Версия для печати

В тесном блоке с королевствами

Международная политика СССР приводила Ганди и Чан Кайши в восхищение
Чичкин Алексей

Советский опыт выстраивания отношений со странами, противостоящими транснациональному колониализму, уникален. Боле того, он поучителен и сегодня, в современной геополитической ситуации.

Советский опыт выстраивания отношений со странами, противостоящими транснациональному колониализму, уникален. Боле того, он поучителен и сегодня, в современной геополитической ситуации.

Ровно 90 лет назад король (имам) Йемена Яхья обратился к советскому правительству с просьбой начать переговоры о дружбе и торговле. Он приветствовал «новую – равноправную политику Советского Союза в отношении народов и стран Востока», отметив «угрозу целостности и суверенитету нашей страны со стороны Соединенного Королевства и нашего ближайшего соседа». Имам имел в виду Саудовскую Аравию.

Москва ответила согласием. В марте 1927-го начались переговоры. 1 ноября 1928 года в Сане стороны подписали договор о дружбе и торговле.

СССР проводил новую в международных делах, при этом филигранно точную политику в отношении стран, боровшихся с колонизаторами

СССР выработал и проводил новую в международных делах, при этом филигранно точную политику в отношении стран, боровшихся с колонизаторами. Многие из них были сопредельны России, граничат с СНГ и сегодня. До начала 80-х годов взаимоотношения СССР с этими соседями были дружественными, что не позволяло Западу создавать плацдармы у южных и юго-восточных границ державы. Но по мере ослабления Советского Союза и тем более с его распадом ситуация изменилась в худшую сторону...

Внешнеполитический опыт, накопленный после октября 1917-го, нелишне вспомнить не только из-за его замалчивания. Он нужен, чтобы тщательно выстраивать долговременные, равноправные, взаимовыгодные отношения при усилении восточного вектора нашей политики.

Советская Россия уже в конце 1917 года официально денонсировала все договоры с западными державами о совместном разделе Ирана, Турции, Китая, Монголии, других стран и территорий. Только этот факт в рекордно короткий срок сделал их стратегическими союзниками новой России. Договоры о границе и сотрудничестве с Ираном, Турцией, Афганистаном (1919–1922) существенно усилили Республику Советов. Военно-техническая и экономическая помощь, оказанная в 1919–1924 годах новой Турции против интервенции западных держав, а также Афганистану и Йемену в их борьбе с британской агрессией, утвердила СССР главным, если не единственным союзником этих стран.

Упомянутый советско-йеменский договор был заключен на 10 лет. 28 января 1939 года его продлили на такой же срок. По признанию Яхьи, сделанному в 1940-м, этот документ «стал первым равноправным и чрезвычайно выгодным нашей стране международным договором. Этим мы обязаны прежде всего искренним отношением Ленина и Сталина и всех народов СССР к нашему народу и к нашей стране».

В тесном блоке с королевствами
Подлинно братские отношения
сложились с самого начала
20-х годов с Монголией и Тувой

Йемен в сентябре 1939 года объявил о нейтралитете. Но власти разрешали военным и гражданским судам антифашистской коалиции заходить в порты и территориальные воды страны. Примечательно, что Йемен продолжал поставлять в СССР по бартеру (через Ирак и Иран) кофе, рыбопродукты, тростниковый сахар-сырец, специи. Советский экспорт в эту страну (ткани, оборудование, зерно и мука, древесина, медицинское оборудование и медикаменты) в военные годы почти полностью прекратился, но Сана не потребовала возмещения.

Фактически советско-йеменский договор продолжал действовать и в 50-е годы. Военно-техническая и экономическая поддержка Москвы во время британских вторжений в 1955-м (при подготовке блокады Египта и реоккупации Суэцкого канала) и в 1958-м (в связи с Ираком, где был свергнут пробританский режим) помогла сохранить суверенитет и целостность страны. Десятки советских врачей, геологов, строителей, представителей других профессий помогали Йемену развивать экономику, здравоохранение, образование, социальную сферу. Совокупная доля национальных кадров, получивших образование и прошедших стажировку в СССР, к середине 60-х превысила 40 процентов.

Россия помогала и борьбе Афганистана против британцев еще с 1880-х, но не вводила войска. Эту линию продолжила РСФСР, уже в 1919 году оказав стране крупную военно-техническую помощь. С тех пор отношения с монархическим Афганистаном были дружественными и взаимовыгодными. Король Мохаммед Захир-Шах (1934–1973) посещал СССР чаще других стран, Советский Союз с 20-х годов был главным экономико-политическим партнером Афганистана. Разведки двух стран совместно пресекали деятельность национал-шовинистических групп, их попытки проникновения в советскую Среднюю Азию.

В конце 1941 года, по имеющимся данным, Черчилль предложил Сталину совместно ввести войска в Афганистан (как это было в Иране осенью 1941-го). Но советский руководитель ответил, что «это действие будет там наверняка воспринято как агрессия… В Афганистане свыше трети жителей – туркмены, узбеки, таджики, а их соотечественники имеют свои советские республики. Поэтому ввод советских войск может негативно сказаться на советской Средней Азии».

11 октября 1941 года СССР гарантировал, в том числе от имени антифашистской коалиции, суверенитет Афганистана. Но гарантии обусловливались «удалением из Афганистана немецкой и другой вражеской агентуры, дружественной политикой в отношении СССР и антифашистской коалиции в целом».

Заброшенная через Турцию и Иран в июле 1941-го на север Афганистана германская специальная рота «Бранденбург» организовала там площадки для высадки десантов и склады. По плану «Барбаросса» и директивам вермахта №№ 30 и 32 после захвата Кавказа и Закаспийского региона в Афганистан намечалось направить германский «Индийский легион» (около четырех тысяч солдат и офицеров), немецких и турецких десантников. Им предстояло вторгнуться в Британскую Индию с северо-запада (то есть из Афганистана), одновременно японские войска атаковали бы ее с востока.

Но план провалился благодаря взаимодействию спецслужб союзников и Афганистана. Резиденту советской разведки в этой стране Михаилу Алахвердову удалось нейтрализовать германо-турецкую агентуру. К весне 1942-го в стране была разгромлена и японская шпионская сеть. Афганские спецорганы помогли Москве «заполучить» в 1941–1943 годах около 60 агентов Берлина и Анкары в Средней Азии. В Великую Отечественную Афганистан был надежным тылом СССР. Невоенные грузы из западных стран-союзниц в те годы частично шли через афгано-узбекскую и афгано-туркменскую границы.

Советско-афганская граница была спокойной и в предвоенные годы. Об этом свидетельствует письмо Берии Сталину и Молотову, датированное 5 октября 1940 года: «Данных об антисоветской деятельности спецпоселенцев в Молотовабадском – приграничном с Афганистаном районе Таджикской ССР, как и об их связях с контрреволюционными и басмаческими группами в этой стране, не имеется. Ситуация контролируется».

Подлинно братские отношения были установлены в начале 20-х годов с Монголией и Тувой. Весьма примечательна оценка Чан Кайши, данная в беседе с Махатмой Ганди в 1942 году: «Англичане оказались правы, что не стали полностью подчинять себе Бутан, Непал и Сикким, не включив их в Британскую Индию. Теперь эти страны будут бороться за свою самостоятельность не против Лондона, а на стороне Лондона против Японии, если она вторгнется на восток Индии… СССР тоже проводит такую политику: Тува и Внешняя Монголия (МНРА. Ч.) хотя всецело зависят от СССР и имеют схожий с СССР режим, но не входят в его состав. Поэтому СССР может опираться на них и в войне с Германией, и в противостоянии с Японией». Характерно и то, что лидеры Монголии и Тувы, по мнению Чан Кайши и Махтамы Ганди, будучи союзниками СССР, проявляют себя именно как национальные лидеры.

Алексей Чичкин,
кандидат экономических наук

Опубликовано в выпуске № 4 (668) за 1 февраля 2017 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя АНС
АНС
31 января 2017
Вы уж простите, но както невяжется. Кто бы спросил Йемен, если бы вдруг он вздумал както помешать союзникам. Иран ведь взяли и поделили даже не спрашивая, когда потребовалось. Ну а с Монголией, так в тот период на международной арене долго сомневались, самостоятельное ли она государство, или полный наш протекторат. С Тувой решили вообще просто, введя ее в состав СССР сразу после войны. Ну а с Китаем еще долго "мутили", аж до Даманского, когда пришло протрезвение. Но , кажется, не поняли до сих пор.
Аватар пользователя Леонтий
Леонтий
31 января 2017
Опыт взаправду важный, интересный, и всё менее малоизвестный. Попытки "насаждения" и постоянного содержания просов. режимов в развив. странах (в основном в Африке) начались с 60-х. Как отмечаю многие историки и политологи, с того времени (особенно с конца 60-х) началась конкуренция между Москвой и Пекином за эти страны. КНР предпочитала "переориентировать" на себя правящие там режимы (может, кроме Камбоджи), Москва предпочитала "перевороты социалистической ориентации"...
Аватар пользователя Дорджи
Дорджи
31 января 2017
С Ираном был договор (1921 г.), предусматривающий военную взаимопомощь. Вводить туда войска нужно было в связи с германо-турецкими планами нападения на СССР и через Иран ( это приходится "доказывать"...). Что до Тувы, ее руководитель, Салчак Тока, был на этом посту с середины 30-х до 1973 года ! (до своей кончины). Так что Туву в Москве УВАЖАЛИ.
Аватар пользователя XX
XX
06 февраля 2017
"Братские отношения", что за чепуха? Советский Союз при Сталине проводил холодную политику собственных интересов. Например, братские отношения с Тувой закончились ее поглощением. Братские отношения с Монголией сделали ее чем-то средним между вассальным государством и автономной республикой в составе СССР. Братские отношения с Ираном - едва не закончились аннексией его северных провинций в 1945 году - помешал Запад. И очень хорошо, что Сталин действовал именно так, а не витал в розовых облаках "братства и дружбы народов". Формат межгосударственных отношений не предполагает какого-то братства. Есть только использование - взаимное или одностороннее. Задача ответственного национального руководства - максимизировать выгоды для своей страны. Что не отменяет, а предполагает необходимость потребительского отношения к партнеру. Любое вегетарианство, в конечном счете, приходится оплачивать из собственного кармана.
Аватар пользователя АНС
АНС
31 января 2017
Вы уж простите, но както невяжется. Кто бы спросил Йемен, если бы вдруг он вздумал както помешать союзникам. Иран ведь взяли и поделили даже не спрашивая, когда потребовалось. Ну а с Монголией, так в тот период на международной арене долго сомневались, самостоятельное ли она государство, или полный наш протекторат. С Тувой решили вообще просто, введя ее в состав СССР сразу после войны. Ну а с Китаем еще долго "мутили", аж до Даманского, когда пришло протрезвение. Но , кажется, не поняли до сих пор.
Аватар пользователя Леонтий
Леонтий
31 января 2017
Опыт взаправду важный, интересный, и всё менее малоизвестный. Попытки "насаждения" и постоянного содержания просов. режимов в развив. странах (в основном в Африке) начались с 60-х. Как отмечаю многие историки и политологи, с того времени (особенно с конца 60-х) началась конкуренция между Москвой и Пекином за эти страны. КНР предпочитала "переориентировать" на себя правящие там режимы (может, кроме Камбоджи), Москва предпочитала "перевороты социалистической ориентации"...
Аватар пользователя Дорджи
Дорджи
31 января 2017
С Ираном был договор (1921 г.), предусматривающий военную взаимопомощь. Вводить туда войска нужно было в связи с германо-турецкими планами нападения на СССР и через Иран ( это приходится "доказывать"...). Что до Тувы, ее руководитель, Салчак Тока, был на этом посту с середины 30-х до 1973 года ! (до своей кончины). Так что Туву в Москве УВАЖАЛИ.
Аватар пользователя XX
XX
06 февраля 2017
"Братские отношения", что за чепуха? Советский Союз при Сталине проводил холодную политику собственных интересов. Например, братские отношения с Тувой закончились ее поглощением. Братские отношения с Монголией сделали ее чем-то средним между вассальным государством и автономной республикой в составе СССР. Братские отношения с Ираном - едва не закончились аннексией его северных провинций в 1945 году - помешал Запад. И очень хорошо, что Сталин действовал именно так, а не витал в розовых облаках "братства и дружбы народов". Формат межгосударственных отношений не предполагает какого-то братства. Есть только использование - взаимное или одностороннее. Задача ответственного национального руководства - максимизировать выгоды для своей страны. Что не отменяет, а предполагает необходимость потребительского отношения к партнеру. Любое вегетарианство, в конечном счете, приходится оплачивать из собственного кармана.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...