Версия для печати

Меняется время - меняется и военная доктрина

Цыганок Анатолий
Споры в обществе вокруг предложений, выдвинутых Генеральным штабом о формировании оперативных территориальных командований в рамках широкомасштабной реформы Вооруженных Сил, и вариантов реформирования ВС, предлагаемых его начальником Юрием Балуевским, дали различные оценки предполагаемому изменению архаичной структуры Российской армии.


ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ КОМАНДОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ АРМИИ: ВЧЕРА И ЗАВТРА


Споры в обществе вокруг предложений, выдвинутых Генеральным штабом о формировании оперативных территориальных командований в рамках широкомасштабной реформы Вооруженных Сил, и вариантов реформирования ВС, предлагаемых его начальником Юрием Балуевским, дали различные оценки предполагаемому изменению архаичной структуры Российской армии.
{{direct_hor}}

Юрий Балуевский
Фото ИТАР-ТАСС
В сущности, появились две точки зрения на возможные изменения. Первая - отрицание самой мысли о формировании Вооруженных Сил по оперативным направлениям. Основная мотивировка сторонников этой точки зрения: такая структура готовится только к выполнению частных антитеррористических задач, а нарушение проверенной временем структуры Российской (русской) армии повлечет за собой плачевные последствия в случае "масштабной войны". И, кроме того, они усматривают в будущих структурах управления идеи военной реформы "по Троцкому", который после Гражданской войны предлагал взамен регулярной армии создавать скадрированные войска по территориальному принципу. В случае военной опасности на их основе предполагалось создавать рабоче-крестьянские полки, дивизии и армии без участия других социальных групп населения.

Сторонники второй точки зрения: Александр Рукшин - начальник Главного оперативного управления ГШ, Михаил Абрамов - начальник Главного штаба ВМФ, Александр Владимиров - вице-президент Коллегии военных экспертов, Борис Чельцов - бывший начальник Главного штаба Военно-воздушных сил, Андрей Кокошин - председатель Комитета Госдумы РФ по делам СНГ и связям с соотечественниками - полностью согласны с идеей Юрия Балуевского. Начальник Генерального штаба - сторонник создания на базе старых структур управления архаичных военных округов и раздробленных командований оперативных командований на стратегических направлениях - Дальневосточном, Среднеазиатском и Европейском. Сторонники этой точки зрения, к которым относится и автор статьи, подчеркивают, что этап совершенствования управления продиктован изменениями в мире и необходимостью разработки новой Военной доктрины РФ.

Нынешняя Российская армия только с большой натяжкой может считаться современной, а современность требует иных доктрин, иных структур, иной теории, иных связей, иных людей. В XXI веке система управления силовыми структурами армии, Внутренними войсками, МЧС, Пограничными войсками ввиду ее множества неэффективна, громоздка и накладна для государства в целом. Основной недостаток всех постсоветских реформ управления армии: ни одна реформа не покушалась на "священную корову" - неприкосновенность самой структуры управления Генерального штаба и округов военных, флотских, Внутренних войск, Пограничных с их многократным дублированием функций управления, складированием запасов вооружения и боеприпасов, горюче-смазочных материалов - продовольственных, вещевых, технических, ремонтных. Нормативные документы, касающиеся управления в армии, МЧС, Внутренних и Пограничных войсках, не регламентируются единым для России порядком. При единой территории, в одних границах, одном информационном пространстве системы управления армии, МВД, МЧС имеют единую форму управления. Военные округа притом имеют различные технические средства связи и управления. Одновременно разрабатываются автоматизированные системы управления для армии, практически одновременно, в сущности, с одинаковыми функциями разрабатываются федеральные милицейские и системы МЧС наблюдения и контроля за ситуацией.

Самое главное - в Российской армии нет подготовленных, сколоченных уже в мирное время командований или центров управления на театрах или направлениях предполагаемых локальных конфликтов или боевых действий. Как правило, с началом боевых действий или войны начнется формирование командных пунктов и передача в их оперативное подчинение соединений и частей Сухопутных войск, ВВС и ПВО, разведки, связи, РЭБ, инженерных, химических и других специальных войск. Существующая структура управления: министр обороны - гигантский Генеральный штаб, с подчиненными ему штабами военных округов - армий - корпусов - дивизий - бригад - полков. Плюс к этому, самостоятельные отдельные Главкоматы видов Вооруженных Сил и командования родов войск: Ракетных войск стратегического назначения, Космических войск и 37-й воздушной армии (дальней авиации), воздушно-десантных войск и 61-й воздушной армии (военно-транспортной авиации) Верховного главнокомандования. Она осталась неизменной до XXI века. Поэтому управление войсками осуществляется по старой схеме: Генштаб отправляет директиву в военный округ, из военного округа - в отдельную армию, оттуда - в дивизии: А подлетное время ракеты исчисляется минутами.

Даже на крупных учениях представители родов войск не действуют сами по себе. Современность требует еще в мирное время создавать оперативные территориальные управления по типу оперативных командований США, которые должны просчитывать возможные угрозы на своих направлениях и самостоятельно реагировать на них. В том числе и на несанкционированные пуски ракет. Российский Генеральный штаб в отличие от армий западного образца исполняет несвойственные ему функции: финансирования, закупки техники и вооружения, комплектования, снабжения, технического обеспечения.

Страны Запада пошли другим путем. В США такой орган, как Генеральный штаб, получил название Комитет начальников штабов (КНШ), в ФРГ - Руководящий штаб Бундесвера, в Великобритании - Штаб обороны Вооруженных Сил. Функции штабов были радикально пересмотрены в сторону ограничения их полномочий, а их организация перестроена таким образом, чтобы они как можно меньше напоминали Генеральные штабы прошлого. Например, оперативное управление войсками в США осуществляется принципиально иначе, чем в России. Вся высшая командная власть в США сосредоточена в так называемой "Национальной командной инстанции" (National Command Authority), в которую входят всего два лица: президент США - Верховный главнокомандующий и министр обороны. Министр обороны не делит свое право управления ни с кем, поэтому неслучайно КНШ является высшим штабным органом Министерства обороны, а не Вооруженных Сил. Управление войсками осуществляется командующим на конкретном оперативном направлении.

Среди западных экспертов в настоящее время тоже идут споры об оперативных командованиях. Однако все эксперты, признавая необходимость оперативных командований, спорят только по одному вопросу: какой принцип для командования должен быть главным - функциональность или региональность?

В российском обществе продолжаются споры о несовершенстве нынешней структуры управления и необходимости создания системы целевых и территориальных командований. В основе нововведений, разработанных Главным оперативным управлением Генерального штаба, предлагается отказаться от системы военных округов и перехода к оперативным командованиям по направлениям, а в иерархии объединений и соединений предложено перейти к структурам бригад.


Тяжесть реформ несут на своих плечах простые солдаты.
Фото Алексея МАТВЕЕВА
Одновременно с ликвидацией военных округов такой эксперимент Генеральным штабом уже проводится. Вместо Генерального штаба будет создано Главное командование с подчиненными ему территориальными командованиями "Запад", "Юг", "Восток", которые не станут аналогами нынешних военных округов, а будут привязаны к потенциальным театрам военных действий. На базе ВВС и ПВО, плюс Космических войск может быть создано Командование ракетно-космической обороны. В его составе будет находиться отдельная армия противоракетной обороны и предупреждения о ракетном нападение (ПРН).

Возможно, что Главкоматы видов Вооруженных Сил и командования родов войск могут быть трансформированы в отдельные направления в составе Главного штаба с уменьшением численности.

Дело даже не в названиях управленческих структур. Речь идет об организации управления структурой в мирное время, которая будет несколько трансформироваться в военное. При всех положительных качествах нынешней структуры военных округов (наработанные схемы управления соединениями округа, тесные связи с региональными властями, исторические традиции и т.д.) у этой системы есть один главный недостаток. С переводом на военное положение военные округа и командования видов Вооруженных Сил будут трансформироваться в оперативные территориальные командования и им начнут передавать для усиления ВВС и ПВО. В оперативное управление передадут соединения и части МВД, речные, морские части Пограничных войск, Пограничные войска ФСБ, части МЧС. На приморских направлениях начнут организовываться отдельные пункты управления для организации взаимодействия Сухопутных войск с соединениями и частями ВВС и ПВО, соединениями и частями флота, береговыми частями флота, Пограничными и Внутренними войсками.

Есть два существенных замечания. Суть первого в том, что на эту трансформацию уйдет время, которого может не быть. Суть второго: организация управления новой структурой будет идти под воздействием складывающейся обстановки и, не исключено, под воздействием противной стороны. Российская армия, как и "при царе-батюшке", и при "генеральных секретарях", в спешке неясной обстановки и впопыхах начнет организовывать систему управления войсками - с криками и упоминаниями чьей-то матери, при потере темпа и потере самого управления, что практически появляется всегда при передаче одной структуры в управление другой. Тем более что это трансформирование будет проходить в условиях нарушения информационного пространства, активного радиоэлектронного противодействия, диверсионных действий по срыву управления со стороны вероятного противника.

Часто противники реформирования военных округов ссылаются на неудачный опыт управления оперативных командований времен маршала Николая Огаркова. Да, действительно, если создавать оперативные командования без передачи им функций реального управления, то они станут лишним дублирующим звеном между Генеральным штабом и войсками, что и получилось в середине восьмидесятых годов. Примером тому может служить дублирование управления, например на Дальневосточном направлении. Тогда управления военных округов - Сибирского, Забайкальского и Дальневосточного, формально подчиненные и Генеральному штабу, и командующему на оперативном театре, напрямую зачастую решали все вопросы с Москвой, минуя управление главнокомандующего, дислоцированное в Улан-Уде.

В этот момент оперативные командования не стали реальными центрами оперативного управления по той же причине, по которой и ныне командующие округами и армиями не стремятся отдать власть, и под любым предлогом противятся и сопротивляются предложениям Генерального штаба.

Но в нынешние времена ситуация еще хуже, потому что в военных округах, армиях, корпусах и округах чувствуется глухое противодействие предлагаемым Юрием Балуевским вариантам реформирования. Причиной является вмешательство армии в хозяйственную и внешнеэкономическую деятельность, участие в активной распродаже закрепленных за воинскими частями земель, списанного правдами и неправдами воинского имущества и техники, где не все сделки, осуществляемые воинскими начальниками, прозрачные.

Видимо, главной задачей военачальников является затягивание времени реформирования управленческих структур и тем самым "выбивание" максимум времени на предпродажную подготовку. И тому есть объяснение. На мировых рынках цены распродажи вооружения Министерством обороны наполовину, а по некоторым позициям и на 80%, ниже цен мирового рынка. Например, по данным Счетной палаты, цена Миг-29 на мировом рынке составляет 15 млн. долл., а Минобороны продает самолет за 10 млн. Или другой пример - танк Т-64 на мировом рынке стоит 0,6 млн. долл., а продается за 0,1 млн. Распродавать есть что. По данным Министерства обороны, до 2005 года высвободилось 150 атомных подводных лодок, 90 дизельных подводных лодок, 600 надводных кораблей, 2000 самолетов и вертолетов. 8000 танков, 1 000 000 автоматов, винтовок и пистолетов, 1500 радиолокационных станций. На военных базах ожидают утилизации 33 000 вагонов боеприпасов и ракет.

Материальные интересы большой группы лиц затрагивают предложенные Генеральным штабом РФ изменения структуры управления, поэтому естественно и противодействие, прямое и непрямое, завуалированное заботой об "исторических традициях", "боевой готовности", "неизменности поставок" и выполнения "ранее поставленных приказов". Может быть, имеет смысл поучиться у других армий организации командования?

ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ КОМАНДОВАНИЯ ВС В ЗАРУБЕЖНЫХ АРМИЯХ

Украина. Сухопутные войска объединены в три оперативных командования (на основе бывших военных округов Советской армии - Киевского, Прикарпатского и Одесского): "Север", со штабом в Чернигове, "Запад", со штабом во Львове, "Юг", со штабом в Одессе - и насчитывают 5 армейских корпусов, 16 дивизий, 11 отдельных бригад.

Казахстан. В 2001 году создано четыре военных округа, которые затем, с 7 мая 2003 года, были преобразованы в региональные командования "Астана", "Запад", "Восток" и "Юг". Вооруженные Силы Казахстана перешли на трехвидовую структуру с созданием главных штабов соответствующих видов: Сухопутных войск, Сил воздушной обороны, Военно-морских сил. В 2003 году вместо Генерального штаба создан Комитет начальников штабов (КНШ). В состав КНШ вошли начальники главных штабов видов ВС, а также штабов региональных.

Беларусь. Управления армейских корпусов реорганизованы в управления Западного (со штабом в Гродно) и Северо-Западного (со штабом в Борисове) оперативных командований Сухопутных войск. В отличие от других стран СНГ в Республике Беларусь для решения задач по территориальной обороне создаются территориальные войска, которые, являясь резервным компонентом Вооруженных Сил, будут развертываться в угрожаемый период или с началом войны. В различных государствах территориальные войска называются по-разному: в Финляндии, Норвегии, Дании - войска местной обороны; в Польше, Чехии и Словакии - войска территориальной обороны; в Великобритании - территориальные войска; в Германии - войска защиты родины; в США - национальная гвардия. Но предназначение таких формирований во всех государствах одно и то же - ведение всеобщей (тотальной) обороны страны. В настоящее время в Вооруженных Силах Республики Беларусь сформированы управление территориальной обороны в Главном штабе Сухопутных войск, отделы территориальной обороны в управлениях оперативных командований, проводится формирование похожих структур в составе военных комиссариатов.

Армия Ирана. Структура ВС практически разделена непосредственно на Вооруженные Силы и территориальные войска - Корпус стражей Иранской революции (КСИР). Из общего количество Вооруженных Сил в 853 тысячи человек, 403 тысячи составляет армия и 450 тысяч - КСИР.

США.Объединенные командования состоят из компонентов от двух и более видов ВС, Специальные командования - из одного вида ВС. На начало 2007 года в США имелись одиннадцать Объединенных командований. В Оперативное командование ВС США в Европейской зоне (ОК в Европейской зоне) включены территории континентальной части России, Украины, Белоруссии, Молдавии, Грузии, Армении, Азербайджана.

Командование единых сил (ОК ЕС). С осени 2002 года в Командование в зоне Северной Америки были объединены часть командования единых сил и объединенное (американо-канадское) командование Воздушно-космической обороны - Северной Америки континента (НОРАД).

Командование в зоне Центральной и Южной Америки (ОК в зоне Центральной и Южной Америки). Командование ВС США в зоне Тихого океана (ОК в зоне Тихого океана). В него включена островная территория Курильской гряды РФ и Антарктида. Центральное командование (ОЦК) - включены территории Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Туркмении и Киргизии, Северной Африки, Персидского залива, Центральной Азии, Пакистана и части Индийского океана. Объединенное Космическое и Стратегическое командование (все элементы стратегических сил под одним командованием). Командование Стратегических перебросок. Командование в Южной зоне и Командование специальных операций. Имеется также одно Специальное командование - так называемое Командование сил (Forces Command).

Анатолий ЦЫГАНОК
руководитель Центра военного прогнозирования, кандидат военных наук

Опубликовано в выпуске № 43 (209) за 7 ноября 2007 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц