Версия для печати

«Армате» нужен экзаменатор

Создание новой военной техники тормозится из-за дублирования научных исследований
Буренок Василий

На многочисленных семинарах форума «Армия-2016» шла речь о достижениях ОПК России, новых формах вооруженной борьбы, новинках ВВСТ. Говорилось и о проблемах, которые стоят перед военной наукой.

На многочисленных семинарах форума «Армия-2016» шла речь о достижениях ОПК России, новых формах вооруженной борьбы, новинках ВВСТ. Говорилось и о проблемах, которые стоят перед военной наукой.

У научно-исследовательских организаций (НИО) Министерства обороны РФ три важнейшие задачи, тесно связанные между собой:

  • разработка тактико-технических и общих требований к перспективным образцам ВВСТ, проектов заданий, предложений в программу вооружения в части научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по закрепленной за НИО тематике;
  • сопровождение жизненного цикла образцов на этапе НИОКР, серийного производства и эксплуатации;
  • обеспечение испытаний образцов, принимаемых на вооружение.

 

Работа за дядю

Сложившаяся в НИО МО за многие годы система исследований имеет ряд недостатков. Первый – внутривидовой подход к обоснованию облика образцов ВВСТ и определению перспектив развития системы вооружения вида ВС РФ (рода войск). Второй – подмена организаций ОПК в решении некоторых задач (особенно в части конструктивного совершенствования и испытаний образцов ВВСТ, их узлов и агрегатов).

Образец ВВСТ должен рассматриваться военными как некий «черный ящик». Важно не что внутри, а насколько эффективно он решает возлагаемые на него задачи и доступен по стоимости

Причина первого объективна – каждый вид ВС (род войск) отвечает за технический уровень и готовность своего вооружения. Недостатки системной увязки его развития с другими образцами раньше не бросались в глаза. Ведь уровень технического оснащения ВС был не столь высок. Но постепенно дублирование и параллелизм начали сказываться на взаимодействии средств вооруженной борьбы на поле боя, их материально-техническом обеспечении. Промышленность уже не могла в полном объеме удовлетворить потребности войск, а затраты на развитие ВВСТ оказались слишком обременительны для государства.

Решить эту проблему без вывода НИО МО из ведомственного подчинения так до конца и не удалось. «Родовая» принадлежность, помимо негативных явлений (например «онаучивания» принятых начальником решений) все-таки позволяет институтам быть на острие проблем развития соответствующего вида ВС (типа ВВСТ), пополняться квалифицированными кадрами. Поэтому вывод НИО из-под видовой подчиненности, если он все же состоится, должен предваряться налаживанием бесперебойных информационных и кадровых каналов с войсками.

Корень второй проблемы – в давней истории институтов. Большинство из них рождались в 30–40-е годы прошлого столетия, когда высококвалифицированные кадры были сосредоточены в основном в армии и на флоте, а промышленность не могла дать войскам надежные образцы ВВСТ. Поэтому на НИО МО возлагались задачи тестирования образцов не только как средств вооруженной борьбы (функциональные испытания), но и как технических конструкций, выявления их недостатков и формирования предложений. По этой причине зачастую и ТТТ к образцу формулировались не как к боевой единице, а просто как к техническому средству. С тех пор ситуация существенно изменилась, особенно в технологическом и квалификационном уровне предприятий ОПК, но подход во многом остался прежним.

«Армате» нужен экзаменатор
Фото: defence.ru

Если говорить о бронетанковом вооружении и технике (БТВТ), то исследованиям и испытаниям зачастую подвергаются ее отдельные элементы, узлы и агрегаты: бронезащита, системы управления огнем, охлаждения, пожаротушения. Но практически отсутствуют испытания БТВТ как собственно системы или ее составной части для более высокого уровня (вооружение роты, батальона, бригады и т. п.). Поэтому танк может оказаться крайне неэффективен как элемент боевого порядка. Например, из-за электромагнитной несовместимости с радиоизлучающими объектами боевого построения. Либо из-за плохого технического обеспечения взаимообмена данными: слабой помехозащищенности каналов связи, низких возможностей средств освещения обстановки и отображения управляющих команд и сигналов, стойкости датчиковой аппаратуры к огневому воздействию противника, плохой адаптации к существующему порядку ремонта и т. п.

Такой подход не позволяет определить правильное направление развития БТВТ, установить адекватные современным боевым условиям ТТТ. Примеров в истории танкостроения хватает. Об этом хорошо написано в книге о 38-м научно-исследовательском испытательном институте. В тридцатые годы он долгое время выполнял то, чем должна заниматься промышленность. Ни одного испытания танка в боевых или приближенных к ним условиях предусмотрено не было. Это негативно отразилось на разработке и принятии на вооружение целого ряда моделей. В 1988-м институтом проводились исследования динамики и кинематики трансмиссии, оценка режимов буксировки и бульдозерных работ, анализ условий работы гидропривода, обеспечение пуска двигателя при низких температурах. А в 1990–2000 годах – испытания передвижного электроагрегата с молекулярными накопителями электроэнергии, исследования по совершенствованию механических трансмиссий и систем подрессоривания, снижению расхода топлива… Возможно, это важные направления. Хотя, казалось бы, с такими вопросами проще разобраться предприятиям промышленности, имеющим огромный опыт и знания в соответствующих областях.

Прошли годы, но и сегодня в работах института не просматриваются такие исследования, как, например, «Разработка ТТТ на основе боевого опыта применения танковых подразделений в Афганистане и Чечне» или в других боевых действиях, в том числе осуществляемых зарубежными армиями, «Оценка эффективности боевого применения танка в условиях комплексного (радио, оптического, оптико-электронного, огневого) противодействия». Известен факт, когда в районе боевых действий (январь 2009 года) в секторе Газа в результате радиоэлектронного противодействия израильтян бронетехника и автомобили противоборствующей стороны просто не заводились, так как средства РЭБ гасили электронные блоки систем зажигания. При этом танки «Меркава» успешно выполняли свои задачи. Как поведут себя наши машины в таких условиях?

Важным представляется направление исследований повышения эффективности автоматизированного управления танковыми подразделениями в различных условиях боевой обстановки, включая разведку и контроль поля боя, целеуказание. Но вместо этого нашими учеными проводится военно-техническая оценка уровня автоматизации объектов БТВТ.

Это лишь некоторые эпизоды из истории одного НИИ. Но примеры можно продолжить, говоря об исследованиях и испытаниях техники в других институтах. Это совсем не означает, что в организации научной деятельности Минобороны в далекие и не очень времена были лишь недостатки. Но дублирование работ промышленности, их подмена наблюдались сплошь и рядом. Благо, возможности советской экономики значительно превосходили нынешние.

Кесарю – кесарево

После реформирования Вооруженных Сил и сокращения численного состава НИО МО такое дублирование стало непозволительным. Сейчас обязательно уточнение перечня решаемых задач с сохранением только тех, что свойственны работе научных учреждений Минобороны. Эта свойственность должна определяться одним критерием: насколько проводимые НИО исследования повышают эффективность вооруженной борьбы. В идеальном случае образец ВВСТ должен рассматриваться военными как некий «черный ящик». Важно не что внутри, а насколько эффективно он решает возлагаемые на него задачи и доступен по стоимости.

Не претендуя на всеобщность, можно предложить следующие решения.

Во-первых, четко разграничить задачи, возлагаемые на научно-исследовательские организации Минобороны и промышленности. Первая из перечисленных в начале статьи является, безусловно, прерогативой НИО МО.

В части второй необходимо проведение разграничительных линий. Эта работа в настоящее время имеет нормативное подкрепление в виде «Положения о военно-техническом сопровождении приоритетных образцов (комплексов, систем) вооружения, военной и специальной техники», одобренного в июле 2008 года Военно-промышленной комиссией при правительстве РФ. Под таким сопровождением понимается комплекс мероприятий по анализу, экспертизе и контролю над обеспечением выполнения требований, предъявляемых к ВВСТ при их разработке, производстве и эксплуатации. В этом же документе военно-техническое сопровождение разделено на три составляющие: организационно-техническое, осуществляемое государственными заказчиками ВВСТ; военно-научное, проводимое НИО МО; научно-техническое, выполняемое НИО оборонной промышленности.

Для каждой из составляющих определен четкий перечень работ, выполняемых уполномоченными организациями.

Что касается третьей задачи, продолжают иметь место неоднозначность исследований и пересечение секторов ответственности. Представляется целесообразным разделить испытания на две составляющие: образца ВВСТ как технического средства и как элемента боевого порядка.

В первом случае должна предусматриваться оценка соответствия достигнутых в ходе ОКР значений ТТХ уровню ТТТ. Например, скорость движения, преодолеваемые препятствия (ширина рва, высота стенки, глубина брода и т. п.), надежность (наработка на отказ, устойчивость к температурно-влажностным параметрам окружающей среды), запас и плавность хода и другие. Поскольку соответствие ТТХ и ТТТ по контракту обеспечивает разработчик, то и бремя доказательства этого, а именно организация, проведение и техническое обеспечение испытаний, лежит на нем. Создание, поддержание, развитие полигонно-испытательного комплекса, предназначенного для этих целей, должны быть заботой предприятия. Ни один автомобильный концерн не требует от потребителя или какой-нибудь организации проводить испытания создаваемой им модели. Все это он делает сам. Но если концерн недобросовестно отнесся к разработке и испытаниям, потребитель голосует деньгами в пользу других компаний.

Во многих странах предусмотрены штрафные санкции, в ряде случаев крайне жесткие, к нерадивым разработчикам и производителям, существуют необходимые для такого контроля органы. Нечто подобное должно быть и для военной техники. Необходимо не только вменить разработчику испытания образца как системы, но и создать условия, при которых он будет заинтересован в высоком качестве продукции. По их результатам корпорации, холдинги и т. п. должны устанавливать и гарантировать соответствие ТТХ образца ТТТ, неся за это ответственность.

А проверку опытных изделий как части боевого порядка осуществляет Минобороны с привлечением представителей разработчиков. Эти испытания включают подготовку сценариев боевых действий, формирование типовых эпизодов в реальной тактической обстановке, когда работают все виды радиоизлучающих средств, создаются характерные помехи, в том числе искусственная маскировка, аэрозольные образования от взрывов и пожаров, действуют другие факторы. Также проверяется способность образца вести разведку, осуществлять передачу и прием целеуказаний, вести на основе этой информации борьбу с противником в сопряжении с системами вооружения подразделения, части, соединения. По результатам уточняются требования к характеристикам ВВСТ, проводится совершенствование.

Безусловно, описанный подход меняет требования к структуре и составу полигонно-испытательных комплексов, которые могут оказаться в большей степени промышленными, чем военными. В ряде случаев так и будет, что повлечет дополнительные расходы на переоборудование. Но менять подход к формированию и оценке требований к образцам ВВСТ необходимо. В противном случае мы, образно говоря, и дальше будем создавать Т-34, только с более прочной броней, мощной пушкой и двигателем, вместо того, чтобы поменять концепцию самого танка исходя из новых военных реалий.

Безусловно, Т-14 «Армата» – прорыв. Но его еще надо довести, что называется, до ума. А главное – неизвестно, как он покажет себя в реальной боевой обстановке. Но речь не о танках, а, повторим, о системах вооружения.

Особенно актуальной проблемой становится разработка концепции развития ВВСТ на основе других принципов: первым увидел противника – первым поразил; не пассивная защита от средств поражения, а активное предотвращение контакта со снарядом; контроль поля боя в реальном времени – мониторинг целей, идентификация наиболее опасных, их своевременная нейтрализация; сетецентрический обмен информацией, непрерывное и устойчивое управление системой вооруженной борьбы.

Выявление, формулировка и определение путей воплощения перспективных принципов развития ВВСТ, контроль функциональных испытаний и соответствующих этапов жизненного цикла – все это должно стать основными задачами НИО Министерства обороны Российской Федерации.

Василий Буренок,
президент Российской академии ракетных и артиллерийских наук, доктор технических наук

#Т-14 Армата #ТТХ ВВСТ #полигонно-испытательный комплекс #НИО МО РФ #испытания бронетехники

Опубликовано в выпуске № 46 (661) за 30 ноября 2016 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Вячеслав
Вячеслав
30 ноября 2016
Надо отправить один танк в Сирию в "Усеченном виде"и проверить основные компоненты танка,без важных электронных узлов.Экипаж должен быть из рядов ВДВ или спецназа.
Аватар пользователя Длинный нос
Длинный нос
30 ноября 2016
Экипаж танка должен состоять либо из парашютистов, либо из спецназа, не иначе.
Аватар пользователя Chemto
Chemto
30 ноября 2016
А длиного носа попилят на опилки, в 404 газ кончился.
Аватар пользователя milstar
milstar
01 декабря 2016
Тактическая группа для испытаний 1. 3 Арматы 2. 1 Ка-52 «Аллигатор» 3. 1 БПЛА с рлс с синтезированной апертурой 4. 1 машина космической и наземной связи ( на базе Бмп ) 5. 1 машина танкер ( на базе Бмп ) ##########################################
Аватар пользователя Вячеслав
Вячеслав
30 ноября 2016
Надо отправить один танк в Сирию в "Усеченном виде"и проверить основные компоненты танка,без важных электронных узлов.Экипаж должен быть из рядов ВДВ или спецназа.
Аватар пользователя Длинный нос
Длинный нос
30 ноября 2016
Экипаж танка должен состоять либо из парашютистов, либо из спецназа, не иначе.
Аватар пользователя Chemto
Chemto
30 ноября 2016
А длиного носа попилят на опилки, в 404 газ кончился.
Аватар пользователя milstar
milstar
01 декабря 2016
Тактическая группа для испытаний 1. 3 Арматы 2. 1 Ка-52 «Аллигатор» 3. 1 БПЛА с рлс с синтезированной апертурой 4. 1 машина космической и наземной связи ( на базе Бмп ) 5. 1 машина танкер ( на базе Бмп ) ##########################################

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...