Версия для печати

Трансформация угроз безопасности

Балуевский Юрий
Сегодня уже никто не оспаривает необходимости переосмысления Военной доктрины России. Более того, процесс этот начался. На состоявшейся 20 января военно-научной конференции Академии военных наук вместе с руководящим составом Вооруженных Cил РФ уже обсуждались доктринальные вопросы оборонной безопасности страны. В прошлом номере газеты мы опубликовали выступление президента АВН генерала армии Махмута Гареева. Сегодня представляем доклад начальника Генерального штаба ВС России генерала армии Юрия БАЛУЕВСКОГО. Этими материалами "Военно-промышленный курьер" открывает дискуссию, посвященную обсуждению различных аспектов новой Военной доктрины России.


НА ЧТО ДОЛЖНА БЫТЬ ОРИЕНТИРОВАНА ВОЕННАЯ ДОКТРИНА РОССИИ


Сегодня уже никто не оспаривает необходимости переосмысления Военной доктрины России. Более того, процесс этот начался. На состоявшейся 20 января военно-научной конференции Академии военных наук вместе с руководящим составом Вооруженных Cил РФ уже обсуждались доктринальные вопросы оборонной безопасности страны. В прошлом номере газеты мы опубликовали выступление президента АВН генерала армии Махмута Гареева. Сегодня представляем доклад начальника Генерального штаба ВС России генерала армии Юрия БАЛУЕВСКОГО. Этими материалами "Военно-промышленный курьер" открывает дискуссию, посвященную обсуждению различных аспектов новой Военной доктрины России.
{{direct_hor}}

Начальник Генерального штаба ВС России генерал армии Юрий БАЛУЕВСКИЙ
Фото Леонида ЯКУТИНА
Актуальность сегодняшней темы обусловлена тем, что в связи с изменяющейся международной обстановкой происходит трансформация угроз военной безопасности. А с развитием социально-экономической сферы нашего государства изменяются существующие и формируются новые взгляды на сущность и содержание форм и способов обеспечения военной безопасности Российской Федерации. В конечном счете после официального утверждения эти взгляды и составят содержание новой Военной доктрины России.

Наша конференция призвана способствовать формированию системы единых подходов к определению структуры и содержания Военной доктрины Российской Федерации. Убежден, что в результате дискуссии мы будем лучше слышать друг друга и обязательно найдем решение тех вопросов, которые в основном докладе были подняты. А результаты этого обсуждения найдут свое практическое применение, прикладное применение при подготовке основополагающих документов по обеспечению безопасности нашего государства.

ВЕРОЯТНОСТЬ ВОЙН И КОНФЛИКТОВ

Я думаю, нет необходимости говорить, что на протяжении всей истории цивилизации возникают, развиваются и разрешаются межгосударственные противоречия. Они имеют различные формы - экономические, политические, национально-этнические, территориальные, религиозные и т.д. Вследствие этого в мире возникло, существует и, уверен, сохранится в обозримой перспективе вероятность войн и вооруженных конфликтов. Вот это как раз аксиома, и ей надо сегодня руководствоваться при воплощении той Военной доктрины, которая есть сегодня в государстве.

Борьба за передел сфер влияния между развитыми государствами, претендующими на мировое и региональное лидерство, способствует обострению соперничества во всех сферах межгосударственных отношений. Конечно, вполне естественно, что и у Российской Федерации, как и у других государств, существуют постоянные, я бы назвал их даже базовыми, национальные интересы. Их основу составляют государственный суверенитет, территориальная целостность, социально-политическая стабильность общества, стратегическая стабильность в системе мирового сообщества, свободный доступ к жизненно важным экономическим и стратегическим зонам и коммуникациям. И согласитесь, что именно на них в первую очередь направлено сегодня острие новых угроз. В Минобороны видение угроз военной безопасности РФ и задачи Вооруженным Силам на обозримую перспективу сформулированы на основе комплексной оценки военно-политической и военно-стратегической обстановки в мире.

Если говорить коротко, суть этой оценки сводится к следующему.

В результате значительного, по сравнению с Советским Союзом, ослабления оборонного потенциала России военные угрозы ее безопасности сегодня исходят и будут исходить как от развитых государств и военно-политических союзов, так и (наверное, об этом еще не говорилось с трибуны) от развивающихся государств, располагающих хорошо оснащенными армиями. Думаю, что всем нам понятно, что с военной мощью таких государств, в том числе имеющих территориальные и иные притязания к нашей стране, нельзя не считаться. Необходимо учитывать, что Российская Федерация занимает уникальное геостратегическое, геополитическое положение в глобальном мире, что определяет стратегические цели и главные задачи, решаемые нашей страной как в политике и экономике, так и в сфере национальной безопасности.

Сегодня президент определяет основные национальные интересы, я бы сказал, в трех зримых сферах: внутренней (национальной) и двух внешних - региональной и глобальной. На национальном, государственном уровне, убежден, важнейший национальный интерес состоит в становлении и развитии Российского государства как экономически мощного, социально ориентированного на удовлетворение потребностей и чаяний всех народов и народностей нашей многонациональной страны, всех социальных групп. Поэтому в целом к стратегическим интересам России на национальном уровне, полагаю, можно отнести создание демократического правового общества, в котором будут обеспечены политические, экономические, социальные, гуманитарные потребности общества в целом и, обязан это подчеркнуть, каждого гражданина в отдельности. А также экономическое процветание России и гражданское согласие всех слоев общества, всех движений и политических партий.

Именно поэтому для нас крайне важно обеспечение территориальной целостности, безопасности и обороноспособности России, продолжение военного строительства.

ПОИСК НАДЕЖНЫХ СОЮЗНИКОВ

Нас порою критикуют: военная реформа, мол, закончилась, не начинаясь. Но поверьте: радикальные мероприятия военной реформы завершены. А становление и развитие Вооруженных Сил будут продолжаться, пока существует армия. В частности, с целью повышения качества, профессионализма армии: В том числе и сокращение срока призыва. Сегодня уже военнослужащие по призыву начали служить 1,5 года, а с 1 января 2008 года - 12 месяцев. Это сделано с учетом наших возможностей и национальных интересов.

В поиске союзников на региональном уровне приоритетным направлением деятельности является развитие добрососедских отношений со всеми государствами. Понимаем, что работа со странами СНГ - главный внешнеполитический приоритет России. Мы, все военные этих стран, вышли из одной шинели. И не хотелось бы, чтобы мы смотрели друг на друга сквозь прорезь прицелов. Просто не должны этого допустить. На европейском направлении - продолжение активной работы с Евросоюзом. А также в целом обеспечение отсутствия военной опасности, угроз и рисков в прилегающих к России регионах. Это очень сложно: сделать так, чтобы не было этого военного риска для нашей страны. Особенно сегодня.

Определив сектор развития нашего государства, стратегию его национального развития, мы должны превратить Российскую Федерацию в мощное, современное, демократическое государство с высокоразвитой экономикой, передовой культурой, наукой. Мы сегодня адекватно оцениваем тот широкий спектр внутренних и внешних угроз, которые способны воспрепятствовать движению российского общества к этим простым, понятным большинству российских граждан целям.

Несколько слов о современной геостратегической ситуации вокруг России.

Она сегодня складывается под влиянием кардинальных изменений, происходящих во всей системе международных отношений, в системе формирующегося нового облика мирового и регионального уровней. Ее развитие характеризуется динамичностью, нестабильностью, напряженностью и периодами резкого обострения. Должен отметить, что после распада Советского Союза геостратегическая ситуация изменилась не в лучшую сторону для нашей страны. Вследствие образования на постсоветском пространстве более десятка суверенных государств возник целый ряд проблем в межгосударственных отношениях, зачастую приводивших к конфликтам, включая вооруженные. Подобный ход развития событий не мог не повлиять на общий характер военной безопасности России, изменение соотношения сил в мире в целом и в отдельных регионах.

Окончание идеологической и военной конфронтации двух общественно-политических систем не привело, как ожидалось, к демилитаризации мировой политики. Хотя, как помнится, в начале 90-х годов прошлого века все мы говорили: "Все - теперь мир, и только мир!". К сожалению, этого, повторю, не случилось. Переход России к взаимодействию с Западом на основе формирования общих или близких стратегических интересов не способствовал параллельному укреплению военной безопасности нашего государства. Более того, обстановка в жизненно важных для нас регионах мира и в непосредственной близости от наших границ в ряде случаев стала еще более сложной. Уверен: сегодня всем государствам нужен равноправный, многополярный мир без самозваных гегемонов.

Заокеанскому господству в XXI в. уже противостоят и, уверен, далее будут противостоять. Это противостояние только усиливается. Взять вызовы, исходящие из азиатского региона - Китая, Индии. А где гарантии, что США не войдут в прямое соперничество с Китаем? Можно ли полностью исключить аналогичное соперничество с Европой, где Евросоюз набирает силы? Или с большим, по терминологии американской администрации, Ближним Востоком? Потому что нет и не может быть, никаких универсальных для всех стран и народов, на все случаи жизни пригодных ценностей. В том числе ценностей и интересов, которые "лучше" тех, что народы сами вырабатывают своей жизнью, своей историей.

Хочу подчеркнуть, что государственные интересы России определяются и, убежден, в будущем будут определяться на основе опыта исторического развития нашего государства. Да, сегодняшний промежуточный итог нашего развития далеко не тот, который бы хотели увидеть все мы - граждане этого государства. Но предлагаю вам вместе со мной увидеть за всем этим российскую цивилизацию, идущую через века и собственной жизнью разрешающую вызовы и угрозы, вырабатывающую форму бытия, жизненный уклад общемирового значения.

Именно этой ситуацией определяется еще один приоритет, национальный интерес - обеспечение надежной оборонной мощи РФ, сохранение и поддержание военного потенциала России на уровне, адекватном существующей и возможным военным угрозам, обеспечение ее свободного, суверенного развития.

ОЦЕНКА УГРОЗ БЕЗОПАСНОСТИ

Комплексная оценка современной военно-политической и военно-стратегической обстановки в мире дает нам видение угроз военной безопасности, о котором уже говорил президент АВН генерал армии Махмут Гареев. Мы сегодня видим, что реальную угрозу национальной безопасности в военной сфере в ближайшей и среднесрочной перспективе будет представлять тот путь, который проводит администрация США - сохранение мирового лидерства, расширение границ экономического, политического и военного присутствия в районах традиционного влияния нашей страны. Это и реализация планов по дальнейшему расширению НАТО, и ведение практики военно-силовых акций в обход общепризнанных принципов и норм международного права.

Среди угроз - существующие, а также потенциальные очаги локальных войн и вооруженных конфликтов, прежде всего в непосредственной близости от российских границ. Это возможность подрыва стратегической стабильности в результате нарушений международных договоренностей в области ограничения и сокращения вооружения, качественного и количественного наращивания вооружения другими странами. Это и попытки распространения ядерного и других видов ОМУ, средств доставки этого оружия, новейших технологий военного производства. Это стремление отдельных государств через поддержку террористических групп реализовать свои политические и военные устремления.

Конечно, вы не можете сегодня не учитывать и факта расширения военных блоков и союзов в ущерб военной безопасности нашей страны, территориальных притязаний иных государств к России, противоправных действий сепаратистских и других организаций, направленных на подрыв стабильности внутри Российской Федерации. Как новую угрозу можно в какой-то мере рассматривать и ведение враждебной деятельности по отношению к России в информационной сфере.

Поэтому для ответа на вопрос о реальных путях обеспечения военной безопасности России в новых условиях необходимо определить цели национальной военной политики с точки зрения отражения угроз, классифицируемых как наиболее вероятные, наиболее опасные. Разработать для Вооруженных Сил, в целом для военной организации государства четкую, понятную и, самое главное, реализуемую модель реакции на эти угрозы, на их возможное обострение. Ибо без этой модели мы не определим оптимальных сил и средств, необходимых для отражения.

Наконец, создать потенциал, обеспечивающий достижение целей различного рода операций при обязательном в Российской Федерации минимальном задействовании Вооруженных Сил. Для чего необходимо совершенствовать оснащенность, всестороннее обеспечение и подготовку Вооруженных Сил и других войск, делая акцент на совместную, а не раздельную подготовку видов, родов ВС. Ведь до определенного времени каждый вид готовился вести, образно говоря, свою войну, но так не должно быть. Сегодня боевые действия, начиная со взвода, все чаще обретают общевойсковую форму их ведения.

Нам надо жестко отстаивать интересы РФ при заключении международных договоров и обязательств, а также во всех международных организациях, активно участвовать в формировании правовых норм и законов. Формировать выгодное для РФ геостратегическое положение путем создания союзов, коалиций, систем коллективной безопасности. Но с этим, будем говорить честно, у нас с вами пока не очень хорошо получается. Не менее важно развивать экономические возможности государства, оборонно-промышленного комплекса как необходимое условие повышения военного потенциала и военной мощи государства.

Всем нам хорошо известна закономерность, суть которой состоит в том, что мирные средства обеспечения военной безопасности могут быть эффективными лишь в том случае, если они подкреплены и опираются на военную мощь, достаточную для защиты страны и ее жизненно важных интересов. В этой связи содержание направленных и, что особенно важно, реализуемых положений Военной доктрины РФ приобретает особое значение в современных условиях.

Несмотря на то что понятие "военная доктрина" родилось еще в начале прошлого века, в реальности ни в дореволюционный, ни в советский период Военной доктрины в виде единого, официально принятого документа не существовало у нас в стране. То, что мы с вами ввели указом президента в 1993 г. (Основные положения Военной доктрины), было, наверное, первой попыткой принять военно-политический документ Российского государства, в котором открыто излагались его официальные взгляды на военную политику, подготовку страны к обороне, защиту суверенитета и территориальной целостности. В отличие от Основных положений Военной доктрины РФ Военная доктрина 2000 г. была, я бы так сказал, несколько переориентирована с предотвращения войны преимущественно политическими средствами на обеспечение военной безопасности и защиту жизненно важных интересов всеми средствами, имеющимися в распоряжении государства. Но и этот документ также является документом переходного периода.

ТРЕБОВАНИЯ К ВОЕННОЙ ДОКТРИНЕ

Таким образом, при определении идеологии новой редакции Военной доктрины РФ необходимо учитывать значительные изменения, произошедшие в развитии внутриполитической обстановки в нашей стране - экономической, идеологической, военной и других сфер жизнедеятельности государства. Кроме того, должны быть учтены проблемы развития международных отношений, появление тех угроз, о которых мы говорим как о новых угрозах военной безопасности государства. А также такие факторы, как, повторю, наличие зон конфликтов в различных регионах, борьба за передел сфер влияния, необходимость обеспечения экономической безопасности. Названные тенденции и закономерности предполагают рассмотреть ряд требований, которые должна освещать Военная доктрина государства в современных условиях.

Первое. ВД должна быть инструментом укрепления национальной и международной безопасности и иметь открытый характер. Характер понятного, читаемого всем обществом документа.

Второе. ВД должна быть согласована с Концепцией национальной безопасности. Но поскольку ее пока нет, то оба документа должны, видимо, разрабатываться параллельно. Хотя не ставим ли мы телегу впереди лошади?

Третье. Формирование положений ВД должно осуществляться на основе комплексного подхода к приоритетам национальных интересов, национального законодательства, при учете и соблюдении общепринятых международных принципов и норм.

Четвертое. ВД должна определять источники, степень и масштабы военной угрозы и принципиальные подходы к их нейтрализации.

Пятое. ВД должна соответствовать складывающейся в мире ситуации, тенденциям ее развития, а также экономическим возможностям страны и сочетать мирные и военные средства.

В итоге содержание Военной доктрины должно, с одной стороны, способствовать развитию новейших и положительных тенденций в условиях обеспечения военной безопасности, а с другой - обеспечить нейтрализацию существующих и потенциальных угроз. Вполне естественно, что этим требованиям уже не удовлетворяют ограничения содержания ВД лишь традиционными рамками подготовки страны и Вооруженных Сил к возможной войне и ведению вооруженной борьбы. В современной обстановке государства могут потерпеть поражение, даже не вступая в вооруженную борьбу. Тому есть немало примеров.

Поэтому Военная доктрина должна быть ориентирована на гарантированное обеспечение военной безопасности, причем не только путем достижения победы в войне. Прежде всего, путем использования превентивной дипломатии, международно-правовых, информационных, экономических и иных средств защиты важных интересов общества, государства и личности от угрозы военного насилия или применения военной силы.

Необходимо отметить, что в основе доктринальных положений лежат достижения военной науки, истории и практики, сложившегося в обществе мировоззрения и национальных интересов. Эти базовые факторы являются основополагающими теоретическими положениями, формирующими структуру и содержание Военной доктрины. Я бы предложил к первым пунктам этих теоретических положений отнести те, которые определяют цели и задачи государства по предотвращению угрозы военной безопасности, жизненно важных интересов, суверенитета и территориальной целостности, а в случае военных действий - задачи по отражению агрессии, нанесению поражения агрессору.

Во второй пункт можно включить положения, обосновывающие формы и способы действий, необходимые средства для достижения указанных целей и выполнения задач. На мой взгляд, это представляется принципиально важным, чтобы в ВД был закреплен принцип комплексного использования всех сил и средств военной организации государства для своевременного обеспечения его военной безопасности. Надо отметить, что этот комплексный принцип уже нашел отражение в решении Совета безопасности РФ от 28 июня 2005 г. - комплексный принцип строительства и развития всей военной организации нашего государства.

Третья группа доктринальных положений должна отражать положения, касающиеся экономического, финансового ресурса, научного и технологического обеспечения всех действий государства для достижения тех целей и задач государства, которые сформулированы и в первой группе. Их содержание должно носить конкретизирующий характер, учитывать реальные условия социально-политической и стратегической обстановки. К ним бы я предложил отнести повышение эффективности использования финансовых средств и материальных ресурсов, приоритетное обеспечение планов строительства, развития боевой и мобилизационной подготовки Вооруженных Сил и других войск, развитие научной, технологической и производственной баз, интеграцию гражданского и военного секторов экономики.

Уже упоминались вопросы, касающиеся социального обеспечения военнослужащих. И об этом тоже надо говорить, поскольку этот аспект является актуальным и неразрывно связан с выполнением задач и обеспечением военной и национальной безопасности в целом.

Таким образом, все содержание Военной доктрины должно быть органически взаимосвязано, а все ее положения - дополнять и развивать друг друга. Поэтому, на мой взгляд, существующая структура ВД, состоящая из трех основных разделов, не должна являться догмой. При необходимости она может быть увеличена. В любом случае ВД должна дать ответы на следующие основные вопросы.

- Каково отношение государства к проблеме войны и мира?

- Считает ли государство войну приемлемым средством продолжения политики?

- Какими путями и способами решать проблему предотвращения войны?

- Как должны обеспечиваться безопасность и укрепление обороноспособности государства?

- Каковы источники военной опасности?

- Каков уровень непосредственной военной угрозы?

- Каков характер военных конфликтов, в которых возможно участие государства, его вооруженных сил, других войск и воинских формирований?

- Какие цели и задачи могут стоять перед государством, его военной организацией по обеспечению военной безопасности и предотвращению потенциальных угроз?

- Каковы основные формы применения ВС и других войск?

Необходимо ответить на вопрос и о требованиях, предъявляемых к системе государственного и военного управления по обеспечению военной безопасности. Это непростой вопрос, сложный, но нам надо найти на него ответ: как осуществлять подготовку страны к обороне и возможному введению всех компонентов военной организации государства, политической, экономической, финансовой, идеологической и других сфер.

Мне представляется, что при разработке новой редакции Военной доктрины целесообразно реализовать ряд теоретико-методологических требований, базирующихся на вышеперечисленных основных принципах. Принципы эти просты, они не нами с вами выведены. Мы однозначно должны их реализовать в новой редакции ВД. Ведь Военной доктриной выполняется ряд функций, которые реализуются как внутри РФ, так и за ее пределами.

И еще. Основные положения ВД носят нормативно-правовой характер, их выполнение является обязательным для всех органов государственной власти и управления, всех предприятий, учреждений, организаций, принимающих участие в обеспечении военной безопасности. Но особо важно это для тех, кто занимается организацией и обеспечением обороны. Нормативная функция доктрины, как представляется, является преимущественно внутренней функцией. Это связано с тем, что доктринальные положения являются направлением подготовки государства к обороне.

Следовательно, формирование новой редакции Военной доктрины является важнейшей государственной задачей, в решении которой должны принимать участие все федеральные органы исполнительной и законодательной власти. При этом, как мне представляется, нельзя размывать ответственность между министерствами и ведомствами в ходе работы над проектом ВД. На наш взгляд, руководство и координация деятельности всех министерств и ведомств по подготовке нового текста новой редакции доктрины должны осуществляться единым органом, единой структурой. Такой структурой я вижу пока Совет безопасности РФ.

Юрий БАЛУЕВСКИЙ

Опубликовано в выпуске № 4 (170) за 31 января 2007 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...