Версия для печати

К талибам... через Россию

Васильев Сергей
Уже очевидно, что афганская миссия НАТО в ее нынешнем виде заходит в тупик. Несмотря на официальный оптимизм в Вашингтоне и европейских столицах, многие западные политики и эксперты уже практически в открытую говорят, что ситуация в стране критическая и близка к катастрофе. И подтверждают это целым рядом факторов.


НАТО ИЩЕТ НОВЫЕ ПУТИ СНАБЖЕНИЯ СВОЕЙ ГРУППИРОВКИ В АФГАНИСТАНЕ


Уже очевидно, что афганская миссия НАТО в ее нынешнем виде заходит в тупик. Несмотря на официальный оптимизм в Вашингтоне и европейских столицах, многие западные политики и эксперты уже практически в открытую говорят, что ситуация в стране критическая и близка к катастрофе. И подтверждают это целым рядом факторов.
{{direct_hor}}

Проблема Афганистана - постоянная головная боль НАТО.
Фото Леонида ЯКУТИНА
Растет число потерь всех сторон конфликта: натовских военных, военнослужащих Афганской национальной армии (АНА) и полиции, гражданского населения Афганистана, самих талибов, наконец. Потери со стороны гражданского населения вызывают в Афганистане вполне понятную ответную реакцию и, мягко говоря, не способствуют популярности в народе натовской миссии. Т.е. продолжение военной операции, а тем более "случайные" удары по невоенным целям объективно играют на руку талибам, вызывая эффект "снежного кома". А хроническая неспособность афганских властей обеспечить безопасность собственных граждан подрывает остатки доверия и к ним тоже.

УЙТИ НЕЛЬЗЯ ОСТАТЬСЯ

Несмотря на все усилия НАТО и афганского правительства, талибы, с которыми, как казалось еще несколько лет назад, было покончено раз и навсегда, сейчас не просто активно действуют, но и контролируют значительную часть территории страны. И это признают даже в Вашингтоне. Недавно глава Агентства национальной безопасности США Майк МакКоннелл, выступая в сенате с докладом по Афганистану, заявил, что боевики движения "Талибан" в Афганистане контролируют 10 процентов территории страны. Центральные власти, по его мнению, контролируют лишь 30 процентов территории. Остальное пространство, а это более половины территории страны, контролируется лидерами племен или местными полевыми командирами. Независимые эксперты, в целом согласные с подобным "раскладом" - уровнем влияния правительства Карзая, все же считают, что половину территории страны, контролируемую местными полевыми командирами, стоит считать скорее "проталибской", чем кабульской. Таким образом, фактически вся сельская местность в южных и восточных провинциях, кроме провинциальных центров, где администрация делает вид, что что-то контролирует в светлое время суток, не поддерживает ни НАТО, ни Карзая. При этом и официальные, и независимые эксперты признают, что денег для ведения асимметричной войны всеми средствами, в том числе с использованием смертников, у талибов явно хватает, оружия, в общем, тоже, недостатка в живой силе и энтузиазме не наблюдается, а к своим потерям они, похоже, совершенно не чувствительны. Что касается денег, то, по мнению того же МакКоннелла, финансирование боевиков осуществляется в основном за счет доходов от наркоторговли. На эти цели тратится не менее 40 процентов доходов, полученных от переработки выращенного в Афганистане опиумного мака, считает глава Агентства национальной безопасности США.

Таким образом, США и их ближайшие союзники оказались в ситуации, метко названной одним из политологов: уйти нельзя остаться. И запятые здесь можно поставить где угодно.

КОГДА В СОЮЗНИКАХ СОГЛАСЬЯ НЕТ

На этом фоне США и их главному союзнику Великобритании все труднее убеждать "старых" членов альянса в необходимости продолжения их участия в военной операции.

На прошедшем в конце октября в Риге "круглом столе" представители стран-членов НАТО договорились об очередном увеличении численности группировки войск. Договоренность далась очень непросто - представителям США, Канады и Великобритании в очередной раз пришлось преодолевать сопротивление Франции и Германии, которые в бой уже давно не рвутся. Афганская кампания непопулярна в этих странах и рейтинга правительствам не добавляет. Более того, в кулуарах некоторых европейских столиц уже начинают поговаривать: не пора ли войска из Афганистана выводить, как это сделала, например, Япония.

Самыми ярыми противниками увеличения численности войск НАТО в Афганистане являются Германия, Франция, Италия и Испания. Там уже понимают, что увеличение воинского контингента не принесет пользы ни Афганистану, ни им самим, но приведет лишь к ухудшению обстановки и росту потерь - в первую очередь своих собственных при очень низком "болевом пороге" в обществах европейских стран. В частности, опросы общественного мнения в Германии показывают, что уже больше половины граждан страны требуют вывода немецкого контингента. И это при том, что Германия за время своего участия в миссии в Афганистане потеряла убитыми 25 военнослужащих бундесвера, что не идет ни в какое сравнение с потерями США, уже давно составляющими трехзначную цифру.

Несмотря на то что высшее европейское руководство пока не решается идти на открытую конфронтацию с Вашингтоном, министры обороны стран альянса уже обмениваются далеко не дипломатическими посланиями. По данным газеты "Вашингтон пост", в начале февраля с.г. глава военного ведомства США Роберт Гейтс направил своим коллегам по НАТО составленное "в жестких выражениях" письмо с призывом направить дополнительные войска в Афганистан. Германский министр обороны Франц Йозеф Юнг направил в Пентагон "равноценно жесткий ответ". По мнению ряда экспертов, ситуация складывается так, что те страны, которые имеют политическую самостоятельность, рано или поздно из Афганистана уйдут.

В то время как "старые" члены НАТО отнюдь не горят желанием активно воевать в Афганистане, все большая роль отводится "новым" членам альянса или претендентам на членство, которые стремятся не столько внести свой вклад в обеспечение безопасности в Афганистане, сколько показать свою лояльность блоку в целом и Соединенным Штатам в первую очередь. В Афганистане, в частности, находятся контингенты Венгрии, Словакии, Польши, Грузии, Азербайджана, Латвии, Эстонии и Литвы. Но численность их такова, что скорее приходится говорить о "демонстрации флага", чем о реальной помощи.

Таким образом, вся тяжесть борьбы с талибами ложится на плечи американцев и частично англичан и канадцев. А они, в свою очередь, делают все, чтобы переложить эту обязанность и, главное, потери на плечи реформируемой, перевооружаемой и обучаемой афганской армии.

ХРАБРЫ, НО НЕ НАДЕЖНЫ

До конца 2008 года численность афганской национальной полиции будет доведена до 80 тыс. человек, а численность Вооруженных Сил Афганистана составит 70 тыс. военнослужащих. Об этом заявил Роберт Дурбин, один из представителей НАТО в Кабуле. Он также сообщил, что в ближайшее время заработает программа по воссозданию ВВС Афганистана. "В ближайшее время в распоряжение афганских ВС будет передано порядка 100 военных вертолетов", - заявил Дурбин, не уточнив марку и происхождение вертолетов. Также он отметил, что до конца 2009 года у афганской армии будет около 200 БТР.

По мнению известного историка-востоковеда, доктора исторических наук, профессора кафедры востоковедения Новосибирского государственного университета Владимира Пластуна, более 20 лет проработавшего в Афганистане, Иране и Индии, к сетованиям на слабую боеспособность Афганской национальной армии, появляющимся и в СМИ, и в интервью государственных деятелей Афганистана, и в высказываниях высших военных чинов США и стран НАТО, воюющих в этой стране, нужно относиться с осторожностью. Афганцев нельзя упрекнуть в храбрости и боевитости, это доказывает вся военная история и итоги сражений на полях битвы. Не такие уж многочисленные племенные ополчения (лашкары) в свое время побеждали противника, имевшего и более современное вооружение. Вопрос сегодня, по мнению эксперта, стоит по-другому: создание именно национальной армии, поскольку Афганистан - страна многонациональная и отношения между народами, ее населяющими, отнюдь не безоблачные. Сейчас же пока нет "стержня", на основе которого можно было бы сплотить всех подданных страны. В годы противостояния Советской армии и правительственных войск вооруженным отрядам моджахедов исламской оппозиции (1979-1989 гг.) войска кабульского режима были вполне боеспособными, но не испытывали большого желания участвовать в боевых действиях. Правда, по разным причинам. "Северяне" (таджики и узбеки) не понимали, почему они должны воевать, например, в южных провинциях - местах повсеместного проживания пуштунов. Во-первых, они не хотели воевать на "чужой" земле и за "чужую" землю. Во-вторых, большинство офицеров были пуштунами, а рядовые - представителями нацменьшинств. Там процент дезертиров из их числа был исключительно высок. И бежали они не в Пакистан (как пуштуны), а к себе домой, на север. Пуштуны из правительственных войск (в основном "южане") также воевали "спустя рукава", поскольку большинство моджахедов были представителями родственных племен и воевать против них было "не с руки".

В настоящее время, по мнению специалистов, к вышеуказанным причинам можно добавить и другие. Произошла смена в стане противоборствующих сил. Войскам США и натовцам противостоят талибы - преимущественно пуштуны, боевые действия идут в южных провинциях. И опять у военнослужащих-пуштунов в частях АНА вряд ли можно обнаружить острое желание сражаться против своих соплеменников. А отряды "северян" во главе со своими полевыми командирами, гнавшие талибов вплоть до Кабула, на юг для "зачистки" не пошли.

Призывы афганского руководства ускорить модернизацию национальной армии, а не увеличивать число коалиционных и американских войск вполне разумны, убежден Владимир Пластун. Однако США, хотя очень много говорят о необходимости ускорения обучения и подготовки афганской армии, на практике затягивают этот процесс. С одной стороны, такое поведение можно объяснить боязнью потерять имидж "американской победоносной армии". С другой - если правительству Хамида Карзая удастся договориться с такой частью талибов, которая создавала бы видимый перевес сил по сравнению с "непримиримыми", то американцам не хотелось бы иметь в тылу хорошо оснащенную (ими же!) армейскую группировку, объединившуюся с талибами в случае примирения. Еще не известно, как сложится ситуация, и вооружать афганца, который не прочь "поделиться" современными средствами ведения войны с земляком, действительно было бы неразумно.

Ну и, наконец, нельзя не предположить варианта, при котором США просто необходимо оттянуть срок окончания своего пребывания на афганской земле и вообще в данном регионе. Неслучайно тот же Роберт Дурбин высказал предположение, что для наведения порядка в Афганистане потребуется больше времени, чем ожидалось. Да и генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер неоднократно заявлял, что войска НАТО будут выведены из Афганистана лишь после полного выполнения ими миссии по восстановлению страны.

Пытаясь как-то разрешить ситуацию, Вашингтон и Брюссель тянут в "афганский капкан" все новых и новых участников. В частности, Североатлантический альянс надеется на поддержку со стороны мусульманских стран в своей афганской миссии. Три исламские страны - Турция, Азербайджан и Албания уже сотрудничают с НАТО в Афганистане. Кроме того, в альянсе ожидают, что арабские страны будут проводить тренировки военнослужащих Афганской национальной армии.

Но и это не все. На очереди - русский вопрос.

РУССКИЕ ИДУТ?

Несмотря на то что Россия, по словам посла РФ в Афганистане Замира Кабулова, "по историческим причинам никогда больше не будет готова направить свои войска в Афганистан", Москва готова сотрудничать с США и НАТО в борьбе с терроризмом и наркотиками. Более того, российские официальные лица, в частности постоянный представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин, убеждены, что "НАТО не сможет решить проблем, встающих перед альянсом в ходе антитеррористической операции в Афганистане, без сотрудничества с Организацией Договора о коллективной безопасности", ведущую роль в которой, как известно, играет Россия".


Западный контингент в Афганистане испытывает все возрастающие трудности.
Фото МО США
При этом он подчеркивает, что речь идет не о прямом участии государств-членов ОДКБ в военной операции, а о "невоенном транзите для нужд группировки НАТО в Афганистане".

Аналогичной позиции придерживается и бывший начальник Генштаба СССР генерал армии Михаил Моисеев. По его мнению, Россия должна оказывать тыловую поддержку коалиционным силам НАТО в Афганистане на коммерческой основе и с учетом интересов государств-участников ОДКБ.

ВОЗДУШНЫЙ ТРАНЗИТ

Напомним, что соглашение между правительством РФ и правительством Федеративной Республики Германия о транзите военного имущества и персонала через территорию РФ в связи с участием Вооруженных Сил ФРГ в усилиях по стабилизации и восстановлению переходного исламского государства Афганистан Госдума РФ ратифицировала еще в октябре 2004 г. Соглашение было подписано 9 октября 2003 г. в Екатеринбурге во время встречи Владимира Путина и Гельмута Шредера. Этим документом Россия предоставила разрешение на использование своего воздушного пространства для транспортировки вооружения, военной техники, военного имущества и персонала ФРГ. Надо отметить, что правом на транзит Германия пользовалась весьма активно. Нередко периодичность перелетов составляла по одному в три дня. С учетом того что немецкий транзит осуществляется дальнемагистральными военно-транспортными самолетами типа А-310 и СИ-60, способными брать на борт до 200 человек и по 35-40 тонн груза, легко можно догадаться об общем объеме перевозок. К тому же в соответствии с соглашением от 9 октября 2003 г. Германии разрешено перевозить на своих самолетах военнослужащих и грузы третьих стран, чье тыловое обеспечение осуществляется ФРГ. В последних значатся Бельгия, Голландия, Люксембург и еще некоторые европейские страны, воинский контингент которых в Афганистане составляет от нескольких человек (Люксембург, Голландия) до взвода (Бельгия).

Транзит вооружения, военной техники и военного имущества осуществляется при обязательной промежуточной посадке на территории России для досмотра. Посадка производится в аэропорту Ростова-на-Дону. Военнослужащие могут осуществлять беспосадочные перелеты. Правда, насколько заявленная перевозка соответствует истине, проверить практически невозможно: российских инспекторов нет ни в Германии, ни в Афганистане.

Для немецких военно-транспортных самолетов каких-либо особых коридоров нет. Это обычные коридоры, которые выделяются для пролета всех иностранных воздушных судов. По информации МИД РФ, обслуживание немецких военно-транспортных самолетов "производится согласно процедурам, определяемым рекомендациями ИКАО и устанавливаемым от имени Российской Федерации для всех пользователей воздушных судов". В частности, германское командование платит за аэронавигационное обслуживание на воздушных трассах и в районе аэропорта и аэропортовый сбор. Расценки, заметим, весьма скромные. Например, за аэронавигационное обслуживание А-310, совершающих, как правило, беспосадочные перелеты и способных одновременно перевести более 200 человек и 14 тонн груза, берут всего 738 долларов США. За СИ-60 (с посадкой в Ростове-на-Дону) - чуть больше 800 долларов.

Ратификацией соглашения с Германией, заявил председатель Комитета Госдумы по обороне Виктор Заварзин, "Россия демонстрирует свой вклад в борьбу с террористической угрозой, которая по-прежнему исходит с территории Афганистана, и выполняет резолюции Совета Безопасности ООН, предусматривающие оказание реального содействия государствам, участвующим в усилиях по стабилизации и восстановлению Афганистана".

Как удалось выяснить, "антиталибский транспортный коридор" через Россию будет значительно расширяться. В ближайшее время будет подписано соглашение с Германией о железнодорожном военном транзите. Правительством России уже одобрен проект аналогичного соглашения с Францией, начались переговоры с Бельгией, которая планирует резко увеличить свой воинский контингент в Афганистане.

Но сегодня ясно, что только воздушного коридора для снабжения группировки антиталибских сил в Афганистане явно недостаточно. Как образно заявил в разговоре с автором один из сотрудников МИД РФ, "портянки и тушенка, перевозимые в Афганистан из Европы, становятся просто золотыми". Да и практически невозможно столь мощную группировку войск снабжать длительное время только по воздуху.

Это подтверждает и генерал армии Михаил Моисеев. "Операция по тыловому обеспечению войск по воздуху является очень дорогостоящей и трудоемкой. В конце 80-х гг. мне приходилось обеспечивать 100-тысячную группировку советских войск в Афганистане всем необходимым. Кроме грузов, которые шли по железной дороге и автомобильным транспортом, ежедневно в Кабул, другие центры Афганистана мы посылали порядка 40 самолетов Ил-76 с различными грузами. Так что мне очень хорошо известно значение и трудности проведения такой многосложной операции", - заявил бывший глава Генштаба ВС СССР в одном из своих интервью.

Понимают это и весьма умеющие считать деньги эксперты в Вашингтоне и Брюсселе. И активно ведут переговоры о наземном - железнодорожном - транзите через Россию и другие страны-участницы ОДКБ: Беларусь, Казахстан, Таджикистан, Киргизию, Узбекистан.

Первая информация об этом появилась еще летом прошлого года, во время визита министра обороны РФ Анатолия Сердюкова в штаб-квартиру НАТО. Но, как удалось нам выяснить, только сейчас предложения и планы получают более четкое очертание.

СЕВЕРНЫЙ МАРШРУТ

Как известно, сегодня снабжение группировки НАТО в Афганистане идет по так называемому "южному маршруту", который пролегает через Пакистан. В силу складывающейся в Пакистане ситуации маршрут становится рискованным, и альянс объективно заинтересован в новом маршруте. Впрочем, по мнению ряда экспертов, и здесь нельзя говорить о единстве взглядов союзников. Для США чисто географически пакистанский транзит весьма удобен. Для европейских членов НАТО "южное" направление" далеко не самое короткое. Они больше заинтересованы в "северном маршруте": через Россию и другие постсоветские страны Центрально-Азиатского региона.

По оценкам специалистов, принципиально маршруты наземного транзита для снабжения антитеррористических сил в Афганистане могли бы выглядеть следующим образом:

- Польша или страны Балтии - Республика Беларусь- Россия - Казахстан (центральный)- Узбекистан - Афганистан;

- Польша или страны Балтии-Республика Беларусь- Россия-Казахстан (каспийское побережье)-Туркменистан-Узбекистан-Афганистан;

- водный: Санкт-Петербург - Волга-Каспий-и далее железнодорожным транспортом чрез Туркмению в Узбекистан и Афганистан.

При этом эксперты фиксируют, что речь идет не о военном транзите в прямом понимании, т.е. не о боеприпасах и военной технике, а о грузах т.н. двойного назначения: продукты питания, одежда, ГСМ, мебель и др.

Понятно, что подготовка этих маршрутов - дело длительное. И не только в плане принятия политического решения. Здесь как раз эксперты не видят особых трудностей: государства, через которые может пройти "северный маршрут", понимают необходимость международных усилий в борьбе с "Талибаном", чтобы в противном случае не оказаться с радикальными исламистами лицом к лицу, как это было в конце девяностых годов прошлого столетия. К тому же Резолюция ООН 1386 обязывает все государства участвовать в борьбе с терроризмом.

Экспертов больше волнует техническая сторона проекта. Каково состояние железнодорожных путей на всем маршруте? Как обеспечить безопасность дорог и грузов? Какова пропускная способность маршрутов?

ПРИЗНАТЬ ОДКБ

Однако и в политическом плане есть нюансы.

Еще летом прошлого года на первичных переговорах по данной проблеме министр обороны РФ Анатолий Сердюков заявил, что начать обсуждение вопросов транзита в Афганистан необходимо "в формате ОДКБ-НАТО". Аналогичной позиции придерживается и генерал армии Михаил Моисеев, заявивший, что "нам необходимо тщательно просчитать прежде всего экономическую выгоду от этого соглашения и четко увязывать его не только с нашими интересами, но и с интересами наших союзников по Организации Договора о коллективной безопасности".

Однако проблема в том, что НАТО принципиально "не замечает" ОДКБ как единое целое, предпочитая межорганизационному диалогу двусторонние контакты с каждым из членов. И древнеримское правило "разделяй и властвуй" приносило Брюсселю немалые дивиденды, прежде всего экономические, позволяя навязывать свою волю при переговорах об аренде баз и аэродромов на территории государств-членов ОДКБ.

Сейчас, по оценкам экспертов, ситуация изменилась. Государства-члены ОДКБ в последнее время, по словам первого заместителя министра иностранных дел РФ Андрея Денисова, все чаще выступают и на внешнеполитической арене как единое целое. Вопрос же с северным маршрутом вообще может заставить НАТО "признать" ОДКБ как равноправного партнера.

Сергей ВАСИЛЬЕВ

Опубликовано в выпуске № 11 (227) за 19 марта 2008 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц