Версия для печати

Встречный курс — часть II

Советские боеголовки помогали прощупать «природу империализма»
Шепель Виталий

Начиная с четвертого дня похода и затем ежесуточно американский разведывательный самолет Orion производил облет наших кораблей. В район ожидаемого падения наших боевых блоков заходили другие суда. Доходило до курьезов.

Продолжение. Начало читайте в предыдущем номере.

Начиная с четвертого дня похода и затем ежесуточно американский разведывательный самолет Orion производил облет наших кораблей. В район ожидаемого падения наших боевых блоков заходили другие суда. Доходило до курьезов.

Перед одним из пусков, примерно за два часа до падения боевых блоков, пока наши корабли еще не разошлись в установленный порядок для фиксации падения тех самых «последних ступеней», на горизонте появился «незнакомец», медленно приблизился и остановился метрах в ста от нашего флагмана. Затем к нему подошел корабль США, они обменялись информацией, после чего неизвестный удалился, а американский вызвал нас на связь и сообщил: «Do not worry, it was British merchant ship, go on with your work» («Не волнуйтесь, это было английское торговое судно, продолжайте испытания»). И это все при абсолютной секретности наших работ! Конечно, никаких инициатив в части переговоров с нашей стороны даже и быть не могло. На каждом корабле находился представитель oсобого отдела, который за всем тщательно следил.

Кооперация без границ

В конце испытаний, когда наши корабли готовились возвращаться на базу в Петропавловск-Камчатский, нас вызвал на связь американский корабль General Hoyt Vandenberg, пожелал нам счастливого пути домой и… поблагодарил за сотрудничество (Thank you for cooperation)! Повторюсь: чувства юмора американским морякам было не занимать.

Ваша головная часть, служащая делу укрепления мира между народами, приводнилась в точке с координатами…

Однажды произошел такой случай: при очередном пуске ракеты с разделяющимися головными частями (ББ индивидуального наведения) один блок мы «потеряли». Будучи пассивным, он не был оснащен ни телеметрическими датчиками, ни средствами траекторных измерений – никаких сигналов с борта не шло. Визуальные средства ничего не дали. Это ЧП. Решили получить «добро» Москвы, чтобы связаться с кораблем США и спросить, не видели ли они нашу «последнюю ступень», которая должна была упасть в таком-то районе. Разрешение получили. Ответ американцев был такой: «Your warhead, which serves the cause of peace amongst the peoples splashed at coordinates…» («Ваша головная часть, служащая делу укрепления мира между народами, приводнилась в точке с координатами…»).

Когда наши корабельные К-25 совершали облеты американских кораблей, оттуда всегда приглашали жестами садиться на их вертолетную площадку. Обратную ситуацию невозможно даже себе представить.

Партия ананасов

Информированность «партнеров» порой зашкаливала. То вдруг не забудут своевременно поздравить с днем рождения одного из командиров флотилии, капитана первого ранга – и это задолго до появления соцсетей, в которых можно отыскать все. Другой эпизод рассказывался в наших кругах как анекдот, но он реально был. За пару часов до пуска наши корабли уже начали развертывание в запланированном квадрате, как от американцев приходит сообщение: мол, можете не торопиться, пуска сегодня не будет. И только спустя примерно час приходит информация по нашим каналам: старт по техническим причинам перенесен на месяц.

Встречный курс — часть II
Фото: navsource.narod.ru

Однажды с американского корабля исчез капрал, причем неизвестно как – то ли свалился за борт в известном состоянии, то ли что-то другое. Американцы попросили нас принять посильное участие в поисках – внешним наблюдением, обзором с вертолетов. Два дня мы искали, на третий сообщили, что безуспешно: «Поиски прекращаем». Через несколько дней их сменил другой СКР. Они вызвали нас на связь и предложили в знак признательности за участие в поисках их погибшего товарища… принять партию ананасов и что-то еще из штата Алабама. Спустили плотики с этими подарками, и они поплыли, проплыли мимо нашего корабля, даже касаясь борта. Но командир категорически запретил даже смотреть в их сторону. Правда, уже вечером, находясь в кают-компании, он шутя сказал: «Что же вы не смогли подцепить хоть что-то?». Наши корабли были уже два месяца в походе, и продукты, естественно, заканчивались, запас питьевой воды иссяк, пили опресненную…

А еще американцы всегда поздравляли нас с удачным пуском ракеты.

От первого лица

В печати опубликованы сообщения об испытаниях наших новых ракет, которые имеют дальность полета 12 с лишним тысяч километров. В районе падения ракет стоят наши корабли и засекают, когда и с какой точностью ракета достигает заданного района. Мы получаем сообщения о том, что наши ракеты действуют с исключительной точностью.

Надо сказать, что в этом же районе находятся и американские корабли, которые тоже следят за полетом советских ракет. Американцы публикуют соответствующие данные о полетах наших ракет, и мы сверяем эти данные с нашими. Конечно, мы верим товарищам, которые находятся на наших кораблях. Но тут получается нечто вроде двойного контроля – и нашего, и противника. Наши противники, – правда, мы хотели бы, чтобы они не были нашими противниками, но приходится считаться с природой империализма, – тоже подтверждают, что советские ракеты точно попадают в цель. Это хорошо. Мы и не сомневались в этом. (Аплодисменты.)

Из речи Н. С. Хрущева на XXII съезде КПСС

Виталий Шепель,
ветеран КБЮ

Опубликовано в выпуске № 31 (646) за 17 августа 2016 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц