Версия для печати

"Дубровцы" задание выполнили

Воропаев Николай
С тех пор как минула Великая Отечественная война, выросло уже не одно поколение. И особенно важно, что до сих пор в военную летопись по-прежнему вносятся новые героические факты и открываются имена патриотов, которые боролись за Великую Победу, действуя на невидимом фронте. Один из них - Иван Михайлович Воробьев, ветеран внешней разведки, полковник в отставке, почетный сотрудник НКВД и КГБ СССР, посвятивший 54 года чекистской службе.


ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ 60 ЛЕТ ПОСЛЕ ВОЙНЫ ОРЕЛ УЗНАЛ О ПОДВИГЕ РАЗВЕДЧИКОВ


С тех пор как минула Великая Отечественная война, выросло уже не одно поколение. И особенно важно, что до сих пор в военную летопись по-прежнему вносятся новые героические факты и открываются имена патриотов, которые боролись за Великую Победу, действуя на невидимом фронте. Один из них - Иван Михайлович Воробьев, ветеран внешней разведки, полковник в отставке, почетный сотрудник НКВД и КГБ СССР, посвятивший 54 года чекистской службе.
{{direct_hor}}

И.М. Воробьев (1943 г.).
Фото СВР
Иван Воробьев в 1938 г. был направлен комсомолом в органы госбезопасности. Работал в Орловском управлении НКВД, затем в 4-м управлении НКВД СССР, участвовал в освобождении Чехословакии. За время службы ему довелось побывать во многих странах по линии разведки. До последнего времени Иван Михайлович делился своим богатым опытом, работая преподавателем Академии Службы внешней разведки. Но особое место в его жизни, как и у любого фронтовика, занимает Великая Отечественная война.

...В конце апреля 1942 г. 24-летний младший лейтенант госбезопасности Воробьев узнал, что руководство управления (УНКВД по Орловской области находилось тогда в Ельце) подбирает добровольцев для выполнения разведывательного задания в оккупированном Орле, он без колебаний подал рапорт с согласием проникнуть в тыл врага. Так же поступил и его подчиненный сержант госбезопасности Павел Алексахин. Оба аргументировали свои решения тем, что хорошо знают Орел, подходы к нему, имеют в городе друзей и коллег.

Будущая разведгруппа состояла всего из двух человек - Воробьева и Алексахина. Это было неплохо: чем больше участников операции, тем труднее ими управлять и тем выше риск расшифровки. В мае 1942 г. поступил вызов в Москву. Здесь в течение десяти дней и провели их спецподготовку, легендировали под "окруженцев"-красноармейцев, якобы отпущенных немцами из плена. Детали операции были тщательно проработаны: разведчиков обеспечили документами прикрытия, экипировкой - поношенной красноармейской формой, соответствующей легенде, и индивидуальными шифрами. Так что в случае непредвиденных ситуаций была возможность действовать отдельно друг от друга. Группа получила кодовое название "Дубровцы". Инструктаж дал лично заместитель начальника внешней разведки и одновременно начальник только что созданного тогда 4-го управления по разведывательно-диверсионной работе на оккупированных территориях Павел Судоплатов. Задание сформулировал четко и лаконично: собрать в Орле достоверную военную информацию о силах вермахта и их передислокации, об оккупационном режиме, о положении и настроениях населения, добытые сведения доставить в центр.

11 июня 1942 г. группу десантировали в брянский партизанский край. Из-за боев партизан с карателями самолет не мог приземлиться, был обстрелян, но, к счастью, не задет, и Воробьеву с Алексахиным, не имевшим парашютной подготовки, пришлось прыгать. Купола раскрылись, все прошло удачно. Павла, правда, сняли с дерева. В партизанском штабе они узнали, что попасть в Орел через брянские леса крайне трудно: районы партизанских баз были блокированы немецкими частями и полицейскими отрядами. Ни одна из направленных в Орел разведывательных групп назад не вернулась. Чтобы хоть немного снизить риск, "Дубровцы" решили пробираться в город окружным путем, через Курскую область, а это в три раза длиннее.

Шли только ночами. Ориентируясь по карте, преодолевали по 20-25 километров за ночь. Разведчики неоднократно подвергались смертельной опасности. В Михайловском районе один из чекистов, некий Казаков, которого "Дубровцы" знали только по служебной переписке, заподозрил в них немецких агентов и уже готовил арест. Выручила случайная встреча с хорошим курским знакомым Воробьева Алексеем Жариковым, они вместе учились в московской школе НКВД. Алексей оказал коллегам неоценимую помощь - история наверняка кончилась бы ликвидацией группы. Он же рекомендовал обратиться к жительнице Орла Марии Ушаковой.

Эта женщина до войны работала заведующей столовой Орловского педагогического института. По какой-то причине (возможно, как социально чуждый элемент) ее исключили из рядов ВКП(б), но обиды она не держала, настроена была очень патриотично и горела желанием включиться в борьбу с оккупантами. Мария Антоновна предоставила Ивану и Павлу, представившимися партизанами, свой дом на ул. Левый берег Орлика. Месяц он служил местом дислокации группы. В своих квартирах появляться, конечно, было опасно - соседи знали об их принадлежности к НКВД.

После почти года оккупации Орел был неузнаваем. Повсюду дислоцировались части, службы и склады вермахта. Свободное передвижение было ограничено, а в 15-километровой пригородной зоне, освобожденной от местного населения, строился оборонительный рубеж. Орел функционировал в качестве важного транспортного узла для переброски живой силы и техники.

Несмотря на тяжелейшие условия работы, "Дубровцы" не только восстановили связь со своей агентурой, но и привлекли к сотрудничеству новых помощников, причем это были люди, от которых меньше всего ожидали содействия. Так, однажды Воробьев столкнулся с К., в аресте которого за антиобщественные высказывания и хранение оружия он лично принимал участие, то есть теперь Иван не исключал, что К. может на него донести. Однако тот пригласил Воробьева к себе домой, накрыл стол с немецким шнапсом и рассказал, что немцы угнали жену в Германию, убили брата и он остался один. Свою готовность мстить фашистам новый агент подтвердил обязательством, которое по собственной инициативе написал... своей кровью. К. внедрился в бургомистрат города и собрал важную документальную информацию о транспортных перевозках немцев и строительстве ими Орловского укрепрайона (после освобождения Орла с учетом результатов работы по заданиям разведки К. был принят на работу в 4-е управление НКВД СССР, а службу закончил в звании полковника).

Алексахина узнала соседка по дому, немка по прозвищу Сазониха, за которой с начала войны велось оперативное наблюдение. Встреча могла также повлечь донос на разведчика. Но Сазониха, столкнувшись с Павлом на улице лицом к лицу, предупредила его вполголоса: "Не ходи в свою квартиру, там живут опасные для тебя люди".

В конце июля 1942 г. группа "Дубровцы", выполнив задание, вышла из Орла, добралась, совершая за ночь примерно по 40 километров, до партизанского отряда в Михайловском, а затем была самолетом эвакуирована на Большую землю. Сегодня Иван Михайлович подводит следующие итоги: "Ни один из агентов, на связь с которыми мы с Алексахиным выходили и работали в июле 1942 года, нас не предал. Напротив, только благодаря агентуре мы выполнили свое задание, нужная центру информация неоднократно передавалась в Москву. Только после войны мы узнали, что нас посылали в Орел с заданием ГКО и Ставки для получения достоверных данных о намерениях немецкого командования на летнюю кампанию 1942 года. Из отчетов группы "Дубровцы" центру делался вывод: систематическая передислокация немецких сил через Орел в южном направлении и создание укрепрайона в районе Орла указывают на то, что в 1942 году главный удар вермахт нанесет не на Москву, а на юг".

За успешное выполнение задания в Орле Иван Воробьев был награжден орденом Красной Звезды. Тогда же ему было присвоено звание почетного сотрудника НКВД СССР. К сожалению, уже нет в живых Павла Гавриловича Алексахина, который также был отмечен государственной наградой за работу в тылу врага. Многие годы после описанных событий он служил в органах госбезопасности. Еще в конце 1942 г. погибла в орловском застенке гестапо партизанская связная Мария Ушакова, об увековечении памяти которой много лет ходатайствовал Иван Михайлович при активной поддержке орловских чекистов, правления РОО "Ветераны внешней разведки России" и пресс-службы СВР. И к 60-летию Великой Победы имя партизанки-разведчицы присвоено средней школе в Орле. В музее СВР открыт стенд, посвященный легендарному рейду группы "Дубровцы".

Николай ВОРОПАЕВ
ветеран внешней разведки, полковник в отставке

Опубликовано в выпуске № 17 (133) за 3 мая 2006 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...