Версия для печати

Жизнь, отданная флоту

Минов Олег
Путь на атомную подводную лодку, а затем к анализу взлетов и падения советского ВМФ, оценке Российского флота контр-адмирала Г.Г. Костева был не случайным и составил несколько десятилетий.


УНИКАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ КОМАНДИРА, УЧЕНОГО, ПИСАТЕЛЯ


Путь на атомную подводную лодку, а затем к анализу взлетов и падения советского ВМФ, оценке Российского флота контр-адмирала Г.Г. Костева был не случайным и составил несколько десятилетий.
{{direct_hor}}
В июне 1944 г. Люберецкий военкомат направил Георгия на учебу в только что созданное Ленинградское военно-морское подготовительное училище (ЛВМПУ). Почти сразу же курсанты стали участвовать в обеспечении боевых действий на Карельском перешейке: несли вместе с пограничниками патрульную службу на побережье Финского залива; помогали трофейным командам на линии Маннергейма, собирали трофейное оружие и боеприпасы; участвовали в очищении прибрежных лесов от вооруженных бандитов, оставшихся за линией фронта; осуществляли непрерывное наблюдение за горизонтом на случай предполагаемой высадки немецкого десанта на Карельский перешеек; помогали саперам уничтожать мины.

Так, Георгий Костев участвовал в разминировании местечка Мятсякюля. При взрыве мины его контузило, произошел перелом двух шейных позвонков. В санчасти училища Костева привели в порядок за две недели.

В феврале 1945 г., уже после выхода из войны Финляндии, состоялась незабываемая и яркая встреча с адмиралом флота И.С. Исаковым. Он после ранения приехал в ЛВМПУ. В беседе с "подготами" (так себя именовали курсанты ЛВМПУ) адмирал рассказал о лучшем подводнике Балтики - командире Гвардейской подводной лодки "Л-3" П.Д. Грищенко. Молодой Георгий не удержался: "А почему Грищенко, есть уже два Героя Советского Союза - С.П. Лисин и Е.Я. Осипов?". Исаков коротко ответил: "Прочтете в моей книге "Военно-морской флот в Великой Отечественной войне". Эта встреча, а затем книга адмирала помогли Г.Г. Костеву определить свою судьбу - идти служить только на подводные лодки.

Осуществилась мечта в 1950 г. Он окончил Высшее военно-морское училище им. М.В. Фрунзе и в звании лейтенант был назначен штурманом на подводную лодку в Кронштадт. Два года интенсивного плавания на Балтийском море пролетели незаметно. В аттестацию Костеву записали "лучший штурман соединения".

В 1952-1953 гг. Г.Г. Костев учился на Высших специальных классах офицерского состава подводного плавания и противолодочной обороны ВМС в Ленинграде по специальности "командное отделение". Окончив классы, Георгий Георгиевич вплоть до 1959 г. служил на дизельных ПЛ "С-85", "С-219" в должностях помощника командира ПЛ на Балтийском флоте, старшего помощника ПЛ на Черноморском флоте и командира ПЛ на Тихоокеанском флоте.

Будучи уже командиром лодки, Г.Г. Костев совершил более 10 дальних походов, прошел по Мариинской системе, Северному морскому пути, пережил нелегкую зимовку на Колыме. Вот только некоторые яркие страницы походов контр-адмирала Г.Г. Костева.

В 1956-1957 гг. на дизельной ПЛ "С-219" Г.Г. Костев перешел с СФ на ТОФ. Поход длился целый год и полтора месяца. Лодка в составе бригады сопровождалась ледоколами. Ведь в Арктике летом температура воздуха и воды составляет от 0 до +1 С0. Туманы. Обстановка экстремальная. Даже на ледоколах повреждались рули, ото льда были пробоины у транспортов, идущих рядом с продовольствием и другими запасами на случай зимовки. На одной из лодок пришлось заваривать дыру в легком корпусе из-за сжатия во льдах. Впереди шел самый мощный ледокол "Ермак". Но и с его помощью нередко удавалось часов за двенадцать пройти во льдах лишь 10-20 миль. Идущие рядом надводные корабли пробивались с трудом. Один из них едва не погиб. От сжатия льдом он накренился, раздался треск корпуса. Экипажу пришлось сойти на лед. Используя подрывные патроны, этот корабль спасли. 12 сентября 1956 г. весь караван лодок зажали льды. Получили приказ: "Стать на зимовку в устье реки Колыма". Лодки с трудом, задевая грунт днищем, вошли в реку. 7 октября всю Колыму сковал лед. Часть экипажей расселили в барак, где для отопления пришлось заготовить 3 тысячи кубов леса. Спали на длинных, во весь барак, нарах. Другая часть обслуживала лодки и надводные корабли, с которых подвели пар на лодки, чтобы сохранить механизмы. Но главное было - сохранить корабль целиком. Мороз достигал величин более 50 градусов, нередко лопался легкий корпус лодки. Быт тоже был тяжелый. Питание - только сухари и консервы. Помывка в бане была мечтой и откладывалась до прихода на Камчатку.

Весь переход до зимовки занял 80 суток. Зимовали 7 месяцев. Наконец 20 мая 1957 г. все покинули нары и перешли на лодки. Выход из реки был сложный: везде стоял лед. Одна ПЛ получила пробоину легкого корпуса. Шли за ледоколами впритык, иногда носом упирались в корму. 20 августа 1957 г. удалось выйти на чистую воду, а 22 августа миновали мыс Дежнева и вошли в Берингово море.

1 сентября Г.Г. Костев пришвартовал ПЛ "С-219" к пирсу на Камчатке. Рядом становились и другие лодки. Встречали всех цветами и объятиями.

Вскоре начались походы в океан. Маршруты пролегали к берегам Америки, Японии, в районы учений. В одном из походов Г.Г. Костеву поставили задачу - атаковать практической торпедой крейсер "Петропавловск". Но "С-219" оказалась в центре цунами. И хотя лодка шла под водой, ее кренило на оба борта. Наверху бушевали огромные волны. Одной из них даже повредило нижнюю часть башни главного калибра на крейсере. На лодке же Г.Г. Костеву приходилось экономить электроэнергию, так как всплыть для зарядки батареи было невозможно. Крен лодки достигал 60 градусов. Но задача была выполнена.

С августа 1959 г. по июль 1962 г. Г.Г. Костев - слушатель Военно-морской академии в Ленинграде. После окончания академии Георгия Георгиевича назначают командиром атомной подводной лодки (АПЛ), одной из первых в Советском Союзе - "К-50". Началась служба на атомоходах. В 1964 г. командир АПЛ "К-50" капитан 2-го ранга Г.Г. Костев выполнил два похода.

В июне 1965 г. АПЛ "К-50" вышла на учение "Печора" - крупнейшее в истории Северного флота. Была поставлена задача - обнаружить в Северной Атлантике "авианосец противника" (его обозначал один из крейсеров СФ с двумя эсминцами). С обнаружением - следовать за ним, не отставая, и давать его координаты для ударных сил флота. Разыгрался шторм. Сверху постоянно "висели" натовские разведсамолеты. Но, несмотря на это, главным было не упустить противника. Несколько суток "К-50" шла под водой со скоростью 28-30 узлов, подвсплывая для донесений. По данным "К-50" силы флота задачу выполнили, "противник" был уничтожен.

После этого похода командир "К-50" капитан 1-го ранга Г.Г. Костев был удостоен чести в День ВМФ (25 июля 1965 г.) быть приглашенным в штаб флота по случаю вручения Северному флоту ордена Красного Знамени. Ему поручили выступить на торжествах сразу же после речи командующего флотом. Это была высокая оценка действий экипажа "К-50" со стороны командования.

После командования АПЛ "К-50" Г.Г. Костев был назначен заместителем командира дивизии в своем же соединении. В этой должности ему довелось не раз выходить в дальние продолжительные походы старшим на борту атомных подводных лодок "К-3" (самая первая советская АПЛ), "К-8" (АПЛ, оставшаяся в памяти своей трагедией), "К-133" (АПЛ, участвовавшая в первом групповом переходе с СФ на ТОФ) и других.

В биографии Г.Г. Костева весьма интересна такая особенность и как подводника, и как научно-мыслящего морского офицера. Командир атомной ПЛ "К-50" Г.Г. Костев одним из первых самостоятельно начал заниматься исследованиями, послужившими научной основой для дальнейшей разработки некоторых проблем использования АПЛ.

В 1966 г. с должности заместителя командира дивизии АПЛ Северного флота он был по состоянию здоровья переведен на службу в Москву, в Главный штаб ВМФ, где служил в Оперативном управлении.

В штабе Георгию Георгиевичу поручили курировать регион Средиземноморья. Туда как раз вошли американские ПЛ. ВМФ СССР пришлось в ответ начинать активную противолодочную деятельность. Потом по региону прокатилась череда арабо-израильских войн.

В период обострения арабо-израильских отношений в 1967 г. в соответствии с решением начальника ГШ ВМФ Г.Г. Костев, как один из наиболее подготовленных офицеров, возглавил группу по проблемам боевой службы. Он лично занимался подготовкой и организацией создания эскадры ВМФ на Средиземном море, непосредственно участвовал в управлении силами советского ВМФ и организации их взаимодействия в этом регионе с ВМС арабских государств. В августе 1968 г. Г.Г. Костев был назначен заместителем начальника Южного направления Оперативного управления ГШ ВМФ. С этого времени он готовил материалы по анализу и использованию сил на Средиземном море, а в сентябре 1968 г. по указанию начальника ГШ ВМФ убыл на корабли эскадры в Средиземное море.

Г.Г. Костев, находясь на флагманском корабле эскадры крейсере "Кутузов", с периодическими пересадками на другие корабли лично участвовал в проведении противолодочной поисковой операции на Средиземном море. На танкере "Ельня" он заходил в Александрию для контроля и организации ремонта кораблей эскадры, по приказу начальника ГШ ВМФ выезжал из Александрии в район Мерса-Матрух для оказания помощи командиру базирующейся там эскадрильи морской авиации. После возвращения из Средиземного моря Г.Г. Костев продолжал заниматься проблемами использования сил эскадры. В частности, участвовал в разработке операций для сил арабского флота по постановке мин, действиям ПЛ, перехвату израильских ракетных катеров.

В 1970 г. был переведен на службу в Военно-политическую академию им В.И. Ленина. В академии он, как начальник кафедры оперативно-тактической подготовки ВМФ, продолжил заниматься научной работой и в январе 1974 г. защитил диссертацию на оперативно-тактическую тему.

Работая над проблемами организации взаимодействия, использования сил ВМФ в мирное время, над теорией современных морских операций и над обоснованием закономерностей вооруженной борьбы на море, Г.Г. Костев внес определенный теоретический вклад в военную науку.

Как ученый и опытный методист, он привлекался на учения флотов стран Варшавского договора с целью внедрения в практику действий сил современных теоретических положений оперативного искусства ВМФ. Его научные труды издавались на иностранных языках за рубежом.

В 1981 г. Г.Г. Костеву было присвоено ученое звание профессор. С 1995 г. он является избранным членом-корреспондентом Академии военных наук.

Г.Г. Костев был непосредственным участником и очевидцем многих событий, происходивших после войны в советском ВМФ. Всю жизнь он вел записи, собирал и хранил статьи разных авторов, вырезки из газет и журналов по интересующей его теме. Вначале "просто для себя", а затем, в 1966 году, будучи 11 месяцев прикованным к постели после "паралича", смог наконец перебрать свои записи и начал пробовать писать свои первые статьи о ВМФ. Хотя первая его публикация вышла еще в 1958 г. Сейчас на счету Костева более 230 работ. Среди них фундаментальная военно-историческая монография "Военно-морской флот страны. 1945-1995. Взлеты и падения". В 1999 г. книга вызвала такой читательский интерес, что уже через год, в 2000 г., она была переиздана под названием "ВМФ страны в последние полвека". Но именно в этот год произошли трагические события с АПЛ "Курск", анализ которых стал принципиальным дополнением вышедшего третьего издания монографии "ВМФ Советского Союза и России. 1945-2000".

В развитие этой уникальной работы Г.Г. Костев издает книгу "Неизвестный флот", написанную творческим тандемом отца и сына Костевых. В нее включены остросюжетные истории о происходивших на флоте чрезвычайных происшествиях, ранее неизвестных широкой общественности. Интересны и примеры, раскрывающие фактор "роли личности" в истории флота.

Г.Г. Костев является одним из авторов сборника исторических очерков "Москва и судьбы Российского флота".

В настоящее время готово научное описание документов Костева. Эта опись состоит из восьми разделов: творческие материалы, переписка, дарственные надписи, документы к биографии, документы о Г.Г. Костеве, изобразительные материалы, документы родственников и документы, собранные Г.Г. Костевым. Такого полного фонда, по мнению ряда историков, к сожалению, никто из моряков не собрал.

Изучив фонд Костева и прочитав его научное описание, я понял и убедился, что главное в объективной оценке того или иного человека - это не его биография, жизненный путь, каким бы он ярким ни был, а то наследие, которое оставляет после себя этот человек для потомков.

Фактически завершает период многолетней творческой работы фундаментального характера по Военно-морскому флоту страны анализ гибели "Курска", выполненный Г.Г. Костевым. Исходной точкой начала этого исследования можно считать 1944 год, когда он пришел на флот. Т.е. охвачен огромный пласт времени - более 55 лет. Этот период с его фактами, событиями, проблемами, по сути, и есть содержание личного фонда адмирала Костева, представляющего настоящий кладезь информации от моряка, подводника, историка российского Военно-морского флота. Перечень статей велик, но хочется выделить два направления, которые, на мой взгляд, обязательно заинтересуют современного читателя. Первое - это статьи о прославленных моряках-подводниках и об адмиралах флота. Второе - публикации об исторических походах и сражениях на водах.

Олег МИНОВ

Опубликовано в выпуске № 11 (227) за 19 марта 2008 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц