Версия для печати

"Мы похороним вас"

Атабеков Борис
45 лет назад, в октябре 1962 г., благополучно завершился один из самых острых международных кризисов периода холодной войны, поставивший мир на грань термоядерной катастрофы.


И ВСЕ ЖЕ ГЛАВНЫМ УРОКОМ РАЗРЕШЕНИЯ КАРИБСКОГО КРИЗИСА СТАЛО ОСОЗНАНИЕ СССР И США ОБОЮДНОЙ УЯЗВИМОСТИ


45 лет назад, в октябре 1962 г., благополучно завершился один из самых острых международных кризисов периода холодной войны, поставивший мир на грань термоядерной катастрофы.
{{direct_hor}}

Никита Хрущев и Джон Кеннеди смогли договориться.
Фото из книги "СССР и США"
В марте 1962 г. КГБ, основываясь на донесениях разведки, направил в адрес ЦК КПСС документ, в котором сообщал: "Начатая в декабре 1959 года широкомасштабная подготовка США к нападению на Кубу закончена". В конце лета того же года в загородной резиденции советского премьера в Огарево состоялось заседание Президиума ЦК КПСС, на котором обсуждался вопрос о положении, складывавшемся вокруг Кубы.

Первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совмина СССР Никита Хрущев доложил обстановку. Здесь уместно привести длинную цитату из речи Хрущева, в которой не угадывается и намека на возможный компромисс с президентом Джоном Кеннеди: "США угрожают Кубе непосредственным военным нападением, а руководство Кубы встревожено, просит совета и помощи. Кроме того, США окружили Советский Союз сетью военных баз с ракетно-ядерным оружием, боевыми самолетами и военно-морскими флотами, способными осуществить ракетно-ядерное нападение на нашу страну. На территории Турции и Великобритании размещены новые межконтинентальные ракеты "Минитмен" (в дополнение к уже имевшимся там ракетам средней дальности "Юпитер")".

"Мы, - продолжал Хрущев, - должны заплатить им той же монетой, дать им попробовать собственное лекарство, чтобы на себе почувствовали, каково живется под прицелом ядерного оружия. В то же время обращаю особо ваше внимание на следующее. При решении этих вопросов необходимо избрать такой способ противодействия американской угрозе, который не привел бы к началу термоядерной войны".

Впрочем, первый секретарь был уверен, что ни одна из сторон не отважится на безрассудный риск. "Должны же здравомыслящие политики в США рассуждать так же, как сегодня рассуждаем мы", - заключил Хрущев.

После длительного и всестороннего обсуждения было принято решение: наряду с дальнейшими мерами по укреплению обороны нашей страны и мероприятиями по дипломатической линии поставить на Кубу, в условиях строгой секретности, ракеты класса "земля-земля", "земля-воздух" и небольшое количество ядерных зарядов к ним. Спустя короткое время в секретном послании Фиделя Кастро на имя Хрущева была выражена полная поддержка и одобрение решения ЦК КПСС относительно размещения советских ракет на Кубе. Это письмо стало сигналом Министерству обороны СССР к началу отправки на гражданских грузовых судах 50-тысячного контингента, ракет средней дальности и дальнего действия, а также ограниченного числа ядерных боеголовок. Спецоперация получила название "Анадырь", поскольку переброска столь значительной группировки и техники осуществлялась под видом их перебазирования в Заполярье. Солдат снабдили лыжами, валенками и зимними шапками. Доставляли военнослужащих в обстановке строгой секретности в шесть крупнейших портов СССР от Севастополя до Североморска. Здесь переодевали в гражданскую одежду и на судах, палубы которых были заставлены всяческой сельхозтехникой, отправляли на Кубу.

Несмотря на предпринятые СССР меры безопасности, ЦРУ достаточно быстро от источников на Кубе удалось получить информацию следующего содержания: "Через селение Трининада проехало несколько грузовиков, груженных какими-то платформами, похожими на площадки для запуска ракет ближнего радиуса действия. В селении Касильда идет разгрузка чего-то особенного, поскольку с ящиками обращаются очень осторожно и не подпускают к ним кубинцев. На базе возле Сан-Антонио имеется несколько установок для запуска ракет, обслуживаемых чехами и русскими. Рано утром в порт Гаваны прибыло 3 или 4 русских судна. Присутствие на острове контингента русских военнослужащих с каждым днем увеличивается". Кроме того, воздушная разведка США обнаружила на Кубе пусковые площадки для ракет ПВО.

В начале сентября Кеннеди обратился к нации по поводу советского военного присутствия на Кубе. Трудно было не заметить, что часть своей речи президент США адресовал непосредственно Хрущеву: "Самые серьезные проблемы возникнут, если будут обнаружены доказательства присутствия на Кубе советских боевых формирований, советских военных баз. Наличие наступательных ракет класса "земля-земля", а также другого существенного наступательного потенциала".

На основании сведений, поступающих из резидентур КГБ, в Москве сделали два основных вывода. Во-первых, о ядерных ракетах на Кубе в США еще не знают. Во-вторых, Кеннеди явно дал понять, что американцы советских ракет под боком не потерпят, для чего готовы принять самые жесткие меры. По официальной версии, США узнали о размещении ракет только 14 октября 1962 г. Кеннеди ознакомили с фотоснимками, полученными во время очередного полета самолета-разведчика У-2 над юго-западной частью Кубы. Ракеты, изображенные на фото, аналитики из Пентагона идентифицировали как ядерные. Так начался карибский кризис.

Из секретного письма председателя КГБ А.Н. Шелепина лично Н.С. Хрущеву:

"По полученным нами данным, руководящие круги Пентагона убеждены в необходимости развязывания войны против СССР в кратчайшие сроки, так как в настоящее время Советский Союз не имеет необходимого количества ракет для уничтожения стратегических баз противника. Через некоторое время оборонная мощь СССР увеличится и США потеряют возможность эффективно использовать свою бомбардировочную авиацию для уничтожения советских ракет".

16 октября Кеннеди создал военно-политический штаб ("Исполнительный комитет Совета национальной безопасности"), все члены которого не сомневались в грозящей Америке опасности и требовали ответных действий. Правда, они еще расходились во мнениях о характере и масштабах этих действий. По данным советской внешней разведки, одна группа, включавшая в себя большинство советников Кеннеди, настаивала на массированной бомбардировке всех пусковых советских установок на Кубе с последующим наземным вторжением. При этом признавалось, что Советский Союз, скорее всего, ответит всей своей мощью. Другая группа выступала против воздушного нападения, рекомендовала ввести карантин, предназначенный для предотвращения советских поставок Кубе до тех пор, пока ракеты не будут вывезены с острова.

Президент США отклонил предложение о немедленной военной атаке, но при этом приказал организовать морскую блокаду Острова свободы. Корабли США были поставлены сплошной цепью, готовые вести бой с применением ядерного оружия. Создалось крайне напряженное положение. Наши теплоходы были остановлены в океане...

Американские войска были приведены в состояние повышенной боевой готовности. Атомные подводные лодки с ракетами "Поларис" изменили свои курсы в соответствии с секретными приказами. Бомбардировщики стратегической авиации на всех без исключения базах США получили приказ быть готовыми подняться в воздух с полной ядерной нагрузкой. Дополнительные войска перебрасывались на военную базу в Гуантанамо. Военное ведомство США готовило бомбардировку и оккупацию Кубы. В это же время Кеннеди получил сообщение о появлении в Карибском море советских подводных лодок.

22 октября президент Соединенных Штатов вновь обратился к американскому народу: "30-е годы преподали нам ясный урок: агрессивные устремления, не получившие резкого отпора, в конечном итоге приводят к войне. Мы не намерены рисковать без крайней необходимости и ввергать мир в пучину ядерной войны, в которой плодами победы будет пепел, но у нас хватит духа пойти на такой риск, когда это станет неизбежно. США будут рассматривать запуск советских ракет с Кубы, направленный в любую страну Западного полушария, как нападение Советского Союза на США, что повлечет ответ".

Из шифротелеграммы резидента КГБ в Нью-Йорке:

"После выступления американского президента в стране усилился военный психоз, который подогревается официальными выступлениями государственных деятелей. По словам сотрудника американской миссии, выступление Кеннеди рассчитано на то, чтобы доказать простому американцу, что правительство Кеннеди может успешно противостоять советскому нажиму. В СМИ ведется небывалая по своим масштабам антисоветская пропаганда, цель которой - доказать наличие угрозы со стороны СССР и Кубы для США и всех стран Латинской Америки. На 24 октября назначена премьера антисоветского фильма "Мы похороним вас", который должен показать американцам агрессивность советской политики, направленной на установление мирового господства".

Тем не менее Кеннеди прикладывает максимум усилий к миру. Советский посол в США А.Ф. Добрынин сообщил в Москву, что к нему с неофициальным визитом пришел брат президента, генеральный прокурор Соединенных Штатов Роберт Кеннеди, который проинформировал его о том, что президент готовит личное обращение по закрытому каналу Хрущеву. Далее он добавил: "Вы должны учесть особенности нашей государственной системы. Президенту трудно. Даже если он не захочет, не пожелает войны, то помимо его воли может свершиться непоправимое. Поэтому президент просит: помогите нам решить эту задачу".

Когда Джон Кеннеди зачитывал нации свое обращение, в Москве арестовали полковника ГРУ Олега Пеньковского - наиболее важного агента американской разведки, дававшего ей основную информацию о намерениях Москвы в те кризисные дни. Правда, еще некоторое время наша контрразведка передавала от имени Пеньковского дезинформацию ничего не подозревавшему сотруднику резидентуры США, у которого Пеньковский находился на связи.

Угроза войны все еще "висела в воздухе". В Москве склонны верить благоразумию американского президента, но "держат в уме" агрессивно настроенную группу в его окружении. В связи с этим Кремль публикует следующее заявление: "США делают шаг к развязыванию термоядерной войны, и... Советский Союз нанесет самый мощный ответный удар". И все же поиск возможностей избежать войны ни на минуту не прекращается. Советский резидент в Вашингтоне Александр Феклисов, выполняя указания Хрущева, через доверенного Кеннеди человека передает президенту конфиденциальную информацию, направленную на мирное разрешение вопроса. Принимается решение направить на Кубу Анастаса Микояна, на которого также возлагалась обязанность слегка остудить молодого, горячего Фиделя, жаждущего обязательно "наказать" США.

На протяжении 24-26 октября Кеннеди и Хрущев вели секретную переписку в надежде прийти к компромиссу. Хрущев требовал снять блокаду Кубы и убрать ракеты с турецкой территории. Кеннеди сообщал о готовности снять блокаду и о том, что Соединенные Штаты не будут нападать на Кубу, если Советский Союз уберет с нее ракеты. Более того, президент заверил первого секретаря, что США демонтируют свои ракеты в Турции, но сделают это позднее, после ликвидации кризисной ситуации.

В период этих драматических событий не обошлось и без курьеза, о котором автору этих строк в свое время рассказали супруги разведчики-нелегалы Галина и Михаил Федоровы: "В военных кругах НАТО у нас был источник информации. В дни карибского кризиса он сообщил нам, что, по секретным данным, воздушная разведка НАТО не обнаружила на Кубе советских ядерных боеголовок. Вскоре информация подтвердилась. Оказалось, что из-за нестыковки в прохождении команд через два советских ведомства - флотское и ракетное - боеголовки остались на складах в доке одесского порта. У нас возникло серьезное предположение, что данный факт был скрыт от лидеров двух держав. Советское командование, возможно, не рискнуло доложить Хрущеву об этом ляпе". Эта информация шифровкой немедленно была отправлена в Центр.

Хрущев, принимая во внимание, что кризис возник из-за боеголовок, а также учитывая, что Кеннеди не в состоянии слишком долго сдерживать жесткую реакцию американских властей на действия СССР, решает проблему кардинально. 28 октября на заседании Политбюро он заявил: "Мы оказались лицом к лицу с опасностью войны и ядерной катастрофы. Чтобы спасти мир, мы должны отступить". И в тот же день первый секретарь уведомил об этом американского президента.

Из письма Никиты Хрущева Джону Кеннеди:

"Я отношусь с пониманием к Вашей тревоге и тревоге народа США. Коль скоро Вы заявляете, что США не совершат нападения на Кубу, то и мотивы, побудившие СССР поставить на ее территории ракеты, отпадают: налицо все необходимое для ликвидации конфликта. Поэтому Советское правительство отдает распоряжение о демонтаже, упаковке и возвращении в СССР этого оружия".

Это был решающий шаг в преодолении карибского кризиса, после чего все могли наконец вздохнуть спокойно, поскольку стало ясно, что войны не будет. Самым главным последствием успешного разрешения карибского кризиса, вероятно, было осознание сверхдержавами уязвимости и зависимости друг от друга. Стало ясно, что угрозой новой мировой войны играть нельзя. Весьма метко заметил по этому поводу Хрущев: "Любой идиот может начать войну, но выиграть эту войну невозможно".

Итак, Кеннеди и Хрущеву хватило политической воли, чтобы преодолеть кризисную ситуацию. Можно ли быть уверенным, что за минувшие 45 лет выработан механизм гарантированного предотвращения подобной напряженности? Или сегодняшние намерения США разместить элементы ПРО в Чехии и Польше говорят о том, что каждая новая администрация Белого дома не учитывает опыта предыдущих обитателей этого здания?

Борис АТАБЕКОВ

Опубликовано в выпуске № 39 (205) за 10 октября 2007 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц