Версия для печати

Наш триколор над горами Армении

Панкратов Николай
К Армении сегодня приковано особое внимание. И не только потому что 2006 год объявлен годом Армении в России. Если Совет Безопасности ООН применит санкции к Ирану, то это может в прямом и переносном смысле взорвать этот регион. Более того, США заявили, что могут пойти на бомбардировки Ирана и без решения Совбеза ООН, как они это делали в бывшей Югославии. Такая предгрозовая атмосфера предъявляет особые требования к функционированию расположенной на территории Армении российской военной базы. Как выполняют тут свой воинский долг наши военнослужащие? Ответ на этот вопрос корреспондент "ВПК", можно сказать, получил наглядно, побывав на горном полигоне, где боевая учеба проходит фактически без перерыва. Здесь состоялась беседа с командиром 102-й военной базы Группы российских войск в Закавказье полковником Андреем ХОЛЗАКОВЫМ.


СПЕЦИФИКА СЛУЖБЫ ЗА ГРАНИЦЕЙ НЕ СНИЖАЕТ БОЕГОТОВНОСТИ 102-й РОССИЙСКОЙ ВОЕННОЙ БАЗЫ


К Армении сегодня приковано особое внимание. И не только потому что 2006 год объявлен годом Армении в России. Если Совет Безопасности ООН применит санкции к Ирану, то это может в прямом и переносном смысле взорвать этот регион. Более того, США заявили, что могут пойти на бомбардировки Ирана и без решения Совбеза ООН, как они это делали в бывшей Югославии. Такая предгрозовая атмосфера предъявляет особые требования к функционированию расположенной на территории Армении российской военной базы. Как выполняют тут свой воинский долг наши военнослужащие? Ответ на этот вопрос корреспондент "ВПК", можно сказать, получил наглядно, побывав на горном полигоне, где боевая учеба проходит фактически без перерыва. Здесь состоялась беседа с командиром 102-й военной базы Группы российских войск в Закавказье полковником Андреем ХОЛЗАКОВЫМ.
{{direct_hor}}
ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ХОЛЗАКОВ Андрей Владимирови


Полковник Андрей ХОЛЗАКОВ.
Фото Алексея МУХИНА
Родился 13 ноября 1961 г. в Ижевске. Окончил Рязанское высшее воздушно-десантное училище (1985 г.), Общевойсковую академию им. М.В. Фрунзе (1999 г.). В Воздушно-десантных войсках прошел должности от командира парашютно-десантного взвода до командира десантно-штурмового полка. Дважды выполнял воинский долг в Афганистане, принимал участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе. Командиром 102-й военной базы назначен в июне 2005 г. с должности начальника штаба 19-й мотострелковой дивизии. Награжден двумя орденами Красной Звезды, двумя орденами Мужества, орденом "За военные заслуги". Женат, есть ребенок.


- Андрей Владимирович, какие статус и задачи имеет 102-я российская военная база?

- 102-я российская военная база создана на основе договора между Российской Федерацией и Республикой Армения. Ее основу составляет бывшая мотострелковая дивизия, которая здесь когда-то размещалась. Что касается поставленных перед нами задач, то мы должны не допустить снижения уровня боевой подготовки, быть готовы выполнить любой отданный нам приказ.

- Не все читатели понимают, чем отличается дивизия от военной базы. Какова ее роль и значимость?

- Отличается прежде всего своим юридическим статусом, более широким спектром возможностей. Ведь база - это форпост России на Кавказе. И этим многое сказано. А основой отношений России с Арменией является Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Армения от 29 августа 1997 года. Добавлю к этому, что Армения в военной области за последние годы заключила с нашей страной 45 международных договоров. А на 2006 год между министерствами обороны наших стран подписан план двустороннего сотрудничества, утвержденный 30 ноября 2005 года.

- Какая техника и вооружение состоят в штате базы? Есть ли проблемы с их эксплуатацией?

- Вы, наверное, уже заметили, что база имеет примерно то же вооружение, что и обычная воинская часть на территории РФ. Как хозяйственное лицо, я отвечаю за все, что тут находится. Но приходится решать вопросы, и выходящие за должностные рамки, - постоянно согласовывать некоторые положения законодательной базы двух республик по ряду проблем. Из-за этого возникают порою трудности и с ремонтом, и с заменой техники, и с поставками запчастей. Однако стараемся решать и эти вопросы.

- Приходится ли вам выполнять политические функции как представителю России за рубежом? Ведь без контактов с руководством Вооруженных Сил Армении не обойтись...


Здесь вам не равнина - здесь климат иной...
Фото Алексея МУХИНА
- В рамках договора и при посещении министром обороны Республики Армения нашей базы, безусловно, приходится контактировать на достаточно высоком уровне. Но таковы особенности службы здесь. Что касается обычных, так сказать, бытовых контактов, то они осуществляются постоянно: это помогает решать многие хозяйственные и другие вопросы.

- В связи с обострением ситуации вокруг Ирана возможен рост международной нестабильности. А как вы оцениваете обстановку в регионе?

- Считаю, что обстановка пока стабильная и спокойная. Тем более на территории Армении. Отношение здесь к нашим военнослужащим доброжелательное. Вряд ли что можно к этому добавить...

- И все же тут, видимо, есть своя специфика в боевой учебе. Чему отдается приоритет в боевой подготовке военнослужащих? И, кстати, кого больше у вас: контрактников или военнослужащих по призыву?

- У нас есть солдаты по контракту и по призыву. В их обучении, конечно, требуются различные подходы. И мы это учитываем при составлении учебных планов, в ходе проведения тренировок и занятий. Приоритет в боевой подготовке отдаем обучению личного состава действиям в условиях горной пересеченной местности, слаживанию подразделений. Для этого, в чем вы, надеюсь, убедились, у нас есть хорошие горные полигоны. Но специфика еще и в том, что при подготовке и использовании любого оружия приходится вводить поправки. Каждому солдату и сержанту здесь надо хорошо знать правила стрельбы, а офицерам - уровень подготовки подчиненных. И тут нам есть над чем работать: по итогам 2005 года база получила оценку "удовлетворительно".

- Поскольку вы находитесь на территории Армении, то логичен вопрос: сколько армяноязычного населения проходит службу на базе? Вам приходится учитывать и такую специфику?

- Местные кадры среди личного состава у нас составляют порядка 30%. Но особенностей в этом не вижу практически никаких. Есть и офицеры - армяне по национальности. Их порядка 10%, но все они граждане России. Кроме того, все военнослужащие добросовестно относятся к выполнению своих обязанностей, дорожат службой на российской военной базе. Так что проблем, повторю, не вижу никаких.

- А в чем все-таки здесь интересы России? Как долго в Армении может располагаться военная база и каковы перспективы наших отношений?

- Пока разговора о том, что база уйдет, нет. В соответствии с договором она будет здесь находиться еще 15 лет. Будущее наших отношений закладывается уже сегодня. С армянской стороной мы проводим немало совместных мероприятий. Прошлым летом, например, состоялись большие учения в рамках Организации Договора о коллективной безопасности. Проходят также командно-штабные учения, проводятся совместная работа на картах и другие мероприятия.

В качестве перспективных направлений военного сотрудничества с Арменией, что уже отмечено в совместных документах наших военных ведомств, рассматриваются:

- совместные мероприятия в рамках Организации Договора о коллективной безопасности;

- совместные мероприятия в рамках Объединенной системы ПВО СНГ;

- совершенствование нормативной договорной базы совместного планирования применения войск (сил) в интересах обеспечения взаимной безопасности России и Армении;

- проведение совместных мероприятий боевой и оперативной подготовки вооруженных сил в рамках Объединенной группировки войск;

- расширение военно-технического сотрудничества;

- совершенствование условий и качества подготовки офицерских кадров Армении в вузах Минобороны России.

- В печати сообщалось, что часть выводимой из Грузии военной техники будет размещена на 102-й РВБ. Каково ваше отношение к этому?

- Это нормальный процесс. Кроме того, у нас есть оружие и техника, которые требуют замены вследствие их износа и естественного старения. В частности, колесная техника. Так что нам это, как говорится, только на руку.

- Может создаться впечатление, что у вас практически нет трудностей. Но без них, как известно, не обходится. Какие проблемы вас как командира сейчас более всего беспокоят? Может, низкий процент контрактников?


Управление боем в горах - одна из самых трудных командирских задач.
Фото Алексея МУХИНА
- Главная задача, которую надо решить, - это обустройство казарм. К сожалению, они долгое время не ремонтировались. Командующий войсками Северо-Кавказского военного округа выделил средства на ремонт. Поэтому нам надо освоить их и привести казармы в порядок. В частности, отремонтировать крыши, отопление, подвести газ...

Что касается перевода воинских частей и подразделений на контракт, то мы пока не подпадаем под действие Федеральной целевой программы. Но никакого нажима со стороны командования по увеличению числа контрактников не испытываем. Сейчас у нас военнослужащих-контрактников порядка 25%. Это не так уж много. Но в основном это специалисты, которые определяют боевую готовность: водители, механики-водители, другие специалисты. Сержанты-контрактники тоже есть, хотя далеко не все.

Имеются некоторые проблемы и с доставкой в Армению (как и с отправкой отсюда) личного состава. В частности, в момент призывных кампаний, когда идет большой поток увольнений и когда личный состав заменяется. Но эти трудности большей частью носят объективный характер.

Все это, к сожалению, не может не отражаться на ходе учебного процесса. Скажем, если в воинскую часть на территории России приходит эшелон с пополнением, то все одновременно начинают учебу и подготовку по специальности. Здесь несколько иначе. Приходится тратить гораздо больше времени для того, чтобы одних уволить, других перевезти сюда. Пополнение прибывает к нам, как правило, воздушным транспортом. Прежде всего личный состав, заканчивающий учебные подразделения, или военнослужащие, которые первые полгода проходили службу на территории России.

- А каково соотношение у вас между кадровыми офицерами и так называемыми "двухгодичниками"?

- Соотношение в звене рота-батальон примерно 50 на 50. Из них остаются служить по истечении двух лет примерно 20%. Это не так много, но и не мало. Главное же в том, что люди сюда едут служить с желанием. Поэтому проблем с укомплектованием офицерским составом, можно сказать, нет.

Естественно, каждый наш гражданин сюда прибывает по служебному заграничному паспорту. А чтобы его оформить, надо потратить немало времени: МИД просто так паспорта не выдает. Бывают трудности и с заменой паспортов. Речь опять же о длительности этого процесса. А ведь у людей возникают самые непредвиденные обстоятельства. Кто-то спешит на свадьбу, кто-то на похороны, лечение: И в этом приходится испытывать определенные неудобства.

- И последний вопрос, Андрей Владимирович. Ваш гарнизон размещен в древней крепости, которую в Гюмри возвели русские солдаты еще в ХVIII веке. Ощущается ли здесь дух императорской России?

- Да, здесь служили еще наши пра-пра-пращуры. Они построили прекрасные фортификационные сооружения с многочисленными подземными ходами, укрытиями и убежищами, которые позволяли вести оборону на протяжении многих недель и месяцев. Так что я преклоняюсь перед их инженерным талантом. А наша задача - сохранить этот исторический памятник.

Николай ПАНКРАТОВ

Опубликовано в выпуске № 19 (135) за 24 мая 2006 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц