Версия для печати

Бились, как за Россию

Наревская операция позволила русской армии организованно отступить из Польши
Олейников Алексей

Наревская операция 10–20 июля 1915 года почти неизвестна отечественному читателю. А ведь в стратегическом аспекте это сражение решало судьбу Варшавы. Так чем же оно было – победой или поражением?

Наревская операция 10–20 июля 1915 года почти неизвестна отечественному читателю. А ведь в стратегическом аспекте это сражение решало судьбу Варшавы. Так чем же оно было – победой или поражением?

После завершения Третьего Праснышского сражения русские войска в северо-восточной Польше смогли отойти и закрепиться на рубеже Нарева, правого притока Вислы.

Стратегически Наревская операция была одним из звеньев второго этапа «Летних стратегических Канн» противника – на северном фланге польского выступа. В случае быстрого продвижения германских войск и успеха вражеских армий на южном фланге «польского балкона» наша группировка в центральной Польше попадала в окружение. Более того, огромная брешь в центре Русского фронта могла иметь самые неблагоприятные оперативно-стратегические последствия и привести к свертыванию участия страны в мировой войне.

По обоим берегам

Генерал артиллерии М. фон Гальвиц, реализуя поставленные командованием фронта задачи, основной удар своей группировки направил на позиции русских войск у городов Рожаны (Ружин) и Пултуск. Под прикрытием этого маневра германские войска должны были форсировать Нарев выше и ниже Рожан, пользуясь лесистой местностью в долине реки.

Алексей Олейников

Нашей задачей была стойкая оборона занимаемых позиций с целью выиграть время, необходимое для отхода соединений 2-й и части 4-й армий из центральной Польши. Центральная группа Северо-Западного фронта включала в свой состав 12, 1, 2-ю армии и крепость Осовец. Первые две и вынесли на себе всю тяжесть Наревской операции.

Первостепенный период сражения характеризовался ожесточенными боями за плацдармы. Левый фланг германской 8-й армии (1 и 11-я ландверные дивизии) был скован действиями у крепости Осовец. Ее героический гарнизон оттянул на себя целый корпус противника.

Ударная группа 8-й армии (10-я ландверная и 75-я резервная дивизии) вела наступление между Ломжей и Остроленкой. Учитывая то обстоятельство, что на данном направлении у русских войск (5-й армейский корпус и 9-я сибирская стрелковая дивизия) на правом берегу реки имелась сильная позиция, германцы произвели четырехдневную артиллерийскую подготовку. Ураганный огонь противника разрушил русские окопы и полевые укрепления, но несмотря на это, вражеские атаки неизменно отбивались.

На боевом участке Остроленка – Рожаны до 12 июля наблюдалось затишье. Но в ночь на 12-е германские войска перешли Нарев ниже Остроленки по найденному разведчиками броду – лето 1915-го было настолько жаркое, что река значительно обмелела. Германская пехота закрепилась на левом берегу, на правом была размещена сильная артиллерийская группировка, позволившая неприятелю удержать плацдарм. Но русские войска контратаками не позволили его расширить.

Бились, как за Россию
Фото: rusempire.ru

Рожанский плацдарм русских войск был атакован в ночь на 10 июля. Внезапность нападения вынудила наши части отойти на вторую линию обороны. Германские источники отмечают удивительное упорство русских войск. Лишь переправа противника ниже Рожан, угрожавшая им тактическим окружением, заставила отойти на левый берег Нарева.

12 июля германцы, воспользовавшись растянутым положением 21-го армейского корпуса, при ураганной поддержке артиллерии всех калибров значительными силами атаковали его правый фланг. Одновременно противник начал наступление в северо-восточном направлении вдоль реки Ож и ударил по плацдарму у Пултуска. Части 30 и 40-й пехотных дивизий героически отражали атаки многократно превосходящего противника. Пултуская предмостная позиция с утра 10 июля в течение двух дней отбивала натиск германцев, но ее защитники, подавленные огневым и численным превосходством противника, начали медленно отходить на левый берег Нарева. Закрепившись к юго-востоку от Пултуска, русские войска остановили противника.

Для того чтобы гарантировать эвакуацию Варшавы и подготовить войска к отводу из центральной Польши, от русских соединений на Нареве требовалось продержаться еще несколько дней.

В сложившейся обстановке германское командование все свое внимание обратило на направление Рожаны – Остров. Здесь, на стыке 1 и 12-й армий, в течение семи дней шло ожесточенное сражение. Обе стороны сосредоточили на данном направлении почти все резервы. Эти бои – пример непревзойденного мужества и беспримерного упорства русских войск. Ряд частей потерял до 2/3 личного состава. Германцы, обладая превосходством и в живой силе, и в технике, днем и ночью яростно штурмовали русские позиции, многократно прорывали фронт, но русские войска контратаками восстанавливали положение.

Борьба на операционном направлении Рожаны – Остров шла за каждый метр территории, и за семь дней сражения противник смог продвинуться лишь на 18 километров. Германцы активно применяли тяжелую артиллерию, аэропланы и аэростаты.

На других участках Наревского сражения ожесточенные бои происходили по обе стороны реки. Тем не менее даже к концу операции русские войска сохранили плацдармы на правом берегу – на Ломжинской укрепленной позиции на линии Остров – Сероцк.

Из Варшавы без разгрома

За 11 дней крайне упорных боев группировка Гальвица смогла захватить лишь несколько плацдармов на левом берегу Нарева. Лесисто-болотистый характер местности облегчал противнику форсирование реки, но в то же время затруднял маневрирование и не позволял действовать крупными войсковыми массами. Вместо таранного удара германское наступление распалось на ряд изолированных выдвижений различной степени мощности, но сила каждого из них была недостаточна для решающего результата. Особое значение для устойчивости русских войск имело и то обстоятельство, что фланги 1 и 12-й армий опирались на крепости. Большое влияние на ход и исход операции оказали умение сторон оперировать резервами и понимание командованием их роли в современной войне.

Военный историк Г. К. Корольков писал: «Это сражение принадлежит к числу самых поучительных на русском фронте. Здесь можно видеть влияние крепостей Осовец и Новогеоргиевск, которые прикрывали фланги 12 и 1-й русских армий, борьбу за укрепленные позиции у Рожан и Пултуска, переправу через Нарев, борьбу на случайных и малоподготовленных тыловых позициях и взаимодействие разных родов войск».

Когда 18 июля у Тейска германцы прорвали фронт 4-го Сибирского армейского корпуса, положение было восстановлено конной атакой 1-й отдельной кавалерийской бригады (19-й драгунский Архангелогородский и 16-й гусарский Иркутский полки). Русская кавалерия понесла тяжелые потери (архангелогородцы потеряли два эскадрона), но вновь решила важнейшую тактическую задачу – ликвидировала прорыв.

В стратегическом аспекте сражение на Нареве решало судьбу Варшавы. Противник не смог добиться главной цели – прорваться к Седлецу, замкнув с севера кольцо предполагаемых «Канн».

Германское командование Восточного фронта было вынуждено констатировать: «Операция на востоке, несмотря на проведение Наревского удара, не привела к уничтожению противника. Русские вырвались из клещей и добились фронтального отхода в желательном для них направлении». Генерал-квартирмейстер Восточного фронта М. Гофман отмечал: «12-я армия, перейдя Нарев, надеялась успеть еще отрезать часть русских у Варшавы. Надежда эта не оправдалась».

Русские войска уходили из Польши, чтобы консолидировать фронт на новых рубежах и продолжить борьбу.

Алексей Олейников,
ведущий рубрики, доктор исторических наук

Опубликовано в выпуске № 23 (638) за 22 июня 2016 года

Аватар пользователя Остап
Остап
02 июля 2016
Парадоксально, но успешное отступление русских войск из подготовленных для них Канн в 1915 году привело к катастрофическим последствиям в 1917 году. Если бы Россию полностью разбили под Варшавой, царь вынужден был бы заключить сепаратный мир и выйти из войны. А условия этого сепаратного мира в 1915 году были бы куда мягче, чем продиктованный германцами большевикам позорный Брест-Литовский мир. Могла сохраниться династия, Россия осталась бы монархией и избежала ужасов революции, гражданской войны и всего последовавшего за этим. Иногда проигрывать полезно для будущего.
Аватар пользователя Остап
Остап
02 июля 2016
Парадоксально, но успешное отступление русских войск из подготовленных для них Канн в 1915 году привело к катастрофическим последствиям в 1917 году. Если бы Россию полностью разбили под Варшавой, царь вынужден был бы заключить сепаратный мир и выйти из войны. А условия этого сепаратного мира в 1915 году были бы куда мягче, чем продиктованный германцами большевикам позорный Брест-Литовский мир. Могла сохраниться династия, Россия осталась бы монархией и избежала ужасов революции, гражданской войны и всего последовавшего за этим. Иногда проигрывать полезно для будущего.

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц