Версия для печати

«Крокодилы» без «Аллигаторов»

Вместо новых Ка-52 и Ми-28Н в небе Сирии работают вертолеты-ветераны и тому есть причины
Рамм Алексей

28 октября российской армейской авиации исполнилось 67 лет. Дата не круглая, но в то же время 28 октября как раз ровно тридцать дней с момента начала ударов группировки российских Воздушно-космических сил по позициям боевиков в Сирии. И если действия «старших братьев» – штурмовиков, фронтовых бомбардировщиков и истребителей – постоянно освещаются официальными лицами и средствами массовой информации, то работа также базирующихся на авиабазе «Хмеймим» вертолетов Ми-24 и Ми-8 остается в тени.

28 октября российской армейской авиации исполнилось 67 лет. Дата не круглая, но в то же время 28 октября как раз ровно тридцать дней с момента начала ударов группировки российских Воздушно-космических сил по позициям боевиков в Сирии. И если действия «старших братьев» – штурмовиков, фронтовых бомбардировщиков и истребителей – постоянно освещаются официальными лицами и средствами массовой информации, то работа также базирующихся на авиабазе «Хмеймим» вертолетов Ми-24 и Ми-8 остается в тени.

Согласно официальным данным российского военного ведомства в Сирию переброшены ударные вертолеты Ми-24 и десантно-транспортные Ми-8. Задача вертолетчиков – поиск и спасение сбитых пилотов, а также защита авиабазы от возможного нападения боевиков.

Силы и средства

Точное число винтокрылых машин не называется, известно только, что в состав сводной авиагруппы входит более 50 самолетов и вертолетов нескольких типов. Можно предположить, что всего в Латакии базируется 12–15 машин армейской авиации.

В теории ракета поражает цель на дальности до пяти-шести километров, а на практике, чтобы попасть наверняка, надо подойти гораздо ближе

Действующие в Сирии транспортно-боевые Ми-24 (по имеющимся данным, не менее семи машин) относятся к модификации «П», отличающейся находящейся на правом борту неподвижной 30-мм пушечной установкой. Что бы ни говорилось официально, Ми-24, они же на армейском сленге «Крокодилы», используются в первую очередь для нанесения ударов по выявленным позициям боевиков, а также для непосредственной поддержки сирийских правительственных войск.

Парк десантно-транспортных вертолетов группировки ВКС России в Сирии разнообразнее, в нем присутствуют как новые Ми-8АМТШ, так и Ми-8МТВ-5 с характерным «дельфиньим» носом. Соответственно в Хмеймиме «восьмерок» не менее пяти – восьми машин.

Как пояснил газете «Военно-промышленный курьер» представитель Минобороны, выпущенные Улан-Удинским вертолетным заводом Ми-8АМТШ («Терминатор») можно использовать для транспортировки войск и грузов, а также для эвакуации сбитых летчиков и выполнения ударных задач, в случае необходимости дополняя Ми-24.

«Ми-8АМТШ можно эффективно применять в сложных метеоусловиях, а самое главное – ночью. Его бортовое оборудование совместимо с приборами ночного видения, которые есть у экипажа. Пилоты такие задачи отрабатывают постоянно. Правда, с АМТШ нельзя применять управляемые ракеты, поэтому боекомплект ограничивается блоками неуправляемых ракет и пушечными установками», – рассказал собеседник издания. На имеющихся в сети фотографиях Ми-8АМТШ, базирующихся на авиабазе «Хмеймим», хорошо видно, что на них установлены блоки НАР.

«Крокодилы» без «Аллигаторов»
Фото: airforce.ru

Внешне похожие на АМТШ, но выпущенные в Казани Ми-8МТВ-5 – это в первую очередь транспортные машины, предназначенные для перевозки личного состава и различных грузов.

Относительно недавно появилась информация о том, что в Сирию также были переправлены новейшие ударные вертолеты Ми-28Н «Ночной охотник». Однако, по данным газеты «Военно-промышленный курьер», ни Ми-28, ни Ка-52, ни Ми-35М (глубокая модернизация Ми-24) в Сирию не переброшены, вопрос об их возможном участии пока только прорабатывается.

Причина, почему выбор руководства ВКС России при формировании ударной группы в Сирии пал на более старые, но проверенные Ми-24П, в сравнении с новыми моделями сильно ограниченные по возможности действий в сложных метеоусловиях и ночью, не называется. Однако офицеры армейской авиации высказали несколько предположений на этот счет.

Первое. У Воздушно-космических сил есть огромный опыт не только эксплуатации, но и поддержания летной и боевой готовности вертолетов Ми-24 при их интенсивном применении в условиях пустынной местности, отличающейся высокими температурами и большим количеством пыли и песка. В том, что новейшие Ка-52 и Ми-28 в Сирии, особенно при интенсивной боевой работе, окажутся столь же надежными, стопроцентной уверенности нет, а рисковать не хочется.

Второе. Главное оружие новейших вертолетов – управляемые противотанковые ракеты «Вихрь» – слишком дорогостоящее, чтобы расходовать его на обыкновенные джипы и грузовики с установленными на них пулеметами. А если еще учесть и затраты на техническое обслуживание, заправку и прочее, то с экономической точки зрения применение новейших Ми-28 и Ка-52 для борьбы с такими «тачанками», даже с использованием обычных неуправляемых ракет, абсолютно неоправданно.

Хотя военно-воздушные силы соседнего с Сирией Ирака уже достаточно долго и успешно применяют против боевиков ИГИЛ российские ударные вертолеты Ми-35М, а с недавних пор и более современные Ми-28. Для поражения построек иракские летчики применяют ПТУР, по остальным целям работают пушечным огнем и неуправляемыми ракетами. Но у иракского командования – свои резоны, у нашего Министерства обороны – свои.

Тактические хитрости

Судя по имеющимся фотографиям и видеосюжетам, в Сирии российские вертолетчики действуют строго по регламентирующим документам, при этом демонстрируя высокий уровень летного мастерства. Пока достаточно сложно оценить реальную эффективность их боевой работы: скажем, на видеохронике видны запуски неуправляемых ракет вертолетами Ми-24, видны попадания, но непонятно, была ли поражена цель, подавлена ли огневая точка, накрыта ли группа боевиков. А официальные представители Минобороны не озвучивают ни результаты работы российских вертолетчиков, ни даже количество выполненных ими боевых вылетов.

Учитывая местоположение авиабазы «Хмеймим» и ее удаленность от зон применения российских вертолетов, а также ориентировочное количество базирующихся там Ми-24 и Ми-8, можно предположить, что силами армейской авиации за месяц выполнено не менее 100 вылетов для нанесения ударов по боевикам и патрулирования района авиабазы.

Главным оружием российских Ми-24 в Сирии стали неуправляемые авиационные ракеты. В зависимости от выполняемой задачи на пилоны подвешивается два или четыре блока НАР. Помимо неуправляемых ракет «Крокодилы» также несут две, а иногда и четыре ПТУР «Штурм», но достоверного подтверждения применения этих ракет пока нет.

А вот пушечное вооружение российские пилоты применяют достаточно редко. Учитывая, что вертолеты действуют на малой высоте и на больших скоростях, времени на прицеливание по малоразмерной цели практически нет. Первые же видеокадры работы российских ударных вертолетов в Сирии вызвали поток комментариев в зарубежных и отечественных средствах массовой информации. Журналисты и эксперты, сравнивая кадры применения американских ударных вертолетов АН-64 «Апач» в Афганистане и Ираке, сделанные бортовыми оптико-электронными системами этих вертолетов (так называемые kill-video), утверждают: бортовое вооружение российских вертолетов крайне неэффективно, а полеты на низкой высоте делают «Крокодилы» отличными мишенями.

По просьбе газеты «Военно-промышленный курьер» пилот вертолета Ми-24 ВКС России прокомментировал подобные сообщения в СМИ, а также пояснил некоторые особенности использования российских ударных вертолетов: «Да, видео применения американских «Апачей» выглядит очень эффектно. На тепловизоре видны боевики, несколько очередей из пушки – и все цели поражены. Но почему-то никто не обращает внимания на то, что вертолет ведет огонь либо на очень маленькой скорости, либо вообще зависнув. При этом у вертолета достаточно большая высота, не одна сотня метров, и огонь ведет он несколько минут, при этом противник ему практически не отвечает. Если у боевиков были бы крупнокалиберные пулеметы типа ДШК или зенитные установки Зу-23-2, вряд ли «Апач» смог бы позволить себе такое удовольствие».

По словам летчика, Ми-24 обычно действуют парами. В зависимости от типа цели пилот ведущей машины выбирает маневр.

«Если цель достаточно большая по площади – группа построек, скопление машин или пехоты, то пуск ракет производится с небольшим набором высоты. Если цель точечная – бронеобъект, полевое укрепление, отдельная постройка, то ракеты запускают с горизонтального полета или с пикирования. После выполнения удара НУР теоретически должен открываться огонь из пушки, после чего выполняется резкий отворот или противозенитный маневр. Но на практике, если противник отвечает огнем, пушку лучше пропустить, а сразу отворачивать», – делится секретами тактики летчик.

В отличие от того же АН-64 Ми-24 не может зависать на месте для применения оружия и, как сказал российский пилот, все приходится делать в движении.

«Для применения ПТУР оператору нужно найти цель, взять ее на сопровождение и только потом произвести пуск. У «Крокодила» нет современных оптико-электронных систем, поэтому все зависит от квалификации экипажа. Пока ракета идет к цели, оператор удерживает ее на сопровождении, а пилот должен уклоняться от огня противника так, чтобы не помешать работе оператора. Это в теории ракета поражает цель на дальности до пяти-шести километров, а на практике, чтобы точно попасть управляемой ракетой, надо подойти гораздо ближе. Поэтому предпочтительнее обычные НАР. Да, такими ракетами с танками не справишься, но по легкой бронетехнике, по постройкам, по полевым укреплениям залпа нескольких неуправляемых ракет вполне достаточно для уничтожения цели. Зато ты дал залп НАР, быстро отвернул и ушел из-под огня», – поясняет офицер.

Тактика «выстрелил – и быстро уходи» применяется не только российскими вертолетчиками. По официальным данным армии США, в первый день операции «Анаконда» в Афганистане, когда экипажи шести вертолетов «Апач» из состава 101-й воздушно-штурмовой дивизии были встречены как интенсивным огнем из крупнокалиберных пулеметов и зенитных установок, так и меткими выстрелами ручных гранатометов РПГ-7 боевиков «Талибана», американцами было израсходовано несколько сотен неуправляемых ракет, всего 540 снарядов 30-мм авиационных пушек и только одна ПТУР «Хеллфайр».

Для того чтобы уклониться от огня с земли, американским пилотам пришлось снизиться на предельно малую высоту, но и это не спасло их от огня противника. Тогда на свой счет боевики записали два подбитых «Апача». По воспоминаниям вертолетчиков 101-й ВШД, в таких условиях спасали только большая скорость и резкие маневры. При этом не хватало времени на то, чтобы точно прицелиться из пушки или запустить ПТУР, поэтому вертолетчики давали залп НАР по противнику и тут же выполняли уход.

Когда наступает ночь

Нельзя отрицать, что современные зарубежные ударные вертолеты, такие как АН-64 и «Тигр», серьезно превосходят российские Ми-24П при действиях в ночных условиях. В частности, во время операции в Ливии, по данным Минобороны Великобритании, вертолеты «Апач» армейского авиационного корпуса выполнили более 85 процентов боевых вылетов именно ночью.

«Ночью в условиях городского боя, когда противник близко к своим войскам, применять вертолеты очень сложно. Тут все зависит от того, насколько грамотно действует авианаводчик на земле. С воздуха через прибор ночного видения очень трудно различить, где свои, а где чужие. Нельзя забывать, что рядом с целью могут быть и гражданские», – отмечает собеседник.

Потому самый эффективный способ ночного применения вертолетов в локальных конфликтах – свободная охота в заданных районах, но и в этих случаях никто не застрахован от того, что под огонь попадут мирные жители.

Хотя не исключено, что для ударов после заката ВКС РФ применяет как раз транспортно-ударные Ми-8АМТШ, оснащенные достаточно современными оптико-электронными станциями.

Несмотря на то, что Минобороны России в своих официальных заявлениях предпочитает не афишировать участие вертолетов в воздушных ударах, эти машины решают достаточно сложные задачи, при этом число выполненных винтокрылыми машинами вылетов значительное. Пока сложно оценить, какое конкретно количество целей уничтожили Ми-24 и Ми-8, но косвенным признаком эффективности их работы можно считать хоть и медленное, но все же продолжающееся наступление сирийских правительственных войск.

И это притом что пока в Сирии действуют проверенные, но все же морально устаревшие Ми-24П, не располагающие современными средствами наблюдения и прицельными комплексами, проигрывающие даже модернизированным Ми-35М, не говоря уже о более современных Ми-28 и Ка-52.

Опубликовано в выпуске № 42 (608) за 4 ноября 2015 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Гость 1
Гость 1
07 ноября 2015
Новые типы боевых вертолетов просто необходимо испытать в реальных боевых условиях, во первых это наилучшая возможность выявить все плюсы и минусы нашей новой техники чтобы использовать этот ценный опыт для дальнейшей модернизации и устранения всех замечаний и недочетов в конструкции и вооружении, во вторых практическое применение в реальных боевых действиях, особенно когда оно успешно и эффективно, это наилучшая реклама для продвижения нашей военной техники за рубеж и заключения новых выгодных контрактов для нашего ВПК.
Аватар пользователя Гость 2.
Гость 2.
07 ноября 2015
Действительно проверить возможности наших новых вертолетов в реальных боевых условиях было бы не лишним, ведь нужно же знать на что они способны в реальном бою, а не только лишь на учениях, американцы вовсю применяют свои Апачи в боевых операциях и на основе этого опыта применения улучшают конструкцию, проводя модернизацию за модернизацией, ведь одно дело когда ТТХ на бумаге и совсем другое когда они полностью подтверждаются на практике, лучшего испытания чем реальное боевое применение еще никто не придумал.
Аватар пользователя Путин это наше Всё!!
Путин это наше Всё!!
08 ноября 2015
Соглашусь с выше высказанными коментами, про черную акулу тоже забывать не стоит. Америка в каждом конфликте что нибудь да испытывает.
Аватар пользователя Авиатор 2.
Авиатор 2.
08 ноября 2015
Согласен, Ми-24 отличный вертолет для своего времени, заслуживший себе имя не на словах а на деле, но все таки это уже вчерашний день и нужно двигаться дальше.
Аватар пользователя Солониковед
Солониковед
09 ноября 2015
Ну мало ли чего надо... но есть и то, чего точно делать не надо. Не нужно использовать возможности для боевых испытаний новых русских вертолётов, не нужно что бы они мелькали в новостях и были бы рекламой России. Вертолёты и США делают и они должны быть лучше наших.
Аватар пользователя серега
серега
06 декабря 2015
Я так и не понял.Есть вертолеты в Сирии или нет?И чем они там занимаются?
Аватар пользователя Dmitry12
Dmitry12
26 декабря 2015
ми 24-45 лет *новый* ми 28- 33 года *новый* ка 50(52) -33 года Хах,когда этим новым вертолётам стукнет 50, завершится программа по их гос закупке. Но мрачный факт налицо-насколько славны предки,настолько бесславны потомки. Россия неспособна создавать новейшие образцы сложной боевой техники. Возраст *новейших* самолетов,средств ПВО и стратег.яд.ракет,сопоставим с возрастом новейших вертолетов. Всё их новейшество заключается в разной степени подшаманивания и обвески импортной электроникой(сами то даже мобильник сделать не в состоянии).
Аватар пользователя Гость 1
Гость 1
07 ноября 2015
Новые типы боевых вертолетов просто необходимо испытать в реальных боевых условиях, во первых это наилучшая возможность выявить все плюсы и минусы нашей новой техники чтобы использовать этот ценный опыт для дальнейшей модернизации и устранения всех замечаний и недочетов в конструкции и вооружении, во вторых практическое применение в реальных боевых действиях, особенно когда оно успешно и эффективно, это наилучшая реклама для продвижения нашей военной техники за рубеж и заключения новых выгодных контрактов для нашего ВПК.
Аватар пользователя Гость 2.
Гость 2.
07 ноября 2015
Действительно проверить возможности наших новых вертолетов в реальных боевых условиях было бы не лишним, ведь нужно же знать на что они способны в реальном бою, а не только лишь на учениях, американцы вовсю применяют свои Апачи в боевых операциях и на основе этого опыта применения улучшают конструкцию, проводя модернизацию за модернизацией, ведь одно дело когда ТТХ на бумаге и совсем другое когда они полностью подтверждаются на практике, лучшего испытания чем реальное боевое применение еще никто не придумал.
Аватар пользователя Путин это наше Всё!!
Путин это наше Всё!!
08 ноября 2015
Соглашусь с выше высказанными коментами, про черную акулу тоже забывать не стоит. Америка в каждом конфликте что нибудь да испытывает.
Аватар пользователя Авиатор 2.
Авиатор 2.
08 ноября 2015
Согласен, Ми-24 отличный вертолет для своего времени, заслуживший себе имя не на словах а на деле, но все таки это уже вчерашний день и нужно двигаться дальше.
Аватар пользователя Солониковед
Солониковед
09 ноября 2015
Ну мало ли чего надо... но есть и то, чего точно делать не надо. Не нужно использовать возможности для боевых испытаний новых русских вертолётов, не нужно что бы они мелькали в новостях и были бы рекламой России. Вертолёты и США делают и они должны быть лучше наших.
Аватар пользователя серега
серега
06 декабря 2015
Я так и не понял.Есть вертолеты в Сирии или нет?И чем они там занимаются?
Аватар пользователя Dmitry12
Dmitry12
26 декабря 2015
ми 24-45 лет *новый* ми 28- 33 года *новый* ка 50(52) -33 года Хах,когда этим новым вертолётам стукнет 50, завершится программа по их гос закупке. Но мрачный факт налицо-насколько славны предки,настолько бесславны потомки. Россия неспособна создавать новейшие образцы сложной боевой техники. Возраст *новейших* самолетов,средств ПВО и стратег.яд.ракет,сопоставим с возрастом новейших вертолетов. Всё их новейшество заключается в разной степени подшаманивания и обвески импортной электроникой(сами то даже мобильник сделать не в состоянии).

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц