Версия для печати

"Молон лаве!"

Удманцев Вадим
Остров Кипр, богатый природными ресурсами и удачно расположенный стратегически, манил к себе многочисленных захватчиков. Начиная с ХV века до н. э. на острове стали селиться греки-микенцы, за ними пришли греки-ахеи и финикийцы. Затем Кипр поочередно входил в состав империи Александра Македонского, государства египетских Птолемеев, Римской империи, Византии, принадлежал английскому королю Ричарду Львиное Сердце, ордену тамплиеров, франкским рыцарям, венецианцам, туркам-османам и британцам. Однако, поскольку Кипр стряхнул с себя гнет последней колонизации сравнительно недавно - в 1960 году и в силу того, что 2,7% территории острова все еще остается под суверенитетом Великобритании, эта страничка истории национально-освободительной борьбы киприотов заслуживает особого внимания.


ЭТИ СЛОВА СТАЛИ СИМВОЛОМ БОРЬБЫ КИПРСКОГО НАРОДА ПРОТИВ КОЛОНИЗАТОРОВ


Остров Кипр, богатый природными ресурсами и удачно расположенный стратегически, манил к себе многочисленных захватчиков. Начиная с ХV века до н. э. на острове стали селиться греки-микенцы, за ними пришли греки-ахеи и финикийцы. Затем Кипр поочередно входил в состав империи Александра Македонского, государства египетских Птолемеев, Римской империи, Византии, принадлежал английскому королю Ричарду Львиное Сердце, ордену тамплиеров, франкским рыцарям, венецианцам, туркам-османам и британцам. Однако, поскольку Кипр стряхнул с себя гнет последней колонизации сравнительно недавно - в 1960 году и в силу того, что 2,7% территории острова все еще остается под суверенитетом Великобритании, эта страничка истории национально-освободительной борьбы киприотов заслуживает особого внимания.
{{direct_hor}}

Памятник национальному герою Кипра Григорису Афксентиу в Лимассоле.
Фото Вадима УДМАНЦЕВА
Британские войска высадились в кипрской Ларнаке в мае 1878 года, когда турецкий султан Абдул-Хамид II, потерпев жестокое поражение в войне с Россией, передал Великобритании остров с целью "оккупации и управления" взамен обещания последней помогать в защите северо-восточных границ Османской империи. Подписанный сторонами Берлинский договор предполагал лишь временную оккупацию Кипра британцами, поскольку формально он оставался во власти султана.

НОВАЯ УЗДА ДЛЯ КИПРИОТОВ

Весть о переходе Кипра под управление христианской державы была с радостью встречена коренными жителями: несмотря на то что к православным киприотам правители Османской империи относились более терпимо, чем к католикам (которых насильно принуждали принимать ислам), всякое противодействие властям на острове подавлялось с особой жестокостью. А учитывая, что за 300 лет османского владычества на Кипр переехало немало выходцев из Малой Азии, отношения между православными греками и мусульманами были далеко не безоблачными. Вот как в Имерологионе Элладской православной церкви описываются преследования в 1821 году киприотов, которые распространяли прокламации в поддержку восставших в Греции единоверцев: "Турки преследовали христиан, как дикие звери, многие храмы были превращены в мечети и стойла, а паша, наслаждаясь своими действиями, разрешил единоверцам оседлать монахов Пантелеймоновского монастыря, продеть уздечку им в рот и, сидя таким образом на их плечах, преследовать христиан, бежавших в горы. Многие монахи умерли от побоев, от ходьбы на четвереньках, а также от ран, которые причинили уздечки:".

В силу этих причин все большее распространение на острове с подачи православного духовенства получила идея эносиса (от греч. hеnosis - соединение) - стремление греков-киприотов к объединению с Грецией. Недаром архиепископ Софроний, встречая на Кипре первого британского верховного комиссара и обращаясь к нему, произнес: "Мы соглашаемся на перемену правления лишь постольку, поскольку верим, что Англия поможет Кипру, как она уже помогла в том Ионическим островам, объединиться с его матерью - Грецией, с которой его связывают общие национальные узы". Однако после того как в ноябре 1914 года Османская империя заявила о своем вступлении в Первую мировую войну на стороне Германии, Лондон объявил о денонсации договора 1878 года и аннексии Кипра. Официально отказ Турции от всех прав на остров в пользу британской короны был зафиксирован в Лозаннском мирном договоре 1923 года. А двумя годами позже - в марте 1925 года - Кипр получил статус колонии, во главе которой был поставлен британский губернатор. В ответ на чаяния греческого большинства, которое все более настойчиво требовало от англичан эносиса, новые хозяева Кипра, желая во что бы то ни стало удержать за собой этот важный в стратегическом отношении район Средиземноморья, еще в конце ХIХ века разработали классическую колониальную модель "конституции", в соответствии с которой на Кипре устанавливалось ограниченное самоуправление греческой и турецкой общин. Для сущего контроля над умами и поступками островитян в главном городе острова Никосии был учрежден Верховный суд, членами которого являлись исключительно британцы. В округах были созданы местные суды, в каждом из которых председательствовал судья-англичанин и два заседателя-киприота - турок и грек. Жандармерией также командовали английские офицеры.

В полной мере островитяне ощутили на себе колониальный гнет в обстановке мирового экономического кризиса 30-х годов, когда упали цены на сельскохозяйственные продукты, крестьянские земли за неуплату долгов стали переходить к ростовщикам, сократилось и без того незначительное промышленное производство, началась массовая безработица. В октябре 1931 года демонстрации протеста доведенных до отчаяния киприотов привели к стихийному вооруженному восстанию, в котором приняли участие представители всех классов и политических организаций страны. Восстание длилось больше недели и охватило треть населенных пунктов острова. В результате этих массовых столкновений с британскими властями были убиты 6 человек, десятки людей получили ранения и увечья, свыше 400 - подверглись аресту, а несколько сотен были высланы из страны. Великобритания ужесточила контроль над островом: специальным королевским указом было приостановлено действие "конституции", запрещена деятельность политических партий, выборных учреждений и общественных организаций, были введены запреты на проведение собраний и митингов, преподавание в школах греческой истории, даже на вывешивание национального флага Греции. Британская администрация устроила настоящие гонения на православных религиозных деятелей, пользующихся традиционным влиянием в обществе и все чаще выдвигавших требования об эносисе в интересах православного греческого большинства (более 80% от всего населения острова). С 1937 года британский губернатор Кипра получил право отказывать в разрешении на въезд любому греку-киприоту, поведение которого чем-то настораживало власти, а с 1939 года полиции острова были предоставлены полномочия арестовывать и высылать с Кипра любого подозреваемого в антибританской агитации.

К ОРУЖИЮ!

В годы Второй мировой войны, особенно с момента вступления в нее Греции, многие киприоты, охваченные патриотизмом, отправлялись на фронт добровольцами. Чтобы еще более увеличить численность армии Объединенного королевства, британцы несколько смягчили свою политику на Кипре. В 1943 году после 12-летнего перерыва состоялись муниципальные выборы, английским командованием был создан Кипрский батальон, а правительство Великобритании в лице Уинстона Черчилля пообещало, что вопрос о самоуправлении острова будет положительно решен после окончания Второй мировой войны. Всего в рядах греческого Сопротивления и армиях союзных держав сражались около 35 000 киприотов. Примерно 2500 киприотов прошли через лагеря для военнопленных. Более 600 кипрских воинов, отдавших жизни в борьбе с нацизмом, обрели вечный покой на военных погостах Европы и Северной Африки. Однако после окончания войны британское правительство так и не предоставило независимости Кипру и всячески препятствовало скорому возвращению военнослужащих-киприотов на родину, содержа их в военных лагерях в Северной Африке.

В январе 1950 года на Кипре состоялся плебисцит, в результате которого 96% греков-киприотов высказались за воссоединение Кипра с Грецией (при том что учителям, служащим и работникам коммунальных служб британская администрация запретила участвовать в волеизъявлении). Турки же, составлявшие 20-25% всего населения Кипра, традиционно не проявляли политической активности, будучи сторонниками присоединения острова к Турции. Однако правительство Великобритании итогов плебисцита не признало. Греческое правительство, поддерживая требования греков-киприотов об эносисе, долго добивалось обсуждения кипрского вопроса в ООН, но эта инициатива не нашла широкой поддержки мирового сообщества. В 1954 году это привело к массовым уличным акциям протеста на острове, а с апреля 1955 года ЕОКА (от греч. Ethnike Organosis Kyprion Agoniston - Национальная организация кипрских борцов) начала вооруженную партизанскую борьбу. ЕОКА была создана на Кипре в 1951 году греческим полковником Георгиосом Гривасом. Это была военно-политическая организация греков-киприотов, преимущественно выходцев из среды зажиточных крестьян и торговцев, которая выступала за немедленное присоединение Кипра к Греции. Члены ЕОКА устраивали диверсии и теракты против полицейских частей и подразделений британских войск, вели антибританскую агитацию, устраивали убежища и схроны в горно-лесистой местности, изготавливали при помощи различных подручных средств самодельные мины, гранаты и даже стрелковое оружие.

Британцы отвечали массовыми арестами инсургентов. Уже в июле 1955 года на Кипре был принят закон, по которому любому человеку могли предъявить обвинение в терроризме и арестовать без суда. В ноябре того же года на острове было объявлено чрезвычайное положение, а губернатор получил неограниченные властные полномочия. С октября 1955 по март 1956 года между губернатором Кипра фельдмаршалом Джоном Хардингом и главой Кипрской Православной Церкви архиепископом Макариосом III, возглавлявшим движение за самоопределение страны и объединение с Грецией, велись переговоры, но они ни к чему не привели. Архиепископ был обвинен англичанами в пособничестве ЕОКА и в марте 1956 года сослан на Сейшельские острова. Одновременно с этим британское правительство постепенно нарастило на острове воинский контингент, перебросив из Кении и зоны Суэцкого канала дополнительные части, в результате чего число британских военнослужащих на Кипре достигло 30 000. Для подавления национального движения на Кипре колониальные власти производили массовые аресты, сотни киприотов были заключены в тюрьмы и концентрационные лагеря, многих несогласных с политикой британцев казнили. На протяжении четырех лет Кипр жил на военном положении, парализованный всеобщими забастовками, диверсионно-террористическими актами, погрузившись в атмосферу тотального страха.

В ходе этой борьбы погибли 104 британских военнослужащих, 90 инсургентов, 50 полицейских и 238 гражданских лиц. Но в итоге вооруженное противодействие греков-киприотов британцам привело не к воссоединению Кипра с Грецией в рамках одного государства, но к освобождению острова от колониальной зависимости. По Цюрихско-Лондонскому соглашению в 1960 г. на карте мира появилось новое независимое и суверенное государство - Республика Кипр. Согласно этому навязанному киприотам документу на территории острова общей площадью 158,5 кв. км все же остались британские военные базы - в Декелии и Акротири-Эпископи.

"ИДИТЕ И БЕРИТЕ!"

Среди многочисленных маршрутов, рекомендованных россиянам Кипрской организацией по туризму, один пролегает через деревеньку Омодос, что находится меж горных гряд Троодоса в северо-западной части округа Лемесос. В этом местечке, которое славится своими винодельческими традициями, прямо посреди вымощенной булыжниками площади уж много лет стоит монастырь "Ставрос" (Святого Распятия). Под тенистыми аркадными сводами монастыря туристы, как правило, наслаждаются созерцанием древних икон и образцами искусной резьбы по дереву, хотя в залах цокольного этажа действует и небольшой Музей национально-освободительной борьбы.

Как следует из информации, размещенной на стендах, решение о создании данного музея было принято представителями местной общины 28 октября 1960 года, то есть вскоре после обретения Кипром независимости, - "в назидание потомкам". Из записей в музее также явствует, что Омодос участвовал во всех сражениях за свободу Кипра с первой четверти ХIХ века, а его обитатели всячески содействовали греческой революции под руководством священника - настоятеля монастыря Святого Распятия, который за эту деятельность был повешен турками 11 июля 1821 года. Также активно население Омодоса участвовало в обеих мировых войнах и в освободительной борьбе ЕОКА 1955-1959 годов. "Вклад жителей Омодоса в эту борьбу был значительный и достойный высшей похвалы, поскольку и их арестовывали, заключали в тюрьмы, подрывали в тайных убежищах, они переживали другие несчастья", - без ложной скромности повествует текст на четырех языках: греческом, английском, немецком и французском.

Однако даже при беглом знакомстве с экспозицией можно сделать вывод, что данный музей не является "местечковым", поскольку экспонаты для него предоставили семьи борцов ЕОКА со всего Кипра. На застекленных стендах выставлены униформа, детали амуниции, фотографии, документы, оружие, какие-то личные вещи греков-киприотов, проживавших и сражавшихся в разные годы и в разных районах острова, но расплатившихся собственными жизнями за преданность одной, объединяющей их всех идее эносиса.

Со стен двух небольших залов смотрят на посетителей глаза преимущественно молодых людей-участников кипрского Сопротивления. Под увеличенными копиями стареньких черно-белых фото - скупые строки биографий. "Михаил Харилаос, Стелиос Мавромматис, Михаил Куцофтас и Андреас Панайидис, Евагорас Палликауридес были повешены за свои убеждения и поступки в Центральной тюрьме Никосии".

Но не все активисты ЕОКА прекращали свой жизненный путь в петле оккупантов-палачей. Геройской смертью погиб двадцатитрехлетний Лоизу Костас, когда его партизанская группа 26 октября 1958 г. атаковала полицейский участок села Кампос в округе Никосии.

О том, что для колонизаторов не существовало возрастного ценза, свидетельствует и судьба пятидесятилетнего Каннауроса Христодоулоса, убитого британскими военнослужащими буквально на пороге собственного деревенского дома в Кипероунте.

Жертвами колониального режима на острове нередко становились и женщины. Краткая, но дословная выдержка из биографии одной из них в музее Омодоса навечно останется немым укором тому позорному периоду британской истории: "Папагеориу (Лаутари) Лукия. Была убита пулей британских военнослужащих в ее собственной деревне 05.07.58 вместе с Панайотисом Захариа. Она ожидала 7-го ребенка, когда была убита...".

Особое место в ряду героев кипрского Сопротивления занимает Григорис Афксентиу - уроженец деревни Лиси округа Фамагусты. Он родился 22 февраля 1928 года в семье торговца сельскохозяйственной продукцией, но с детства мечтал о карьере военного. Завершив обучение в гимназии, он решил поступить на службу в греческую армию, отучился в Училище офицеров запаса, где принял гражданство Греции, а затем был направлен в пехотный батальон, который дислоцировался на греко-болгарской границе. Однако беспокойные вести с родного острова заставили его в 1952 г. вернуться на Кипр, а через 3 года вступить в ЕОКА. Григорис, которого подпольщики знали по кличкам: "Зидрос", "Арес", "Король", - вербовал новых бойцов в ряды своей тайной организации, планировал и осуществлял диверсионные акции... За его голову британская администрация назначила огромное по меркам того времени вознаграждение - 5000 фунтов, однако благодаря присущей ему самодисциплине, пытливому уму, самоотверженной преданности общему делу и, естественно, профессиональной военной подготовке, полученной в Греции, бывший офицер все же оставался неуязвимой мишенью для оккупантов. Не раз "Король" хаживал в буквальном смысле среди разыскивающих его британских солдат, несмотря на неоднократные акты предательства по отношению к подполью и к нему лично со стороны бывших соратников.

Однако 3 марта 1957 года врагам все же удалось обнаружить и блокировать партизанского вожака с четырьмя его товарищами в тайном лесном убежище в горном районе Троодос. После многочасового боя, потеряв надежду пленить Григориса Афксентиу, британские солдаты облили бензином землянку, откуда тот яростно отстреливался, и подожгли. От него ожидали услышать мольбы о пощаде, но патриот напоследок кинул окружившим его захватчикам лишь одну фразу: "Молон лаве!". Греки перевели ее англичанам: "Идите и берите!". Григорис Афксентиу, верный идее освобождения Родины от колониального ярма, сгорел заживо, но не сдался.

...В Музее национальной борьбы в Омодосе хранится чуть выцветший флаг голубого цвета с перекрестием из белых полос и вышитой аббревиатурой "ЕОКА". Судя по надписи на стенде, его обнаружил в одном из местных партизанских схронов военнослужащий британской Королевской морской пехоты Джереми Ходсон. И в этом, согласитесь, тоже присутствует некий грустный символизм.

Вадим УДМАНЦЕВ
Лимассол - Омодос - Москва

Опубликовано в выпуске № 3 (219) за 23 января 2008 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц