватар пользователя прохожий
прохожий
15 сентября 2015
Налицо явление, кто сильней, тот всегда прав. О незовисимости и самостоятельности Польской Республики, как независимого государства с 1943 года уже не говорится, решено заранее, что такого независимого государства не будет, и все радетели его должны погибнуть. Ясная установка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц