Версия для печати

Полигон для наемников

Проскурин Виталий
Россия в конце ХХ и начале ХХI века на своем опыте в полной мере испытала, что современный терроризм и сопряженная с ним миграция хорошо вооруженных и обученных боевиков, контрабанда оружия, незаконный оборот наркотиков, религиозный экстремизм наносят ущерб интересам не только личности, общества, но и государства. Экстремистские группировки, образовавшиеся на Северном Кавказе после распада СССР, возникли не сами по себе. Они появились благодаря поддержке со стороны иностранных государств и их спецслужб, заинтересованных в ослаблении Российской Федерации. Официально выступая за соблюдение прав человека и других свобод в Чечне, США, Великобритания и другие западные государства на деле, увы, способствовали распространению экстремизма и терроризма на Северном Кавказе.


КТО ПОДДЕРЖИВАЕТ ТЕРРОРИСТОВ И СЕПАРАТИСТОВ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ


Россия в конце ХХ и начале ХХI века на своем опыте в полной мере испытала, что современный терроризм и сопряженная с ним миграция хорошо вооруженных и обученных боевиков, контрабанда оружия, незаконный оборот наркотиков, религиозный экстремизм наносят ущерб интересам не только личности, общества, но и государства. Экстремистские группировки, образовавшиеся на Северном Кавказе после распада СССР, возникли не сами по себе. Они появились благодаря поддержке со стороны иностранных государств и их спецслужб, заинтересованных в ослаблении Российской Федерации. Официально выступая за соблюдение прав человека и других свобод в Чечне, США, Великобритания и другие западные государства на деле, увы, способствовали распространению экстремизма и терроризма на Северном Кавказе.
{{direct_hor}}

Спецслужбы ряда иностранных государств способствуют распространению терроризма на Северном Кавказе.
Фото с сайта www.gallery.cjes.ru
На современную общественно-политическую ситуацию в Северо-Кавказском регионе и динамику ее развития решающее влияние оказывает то, что Кавказ занимает выгодное геополитическое положение. Распад Советского Союза рассматривался некоторыми странами Запада как исторический шанс для распространения своего влияния на этот регион и, соответственно, ослабления присутствия России. Лучший способ этого - дестабилизация обстановки, прежде всего в Дагестане и Чечне. Что касается отдельных исламских государств, то ситуация нестабильности на Северном Кавказе их также вполне устраивает. Именно этим в первую очередь, а не исламской солидарностью можно объяснить щедрую финансовую помощь террористам со стороны ряда арабских государств.

ВЕРА... ЗА "БАКСЫ"

С распадом СССР в регион устремились зарубежные мусульманские проповедники ислама радикального толка, в том числе воинствующего, прошедшие обучение в исламских учебных заведениях Саудовской Аравии, Пакистана, Египта. Одной из причин быстрого распространения ваххабизма в регионе явилась материальная помощь со стороны ряда арабских стран. С помощью зарубежных эмиссаров распространялась исламская литература, была создана широкая сеть теле-радиоцентров, учебных заведений. Все это щедро финансировалось. Имеются данные о том, что вступающий в ряды ваххабитов получал разовую помощь в сумме от 500 до 800 долларов США. Сравнительный анализ развития ситуации на Северном Кавказе показывает: именно перед исламскими проповедниками ставилась цель реализовать рассчитанные на долговременную перспективу задачи распространения идей сепаратизма и религиозного экстремизма в регионе.

После 2000 года особенностью исламского движения на Северном Кавказе стало то, что участниками террористических вылазок перестали быть почти исключительно чеченцы. Теперь к акциям такого рода все чаще привлекаются выходцы из соседних республик и краев, не говоря уже об участии в них зарубежных исламистов. А прямыми организаторами и исполнителями терактов становятся представители других северокавказских этносов.

В последние годы руководство РФ принимает комплекс мер по поддержанию стабильности в регионе, уничтожению боевиков и созданию нетерпимости к ним со стороны гражданского населения как республик Северного Кавказа, так и всей Российской Федерации. В этих целях в Северо-Кавказском регионе действуют два координационных центра борьбы с террористами: Региональный оперативный штаб по проведению контртеррористических операций на территории Северного Кавказа и подчиненная ему Объединенная группировка войск (сил) на Северном Кавказе. Работы у них хватает.

В Чеченской Республике бандиты и наемники, не имея сил и средств для открытого сопротивления федеральным властям и силовым ведомствам, сделали ставку на эпизодические террористические акты, предпринимают попытки легализации в населенных пунктах под видом мирных жителей, стремятся внедриться во властные структуры и правоохранительные органы. Меры руководства РФ, правительства ЧР и силовых структур позволили нанести серьезные потери бандформированиям, значительно оздоровить социально-экономическую и политическую обстановку. Например, в 2007 году только на территории Чечни по плану Объединенной группировки войск (сил) на Северном Кавказе проведено 50 спецопераций, обнаружено и уничтожено свыше 270 схронов, изъяты сотни единиц стрелкового оружия и боеприпасов к ним, 200 кг взрывчатых веществ. В результате за период с июля 2006 по август 2007 года добровольно сложили оружие 685 боевиков, а за 6 месяцев 2007 г. не было совершено ни одного теракта, в 20 раз сократилось количество похищений людей.

Все чаще помощь правоохранительным органам и силовым ведомствам в этом оказывает местное население. Вместе с тем у бандформирований остается достаточное количество пособников, некоторые из них служат и работают в воинских частях, подразделениях МВД и различных государственных учреждениях. У каждого главаря банды в населенных пунктах зоны ответственности имеется своя сеть информаторов. Они наблюдают за местами дислокации частей, движением автоколонн и бронетехники, ведут при необходимости круглосуточную видеосъемку важных объектов, а в населенных пунктах вблизи воинских частей открывают магазины, киоски для того, чтобы узнавать у военнослужащих ценную информацию и передавать ее боевикам.

Республика Ингушетия, которая имеет тесные связи с Чечней и где проживает много чеченцев, на глазах превращается в "горячую точку". В последние годы здесь произошел резкий скачок похищений мирных граждан и террористических актов, что особенно контрастно проявляется на фоне переходящей к мирной жизни Чечни. В определенной мере это объясняется тем, что в Ингушетию идут деньги, которые исламистским радикалам стало очень сложно инвестировать в Чечне. Для бандформирований, действующих в Чечне, Ингушетия превратилась в район базирования боевиков и удобный плацдарм для подготовки террористических акций на территории Северного Кавказа. На протяжении длительного времени здесь действует так называемый "Кавказский фронт", который возглавляет один из приспешников Ш. Басаева, назначенный в июле 2007 г. "военным амиром Вооруженных Сил Чеченской Республики Ичкерия". Это является признаком того, что в Чечне и Ингушетии действует единый террористический альянс. Главная его цель - подрыв доверия населения к власти.

Но наибольшего распространения в силу ряда причин ваххабизм достиг в Дагестане. Здесь еще в 90-е годы в Кадарской зоне (Карамахи, Чабанмахи и Ваношимахи Буйнакского района) был образован анклав ваххабизма и антироссийского сепаратизма. В настоящее время в республике влияние ваххабизма в некоторой степени снизилось, однако эскалация насилия не прекращается. Каждый второй террористический акт осуществляется путем закладки и приведения в действие взрывных устройств, каждый четвертый - с применением автоматического оружия и гранатометов, в остальных случаях используются автомобили, начиненные взрывчаткой. Более половины террористических актов направлено против высокопоставленных чиновников, треть - против депутатов разного уровня и сотрудников правоохранительных органов, остальные - против военнослужащих и членов их семей. В большинстве из них замешаны боевики ваххабитских джамаатов "Дженнет" и "Шариат" (джамаат - исламская община, являющаяся основной структурной единицей исламистов, которая, как правило, полностью совпадает с военной организацией боевиков и состоит из амира (руководителя), инструктора-связного (обычно из числа зарубежных наемников) и группы активных боевиков.

В Кабардино-Балкарской Республике в начале 90-х годов под руководством проповедников, которые обучались в Египте в религиозной группировке "Братья мусульмане", в г. Нальчик образовалась община молодых мусульман-радикалов, на основе которой через некоторое время был создан "Исламский культурный центр" с иерархической системой исламских общин (джамаатов) в ряде населенных пунктов. Молодые радикалы (ваххабиты) вступили в конфронтацию с представителями традиционных для Северного Кавказа ветвей ислама и старшим поколением. Сейчас в Кабардино-Балкарии на 1 школу приходится 4 мечети, во многих из которых - служители, прошедшие подготовку в Саудовской Аравии, где ваххабизм является официальным направлением ислама и политической силой. Несмотря на меры, принимаемые правительством и представителями традиционного ислама, полностью искоренить радикальных исламистов, которые практически ушли в подполье, не удается. Ваххабитский джамаат "Ярмук", например, длительное время дестабилизирует общественно-политическую обстановку в республике, его члены замешаны в покушениях на представителей администрации и правоохранительных органов.

Есть проблемы и в Северной Осетии. В начале 90-х годов там образовалась община молодых мусульман-радикалов, которая через 3 года превратилась в разветвленную крупную сеть общин мусульман-радикалов. За внешне благопристойными вывесками там скрывается хорошо продуманная и организованная религиозная исламская секта, которая поставляла и продолжает поставлять новобранцев для бандформирований на Северном Кавказе. Загнанные в подполье ваххабиты продолжают пользоваться поддержкой части мусульман. Их пропагандистско-идеологическая платформа постепенно стала исключительно экстремистской, а практическая деятельность сконцентрировалась на террористических акциях. В Северной Осетии они продолжают сохранять отдельные источники поддержки, более того, в их ряды вливаются новые силы, что не было ранее характерно для Северной Осетии.

В Карачаево-Черкесии исламский фундаментализм, в том числе в форме ваххабизма, получил наименьшее развитие, хотя в последние годы определенная часть молодежи включилась в реализацию различных исламистских проектов в регионе.

Таким образом, наибольшую угрозу для стабильности в регионе представляют радикальные исламисты и наемники, которых содержат на деньги международных террористических и религиозных организаций, в том числе "Всемирной исламской лиги". Их пропагандистско-идеологическая платформа исключительно экстремистская, а практическая деятельность сконцентрировалась на террористических акциях. Параллельно происходят изменения и в тактике лидеров незаконных вооруженных формирований. Основной упор они теперь делают на дальнейшее укрепление организованных, глубоко законспирированных ваххабитских структур (джамаатов) как в Чечне, так и в сопредельных с ней субъектах Российской Федерации - Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Дагестане и Ингушетии. Ваххабиты активно взаимодействуют с сепаратистскими и агрессивно-националистическими кругами региона на почве создания единого мусульманского государства на Северном Кавказе, прежде всего в Чечне и Дагестане. А своей конечной целью провозгласили установление исламского государства на территории мусульманских регионов России.

В ДРУЗЬЯХ У БЕН ЛАДЕНА

Одним из важнейших инструментов исламистских радикалов в реализации их замыслов на Северном Кавказе являются наемники из числа лиц, проживающих как в регионе, так и в других странах, в основном в Саудовской Аравии, Алжире, Иордании. Они выполняют в бандах функции боевиков, инструкторов и казначеев. Проникают на Северный Кавказ главным образом через сопредельные государства, в первую очередь через Грузию, которая в силу политических и географических причин является наиболее удобным плацдармом для поддержки незаконных вооруженных формирований на юге России.

О взаимодействии чеченских боевиков с руководителями международных террористических организаций свидетельствует, например, то, что уничтоженные спецслужбами России главари бандформирований Хаттаб и Басаев поддерживали дружеские отношения с Усамой бен Ладеном. В самой ЧР постоянно находятся представители "Аль-Каиды" и эмиссары зарубежных исламистских организаций. Они контролируют значительное количество бандформирований. Под их же влиянием продолжают меняться формы и методы действий боевиков, которые все более перенимают опыт международных террористов, совершенствуют способы диверсионно-террористической деятельности. Сейчас более серьезное внимание уделяется вопросам конспирации, активному внедрению своих представителей в официальные органы власти, особенно в силовые структуры.

Вместе с тем согласно экспертным оценкам в последнее время количество иностранных наемников в Чечне и других республиках Северного Кавказа постепенно сокращается. Это напрямую связано с уменьшением зарубежного финансирования бандформирований, а также повышением эффективности антитеррористической деятельности российских спецслужб, одного за другим ликвидирующих наиболее одиозных бандглаварей. И все же надо ожидать, что в ближайший период на лидирующие позиции в стане боевиков выйдут значительно более радикальные, чем Масхадов и Басаев, деятели. Такие, как один из лидеров чеченских террористов Д. Умаров, а также представители радикальной мусульманской, в том числе ваххабитской, молодежи.

Что касается Южного Кавказа, то нестабильная обстановка там в большей степени обусловлена иными причинами, чем на Северном Кавказе. В их основе - нерешенность территориальных вопросов, возникших в этом регионе после распада СССР. Взять Грузию. Находясь в сложном политическом и экономическом положении, она пытается решить вопрос восстановления своей юрисдикции над Абхазией и Южной Осетией различными путями, вплоть до запугивания руководителей этих непризнанных республик силовыми вариантами решения проблемы. Тем самым она дестабилизирует обстановку в регионе, фактически препятствует ведению мирных переговоров и по-прежнему проводит политику "вытеснения" российских миротворцев из зон конфликтов в Абхазии и Южной Осетии, не брезгуя при этом провокациями против наших "голубых касок".

Республика Абхазия, в свою очередь, провозгласила независимость и не желает возвращаться в состав Грузии даже на правах автономии. Такая позиция Сухуми вызывает недовольство руководства Грузии, которое всеми способами, вплоть до террористических, пытается восстановить свою территориальную целостность. Так, в Гальском районе Абхазии под видом партизан грузинские вооруженные формирования "Белый легион", "Лесные братья", применяя бандитские приемы, пытаются создать у местного населения атмосферу страха и нестабильности. Маскируясь под бандитские и криминальные формирования, они на самом деле выполняют чисто политические задачи: похищение глав администраций, организацию провокаций и нападений на беженцев, военных наблюдателей ООН, военные патрули. Предполагается, что эти группы имеют связь с министерствами внутренних дел и обороны Грузии, а также с государственными службами безопасности.

Разместив с июля 2006 года в Верхних Кодорах Абхазии, которые являются демилитаризованной зоной, воинские подразделения и "правительство Абхазии в изгнании", Грузия в очередной раз, спровоцировала усиление напряженности в этом районе и вынудила Абхазию по этой причине временно прекратить грузино-абхазский диалог. Миротворческие силы в составе воинского контингента Вооруженных Сил Российской Федерации, находящиеся в зоне конфликта с 1994 г., поддерживают здесь режим прекращения огня и обеспечивают его неукоснительное соблюдение. Миротворцы неоднократно пресекали попытки проникновения бандгрупп на территорию Абхазии, провоза оружия и взрывчатых веществ. Считая деятельность миротворческих сил в зоне конфликта эффективной, абхазская сторона выступает категорически против изменения их мандата без своего согласия. А неоднократные провокации со стороны грузинских властей в отношении миротворцев, попытки оказания на них информационно-психологического воздействия свидетельствуют о том, что миротворцы являются серьезным препятствием на пути силового решения конфликта.

Южная Осетия так же, как и Абхазия, категорически выступает против присоединения к Грузии, считая себя суверенным независимым государством. Военные действия в зоне конфликта с июня 1992 г. не ведутся, так как действует трехстороннее "Соглашение о прекращении огня и направлении в район конфликта Смешанных сил для осуществления контроля за прекращением огня, выводом вооруженных формирований, роспуском сил самообороны и обеспечением режима безопасности в зоне контроля". В настоящее время обстановка в зоне конфликта нестабильная, что обусловлено непрекращающимися провокациями с грузинской стороны в отношении граждан Южной Осетии и военнослужащих миротворческих сил. Переговорный процесс приостановлен вследствие деструктивной позиции Грузии, которая не оставляет попыток вывода российских миротворцев из зоны конфликта и последующего решения территориальной проблемы военным путем.

Еще один очаг напряженности на Южном Кавказе - Нагорный Карабах, где после распада СССР столкнулись национальные и территориальные интересы Армении и Азербайджана. В настоящее время Армения фактически является российским тылом на южных стратегических рубежах СНГ, и основная нагрузка здесь ложится на 102-ю российскую военную базу, которая предназначена для защиты южных рубежей России во взаимодействии с Вооруженными Силами Республики Армения. Воинские части и подразделения ПВО базы контролируют весь юг СНГ, вследствие чего с 1999 г. практически не было вторжений летательных объектов на территорию Армении со стороны сопредельных государств. По соглашению от 16 марта 1995 г. 102-я военная база будет дислоцироваться на территории Армении 25 лет.

На стабильность в Армении положительно влияет и размещение на ее границах Пограничных войск РФ, под охраной которых находится 375 км границы (330 км - с Турцией, 45 км - с Ираном). Отношение к военнослужащим 102-й базы и нашим пограничникам со стороны руководства Армении и местного населения положительное, что помогает обеспечивать здоровое морально-психологическое состояние российских войск и пресекать по отношению к ним провокации.

В целом обстановка на Кавказе продолжает оставаться сложной и взрывоопасной. Для ее оздоровления необходим комплексный подход со стороны всех заинтересованных государств, включающий в себя решительную борьбу с экстремизмом и терроризмом, а также выверенную национальную политику, основанную на учете интересов различных народов этого региона. Для Российской Федерации сепаратизм и терроризм, поддерживаемый некоторыми странами Запада и Востока, продолжает оставаться дестабилизирующим фактором, создает угрозу территориальной целостности, конституционному правопорядку и негативно влияет на развитие общественных отношений как в самой России, так и в ряде сопредельных государств.

Виталий ПРОСКУРИН

Опубликовано в выпуске № 24 (240) за 18 июня 2008 года

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц