Версия для печати

Фосген, иприт, люизит...

Катасонова Елена
Более 60 лет минуло с момента окончания Второй мировой войны. Разгром Квантунской армии советскими войсками стал одним из ключевых событий ее завершающего этапа. Группировка японских войск, дислоцировавшихся в Манчжурии, Северной Корее и Внутренней Монголии, была разгромлена в течение 23 суток. Но как бы развернулись события, если бы военное руководство императорской Японии решилось применить имеющееся химическое и бактериологическое оружие?


ЯПОНИЯ ПРОИЗВЕЛА ГОРЫ БОЕВЫХ ОТРАВЛЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВ И ШИРОКО ИХ ПРИМЕНЯЛА ЕЩЕ ДО ВТОРОЙ МИРОВОЙ


Более 60 лет минуло с момента окончания Второй мировой войны. Разгром Квантунской армии советскими войсками стал одним из ключевых событий ее завершающего этапа. Группировка японских войск, дислоцировавшихся в Манчжурии, Северной Корее и Внутренней Монголии, была разгромлена в течение 23 суток. Но как бы развернулись события, если бы военное руководство императорской Японии решилось применить имеющееся химическое и бактериологическое оружие?
{{direct_hor}}

Квантунская армия обладала значительным запасом боевых отравляющих веществ.
Фото с сайта gorillaradioblog.blogspot.com
Общеизвестно, что химическое и бактериологическое оружие являются средствами агрессивной войны, причем исключительно жестокими и бесчеловечными, главным образом в силу того, что их жертвами становятся мирные люди - дети, женщины, старики.

Именно поэтому СССР и ряд других стран еще в 1925 г. (17 июня) подписали и ратифицировали Женевский протокол "О запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств", обязуясь тем самым не применять на войне химического и бактериологического оружия.

Как свидетельствуют исторические факты, в годы Второй мировой войны Япония была единственной страной, которая в нарушение Женевского протокола активно использовала химическое оружие.

Речь, в первую очередь, идет о полномасштабном использовании химического оружия в войне против Китая в 1937-1945 гг. В то время японская армия уже располагала специальными химическими 75-, 105- 150-мм артиллерийскими снарядами, 90-мм минами, авиабомбами, контейнерами, которые снаряжались боевыми отравляющими веществами.

На вооружении японской армии находилось до десяти видов боевых отравляющих веществ - фосген, иприт, люизит и другие. Правда, японские ученые присвоили им свои наименования - "голубой №1", "желтый №1", "белый №1" и т.д.

Работа по изучению отравляющих веществ (ОВ) в Японии началась при поддержке Германии с 1923 г. В 1927 г. на Японских островах был построен завод по производству химического оружия, и начато производство наиболее эффективных типов ОВ в арсеналах Тадануми и Сагани. В 1933 г. сразу после прихода нацистов к власти, Япония тайно закупила у Германии оборудование для производства иприта и стала его производить в префектуре Хиросима. В дальнейшем химические заводы военного профиля появились и в других городах Японии, а затем и Китая, где была также организована специальная школа по подготовке специализированных военных частей, действовавших на территории Китая.

В течение 1933 г. в целом была завершена работа по оснащению японских войск химическим оружием в Китае. Здесь же на месте во многих крупных городах были построены многочисленные военные химические заводы и склады для размещения на них ядовитых газов и других видов химического оружия. Один из крупных заводов находился в Цицикаре, он специализировался на снаряжении ипритом авиабомб, артснарядов и мин. Центральный склад Квантунской армии со снарядами ОВ располагался в городе Чанчуне, а его отделения - в Харбине, Гирине и других городах. Кроме того, многочисленные склады с ОВ размещались в районах Хулинь, Муданьцзян и т.д.

Не останавливались и научные исследования в области разработки ОВ, для чего в Цицикаре был открыт специальный химический научно-исследовательский отдел Квантунской армии, а также среди прочих подразделений Квантунской армии был создан специальный "Отряд №516", специализировавшийся на масштабных испытаниях химического оружия. Этот отряд часто действовал вместе с бактериологическим "Отрядом № 731" по проведению совместных опытов, а также осуществлял совместные исследования и производство химических ОВ с другим бактериологическим "Отрядом № 100" (6-е отделение отряда). При этом в качестве подопытных использовались живые люди.

Боевые отравляющие вещества испытывались в Китае на военнопленных и просто на китайских крестьянах, которых для этих целей вылавливала жандармерия. В каждом отряде была своя газовая камера. Для полевых испытаний выезжали на полигон: там людей привязывали к деревянным столбам и взрывали химические снаряды. Японские военнопленные, в частности, свидетельствовали о проведении испытаний и учений с применением ОВ на спецполигоне в Сейдане.

Уже в наши дни, по сообщению гонконгской газеты "Минбао", китайские специалисты из провинции Хэйлунцзян нашли во Внутренней Монголии самый большой японский полигон для испытаний химического оружия времен Второй мировой войны. Этот полигон, носил название "Баяхан", его ширина достигала 9 км, глубина - 13 км. До сегодняшнего дня там сохранились остатки фортификационных сооружений, в которых японцы проводили эксперименты на животных и людях.

Использование ОВ в бою для японцев было в те годы делом сравнительно новым и требовало значительных поисков и экспериментов не только в технической области, но также и при решении проблем, связанных с тактикой применения нового вида оружия. Военные руководители Японии придавали большое значение боевой эффективности химического оружия.

По показаниям военнопленных, в соединениях и частях Квантунской армии имелись батальоны и отдельные роты для заражения местности, а в химических отрядах - минометные батареи, которые могли использоваться для применения отравляющих веществ.

Химическое оружие применялось японцами против китайцев на протяжении всей войны (с 1937 по 1945 гг.) в 18 провинциях Китая. Точно зарегистрировано не менее 2 тысяч случаев применения химического оружия японцами в боевых условиях, что привело к гибели более 60 тыс. человек. Реальное количество случаев применения химоружия и число жертв, по всей видимости, гораздо больше - по японской статистике химоружие применялось намного чаще. Вот некоторые из известных случаев.

В 1937 г. 12 августа в боях за город Нанькоу и 22 августа за железную дорогу Пекин-Суйюань японская армия применила снаряды, начиненные ОВ. В июле 1938 г. при нападении на Воцюй провинции Шаньси японцы применили более 1000 ед. химических бомб. Во время сражения за Ухань химическое оружие применялось не менее 375 раз, было использовано 48 тыс. снарядов с ядовитым газом. В марте 1939 г. химическое оружие было применено против гоминьдановских войск в Наньчане. Полный штатный состав двух дивизий погиб в результате отравления. С августа 1940 г. в северном Китае японцы 11 раз применяли химическое оружие вдоль железнодорожных линий, в результате чего погибли свыше 10 тыс. китайских военнослужащих. В августе 1941 г. 5 тыс. военнослужащих и мирных жителей погибли в результате химической атаки японцев на партизанскую базу. В Ичане провинции Хэбэй в результате распыления горчичного газа погибли 600 китайских военнослужащих, 1000 человек получили отравления различной степени тяжести.

В октябре 1941 года японская авиация совершила одну из массированных атак с применением химических бомб (было использовано 60 самолетов) на район Ухань (провинция Хубэй), в результате чего погибли тысячи мирных жителей.

В мае 1942 г. японцы провели карательный поход против села Бэйтун в центральной части провинции Хэбэй. В ходе этой операции они отравили ядовитым газом более 1000 крестьян и ополченцев, спрятавшихся в подземном укрытии. Это варварское событие вошло в историю как "Бэйтунская трагедия".

Судя по некоторым источникам, от отравлений боевыми ядами китайские войска потеряли примерно 10% от общего состава. Даже среди японцев многие тысячи человек погибли от собственных отравляющих веществ.

Судя по архивным документам, в период Маньчжурской наступательной операции в августе 1945 г. части Красной армии обнаружили в районах Мукдена, Чанчуня, Харбина, Цзямусы, Муданьцзяна и др. многочисленные склады с химсредствами, заводы и лаборатории по производству химического оружия. В районе города Фушунь было обнаружено 120 тыс. химических снарядов.

В августе 1945 г., чтобы скрыть свои преступления, японцы зарыли в землю, либо сбросили в реки большое количество химического оружия. Подтверждением тому являются показания военнопленных. Так, подпоручик Пуго, начальник отдела боеприпасов склада, располагавшегося в районе Яньцзи, рассказал, что 2 августа 1945 года по приказу начальника склада полковника Цукамото все химические артиллерийские снаряды, мины и ядовитые дымовые шашки, снаряженные ипритно-люизитной смесью и дифенилцианарсином общим количеством 20 тыс. шт. были зарыты на территории склада. Приказ по 3-й армии о захоронении химического оружия был отдан генерал-лейтенантом Мураками.

По утверждению руководства Китая, во время войны Япония оставила в Китае, главным образом в его восточных провинциях (Цзилинь, Ляонин и Хэйлунцзян), 2 млн. тонн снарядов (боеприпасов), в которых содержалось более 100 тонн ОВ. Для идентификации химического оружия японская делегация в марте 1995 г. вывезла три контейнера с ипритом и люизитом и три контейнера с дефинилхлорарсином. Этот акт свидетельствовал о признании Японией факта размещения на территории Китая японского химического оружия.

По оценкам экспертов, запасы химического оружия, оставленного японской армией в Китае, составляют порядка 400 тыс. артиллерийских снарядов, бомб и канистр с горчичным газом и другими отравляющими веществами. Прежде мнения сторон по поводу их количества расходились. По подсчетам Токио, императорская армия оставила в Китае около 700 тыс. зарядов с отравляющими веществами. К настоящему времени в 15 провинциях Китая обнаружено более 150 мест, где захоронены опасные боеприпасы.

Значительная их часть находится в северо-восточной провинции Цзилинь и в горах рядом с городом Дуньхуа. Многие снаряды проржавели и представляют реальную угрозу жизни населения, а также экологической безопасности страны и близлежащих государств. По данным Пекина, с 1945 г. около 2 тыс. китайцев пострадали от этих боеприпасов.

Наиболее громкий инцидент, связанный с наследием Квантунской армии, произошел в августе 2003 г. на северо-востоке Китая в городе Цицикар провинции Хэйлунцзян. Здесь произошла утечка отравляющих веществ, оставленных японцами на стройке. Было обнаружено пять баллонов горчичного газа (иприт). В результате один человек погиб на месте, еще 43 получили увечья. Девять пострадавших выезжали в 2005 г. в Токио с петицией в адрес тогдашнего премьер-министра Японии Коидзуми с требованием о выплате компенсации.

Один из последних несчастных случаев такого рода вновь был зафиксирован 6 июня 2008 г. в Цицикаре. Здесь из двух случайно найденных баллонов времен войны произошел выброс в атмосферу боевого газа фосген, который наиболее активно применялся во время Первой мировой войны и имелся в распоряжении Квантунской армии. Это происшествие вызвало смерть троих человек и отравление значительного числа местных жителей.

Похожие трагические события происходили и в других районах Китая - Гуанчжоу, Сунгари и т.д. Они не только еще раз свидетельствуют о преступлениях японской Квантунской армии в годы войны в Китае, но и о необходимости соблюдения Японией своих обязательств по ликвидации оставленного там химического оружия, взятых присоединением к Конвенции о запрещении химического оружия.

По мнению китайской стороны, японцы неохотно признают преступления своих военных и уделяют недостаточное внимание ликвидации их последствий, в частности, касающихся применения химического оружия. И только в 1999 г. Токио и Пекин достигли договоренности о совместном уничтожении химического оружия, оставленного на территории КНР Квантунской армией, которые закрепили в соответствующем меморандуме. Стороны приняли решение о создании специальной группы по организации работ. Предположительный срок завершения ликвидации перенесен с 2007 г., как изначально планировалось, на 2012 год. Как сообщила газета "Иомиури", все расходы по утилизации, а это около 97,3 млрд. иен (807, 6 млн. долл. США) берет на себя японская сторона.

В 2004 г. японское правительство выделило первые 200 млн. долларов на программу обезвреживания оставленного химического оружия в Китае в соответствии с двусторонним соглашением между Китаем и Японией

Примечательно, что опасные находки время от времени появляются и на собственной территории Японии, поскольку в свое время базы с химическим оружием находились и на Японских островах. Японское военное руководство планировало применить его в случае вторжения союзнических сил на японскую территорию. В контейнерах, обнаруженных в захоронениях, содержится горчичный газ, слезоточивый и удушающий газы, а также газ, вызывающий чихание и рвоту.

В ходе исследований было установлено, что самые крупные захоронения контейнеров с ядовитыми газами находятся в окрестностях городов Камидзу (преф.Ибараги), Мсамукава, Хирацука (преф. Канагава) и Нарасино (преф. Тиба). Первый сигнал тревоги поступил тогда, когда жители Камидзу отравились водой, взятой из реки, протекавшей в городской черте. Анализ воды показал, что она содержит соединения мышьяка, которое образуется при соприкосновении воды с определенным газом. Около 20 жителей Камидзу, среди которых были и дети, стали жаловаться на приступы головокружения и головной боли. В связи с этим Министерство охраны окружающей среды начало проведение комплексных исследований. В городах Самукава и Хирацука на строительных площадках были обнаружены стеклянные бутылки с везикантом - отравляющим газом, поражающим кожу и дыхательные пути. Многие рабочие получили тяжелые отравления. Во время войны в этих местах располагались заводы по производству химического оружия. Захоронение шести тонн везиканта было обнаружено на месте военной базы в Нарасино. На этой базе проводились испытания химического оружия и обучение солдат химических войск. Эксперты предполагают, что на территории Румои (о. Хоккайдо) находятся еще около 40 необнаруженных захоронений химического оружия.

Химическое оружие грозит отравить и акваторию Японского моря. Вскоре после окончания Второй мировой войны Квантунская армия затопила в восточной части внутреннего Японского моря десятки тысяч авиабомб, снаряженных ОВ. Боеприпасы с ипритом, люизитом и другими ОВ были упакованы в деревянные ящики и спрятаны в заброшенной угольной шахте в районе города Мине (префектура Ямагути), где хранились в течение месяца - до середины ноября 1945 года. Затем под наблюдением военных специалистов США смертоносный груз был перевезен в порт Убе, погружен на суда и затоплен в 18 км от порта на глубине 30 м.

Таким образом, все вышеприведенные факты убедительно доказывают, что японское военное командование в перспективе активно готовилось к широкому применению в войне химического и бактериологического оружия, масштабы последствий которого трудно себе представить.

Учитывая агрессивную политику, проводимую Японией в 40-е годы прошлого века, нельзя исключить того, что жертвой имперских амбиций мог стать Советский Союз, а также государства Юго-Восточной Азии.

Подводя черту, можно с уверенностью сказать, что победа СССР в войне с Японией сыграла не последнюю роль в предотвращении широкомасштабной войны с применением оружия массового уничтожения, которую японские милитаристы были готовы начать.

Елена КАТАСОНОВА
ведущий сотрудник Института военной истории МО РФ, доктор исторических наук

Опубликовано в выпуске № 35 (251) за 3 сентября 2008 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц