Версия для печати

Век русского подплава

Патрушев Виктор
19 марта исполняется 100 лет российским подводным силам. Наш подплав встречает свой юбилей далеко не в лучшем состоянии, но с верой в будущее.


ЗАМЕТКИ, НАВЕЯННЫЕ 100-ЛЕТИЕМ НАШЕГО ПОДВОДНОГО ФЛОТА


19 марта исполняется 100 лет российским подводным силам. Наш подплав встречает свой юбилей далеко не в лучшем состоянии, но с верой в будущее.
{{direct_hor}}
В декабре 1900 г. Морское ведомство создало комиссию для проектирования подводных судов. В нее вошли Иван Бубнов, Иван Горюнов, Михаил Беклемишев. И уже 3 мая 1901 г. комиссия представила проект миноносца №113 (класса ПЛ в России еще не существовало). В июле проект был утвержден, и Балтийскому заводу выдан заказ на постройку. Рабочие чертежи поручили составлять конструкторскому бюро Балтийского завода, впоследствии его преобразовали в отдел подводного плавания ("Подпла"), и оно стало прародителем существующего в настоящее время ЦКБМТ "Рубин". По этому проекту в 1903 г. и была построена первая русская боевая ПЛ "Дельфин".

КАК САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ СИЛА

В предвидении будущего конфликта с Японией командование русского флота решило создать в Порт-Артуре подводные силы. В конце 1903 г. в крепость были доставлены старая лодка Джевецкого с педальным приводом (постройки 1881 г.) и лодка французского конструктора Губэ. В первые дни войны по железной дороге в Порт-Артур отправили полуэкспериментальную, даже не зачисленную в списки флота ПЛ "Петр Кошка" проекта Е.В. Колбасьева с электродвигателем, работавшим от аккумуляторных батарей. В самом Порт-Артуре М.П. Налетов построил по своему проекту подводную лодку "Портартурец" с бензиновым двигателем, взятым с катера броненосца "Пересвет". Количество ПЛ в крепости достигло 4 единиц. Японцам было известно о наличии в крепости подводных лодок. В определенной мере они оказали "моральное влияние" на противника, сдерживая его инициативу в действиях против Порт-Артура с моря. С началом войны стало ясно, что, имей Россия хоть одну настоящую боевую ПЛ нового проекта, противник не смог бы так спокойно вести блокаду базы.

Посмотреть рисунокНа смену многоцелевым АПЛ класса "Барс" должен поступить атомоход "Северодвинск".
Фото Леонида ЯКУТИНА

К июлю 1904 г. было построено 4 новых ПЛ. Из-за блокады Порт-Артура все лодки везли по железной дороге во Владивосток. К концу декабря 1904 г. из 7 доставленных ПЛ сформировали отдельный отряд миноносцев в составе Владивостокского отряда крейсеров. К сожалению, оружие (торпеды) доставили во Владивосток только в конце марта 1905 г., так что до этого лодки оказывали на японцев только "моральное" воздействие.

В конце апреля 1905 г. три ПЛ находились в дозоре южнее Владивостока, где и были обнаружены миноносцами противника. Начавшийся туман затруднил выход лодок в торпедную атаку и позволил миноносцам уйти из опасного района. Но японцы убедились, что русские ПЛ выходят далеко в море и готовы к решительным действиям. С июня 1905 г. лодки стали регулярно выходить в дозор в район островов Русский и Аскольд. К концу войны во Владивостоке находилось уже 13 ПЛ. По мнению военно-морских историков, именно они спасли Владивосток от прямого нападения японского флота.

В марте 1906 г. были внесены изменения в официальную классификацию кораблей Императорского российского флота от 1891 г. В нее как корабли 3-4 ранга были включены и подводные лодки, ранее числившиеся миноносцами. Указом Николая II от 19 марта 1906 г. подводные лодки официально определены как самостоятельный род сил ВМФ. Именно 19 марта считается днем российского подплава: приказом главнокомандующего ВМФ РФ №253 от 15.07.1996 он объявлен как День моряка-подводника.

ПУТЬ ДО К-3

К 1908 г., когда количество ПЛ выросло до 30 единиц, у командования российского флота стало постепенно проясняться, а затем и возросло понимание специфики подводного плавания. В 1911 г. была выработана и утверждена кораблестроительная программа, предусматривающая строительство 15 лодок. В том же году заказали строительство 6 единиц, а уже в 1912 г. последовал заказ еще на 18 лодок типа "Барс".

К концу 1913 г. подводные силы российского флота имели следующую организационную структуру:

- на Балтике - бригада подводных лодок 2-дивизионного состава из 8 подводных лодок, двух транспортов и двух миноносцев с базированием в Ревеле (ныне Таллин); учебный отряд в составе 3 подводных лодок и транспорта в Либаве (ныне Лиепая);

- на Черном море - отдельный дивизион из 4 ПЛ в Севастополе;

- на Тихом океане - отдельный отряд из 12 лодок.

К началу Первой мировой войны в строю числилось 22 боеспособных ПЛ и 24 - в постройке. В 1916 г. Морской Генштаб объявил конкурс на разработку новых лодок. По наиболее удачным проектам были выданы заказы: на постройку 10 ПЛ по проекту И.Г. Бубнова, 14 - фирмы "Голланд", 4 - фирмы "Фиат". К 1917 г. в строй было введено 73 лодки. Построены по отечественным проектам 34 ПЛ: 32 по проектам И.Г. Бубнова, одна - М.Н. Налетова (минный заградитель "Краб"), одна - С.К. Джевецкого ("Почтовый"). 23 лодки были приобретены за границей. На российских заводах построено 16 ПЛ по проектам фирм "Лэка" и "Голланд". Во время боевых действий на Балтике и в Черном море погибли 7 русских лодок.

После Гражданской войны состояние подводных сил Советской России было катастрофическим. Строительство подводного флота началось с восстановления сохранившихся кораблей. Первой советской военной судостроительной программой 1926 г. предусматривалось строительство 12 ПЛ. Для их проектирования было организовано техническое бюро №4 (вместо расформированного в 1924 г. "Подпла"). Возглавил бюро Б.М. Малинин. Уже в 1930 г. была введена в строй первая ПЛ серии "Декабрист". В конце 30-х гг. в постройке находились подводные лодки серий "Декабрист", "Ленинец", "Щука", "Малютка", "Катюша" ("Крейсерская"), "Средняя". С середины 30-х гг. началось строительство эскадренных лодок типа "Правда".

К началу Великой Отечественной войны в советском ВМФ насчитывалось 212 ПЛ: 15 - на Северном флоте, 69 - на Балтийском, 47 - на Черноморском и 81 - на Тихоокеанском флоте. В ходе боевых действий ими было потоплено около 100 боевых кораблей противника, более 300 транспортов общим тоннажем свыше 1 млн. брутто-регистровых тонн. Потери советского ВМФ в войне составили 98 ПЛ, построено же за ее годы 56, и то в основном серии "М". По репарациям в результате раздела флотов гитлеровской коалиции получено 23 трофейные лодки. В то же время из-за износа выведено из боевого состава и сдано на слом 65 ПЛ, подлежало списанию до 1955 г. еще 69 единиц.

В результате осуществления послевоенных кораблестроительных программ в период 1946-1954 гг. выпущено 154 лодки (при плане в 352). Одновременно началось расширенное строительство подводного флота - уже по новым, послевоенным проектам. К началу 1958 г. построено 260 ПЛ проектов 613, 611 и 615-А, начато производство атомных лодок. Первая советская АПЛ К-3 ("Ленинский комсомол") была построена в 1958 г., а уже в 1961 г. ВМФ СССР имел в своем составе 9 атомных лодок (4 ракетных и 5 торпедных). А всего в Советском Союзе построено 243 атомные подводные лодки различных классов.

ДОРОГА К "СЕВЕРОДВИНСКУ"

Пять лет назад в России насчитывалось чуть более 50 атомных и 30 дизельных ПЛ. Понятно, что к настоящему времени их еще меньше. Причин тому много. Весь опыт (не умаляя героизма, мужества и самоотверженности советских подводников) создания подводного флота России кричит о необходимости учета качественных, а не только количественных параметров. К примеру, стремление иметь больше недорогих подводных лодок привело к тому, что наиболее многочисленные ПЛ серии "М" в Великой Отечественной войне показали недостаточную боевую эффективность при использовании на открытых театрах СФ и ТОФ. Кроме положительного опыта серийного строительства и укрепления школы подводного плавания, экстенсивное увеличение численности дизельных подводных лодок после войны не дало ожидаемого прироста боевой эффективности в решении задач в открытых морях и океанских театрах. Пример - та же операция "Анадырь" (прорыв дизельных ПЛ СФ на Кубу в 1962 г.).

Даже создавая океанский атомный подводный флот, решая те же ближайшие задачи по развертыванию серийного строительства и освоению новых типов кораблей, в СССР задачу повышения боевой эффективности создаваемых кораблей рассматривали прежде всего как численное наращивание сил. Безусловно, перед лицом стоявшей перед страной угрозы атомного уничтожения необходимо было в кратчайшие сроки нарастить численный паритет подводного флота. Но те почти 250 атомных подводных лодок, построенных в Советском Союзе, не только обеспечили стратегический паритет с Соединенными Штатами, продемонстрировали судостроительную мощь страны, но и, истощив экономику, оставили страну и флот с целым рядом нерешенных экономических, а также вытекающих из них социальных проблем. Таких, как утилизация кораблей, выслуживших срок службы по ресурсу или по недостаточности судоремонтных мощностей; недоосознание инфраструктуры, необходимой для успешной эксплуатации и содержания ПЛ; отсутствие качественной ремонтной и модернизационной базы и многое другое.

Исходя из необходимости наличия в составе ВМФ России именно атомного подводного флота (особых надежд на появление в обозримом будущем движительных корабельных систем на альтернативных источниках энергии нет), видимо, следует предпринять первоочередные меры для поддержания существующей группировки ПЛ. В первую очередь, полагаю, необходимо обеспечить серийное производство уже заложенных кораблей. Это в первую очередь достройка головных подводных лодок - многоцелевой АПЛ "Северодвинск" (заложена в 1993 г.), РПКСН "Юрий Долгорукий" (заложен в 1996 г.) - и продолжение серийного строительства кораблей этих классов. Серийность строительства стимулирует развитие производства и снижение стоимости созданного "продукта". Именно серийное строительство, даже небольшими сериями, позволяет вести плановую отработку современных передовых энергосберегающих и наукоемких технологий, создание и поставку всех комплектующих приборов и механизмов, включая и необходимые материалы, энергетические и топливные ресурсы. Кроме того, это позволит осуществлять подготовку необходимых специалистов, не только ИТР, но и рабочих-производственников разных специализаций, в том числе, что особенно важно, и станочников.

Недопонимание (незнание) нынешними менеджерами со специализацией "купи и перепродай" как законов и основ управления производством, так и самого производства, полагающими, что любое промышленное производство возможно без потерь остановить на несколько лет (до лучших времен), пагубно и порочно по своей сути! Современное производственное предприятие с длительным циклом изготовления конечного продукта - это более сложная, нежели домашний бытовой прибор, система! И управлять производством, как телевизором, по принципу "выключил и забыл, понадобится - включим!" нельзя. Но именно такие менеджеры уже поставили почти на грань уничтожения все наукоемкое и высокотехнологичное производство страны.

При сегодняшнем состоянии судостроения строительство боевого корабля занимает несколько лет и не обеспечивает своевременного восполнения корабельного состава флота взамен выводимых из его состава в связи с истечением срока службы или необеспеченностью судоремонтом кораблей. Следовательно, без ремонта ПЛ существующей группировки невозможно обеспечить поддержание минимально необходимой численности лодок. Естественно, что ремонт без существенной модернизации систем вооружения, в том числе оружия, не обеспечивает требуемой боевой эффективности кораблей. Корабль, прошедший ремонт и модернизацию, кроме продления сроков службы и эксплуатационных характеристик, должен в максимальной степени соответствовать требованиям условий современного боевого применения.

Надо исходить из того, что многоцелевые АПЛ существующей группировки ВМФ имеют сроки службы от 10 до 15 и более лет и не прошли положенный им после 10 лет службы первый средний ремонт. Надо помнить, что возможный срок ремонта может составить не менее двух-трех лет. Поэтому целесообразно, по моему мнению, ремонт и модернизацию производить только кораблей последних лет постройки. Опять же, исходя из реалий состояния судоремонтных предприятий различной формы собственности, в целях достижения максимального качества и минимизации сроков и стоимости выполнение ремонта следует поручать профильным судоремонтным заводам, обладающим необходимым производственным и техническим потенциалом. В свою очередь, для решения задачи сохранения группировки многоцелевых подводных лодок КБ-проектантам ПЛ следует по заданию ВМФ разработать проекты заводских восстановительных ремонтов с заменой систем вооружения на основе вооружения кораблей последних лет сдачи. Далее - в соответствии с ТЗ и проектами заводских ремонтов, с учетом загруженности предприятий строительством новых кораблей и созданием для них новых типов вооружения и другого оборудования, финансово-экономических возможностей - проектантам и ВМФ необходимо разработать варианты программы первых и вторых ремонтов после каждых десяти лет эксплуатации с максимально возможной заменой систем вооружения. Для обеспечения необходимого финансирования и организации исполнения ремонтов их программы следует полностью включить в разрабатываемую ГПВ-2015. Таким образом может и должен быть обеспечен 30-летний срок службы этих кораблей.

ОКЕАН - ЦЕНТР ПРИЛОЖЕНИЯ ВОЕННОЙ СИЛЫ

Сейчас по целому ряду причин меняются формы и способы применения военной силы. Но это, как мы видим хотя бы по событиям в мире в последние 10-15 лет, вовсе не исключает войны. Более того, начиная со второй половины ХХ столетия, центр приложения военной силы все более смещается в океан. В существующем диалектическом единстве развития науки, техники и видов вооружения значительно быстрее, чем в прошлые века, меняются взгляды на формы и способы применения военной силы. Особенностью нынешнего века является столь же быстрая смена форм и способов ведения войны, но при неизменности плацдарма, с которого применяется военная сила. Пока чаще всего этим плацдармом становится море, что не исключает возрастания роли и околоземного пространства. Была эволюционная смена линейной тактики на маневренную парусного флота, замена его паровым броненосным и далее атомным авианосным, а кроме концепции "флот против флота" появилась также и концепция "флот против берега" и так далее. Но все это в настоящее время имеет революционный характер. Уже нет запаса времени не спеша осмыслить результаты какого-нибудь недавнего конфликта и дальнейшей перспективы примененного в нем вооружения. Все большую роль получает прогнозирование, именно научное и военное предвидение, которое тем не менее основывается и на опыте, и на знании. Тот, кто сумеет разглядеть в новом физическом принципе или эффекте прообраз конструкции корабля или образца вооружения будущего, оценить возможность его военного применения, тот "будет на коне" и окажется более готовым ко всякого рода неожиданностям, связанным с военными угрозами.

Как видим, качественное и эффективное развитие современного кораблестроения возможно только на базе привлечения принципиально новых проектных решений и технологий строительства: к примеру, с использованием акустического или гидродинамического проектирования, с обоснованием новых конструктивных и схемных решений и оценки их эффективности на стендах специализированных НИИ. Необходимо более решительно внедрять передовые разработки ученых-корабелов и смежников, учитывать новейшие отечественные достижения в области гидродинамики и прочности, а также в применении многокорпусных конструкций. Для проверки состоятельности предлагаемых конструкторских решений целесообразно более широко использовать возможности специализированных научных центров (таких, как ЦНИИ им. академика А.Н. Крылова).

По-прежнему одним из главных родов сил ВМФ в решении задач обеспечения национальных интересов России в Мировом океане останутся подводные лодки. Выше уже говорилось о необходимости активизации серийного строительства ранее заложенных ПЛ. Продолжая строительство их серий, необходимо понимать, что они будут, видимо, небольшими, буквально из нескольких единиц. Историческая неизбежность смены форм и способов применения военной силы в защите национальных интересов в Мировом океане указывает на столь же очевидную необходимость наличия рассчитанного на перспективу строительства флота и его важнейшей составляющей - новых проектов и типов лодок. Отсюда вытекает необходимость уже сейчас приступить к разработке проектов перспективных ПЛ сравнительно небольшого водоизмещения, с новыми ЯЭУ и высокими показателями (характеристиками) основных оперативно-тактических и технических качеств ПЛ - скрытности, скорости, глубины, дальности плавания. Они должны оснащаться автономными системами целеуказания и освещения обстановки (в этой части применение с подводных лодок беспилотных летательных аппаратов может значительно расширить возможности освещения обстановки и целеуказания для применения оружия ПЛ). Эти подводные лодки должны быть в максимальной степени автоматизированы, укомплектованы немногочисленным экипажем, состоящим из офицеров и профессионалов-контрактников. Автоматика на современной элементной базе вполне сможет обеспечить эксплуатацию и живучесть подводной лодки малочисленным экипажем (ранее конструкторами СПМБМ "Малахит" уже был создан корабль подобного типа - АПЛ проекта 705, по своим ТТХ значительно опередившая свое время).

Опыт действий и функционирования нашего флота (и ВМС других государств) в последние два-три десятилетия настойчиво подсказывает, что корабли будущего российского флота необходимо проектировать, как это ни покажется сложным или невозможным, из расчета максимальной независимости от различных береговых инфраструктур и средств обеспечения. Для этого, как представляется, необходимо разрабатывать новые системы вооружения, главные и вспомогательные механизмы и оборудование кораблей с большими межремонтными сроками службы и их моторесурсом, достаточным на весь срок службы корабля (на атомной энергетике или иных физических принципах). Учитывая у нас фактор отсутствия на флотах развитой береговой инфраструктуры, целесообразно шире использовать модульный принцип конструкции корабля. Это позволит расширить модернизационные возможности и обеспечит достаточную ремонтопригодность вне заводских условий. Одновременно следует продолжать работы по унификации торпедного и ракетного оружия как высокоточного - с высокими поражающими возможностями для уменьшения потребного количества боевых элементов (ракет, торпед) в залпе. Чтобы компенсировать меньшую численность кораблей, необходимо разрабатывать и создавать современные комплексы вооружения, способные на порядки увеличить боевую мощь каждого корабля.

Вновь создаваемые и подвергающиеся модернизации ПЛ, несомненно, должны обладать высокой боевой эффективностью при выполнении свойственных им задач. Оценивая боевые качества кораблей по критерию "эффективность-стоимость", не следует забывать и об оценке эксплуатационных качеств по этому же критерию. Тут важно учитывать, что большую часть своего срока службы корабль находится в условиях мирного времени, когда наибольший вес (в совокупности его оценки по указанному критерию) составляет стоимость содержания (эксплуатации) именно в "мирное время" из всей продолжительности срока службы.

Рассматривая и решая проблемы современного подплава, нельзя замалчивать состояние и проблемы судостроения и всей "оборонки" в целом, частью которой и является военное кораблестроение. Во многом это состояние определяется экономической политикой государства и деятельностью правительства, осуществляемыми путем формирования государственного бюджета. И, безусловно, именно отказ государства от опосредованного управления экономикой через формирование госбюджета (якобы во славу стихийного рынка, который должен все расставить на свои места) привел промышленность, особенно ее оборонные отрасли к их нынешнему, прямо скажем, весьма плачевному состоянию. По оценкам многих аналитиков, после тяжелых для промышленности последствий проведенной административной реформы бюджет-2006, представленный правительством, можно называть бюджетом развития только при наличии большого воображения. С учетом реальной, а не статистической инфляции, сопровождаемой безудержным ростом цен на топливо, энергетические ресурсы и, как следствие, ростом затрат на производство продукции, в том числе и в ОПК, его, скорее, можно назвать бюджетом развития экономического спада. Соответствующим образом выглядит и оборонный бюджет. Мало того, что за прошедшее десятилетие он ни разу не достигал даже 3% от общего объема ВВП (вместо 3,5%, как обещал еще Борис Ельцин), еще и доля военных расходов в 2006 г. снижается по сравнению с 2005 г., достигнув 2,74% от ВВП. И это при громадных профицитах бюджетов последних лет!

ЕСТЬ ЛИ ОТВЕТСТВЕННЫЕ?

Вряд ли кто из читателей сомневается в почти нулевой и даже отрицательной эффективности осуществленной административной реформы в части управления промышленностью. Отношение самого правительства к ней продемонстрировало единодушное одобрение кабинетом министров "дореформирования" Минсельхоза и назначение новых вице-премьеров. Очень жаль, если здравый смысл не возобладает и дальнейшее реформирование не будет осуществлено хотя бы в Минпромэнерго. Смешно сказать, в стране существует Федеральное агентство по туризму (хотя весь туризм работает в основном на выезд за рубеж, то есть на экономику других стран) и на равных с ним правах - Федеральное агентство по промышленности всей страны! В этом агентстве всем судостроением занимается целое управление из двух десятков человек. Вот так уравняли! Если и это недостаточно характеризует отношение государства к своей экономике, то о чем еще говорить!

В результате непрерывного, почти двадцатилетнего так называемого реформирования оставшееся в России судостроение оказывается экономически непосильным для потребностей ВМФ. Безусловно, отрасль крайне нуждается в реформировании. Но в его основу необходимо ставить более серьезные государственные задачи, нежели очевидное для всего населения страны "прихватизаторское" стремление акционировать оставшуюся государственную собственность. В основу предлагаемых и проводимых реформ "оборонки" заложен постулат о несостоятельности управления госсобственностью в ФГУП в условиях рыночной экономики и необходимости передачи этой собственности в руки акционеров для более эффективного управления. Однако относительно эффективности акционерного управления далеко не все, мягко говоря, однозначно. Если не брать в качестве примера для рассмотрения компании сырьевых олигархов, то вряд ли навскидку можно назвать процветающим какое-нибудь акционированное предприятие, на котором ведется производство высокотехнологичной и наукоемкой промышленной продукции. Поэтому совершенно очевидно, что реформирование судостроительной промышленности целесообразно проводить в рамках федеральной или национальной программы создания флота в соответствии с Морской доктриной РФ на период до 2020 г., утвержденной президентом РФ (видимо, аналогичная привязка к соответствующим концептуальным документам должна соблюдаться и при реформировании или реорганизации других отраслей ОПК).

В настоящее время, насколько мне известно, во всех видах Вооруженных Сил и оборонных отраслях промышленности (компаниях, концернах, холдингах и пр.) идет работа по формированию ГПВ-2015. Однако, как и в прежние, даже весьма "отдаленные", времена у нас отсутствует долгосрочная государственная концепция развития ВМФ, в которой были бы аккумулированы обоснованные взгляды и мнения о направленности и особенностях развития ВМФ на ближайшие 20-30 лет. Поэтому, исходя из сроков проектирования и строительства кораблей, развертывания требуемой инфраструктуры флота, потребного для этих целей финансирования, целесообразно, как представляется, в рамках и в дополнение к ГПВ-2015 разработать и принять в установленном порядке Концепцию развития флота и военного судостроения на период до 2030-2040 гг. В программу военного кораблестроения, как это всегда и было, должен входить ряд подпрограмм строительства, систематизированных по классам и предназначению кораблей и ориентированных на конкретную кооперацию промышленности и цикл производства. Реализация идей этой концепции в конкретных десятилетних программах и планах (к примеру, пятилетних) военного кораблестроения и строительства флота в целом не только обеспечит возможности Минобороны и ВМФ решать задачи на длительную перспективу, но также будет способствовать развитию судостроительной промышленности и смежных отраслей ОПК, росту экспортных возможностей и военно-технического сотрудничества.

В первую очередь необходима увязка и сопряжение предлагаемой концепции развития и ГПВ-2015 с разрабатываемой Роспромом концепцией реформирования предприятий судостроительной промышленности. В рамках данных программ и концепций следует произвести реформирование и системы судоремонтных заводов. Без серьезной государственной поддержки нашей "оборонке" не подняться. Однако одними структурными перестановками в надежде на самодостаточность российского рынка здесь не обойтись. Это подмечено еще баснописцем И.А. Крыловым в хрестоматийном его "Квартете"! И уже упомянутые ранее финансовые менеджеры здесь не панацея. Необходимы государственные преференции предприятиям, выполняющим ГОЗ, в том числе и предоставление льготных, беспроцентных либо низкопроцентных, кредитов на обновление основных фондов производства, отмена НДС на приобретение сырья и комплектующих для продукции, изготавливаемой по ГОЗ, стимулирование амортизационных отчислений и др.

Завершая рассмотрение основных, на мой взгляд, проблем современного подводного флота, нельзя не сказать еще об одной. Последние десятилетия продемонстрировали опасность перекоса в ту или иную сторону при строительстве и дальнейшем развитии не только военного флота, но и других составляющих морского потенциала страны. Особенно опасен перекос, связанный с недооценкой систем обеспечения безаварийности и спасения человека на море. Гибель корабля в мирное время (как было с "Курском"), человеческие потери при аварии судна не имеют степени оценки. Это позор для государства, командования ВМФ и руководства гражданских флотов. Однако пора понять, что неконсолидированными, разрозненными действиями различных ведомств при существующем экономическом положении страны и стремительном старении кораблей и судов перелома в борьбе с катастрофами, аварийностью и гибелью людей на море не достичь. Мы пытаемся создать аварийно-спасательные службы чуть ли не в каждом ведомстве. Кроме Управления аварийно-спасательных работ ВМФ, аварийно-спасательными работами на море занимается МЧС, свои специалисты подводных работ функционируют в МВД, других силовых ведомствах, а также в нефтегазовых компаниях. Словом, все субъекты, имеющие интересы и производство в подводной сфере, не полагаясь на государство, обзаводятся своими службами подводных работ (водолазными специалистами) и службами спасения на море. Понятно, что уровень подготовки этих специалистов и степень их оснащенности современными аварийно-спасательными средствами очень различны. Предполагаемое и декларируемое Россией постоянное присутствие в Мировом океане, все более интенсивно реализуемое участие в экономической деятельности на шельфе требуют централизации в обеспечении всех видов безопасности этой деятельности. Исторически сложившийся приоритет ВМФ в обучении специалистов подводных работ для диапазона всех необходимых для человеческой деятельности глубин, развитии и создании подводно-технических, научно-исследовательских (в том числе и глубоководных) и спасательных средств предполагает для нынешних экономических условий создание единой федеральной службы, подчиненной Министерству обороны РФ. Данная служба должна заниматься подготовкой соответствующих специалистов подводно-технических работ, обслуживать и эксплуатировать все имеющиеся в стране технические средства для подводных работ, в том числе научно-исследовательские и аварийно-спасательные, выполнять работы в интересах всех хозяйствующих субъектов в подводной сфере на договорной основе, осуществлять контрольные функции в разработке и сертификации новых средств.

Виктор ПАТРУШЕВ
вице-адмирал запаса, кандидат технических наук,
на атомных подводных лодках СФ прошел путь до
командира дивизии и начальника штаба флотилии ПЛ,
служил начальником оперативного управления - заместителем
начальника Главного штаба ВМФ

Опубликовано в выпуске № 10 (126) за 15 марта 2006 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц