Версия для печати

"Первый камень в строительство воздушно-десантных войск"

Пересветов Валерий
С давних пор в истории военного искусства хорошо известен тактический прием - удар с тыла, в спину противника. Выработано немало хитрых способов проникновения и внезапного появления в тылу противника. Широко практиковался обходной маневр с фланга или маневр в отрыве от войск противника. С появлением сплошных фронтов в позиционной обороне эти формы маневра все больше ограничивались или полностью исключались. По теории глубокой операции боевые действия с территории противника рассматривались как обязательные и составляли одну из задач Воздушно-десантных войск в наступательных операциях армии и фронта.


УЖЕ В СООТВЕТСТВИИ С УКАЗАНИЯМИ НАРКОМАТА ОБОРОНЫ НА 1933 ГОД ВОЗДУШНОЕ ДЕСАНТИРОВАНИЕ СТАНОВИЛОСЬ СОСТАВНОЙ ЧАСТЬЮ ОПЕРАТИВНО-ТАКТИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ


С давних пор в истории военного искусства хорошо известен тактический прием - удар с тыла, в спину противника. Выработано немало хитрых способов проникновения и внезапного появления в тылу противника. Широко практиковался обходной маневр с фланга или маневр в отрыве от войск противника. С появлением сплошных фронтов в позиционной обороне эти формы маневра все больше ограничивались или полностью исключались. По теории глубокой операции боевые действия с территории противника рассматривались как обязательные и составляли одну из задач Воздушно-десантных войск в наступательных операциях армии и фронта.
{{direct_hor}}
22 декабря 1929 г. из Москвы 4-м отделом 1-го управления ВВС РККА был выслан документ с приложением в 40 машинописных листов и названием "О военной игре от 2 декабря 1929 г. по десантной операции". Документ предназначался начальнику Воздушных сил ЛВО Петру Межераупу для руководства "при проработке вопроса о десантных операциях".

На документе осталась пометка, сделанная рукой П.Х. Межераупа: "Удар с тыла ранее имел место в Туркестане". Имелась в виду операция по ликвидации вооруженного отряда Джунаид-хана 27 мая 1928 г. в песках Каракумов. С трех транспортных самолетов "Юнкерс-13" и одного боевого был высажен десант в составе 15 человек во главе с командиром 84-го кавалерийского полка А.Б. Борисовым. Посадка самолетов в песках, высадка десанта и его обратная эвакуация 5 июля после боев, завершившихся разгромом отряда Джунаид-хана, прошли успешно. В организации и проведении десантирования особо отличился начальник штаба 8-го отдельного авиаразведотряда А.В. Михайлов. Решение по данному десантированию принимал командующий войсками П.Е. Дыбенко.

"ПРОРАБОТКА ВОПРОСА О ДЕСАНТНЫХ ОПЕРАЦИЯХ"

О первом воздушном тактическом десанте посадочным способом с боевым применением, так условно его можно именовать, помнили в штабах и в войсках. Через много лет это событие вошло в летопись Краснознаменного Туркестанского округа, получив достойную оценку: "Смелый эксперимент, никем ранее не опробованный в боевой практике. Событие весьма и весьма примечательное".


Полковник Валерий Пересветов (слева) в частях Военно-транспортной авиации.
Фотоархив ''ВПК''
В ЛВО в 1930 г. по плану учений, разработанному штабом округа, состоялось два десантирования: одно - весной, другое - осенью. Зимнее двустороннее тактическое учение проводилось в марте. Как и принято, войска делились на "красных" (своих) и "синих" (противника). По замыслу командующего войсками М.Н. Тухачевского десант высаживали "красные". Выделялось семь тяжелых самолетов. Один ТБ-1 назначался запасным, остальные - под десант. Район десантирования - железнодорожная станция Шимск, юго-западнее Новгорода. Вылет с аэродрома Гатчина. Десантирование посадочное.

Днем 13 марта с аэродрома исходного района десантирования поднялась шестерка ТБ-1. Полет проходил в неустойчивых метеоусловиях. По маршруту и в районе посадки была низкая облачность, сильная болтанка. Из-за плохой погоды два самолета не долетели до района десантирования. Четыре ТБ-1 произвели посадку и высадили десантную группу составом 45 бойцов и командиров с вооружением, 4 пулеметами, грузом 600 кг (в основном взрывчатка и шанцевый инструмент). Задачу на десантирование выполняли экипажи 3-й авиабригады. В ее состав входили 55-я тяжелобомбардировочная авиаэскадрилья (8 ТБ-1 и "Фарман-Голиаф. 62") старшего военлета В.И. Чекалова и 57-я авиаэскадрилья старшего летчика И.В. Скробуха. По штату эскадрилья ТБ-1 имела 112 человек.

Ведущий произвел посадку в районе железнодорожной станции Шимск в 9 ч. 13 м., замыкающий - в 10 ч. 11 м. Общее время десантирования составило 58 минут. Высаженный десант "взорвал" железнодорожный мост через реку Шелонь, выполнил поставленную тактическую задачу удара с тыла, после чего самолетами был возвращен на аэродром вылета - Гатчину. В ходе организации и проведения шимского десантирования отрабатывались специфические авиационные задачи: разведка с воздуха посадочной площадки, организация погрузки и выгрузки на аэродроме и на посадочной площадке, взаимодействие с истребителями по прикрытию района десантирования (выделялось 3 самолета), порядок обратной доставки (эвакуации) десантной группы. Эти задачи отрабатывались впервые и были полностью выполнены. Штаб ЛВО, управление ВВС округа, командование 3-й авиабригады приобрели первые уроки посадочного десантирования.

Осенью на оперативных, или корпусных, маневрах в округе продолжилась "проработка вопроса о десантных операциях". В ходе руководства маневрами командующий войсками округа принял решение о проведении десантирования для развития успеха одной из сторон. В соответствии с замыслом были сделаны расчеты по составу десанта. Из 11-й дивизии взяли 155 бойцов и командиров, 20 автомобилей, 20 мотоциклов с колясками, 44 самоката (велосипеда), 61 пулемет и 10 трехдюймовых динамореактивных орудий. Создали "мотоотряд". Его командиром стал Е.Д. Лукин из штаба ЛВО.

Поднять такой десант без тяжелых самолетов было невозможно. По указанию штаба ВВС РККА начальник Воздушных сил МВО С.А. Чернобровкин отдал распоряжение командиру 11-й авиабригады Е.А. Гельферу о передаче в оперативное подчинение начальнику Воздушных сил ЛВО П.Г. Алексееву 51-й авиаэскадрильи. Перелетев с аэродрома Воронеж под Ленинград, авиаэскадрилья ТБ-1 была включена в состав десантирующей авиагруппы, временно созданной из тяжелой авиации двух военных округов - впервые в практике ВВС КА.

Исходным районом десантирования мотомехчасти стала хорошо известная Гатчина. Утром 9 сентября усиленная 51-й авиаэскадрильей 11-й авиабригады МВО, 3-я авиабригада ВВС ЛВО произвела десантирование отряда Е.Д. Лукина в район железнодорожной станции Сиверская (южнее Гатчины). Так состоялось первое в истории посадочное десантирование тяжелого моторизованного отряда.

На следующий день, 10 сентября, на разборе посадочного десантирования тяжелого моторизованного отряда М.Н. Тухачевский дал следующую оценку: десант "выполнен отлично", несколько позднее добавил - "блестяще". Особо была отмечена 51-я авиаэскадрилья, осуществившая организованный перелет с аэродрома Воронеж в Гатчину, а также ее грамотные действия при десантировании. Специальным приказом по войскам ЛВО за успешные действия на "особых учениях" эскадрилья во главе с командиром Н. Добролежем и помполитом В. Логиновым награждалась велосипедами.


Десант на учениях Красной Армии (1935 г.).
Фото из книги ''На страже Родины''
На разборе маневров командующий ЛВО детально проанализировал действия десантов. В стенографическом отчете его доклад проходит под названием "Речь Тухачевского" и занимает 70 страниц машинописного текста. В разделе "Оперативно-тактические установки маневров ЛВО 1930 г." застенографировано: "Прорабатывались оперативные вопросы в связи с получением авиацией округа самолета ТБ-1, который поднимает не только 48-мм линейную гаубицу, но и автомобиль". При этом, поднимая "Форд", самолет "никаких затруднений в полете не испытывает", хотя ранее высказывались сомнения в использовании ТБ-1 для десантного дела. Командующий также напомнил: "Между тем даже весной, когда говорили о возможности крупного десанта в тылу противника, к этому многие отнеслись с насмешкой. Теперь мы сорганизовали и высадили в тылу у противника отряд". Перечислив его состав, М.Н. Тухачевский сказал: "Такой десант является первой попыткой, которую мы осуществили, причем на подготовку всей этой операции с посадкой и прочее мы могли уделить лишь один месяц".

Десант в районе железнодорожной станции Сиверская по своей мощи, мобильности и боевым возможностям не имел себе равных. Его невозможно недооценить. Однако сами десантники сводят его значение до "посадочного десанта в составе стрелковой роты". Фактически же сиверский десант стал крупным шагом в организации мощных моторизованных авиадесантов. "Заложен, - говорил Тухачевский, - первый камень в строительство Воздушно-десантных войск. За этим должно последовать формирование специальных воздушно-десантных соединений и создание авиации, способной осуществлять десантирование в больших масштабах".

Один из разделов доклада М.Н. Тухачевского на разборе маневров посвящен "авиамоторизации". По словам командующего, задачей окружных маневров явилось "использование авиамоторизации. Вообще моторизация - это еще не последнее слово техники. Последнее слово техники, которая еще только нарождается, - это авиамоторизация, т.е. соединение авиации с автотракторной техникой, умение пользоваться таким соединением и как боевым, и как транспортным средством. Проработка новых перспектив в военном искусстве, изучение авиамоторизации - вот та установка, под углом зрения которой был разработан план окружных маневров ЛВО".

Из проведенных двух учений войск и на опыте воздушных десантов в районах Шимск и Сиверский командующий сделал выводы:

1. Десантная операция может потребовать "значительных летных средств и значительной затраты технического ресурса".

2. Время высадки десанта необходимо "приурочивать к рассвету", вылет производить в темноте.

3. Экипажи транспортных самолетов должны в совершенстве владеть самолетами и производить посадку издалека, заранее определяя направление ветра.

Тухачевский особо остановился на парашютном способе десантирования: "Можно будет делать десант не только через снижение самолетов, но и через сбрасывание парашютами... ведь сейчас сбрасывание на парашютах совершенно безопасно...". В подтверждение привел результаты испытаний в МВО и сослался на собственные: "Теперь мы сбрасываем в ЛВО на парашютах и ДРП со снарядами. Техника парашютирования высокая". Говоря об опыте переброски артиллерии самолетами ТБ-1, он поставил задачу: "Надо без посадки сбрасывать на парашютах пушку, снаряды, имущество, людей. Следует готовить авиацию".

В МВО в последний летний месяц проходили опытно-показательные учения ВВС округа. На аэродром Воронеж прилетели командиры авиаэскадрилий и авиаотрядов. В то время в Воронежской 11-й авиабригаде проводились плановые занятия по парашютной подготовке - первые занятия в ВВС РККА. Проводил их старший летчик Л.Г. Минов, единственный тогда профессионал парашютного обучения. Ввиду особого толкования эпизода, имевшего место на Воронежском аэродроме 2 августа 1930 г., на этих занятиях необходимо остановиться подробно.

В 11-ю авиабригаду Л.Г. Минов прибыл по указанию начальника ВВС РККА П.И. Баранова для обучения летно-подъемного состава ТБ-1 (летчиков, летчиков-наблюдателей, бортовых техников, механиков и воздушных стрелков). Тема занятий - парашют как средство спасения на случай вынужденного покидания самолета; задача занятий - научить пользоваться парашютом, провести тренировочные прыжки с самолета, начиная с "первого в жизни". Для обучения и тренировок вместе с Л.Г. Миновым из НИИ ВВС прибыл укладчик парашютов красноармеец В. Баранов. Бригада выделила "Фарман-Голиаф. 62" и все имеющиеся 12 парашютов. Соответственно имеющимся возможностям составили группы. Обучаемых - масса, желающих прыгать - единицы. Первый день практических занятий, он же день первого прыжка, - 26 июля. Взлет "Фармана" около семи утра, по спокойному воздуху. Выполняется два показных прыжка. С высоты 500 м над аэродромом один за другим прыгают Л.Г. Минов и Я. Машковский, свой человек из бригады, старший летчик. Он и открывает счет прыжкам в бригаде. Пример находит подражание. В первый день прыгают еще четверо: командир эскадрильи А.С. Стойлов, старший летчик В. Мухин, младший летчик И.И. Поваляев, помощник командира эскадрильи К.Н. Затонский.

О ходе парашютной подготовки Л.Г. Минов доложил П.И. Баранову. Спустя много лет руководитель занятий напишет: "Выслушав по телефону мой короткий доклад, Петр Ионович Баранов спросил: "Скажите, можно ли за два-три дня подготовить, скажем, десять или пятнадцать человек для группового прыжка?". Получив положительный ответ, Петр Ионович пояснил свою мысль: "Было бы очень хорошо, если бы оказалось возможным по ходу воронежского учения продемонстрировать выброску группы вооруженных парашютистов для диверсионных действий на территории противника".

Сказанное Л.Г. Минов принял к исполнению. Времени оставалось три дня. Вместе с другими командирами продумал замысел и конкретный план действий. Из летно-подъемного состава отобрал группу желающих прыгать и участвовать в "диверсионной" операции. В числе таковых оказались Мухин, Филиппов, Фрейман, Егоров, Черкашин, Захаров, Кухаренко, Коваленков, Пейдус, Поваляев, сам Минов и Мошковский. Занимались парашютной тренировкой, подготовкой оружия на сброс. Определили самолеты и летчиков, отработали организацию взлета и выполнение полета, провели предварительную подготовку материальной части и летного состава.

В состав авиационной группы вошло четыре самолета: "Фарман-Голиаф. 62" и три Р-1 Поликарпова. Основной самолет - "Фарман-Голиаф. 62", ставший привычным для летно-подъемного состава авиабригады. Минов хорошо знал его преимущества. Вынесенная вперед кабина давала возможность вести широкий визуальный обзор и детальную ориентировку. Относительно свободный фюзеляж и два мощных, по понятиям того времени, двигателя позволяли брать груз или группу парашютистов без специальных приспособлений для выброски. На самолете не проводилось никаких доработок, установок или переоборудования. Вылезать через борт или выходить на крыло не требовалось. Самолет покидали через дверь на правом борту, которую держали открытой с момента взлета.

Прыгающие стояли в затылок друг другу от момента взлета и до команды инструктора на прыжок. Момент выброски определял командир-инструктор парашютной группы. При подходе к ориентиру он поднимал руку, давал команду: "Внимание, приготовиться!". Затем: "Пошел!" - и первым оставлял самолет. Укомплектовали две группы: командир первой - Минов, второй - Машковский.

Для сброса оружия и боеприпасов выделили звено Р-1. В те годы этот самолет был хорошо освоен летно-техническим составом. Биплан с одним мотором брал груз вместо бомб на штатные подкрыльные замки-бомбодержатели. На один Р-1 подвесили два мягких мешка, на два других - по две жестких тары, загрузив их вооружением и боеприпасами. Взяли два ручных пулемета "Льюис", карабины, ручные гранаты, патроны в обоймах. Доработок под груз не производили.

Выброска десанта состоялась 2 августа. Погода была солнечная, ветер на высоте полета - 6-7 м/сек, фактический у земли - 8 м/сек. Такие метеоусловия позволили выполнить задание. Район выброски - граница хутора под Воронежем в двух километрах от аэродрома. Удаление обеспечивало наблюдение за действиями от взлета до выброски. Аэродром оставался свободным, полетов в тот день не проводили. На предварительный старт вырулили все четыре самолета. Первым в 9 часов взлетел "Фарман-Голиаф. 62". Он выполнил над аэродромом круг с левым разворотом и, взяв курс на площадку, зашел против ветра. Первую группу из шести человек во главе с Миновым выбросили с высоты 500 м с интервалом в 2 секунды, затем ушел на аэродром за второй группой. "Мертвое время" заполнило звено Р-1. Через 10 минут после взлета "Фармана-Голиафа. 62" с аэродрома вылетели три "Поликарпова". Приняв боевой порядок "клин самолетов", известный в тактике различных родов авиации, на высоте 150 м звено вышло на площадку размером 800х600 м. Оружие сбросили с большой точностью - рядом с приземлением первой группы, и с высокой кучностью.

Во втором вылете "Фармана" группу в составе шести человек сбрасывал командир корабля 11-й авиабригады Мошковский. В соответствии с замыслом высота выброски была снижена до 300 метров. Группа приземлилась с высокой точностью и кучностью рядом с первой, занятой разбором оружия. Так прошел воронежский показ.

Излагая свое предложение, Баранов в разговоре с Миновым не называл выброску десантом. Двенадцать человек из летно-подъемного состава 11-й авиабригады ВВС МВО показали участникам учений использование парашютов в военном деле. Эксперимент прошел успешно и послужил маленькой моделью для будущих больших парашютных десантов. В наше время его стали выдавать за "первый парашютный десант", а прыгавший летно-подъемный состав - за "первое подразделение десантных войск". Приняв за "чистую монету" допущенные искажения, авторы военного энциклопедического словаря выделили это событие в отдельную статью. Парашютная выброска группы летно-подъемного состава и вооружения, пионером которой стала 11-я авиабригада ВВС, которую десантники почему-то не причисляют к родоначальнице Воздушно-десантных войск, показала, что парашютная выброска для авиации есть сложное организационно-техническое дело, требующее тактического умения и специальных летных навыков.

Выброска дала первый опыт, первые уроки, особенно ценные для авиации. Это, во-первых, точное соблюдение порядка и последовательности действий на земле - от запуска и выруливания, занятия старта и взлета до посадки и выключения моторов на аэродроме. Во-вторых, главное - полное выдерживание режима полета. Учет ветра на протяжении всего маршрута, особенно в районе площадки выброски. Точность времени выхода на площадку, выдерживание временных интервалов от взлета до выброски. Строгое выдерживание курса, высоты, скорости полета в момент сброса. Прицельность, достижение минимального рассеивания и разброса парашютистов и грузов. Надежность и безотказность работы матчасти, оборудования, особенно бомбардировочного. Безопасность полета, сброса, приземления и посадки. Эти правила стали классическими и вечными.

В выброске также зародилась одна особенность, получившая дальнейшее закрепление на практике, в своей основе сохранявшаяся многие годы: раздельный сброс парашютистов и боевой техники. Воронежский показ - идея Баранова. Он первый крупный военачальник ВВС, непосредственно занимавшийся практическим воплощением замыслов и планов в области специального самолетостроения, создания авиатранспортно-десантной техники, формирования "воздушной пехоты". По этим вопросам постоянно держал связь с М.Н. Тухачевским, Г.К. Орджоникидзе, П.И. Гроховским, с руководителями НИИ ВВС. Идея, высказанная Барановым, была творчески реализована Л.Г. Миновым. Августовское 1930-го года событие стало делом его ума, опыта и труда. Малое по своему масштабу и скромное по эксперименту, оно имело большое значение.

Вскоре воронежский вариант повторили, придав ему войсковое тактическое назначение. На осенних маневрах командующий войсками МВО А.И. Корк решил воспользоваться группой летно-технического состава из 11-й авиабригады. Получив распоряжение, в Москву из Воронежа поездом вместе со старшим группы Я. Мошковским выехали 13 человек. По прибытии получили задание: скрытно десантироваться в тылу "синих", разгромить штаб стрелковой дивизии и захватить документы. Район выброски - опушка леса в тылу "противника", время вылета - с рассвета 2 сентября, высота выброски - 250 м, самолет - Р-6 (АНТ-9).

Этот тип самолета наилучшим образом подходил для транспортно-десантных дел. Его летно-технические качества позволяли проводить выброску парашютистов. Созданный по схеме ТБ-1, он имел хорошие пилотажные качества, по запасу горючего мог выполнять дальние полеты, полетный вес позволял брать девять и более человек. Специалисты парашютного дела по достоинству оценивали эти качества самолета. Он использовался и для десантирования группы Я. Мошковского в составе 11 человек. Группа выполнила поставленную задачу. После возвращения в 11-ю авиабригаду вновь приступила к своим должностным обязанностям.

Учебный год в РККА заканчивался. РВС СССР издал приказ №080 от 24 октября 1930 г. "Об итогах боевой подготовки РККА за 1929/30 год и об учебных целях на 1931 год". Особо отмечено, что в боевой подготовке ВВС приобретены "удачные опыты по организации воздушных десантов". Это итог. Задача на новый год: "Воздушные десантные операции должны быть всесторонне изучены с технической и тактической стороны Штабом РККА и им преподаны соответствующие указания на местах". Скромно, но очень точно: ничто еще не создано, нет еще ни десантно-транспортной авиации, ни воздушно-десантных войск. Никто из них еще не успел "родиться". Пока поставлена задача - всесторонне изучить. Так решили в Реввоенсовете СССР. Так считали в Управлении ВВС РККА, где точно знали о делах своего ведомства, что и когда появляется. Однако через 50 лет историю пересмотрели и объявили 1930 г. годом рождения Воздушно-десантных войск. История оказалась искаженной, общественность обманутой.

ОПЫТНЫЙ ВОЗДУХО-ДЕСАНТНЫЙ ОТРЯД

За первыми десантированиями, давшими практический опыт, последовало создание специальных формирований, ставших первыми частями десантно-транспортной авиации и Воздушно-десантных войск. В один и тот же год и примерно на одних и тех же условиях в Ленинградском военном округе с разницей в два-три месяца начали формировать и одновременно готовить две новые необычные для того времени части: Опытный воздухо-десантный отряд, по директиве из Москвы, и десантный отряд парашютистов-красноармейцев - в инициативном порядке. Различные по организации и составу, они создавались на основе одной общей для них идеи и в замысле своем составляли как бы единую организационную структуру авиадесантного дела.

Документ оформлен по всем правилам делопроизводства военного ведомства. Штамп "Штаб РККА" проставлен в левом верхнем углу листа. Имеется дата 18 марта 1931 г. и №1/013295. Вверху листа гриф "Сов. секретно". Внизу указано количество отпечатанных экземпляров - 14. В архивном деле хранится 12-й. Согласно расчету рассылки 11-й экземпляр адресован начальнику ВВС РККА П.И. Баранову, один из первых - командующему войсками Ленинградского военного округа М.Н. Тухачевскому. Директива отпечатана под черную ленту, копии - на сероватой бумаге невысокого качества. Важнейший для истории документ ничем не отличается от многих других, хранящихся в архивных папках.

Как и положено для данного вида документов, директива состоит из двух частей: первая - общая (излагающая мотивы, цель, идею), вторая - предписывающая, что и когда делать. В общей части записано: "Запроектированное на конец пятилетки широкое оснащение армии техническими средствами борьбы и механизации транспорта вносит существенное изменение как в организационную структуру, так и в формы тактического их использования. Поэтому Народным Комиссаром по военным и морским делам - Председателем РВС СССР решено теперь же в составе РККА создать ряд опытных войсковых частей, на практической работе которых в течение 1931 г. можно было бы проверить работу и применение вновь вводимых на вооружение технических средств борьбы и механизированного транспорта в различных тактических условиях. Получить определенные выводы для переработки соответствующих уставов и наставлений и разработки новых; проверить в деталях запроектированную организацию соответствующих войсковых единиц. Подготовить необходимое количество специалистов для данного рода частей".

Директивой предписывалось: "На 1931 г. в составе войск Ленинградского военного округа... создать опытные войсковые части". Под нумерацией римскими цифрами значились: механизированные, стрелковые, кавалерийские. Затем посредине листа напечатано: III. Опытный воздухо-десантный отряд. Однако многие авторы публикаций о ВТА и ВДВ не соблюдают исторической точности названия, меняя слово "воздухо" на "воздушно". Получается современно, но по отношению к истории - ошибочно. "Воздухо" - это не опечатка. В России еще во второй половине XIX в. учредили комиссию по воздухоплаванию, голубиной почте и сторожевым вышкам. В русской армии действовали воздухоплавательный парк, воздухоплавательные и авиационные школы. Создавались специальные воинские подразделения (части) - воздухоплавательные отряды. Имелись они и в Красном воздушном флоте. В 1921 г. насчитывалось 33 воздухоотряда, дивизион, парк с численностью личного состава 5418 человек. В РККА воздухоплавательные отряды существовали до 1941 г., так что "воздухо" - исторически точно. Но, к сожалению, даже в год 70-летия ВТА в журнале "Вестник авиации и космонавтики" допущено искажение названия.

Для Опытного воздухо-десантного отряда ставились четыре основные задачи:

- разрушение политического тыла противника, а равно захват отдельных пунктов, организация очагов восстания и распространение их в связи с нашей наступательной операцией;

- разрушение войскового тыла противника - уничтожение его складов, выгрузочных станций, разрушение железных дорог и шоссейных путей, нарушение связи между штабами и частями;

- захват отдельных рубежей и пунктов в тылу противника и удержание их до подхода наших наступающих частей;

- нарушение плана оперативных перевозок в период мобилизации, а равно нарушение железнодорожного движения на важнейших магистралях.

Исходя из этих основных задач, десантная авиация Опытного отряда должна выполнять полет в глубокий тыл противника, в район крупных политико-административных центров, транспортных узлов, в районы сбора мобилизационных резервов. В директиве сделано пояснение: "Ввиду того что в данное время в РККА не имеется самолетов с соответствующей грузоподъемностью, позволяющих полностью проверить на практике намечаемые задачи, все же признается необходимым создать подобного рода отряд, на опыте которого можно было бы изучить и проверить работу таких частей". И еще одно вынужденное отступление от текста документа. Оно обусловлено самим понятием "отряд" и представлением о его величине. Не уходит из памяти пример из прошлого. Обсуждалось 50-летие ВТА, быть таковому или нет. Наверху высказали предложение - подыскать что-либо большее, хотя бы эскадрилью. Возможно, сказалась аналогия с современностью. В наше время "отряд" понимают как первичное тактическое подразделение ВВС из 3-4 самолетов. В прошлом веке "отряд" был основной организационной структурой, постоянным формированием. В составе русской армии авиационные отряды стали создаваться в середине 1912 г. Генеральный штаб приобрел через Главное военно-техническое управление самолеты и сформировал 12 корпусных, 1 полевой и 5 крепостных отрядов по шесть единиц в каждом. Русская армия к концу 1917 г. имела на фронтах 91 авиационный отряд (разведчиков, истребителей, корректировщиков) в количестве 579 самолетов.

Организационная структура русской военной авиации в основном сохранилась и после 1917 г. Социалистические авиаотряды, сформированные в первые дни Советской власти в Петроградском военном округе, по-прежнему состояли из 6 самолетов, имея 66 человек личного состава. С мая 1918 г. введен единый штат авиаотрядов: 6 самолетов, 4 автомобиля, 5 конных повозок, 113 человек личного состава. К концу 1921 г. в Красном воздушном флоте имелось 65 авиаотрядов с численностью личного состава в 6160 человек. С переходом в 1924 г. на структуру эскадрилий отряд не исчез. Часть отрядов организационно вошла в состав авиаэскадрилий, отряды стали неотдельными, кроме корпусных.

Совершенно иначе создавался Опытный воздухо-десантный отряд. Его структура, организация, состав на 1931 г. были определены директивой:

а) отдельная мотомехчасть - согласно прилагаемого штата (проект);

б) одна тяжелая бомбардировочная эскадрилья - в составе 12 самолетов ТБ-1, подлежащих выделению из 3-й авиабригады по указанию командования округа. На момент формирования Опытного ВДО 3-й авиабригадой командовал В. Сергеев, в ее составе 55-й авиаэскадрильей командовал П. Моисеев, 57-й - Ф.К. Арженухин. Некоторый опыт по десантированию посадочным способом у 3-й авиабригады уже имелся. По решению командования ЛВО Опытному ВДО передавалась 57-я эскадрилья;

в) один корпусный авиаотряд - в составе 10 самолетов Р-5, назначаемый в состав Опытного отряда из частей ВВС округа, по усмотрению командования последнего.

Таким образом, в Опытном воздухо-десантном отряде авиация насчитывала 33 самолета двух типов, около 300 человек летно-подъемного состава, авиационных техников, механиков, младших специалистов. Опытный отряд, согласно директиве №1/013295, в своем составе имел также отдельную мотомеханизированную часть со своим самостоятельным штатом. Она состояла из 164 бойцов и командиров, трех стрелковых рот с транспортными средствами: одна на автомашинах ГАЗ-А; другая - на мотоциклах "Харлей Дэвидсон" с колясками; третья - на самокатах (велосипедах). В состав моточасти входили автобронетранспортные средства - рота из двух танкеток Т-27 и трех бронеавтомобилей. Для управления полагался легковой автомобиль с радиостанцией.

В организационном отношении Опытный ВДО ближе подходил к понятию смешанной части, объединяющей авиационные и наземные силы и средства, что само по себе не означало подчинения одной части другой. Часто употребляемое в литературе о ВДВ толкование "придавались" не имеет подтверждения в директиве №1/013295, как и в других официальных документах того времени.

Директивой предусматривалась особая форма управления Опытным ВДО. Создаваемый как нештатный, как временное формирование для выполнения специальных задач на определенный короткий срок ВДО содержался за счет собственных сил и средств частей, коим принадлежали по штату личный состав и техника. Директивой устанавливалось: "Работу отряда вести под особым руководством специального для сего созданного штаба руководства, из лиц по назначению командования ЛВО". М.Н. Тухачевский эту задачу возложил на Никишева Дмитрия Николаевича - заместителя, затем начальника оперативного отдела, за которым еще с разработки Полевого устава "закрепили в округе воздушно-десантную миссию".

Заключительная часть директивы касалась кадров: "Для того чтобы все создаваемые опытные части к моменту сформирования, т.е. к 1 июня, могли незамедлительно приступить к своей работе, командованию округа необходимо теперь же озаботиться подготовкой необходимого для них кадра командного состава и младших специалистов". Директивой определено место базирования. Предписывалось: "Вновь создаваемый воздухо-десантный отряд на летний период 1931 г. содержать в Красногвардейском лагере". Штаб РККА в связи с особым положением Опытного ВДО издал директивы за №№ 3/013277, 2/013315 и 1/013432. Последняя, от 23 апреля 1931 г., - на особый период. В случае объявления мобилизации в лагерный период и отмобилизования частей округа (по варианту №10) устанавливался следующий порядок действий: "Воздухо-десантный отряд расформируется, весь личный состав, материальная часть и имущество, приданное за период опытной организации, передается обратно по месту прежней принадлежности". Это то, что касалось авиации. Для отдельной мотомехчасти устанавливался иной порядок - всем составом она передавалась в 4-ю Туркестанскую дивизию ЛВО.

На летний период 1931 г. Опытному воздухо-десантному отряду в порядке изучения поставлено шесть тактических задач, в т.ч. "организация переброски и высадки". При этом директивой предусматривалось: "По мере необходимости при проведении опытных учений привлекать истребительные части, отрабатывать взаимодействие по прикрытию от ударов авиации противника".

К выполнению поставленных задач отряд приступил, не дожидаясь окончания процесса формирования. На аэродроме проводились тренировки. Отрабатывалась погрузка и выгрузка. Летчики выполняли полеты, в основном взлет-посадку с грузом. Руководил начальник ВВС округа Межерауп с участием командиров тяжелой авиации А.А. Житовым и П.Г. Алексеевым. На аэродроме отрядом также занимались Никишев вместе с "Остехбюро" (Особое техническое бюро по военным изобретениям специального назначения) и В.И. Бекаури, главным образом проработкой вопросов десантного оборудования. Когда подготовка Опытного ВДО подходила к завершению, Межерауп доложил Тухачевскому о готовности авиации. Однако Тухачевский ответил: "Нет, до этого еще далеко. Авиация будет готова к высадке десанта лишь тогда, когда научится надежно обеспечивать выброску парашютного эшелона, которому предстоит захватить аэродромы и посадочные площадки, и, уж конечно, когда она будет в состоянии обеспечивать действия воздушного десанта в глубине оперативной обороны противники. Не ранее".

Создание Опытного воздухо-десантного отряда завершилось в установленный срок - 1 июня 1931 г. История определила ему особую роль в строительстве десантно-транспортной авиации. В ней Опытный ВДО имеет отправное исходное значение. Он на практике проложил дорогу в будущее авиатранспортно-десантного дела, подтвердил правильность теоретических взглядов на новые формы вооруженной борьбы в глубоком бою и глубокой операции. На его опыте были определены основные подходы к организационной структуре, к системам вооружения десантной авиации и десантных войск, найдены первые решения в тактике боевого применения и в технике десантирования. В новом неизведанном деле шли классическим путем - от опыта к широкой практике. Заслуга Опытного ВДО велика. Недопустимо ограничиваться лишь одним упоминанием о том, что он был. Главное - он стал начальным и базовым для десантно-транспортной авиации, ее истоком и корнем. Долгое время, почти 40 лет, наша военно-транспортная авиация жила без исторической точки отсчета начала своего боевого пути. Порождало это немало противоречивого, неправдоподобного, путаного. Неразбериху вносил и день Военно-воздушных сил, опережающий "свои крылья" на год вперед. Такая обстановка многие годы позволяла "белым куполам" заявлять о "родительских правах" на авиатранспортно-десантное дело. Но неоспоримым является исторический факт: в Ленинградском военном округе 1 июня 1931 г. появился опытный воздухо-десантный отряд - первенец и прообраз Военно-транспортной авиации. Директива, подписанная Триандафилловым, послужила юридической основой издания приказа министра обороны СССР об установлении Дня ВТА.

В составе нештатного Опытного ВДО предусматривалось иметь роту парашютистов. Такой в РККА в 1931 г. не было, как и не было ее в ВВС, в войсках Ленинградского, Московского военных округов. Опытный отряд начали формировать без парашютистов, по причине их отсутствия. Это не могло не ограничивать его применение. Без парашютного эшелона он лишался во многом своего предназначения. М.Н. Тухачевский принял решение подготовить парашютистов на базе 1-й авиабригады ВВС округа. В связи с этим начальник ВВС РККА Баранов доложил предреввоенсовету СССР: "В настоящее время в ЛВО по инициативе комвойск тов. Тухачевского уже приступили к формированию первого десантного отряда парашютистов-красноармейцев, практические занятия с которыми будут начаты 20 июня с.г.". Документ датирован 6 июня 1931 г.

Этот десантный отряд парашютистов-красноармейцев не значился опытным, особым, отдельным или даже штатным. Отбирали в него только добровольцев. По собственной воле изъявили желание заниматься парашютно-десантным делом 55 красноармейцев. Обучение и тренировки проходили с АНТ-9 в 1-й авиабригаде, первоначально под руководством окружных специалистов. Тренировки начали с 15 июня. Назвали их "большими парашютными". Задача - подготовиться к учениям. Тренировались на Красногвардейском аэродроме. Парашютистов-красноармейцев на выброску "возили" летчики 6-й авиаэскадрильи. Парашютная подготовка шла медленно. Требовался квалифицированный руководитель. Командующий войсками Тухачевский обратился в УВВС РККА с просьбой направить в его распоряжение Минова. Просьбу удовлетворили, однако старший летчик Минов прибыть в 1-ю авиабригаду сразу не смог, так как переучивался летать на Р-5 в авиаотряде Особого назначения при Военно-воздушной академии.

Завершение организации нештатного Опытного воздухо-десантного и создание первого парашютного отрядов совпало со сменой командующего Ленинградским военным округом. М.Н. Тухачевский с 19 июня был назначен заместителем председателя РВС СССР и начальником вооружения РККА. Командующим войсками - И.П. Белов, который и повел дальнейшую работу по строительству впервые создаваемых авиатранспортно-десантных формирований.

Вскоре в Красногвардейск прилетел Л.Г. Минов. Началась ускоренная подготовка парашютистов-красноармейцев к участию в сборах высшего начсостава. В докладной записке Я.И. Алкснису, вступившему в должность начальника УВВС РККА, сменив на этом посту П.И. Баранова, Минов писал о ходе подготовки: "Одного АНТ-9 для подготовки отряда явно недостаточно". Он просил прислать еще один самолет и разрешить увеличить десантную нагрузку за счет сокращения состава экипажа до 2 человек. Минов ссылался на сентябрьские маневры МВО 1930 г., во время которых с АНТ-9 прыгало 11 парашютистов, а также на заключение НИИ ВВС о том, что на борт АНТ-9 можно брать 13 парашютистов при экипаже из 3 человек. Начальник ВВС ЛВО П.Г. Алексеев и командир 1-й авиабригады Афанасьев не поддержали данного предложения. Я.И. Алкснис отреагировал со свойственным ему характером: категорически приказал указанным начальникам не вмешиваться в подготовку парашютного отряда.

За 43 календарных дня, с 15 июня по 28 июля, экипаж АНТ-9 из состава 1-й авиабригады ЛВО произвел 85 выбросок. Прыгали в основном индивидуально, но выполнялись и групповые прыжки по 8, 10 и 12 парашютистов. Там же, в Красногвардейске, отрабатывали посадку и высадку десанта, погрузку и выгрузку оружия и боеприпасов. Первый десантный отряд парашютистов-красноармейцев набирал силу. За относительно небольшой срок (два месяца!) он стал действующим, подготовленным к учениям. Тренировку отряд закончил к 15 августа. Имеется докладная записка Я.И. Алксниса на имя М.Н. Тухачевского с изложением ряда проблем жизнедеятельности отряда.

Итак, летом 1931 г. в Ленинградском военном округе произошло два больших события - создание двух новых формирований. Оба они в историческом значении первые. Нештатный Опытный воздухо-десантный отряд активно развивался, становился базой для новых формирований. На долю отряда парашютистов-красноармейцев выпало иное. Не узаконенный административно, он все больше отчуждался от авиабригады и все больше превращался в "воздушную пехоту", оставаясь без прав и положения. Черным куполом над ним висела угроза роспуска. Жизнь отряда поддерживалась усилиями и стараниями командиров, понимающих его значение. История все расставила по своим местам. Вначале - 1 июня 1931 г. - сформировался Опытный воздухо-десантный отряд, за ним - 20 июня - последовало формирование первого десантного отряда. Оба отряда формировались в частях ЛВО, ничего не заимствуя в ВВС МВО. До ленинградских формирований в ВВС, и вообще в РККА, десантной авиации и десантников-парашютистов не имелось. То, что ныне неоправданно отдано воронежскому эксперименту, как началу ВДВ, должно по праву в полной мере принадлежать красноармейскому парашютно-десантному отряду в Красногвардейске, под Ленинградом, положившему фактическое начало организации ВДВ.

В конце лета наступило время учений. В ЛВО прибыли наркомвоенмор, заместители наркома, начальники управлений РККА, конструкторы боевой техники и вооружения. Опытному воздухо-десантному отряду вместе с отрядом красноармейцев-парашютистов ставилась тактическая задача - захватить аэродром "противника" и высадить посадочный десант. О готовности к учениям судили по показным занятиям. Руководство РККА смотрело отряд в районе Красного Села 15 августа на сборах высшего начсостава ЛВО. Присутствовали Ворошилов, Тухачевский, Белов, Алкснис. Показ прошел успешно. Порядок действий на показе одновременный. Участники получили высокую оценку. Опытный ВДО и отряд парашютистов допускались к учениям. Для проведения десантирований командованием РККА были определены Ленинградский и Украинский военные округа.

Первое десантирование Опытный отряд провел у себя "дома" на учениях войск округа. Оно состоялось в районе Красногвардейска 20 августа, на пятидесятый день после сформирования. В замысел действий ВДО входил захват парашютным подразделением аэродрома "противника" и высадка на него посадочного десанта. Отряд задачу выполнил.

Опытный отряд действовал и на учениях войск Украинского военного округа. Совершив перелет, 10 сентября произвел десантирование в районе Могилевки. По ходу учений войск, в том же районе Могилевки, 14 сентября отряд выполнил повторное десантирование. Под руководством Минова с трех АНТ-9 произвели выброску парашютного отряда. Имея стрелковое вооружение, пулеметы, а также две динамореактивные пушки, парашютисты захватили площадку. Основные силы Опытного воздухо-десантного отряда произвели посадочное десантирование мотомехчасти с вооружением и техникой. За этими действиями наблюдали председатель ВЦИК Украинской Республики Г.И. Петровский, командующий войсками округа И.Э. Якир. Выполнив задание, отряд улетел на базу в ЛВО. Там стал готовиться к проведению 29 сентября на учениях округа очередного десантирования. В итоге за 39 календарных дней отряд провел четыре десантирования парашютно-посадочным способом с выполнением двух межокружных перелетов. Произведено 110 выбросок парашютистов в составе пяти групп различной численности: одна - 10, две - по 20 и еще две - по 30 человек. Вооружение и боеприпасы сбрасывались на парашютах. Мотомехчасть ВДО десантировалась посадочно. Опытный воздухо-десантный отряд быстро, маневренно, с большой нагрузкой успешно прошел испытания и защитил свое право быть первым авиатранспортно-десантным формированием.

Учениями заканчивался лагерный период боевой подготовки войск. Подошло к концу время нештатного Опытного воздухо-десантного отряда. Задачи, поставленные директивой №1/013259, им были выполнены, цели достигнуты. Придавая важное значение проделанной работе, Реввоенсовет СССР принял постановление №3 (1931 г.), в котором потребовал от военных округов "вести дальнейшее изучение и опыты по организации специальных автомото-десантных частей по примеру опытов ЛВО". В войсках подытожили сделанное. В летных частях ВВС ЛВО осуществлялось перевооружение, шло переучивание и освоение новой материальной части. Результаты на 1 октября, о которых докладывал начальник ВВС округа Алексеев, приведены в таблице 1. Она показывает уровень подготовки 3-й тяжелобомбардировочной авиабригады, составившей основу авиации Опытного воздухо-десантного отряда.

Посмотреть таблицуТаблица 1. Уровень подготовки 3-й тяжелобомбардировочной авиабригады.

Результаты парашютной подготовки по Ленинградскому отряду объявлялись приказом начальника ВВС РККА №034. В нем дана оценка парашютно-десантному отряду. Обученный прыжкам, указывалось в приказе, парашютный десантный отряд показал на окружных маневрах УВО и ЛВО "неплохое знание своего дела". На маневрах отряд выполнил 5 десантных операций. Результаты обнадеживали, но и тревожила неизвестность. Это прежде всего коснулось отряда парашютистов-добровольцев. Шли месяцы, ясности для них не наступало, первое парашютное формирование переживало угрозу распада. Понимая его значение, учитывая его ценность для будущего, командующий войсками Ленинградского военного округа И.П. Белов принял решение сохранить отряд парашютистов-добровольцев. 14 декабря 1931 г. он подписал соответствующий приказ.

АВИАМОТОДЕСАНТНЫЕ ЧАСТИ

5 января 1932 г. Реввоенсовет СССР обсуждал опыт воздушных десантирований. Докладывал начальник Штаба РККА Егоров. "Проводимые опыты в РККА в 1930-1931 гг. в Ленинградском ВО и Украинском ВО по высадке и действиям вооруженных десантов показали, что даже при ограниченных и импровизированных средствах воздушные десанты являются вполне реальным способом борьбы в будущих боевых действиях, поэтому постановка вопроса об организации авиамотодесантных частей вполне своевременна". Приняли решение: в 1932 г. организовать 4 авиамотодесантных отряда (ЛВО, БВО, УВО, МВО), а Штабу РККА приступить немедленно к разработке оперативно-тактических заданий для авиамотодесантных отрядов и всех вопросов, связанных с их использованием. Выписка из протокола № 2 заседания РВС СССР, написанная от руки в форме служебной записки на четверти листа, направляется в Штаб РККА и в Управление ВВС РККА.

Штатным формированиям присваивали наименование "авиамотодесантный" с официально принятым сокращением АМДО. В документах и переписке оно вскоре стало еще более кратким - АДО или АМО. На записке для Управления ВВС РККА пометка "штат 15/120" и указание: "Начальнику НИИ ВВС РККА и Трунову разработать к штату табель специального имущества десантного отряда". На 1-е управление ВВС РККА возлагалась разработка оперативно-тактических заданий АДО.

В сроки организации АДО внесли уточнение. Начальник 2-го управления ВВС В.В. Ягушевский 28 апреля разослал записку с грифом "Сов. секретно": "Начальник Штаба РККА указал, что формирование четырех авиамотодесантных отрядов (ЛВО, БВО, УВО, МВО) должно быть обязательно закончено к 1 июля с.г.". Начальник 3-го управления - заместитель начальника штаба ВВС С.Н. Богомягков на той же секретной записке написал: "Минову: Обеспечение от Гроховского. Число самолетов в отряде может быть сокращено до 50-60". Начальник НИИ ВВС Д. Бузанов доложил 4 апреля в Управление ВВС РККА проект общих требований к системе вооружения. 5 мая начальник Штаба ВВС РККА А.С. Меженинов провел его обсуждение.

Рассматривали первый вариант: иметь для АДО на самолетах ТБ личного состава (командиры, бойцы-пулеметчики с вооружением, снаряжением из 7 предметов, включая десантный парашют) 101 человека; артиллерийский расчет с водителями автомобилей - 43 человека, а также артиллерийский автомобиль с вооружением и грузовой автомобиль под боеприпасы, для управления - автомобиль с рацией, 7 мотоциклов типа "Харлей" с колясками, 96 самокатов. Время подвески техники под самолеты - 20-30 мин. Все парашюты с автоматической отцепкой. Сброс автомобилей на парашютах, без груза.

По второму варианту для АДО на самолетах Р-5 предлагалось иметь следующую десантную нагрузку: короба восьми типов и тару под вооружение, боеприпасы, ГСМ, подрывное имущество, шанцевый инструмент, продовольствие, медицинское имущество. Всего 26 единиц. Сброс на парашютах.

По проекту НИИ ВВС десантная нагрузка АДО должна составлять на ТБ личного состава - 150 человек, автотехники - 5 единиц, мотоциклов - 7 общим весом около 8200 кг; на Р-5 десантная нагрузка должна составлять 4100 кг.

Обсуждались весовые пределы парашютов: для груза до 20 кг - 3-4 кг, до 100 кг - 9 кг (то же для людского), до 1000 кг - 150-200 кг и до 1300 кг - не более 250 кг.

У Штаба РККА тоже имелся свой проект, согласованный в Управлении ВВС РККА, артиллерийском и военно-инженерном управлениях, а также в управлении боевой подготовки РККА. От проекта НИИ ВВС он отличался по видам и количеству вооружения и боеприпасов. Предусматривалось несколько большее количество самолетов ТБ-1. Вместе с тем сокращалось время подвески (подцепки) автомобиля к самолету. Для этого отводилось 15-20 мин.

В документе Штаба РККА излагались наиболее общие и принципиальные требования к системе вооружения АДО. В проекте записали, что отдельные образцы вооружения, специального оснащения должны иметь "удобообтекаемые формы, уменьшающие лобовое сопротивление, добавочные амортизаторы для приземления на парашютах. Подвески для коробов и тары, замки-бомбодержатели, грузовые парашюты должны изготавливаться стандартными. Вес людского парашюта - не более 9 кг. Общее время разгрузки АДО не должно превышать 20 мин.".

Проект был направлен наркомвоенморделу - председателю РВС СССР. В записке к проекту заместитель начальника Штаба РККА В. Левичев написал: "Требования к десантному самолету разрабатываются и будут представлены дополнительно". В ноябре Реввоенсовет рассмотрел проект. В постановлении "О системе вооружения и снаряжения авиадесантных отрядов" записали: "Разработанные штабом РККА основные требования к системе вооружения авиадесантных отрядов (АДО) утвердить, обязать Штаб РККА подготовить образцы вооружения и снаряжения, оснастить отряды, в отношении самолетов базироваться на существующие типы: ТБ-1, АНТ-9, Р-5".

Система вооружения и снаряжения авиадесантных отрядов рождалась непросто. Нелегко проходило и само формирование отрядов. Апрельское указание начальника Штаба РККА о готовности всех АДО к 1 июля находилось на контроле. Вскоре поступил запрос: что сделано? Из УВВС РККА последовал ответ, что четыре отряда "формируются по плану 32 г. в порядке - отряд ЛВО к 1 июля; отряды в БВО, УВО, МВО отложены до осени". Организовать штатный АДО в ЛВО казалось значительно легче, чем в других трех округах. Он создавался не на пустом месте. Для него частично использовались силы, средства и кадры, ранее выделяемые в состав нештатного Опытного воздухо-десантного и парашютно-десантного красноармейского отрядов. Организацию штатного АДО поручили помощнику начальника ВВС округа Бойцову Матвею Васильевичу. По номеру, присвоенному этому АДО, он значился 3-м, хотя 1-го и 2-го как штатных формирований не существовало. Остается предполагать: Опытный ВДО - на правах 1-го, парашютно-красноармейский - на правах 2-го. Возможно другое. По соображениям секретности его номер могли сдублировать с существующей 3-й авиабригадой ВВС ЛВО. Как бы там ни было, этот штатный ВДО в обиходе называли без номера, просто "Ленинградский отряд", "Отряд Бойцова". Местом его дислокации по-прежнему оставалось Детское Село.

За 3-м АДО в основном сохранялся штат №15-20. Авиационная часть: три эскадрильи (1-я - 6 АНТ-9, 2-я - 6 Р-5, 3-я - 3 ТБ-1) и учебно-тренировочный отряд (УТО) из трех У-2, не для "связи", как это пишется в литературе о ВДВ, а для подготовки парашютистов. Авиационный парк всего 18 самолетов. Десантная часть - 114 человек. Вооружение и снаряжение: орудий 76-мм - 6; ручных пулеметов - 18; автомобилей грузовых - 5; радиостанция на автомашине - 1; мотоциклов с колясками - 8; самокатов - 36.

Ленинградский АДО реально действовал: летал и десантировал. Летная подготовка проводилась с 8 летчиками и 19 летчиками-наблюдателями. Результат: три летчика - командир эскадрильи и два командира неотдельных отрядов подготовлены в полном объеме, пятеро из молодых вводились в строй. Среди летчиков-наблюдателей - 10 стажеров. В летной подготовке командование АДО руководствовалось "нормами полетной работы" для ВВС РККА бомбардировочной авиации с годовым налетом 120 часов. Соответственно регламентировалась дневная, недельная, месячная нормы полетной работы.

В конце года, как заведено, командование отряда представило отчет окружному начальству. Весь общий налет в 348 часов 05 мин. записали кадрам. Молодых летчиков, прибывших из школ, и летчиков-наблюдателей, проходивших в отряде стажировку, в отчет не включили. В округе не согласились, пересчитали по-своему. Это снизило показатели и сделало их ниже среднеокружных: по летчикам - на 1 ч. 20 мин., по летчикам-наблюдателям - на 33 ч. 40 мин. По подсчету округа средний налет в АДО на летчика составил 43 ч. 30 мин., на летчика-наблюдателя - 18 ч. 20 мин. Общий налет показан в таблице 2.

Посмотреть таблицуТаблица 2. Общий налет летчиков.

Налет на самолет различный, в зависимости от времени получения, но главным образом - от уровня подготовки летчиков и технической исправности матчасти.

Лидировали Р-5 №4828 и У-2 №3265. "Фарман-Голиаф. 62" заканчивал свой небесный труд. Основным рабочим самолетом АДО стал Р-5, средний налет на самолет за пять месяцев летней учебы составил 59 час. 23 мин.

Итоговый доклад, составленный по классической схеме, в своей основе сохранившейся до сего времени, заканчивался определением передового подразделения. По всем показателям летной и наземной подготовки командир АДО в лучшую сторону выделял эскадрилью Меринова (инженер - Бескровный). Это и была единственно действующая эскадрилья.

Доклад содержал отчет по специальному предназначению отряда - десантированию. Парашютно-десантная подготовка (в докладе названа "парашютное дело") проводилась в соответствии с директивой начальника ВВС РККА №1п./01306с. Имелась хорошо оборудованная учебная база. В конце года во время одного из посещений ЛВО ее осмотрел наркомвоенмордел, дав высокую оценку. В специальном приказе Реввоенсовета СССР №0121 от 17 ноября всем командирам, бойцам, политработникам объявлена благодарность, персонально: Бойцову, Телькунову, Гроховскому - за организацию и техническую помощь в устройстве учебных установок, в создании методики обучения, за применение технических средств по выброске и обеспечению десантов.

Основу парашютного батальона 3-го АДО, который по известным соображения даже в закрытом докладе назван "батальон обеспечения", составляли красноармейцы-добровольцы. К концу летнего периода батальон "прошел подготовку и в своем составе стал иметь 5 оттренированных групп по 12 человек в каждой, при 10 запасных". Боевая подготовка АДО (в документах того времени часто встречается под названием "Особый отряд №З") совершенствовалась на маневрах и учениях. В Красногвардейске 18 сентября было проведено опытное однодневное специальное "учение по парашютно-десантному делу" в целях испытания новых средств воздушного десантирования (НИИ ВВС). На учении "произведено 24 прыжка на парашютах с самолетов ТБ-1 (по 12 с каждого) двумя группами". Вместе с АДО участвовали 6 кораблей 55-й авиаэскадрильи 3-й авиабригады и неотдельный отряд 56-й эскадрильи 1-й авиабригады, выполнившие посадочное десантирование.

Той же осенью 3-й АДО принимал участие в маневрах 19-го стрелкового корпуса ЛВО, проводил десантирование. Затем под Москвой 28 сентября с участием "парашютно-десантного отряда" проходило учение войск и школ ОГПУ. От "авиационного отряда особого назначения" (3-го АДО) выделялось 2 самолета АНТ-9, одна подвесная кабина под ТБ-1 и 20 парашютов. К учению привлекались: ТБ-1 с экипажем В.А. Сандалова, командира неотдельного отряда 55-й авиаэскадрильи 3-й авиабригады, и самолет АНТ-9 той же бригады. Парашютное десантирование на этих учениях проводили Минов и Мошковский.

В соответствии с постановлением Реввоенсовета СССР от 5 января 1932 г. Штаб РККА разработал проект Положения по оперативно-тактическому использованию АДО. С целью проверки на практике 8 октября в 3-й АДО было направлено Положение с предписанием: "На основании опыта годичной работы дать заключение по проекту Положения". Заключение было подготовлено и направлено в Москву. Затем в Штабе РККА появился окончательный вариант документа, подписанный Егоровым и Обысовым, начальником 1-го управления Штаба РККА.

Положение содержит следующее определение: десантирование - это новый вид боевого применения авиации, а авиамотодесантные отряды являются "армейским средством оперативно-тактического назначения". В соответствии с Положением авиадесанты подразделялись на три вида:

- Первый - парашютный. Личный состав размещен в фюзеляже самолета или "подвешен" под нижними плоскостями самолета в "специальных коробах", выбрасывается на парашютах по команде командира корабля. Материальная часть, оснащенная парашютами, подвешивается под плоскостями и под фюзеляжем самолета, сбрасывается летчиком-наблюдателем механически по сигналу командира корабля. Сбрасывание личного состава и грузов проводят с высоты 600-800 м.

- Второй - бреющий. Личный состав и материальная часть "помещаются в "авиабусах" - специальных тележках с хорошей амортизацией, зимой - в санках, подвешивающихся под фюзеляжем, сбрасываются на "бреющем" полете командиром корабля механическим способом. Для этого вида десанта выбирают ровную площадку с открытыми подходами к ней.

- Третий - комбинированный (смешанный). Он представляет собой "сочетание всех видов десанта". Десантирование производится в следующем порядке: выбрасывается парашютный десант - отряд обеспечения для захвата площадки перед высадкой бреющего и обеспечивает его высадку. После высадки "бреющего десанта", создается "надежное земное обеспечение для высадки посадочного десанта". Записано: "Высадку комбинированного десанта прикрывают истребители и штурмовики".

Этот документ долгие годы не утрачивал своего значения, был единственным в своем роде практическим документом, его положения во многом соответствуют сегодняшней тактике ВТА и ВДВ. В октябре 1932 г. Штаб РККА направил Бойцову для вынесения заключения темы по боевой подготовке АДО на летний период 1932/1933 учебного года. Предлагалось 14 тем-заданий. Одна из них авиационная - "Техника посадки, переброски и высадки АДО", другая, к примеру, - смелая по замыслу - "Тактика нападения на аэродромы противника с целью захвата самолетов противника и переброски их летом на нашу территорию". Тематику подписал начальник Штаба РККА Егоров.

Год завершался заседанием Реввоенсовета. Показательно, что проблема десантирования рассматривалась дважды за 11 месяцев. В принятом на ноябрьском заседании Реввоенсовета СССР постановлении "О развертывании авиамотодесантных отрядов, их организации и применении" записано: "Современное развитие и состояние авиационной техники, а также достигнутые результаты в строительстве средств по транспортировке и сбрасыванию с самолетов бойцов, грузов и боевых машин, дают возможность организовать новый вид боевых подразделений и соединений РККА - авиамотодесантные части". Изложены принципы и задачи оперативно-тактического применения этих частей и соединений в первоначальный период войны и в армейской пространственной операции. Отмечено: "Несмотря на всю важность и значение АМДО в организации и проведении глубокого боя и операции Постановление РВС СССР от 5 января 1932 г. (протокол №2, п.1) о сформировании АДО в ЛВО, БВО, УВО и МВО не выполнено. Сформированный отряд в ЛВО не обеспечен летно-техническими средствами, кадрами, помещениями, вследствие чего в 1932 г. отряд не имел возможности полностью отработать оперативно-тактические и технические вопросы. В других же округах (УВО, БВО и МВО) авиамотодесантные отряды вовсе не были штатно сформированы".

В целях "решительного развития" авиадесантного дела в РККА, подготовки "соответствующих кадров и подразделений" Реввоенсовет постановил:

1. Авиамотодесантный отряд ЛВО развернуть в учебно-опытный центр (с названием "Особая бригада"). На него возложить подготовку инструкторов для РККА по авиадесантному делу, отработку оперативно-тактических норм и приемов действий, обслуживание Осконбюро. Штабу РККА к 1 декабря 1932 г. разработать штат и Положение учебно-опытного центра.

2. Сформировать в БВО, УВО, МВО, ПриВО и ОКДВА по одному авиамотодесантному отряду (под названием "Отряд особого назначения"). Срок формирования всех отрядов - 1 февраля 1933 г.

Постановлением РВС СССР определялся порядок подчиненности. Все АМДО и учебно-опытный центр полностью подчинялись командующим округов, начальнику ВВС РККА - лишь в специальном (летном, инженерно-авиационном) отношении. Начальнику Штаба РККА совместно с начальником Управления боевой подготовки с участием начальника ВВС РККА вменялось в обязанность разработать и выдать к 1 марта 1933 г. для авиамотодесантных частей: а) планы и программы по боевой подготовке на 1933 г.; б) положение; в) временную инструкцию по боевому применению.

За постановлением РВС последовали "Указания НКО по оперативно-тактической подготовке ВВС РККА на 1933 г.". В документе записано: "Количественный и качественный рост ВВС позволяет во всей широте поставить вопрос о самостоятельных действиях крупных авиационных соединений по объектам тыла противника". В порядке реализации "Указания", начальник штаба ВВС Меженинов представил Алкснису весьма краткий доклад "Об основных исходных положениях для воздушных маневров 1933 г.". В нем "воздушным тяжелым корпусам" ставилась исследовательская задача в десантно-транспортном варианте - определить величину десантной нагрузки и глубину десантирования. Вторая исследовательская задача относилась к выяснению боепригодности массовых воздушных десантов, эффективности применения авиатранспортно-десантных сил, определению боевых возможностей массового воздушного десанта в интересах решения ВВС задач оперативного значения, насколько они достижимы, какие на них затраты, их результативность, вероятные потери.

В соответствии с "Указаниями" НКО на 1933 г. воздушное десантирование становилось составной частью оперативно-тактической подготовки в РККА. Ему придавалось особое значение. Имеется такая запись: "... В пространственной операции авиадесанты должны найти широкое применение... Проведенные опыты выброски и высадки авиадесантов и состояние материально-технического "базиса" парашютно-десантного дела позволяют в 1932-1933 годах практически перейти к отработке авиадесантных кадров в войсковых частях РККА...".

Требовалось отрабатывать выброску и высадку авиадесанта в каждой стрелковой, кавалерийской дивизии, механизированной бригаде. На всех крупных учениях года проводить их десантирование. К 1 января 1933 г. должны быть изданы инструкции по парашютно-десантному делу. Указывалось на продолжение использования авиадесантных отрядов, на обеспечение заказами материальной базы авиадесантного дела.

По заданию наркома Алкснис представил доклад и план мероприятий по обеспечению частей ВВС и частей РККА по оперативно-десантному делу на 1933 г. Предписывалось дать всему летному составу основные навыки по использованию парашютов и десантных кабин, в каждой части тяжелой авиации иметь четыре подвесные кабины (по одной на отряд) для десантирования. К 14 апреля 1933 г. в каждой тяжелой и легкой бригаде подготовить эскадрильи, подразделения, приспособленные для высадки десантов. Готовили не только тяжелую авиацию. Согласно "Указаниям НКО" работа должна проводиться в 42 бригадах легкобомбардировочной и вспомогательной авиации. Исключение составляли истребительные части.

Это и были, собственно, авиатранспортно-десантные дела.

Валерий ПЕРЕСВЕТОВ

Опубликовано в выпуске № 46 (162) за 29 ноября 2006 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц