Версия для печати

Пролеты Пентагона

Новый президент США требует конкретики на Ближнем Востоке
Сатановский Евгений

Переход власти в США от демократической администрации к республиканской редко обходится без серьезных подвижек во внешней политике. В то же время так резко менять столь многое, как это делает или намеревается Дональд Трамп, дело неслыханное.

Переход власти в США от демократической администрации к республиканской редко обходится без серьезных подвижек во внешней политике. В то же время так резко менять столь многое, как это делает или намеревается Дональд Трамп, дело неслыханное.

Хотя и избирательная кампания, и сами выборы, и массовые протесты после них столь же уникальны, как личность нового президента и его массовое неприятие СМИ и американским истеблишментом. Во внешнеполитическом, разведывательном и военном сообществах США царит нервозность, попытки угадать, чего хочет Трамп, сменяются периодами полного паралича или хаотичными демонстративными действиями.

Рассмотрим текущие действия США в Сирии, Ираке, Йемене и Тунисе в контексте наступившего в Вашингтоне периода больших перемен, опираясь на работы экспертов ИБВ А. А. Быстрова, П. П. Рябова и Ю. Б. Щегловина.

Сирия в двух сценариях

Салех откровенно говорит, что американцы передали ему «серьезное пожелание» избегать действий, которые могли бы повлиять на боеспособность хоуситов

Трамп ставит задачу уничтожения запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ) как одну из приоритетных в своей внешней политике. Он недоволен как темпами наступления на Ракку в Сирии и Мосул в Ираке, так и невнятными соображениями американских военных на этот счет. Ему нужен четкий пошаговый план с точным числом участников, привлеченных сил и средств. На его разработку он дал Пентагону месяц. В случае срыва этого плана ответят те, кто его разрабатывал. Американские военные расслабились в период правления Обамы, саботируя исполнение служебных обязанностей, прикрываясь программами подготовки «умеренной оппозиции» и бомбардировками пустырей в Сирии и Ираке. Наступление на Ракку, взятие которой расценивалось Демократической партией как предвыборный подарок Хиллари Клинтон от Обамы, захлебнулось после объявления итогов президентских выборов. Министр обороны Эштон Картер потерял интерес к этому проекту. Операция затормозилась, не начавшись, что позволяет ИГ маневрировать силами и средствами, в том числе в ходе наступления в провинции Дейр-эз-Зор.

Трамп будет приветствовать участие Турции и России в разгроме ИГ после того, как через месяц убедится согласно докладу американских генералов, что самостоятельно решить эту задачу для США нереально. Пока же затормозились поставки оружия сирийским курдам, составляющим костяк лояльной американцам коалиции «Силы демократической Сирии» (СДС). В нее входит ополчение племен «Куат ас-Санадид», отряды ассирийцев, бригады вооруженной оппозиции «Джейш ас-Суввар», «Буркан аль-Фурат» и другие. Белый дом ждет обоснования от военных необходимости такого шага с учетом всех рисков. Причем если удовлетворять Анкару, США должны отказаться от поддержки СДС и убедить курдов покинуть Манбидж, откуда ими ранее были выбиты отряды ИГ. Что будет означать потерю для американцев в Сирии «опоры на земле».

Пролеты Пентагона

Этот вариант развития событий генералы доложат Трампу как «пессимистический сценарий». Там будут прописана поддержка Анкарой контактов с ИГ, резкое ослабление боеготовности турецкой армии на фоне масштабных кадровых чисток, а также невнятные результаты ее военной операции «Щит Евфрата» на севере Сирии. Выводом будет убежденность в том, что США придется расхлебывать это в одиночку с перспективой потери позиций на севере Сирии с усилением турецкого доминирования за счет курдов. При реализации такого варианта развития событий ИГ начнет усиливать давление на курдов, вытесняя их за Евфрат. За ними пойдут протурецкие оппозиционные группировки и турецкие военные.

Второй сценарий развития ситуации в Сирии – контакт Вашингтона с Москвой. Пентагон рассматривает возможность его организации. Военные скорее всего подадут на стол президента ограниченный вариант взаимодействия, при котором Россия участвует в совместных авиаударах и, возможно, атакует позиции ИГ с направлений, где стоят сирийские правительственные силы, прежде всего из Дейр-эз-Зора. Двойное давление лишит ИГ возможности маневрирования и нанесения тыловых ударов. Москве придется в данном варианте контратаковать под Пальмирой. Иначе будет нанесен удар по ее тылам. Минусы, которые изложат Трампу генералы, состоят в том, что «заигрывание с Москвой» плохо воспримут в ЕС. Этот сценарий означает снятие антироссийских санкций в сфере военного сотрудничества.

Он потребует и усиления американской группировки под Раккой, так как курды не в состоянии вести серьезные наступательные операции даже при условии прикрытия их с воздуха. Что может негативно сказаться на динамике наступления в Мосуле. Воевать на два фронта с полной отдачей США не могут. Точнее – это потребует переброски в регион значительного воинского контингента и усиления там американского авиакрыла. Необходимо будет входить в бои с исламистами на земле. Готов ли к этому Трамп, пока неизвестно. Обама был не готов. Правда, реализация такого сценария позволит покончить со структурированным сопротивлением ИГ в Сирии примерно через месяц совместной работы США и РФ.

Ирак, разделенный мостами

Пентагон не знает, сколько времени может потребоваться для освобождения Мосула из-под контроля ИГ. Генерал Джозеф Мартин, командующий сухопутными войсками возглавляемой США коалиции, подтвердил это на брифинге для журналистов 25 января. Слова прозвучали диссонансом с победными реляциями, которые высказывали всю середину января официальные иракские власти. Генерал сказал, что операцию в Мосуле вели правительственные силы безопасности. Турецкие войска, по его словам, «не играли роли» в освобождении восточной части Мосула. Вместе с тем он подчеркнул, что иракские силы пользуются поддержкой других членов коалиции, включая Турцию. Вопрос лишь, что из сказанного – правда.

Пролеты Пентагона
Фото: in.news.yahoo.com

Турки не участвуют в штурме Мосула, поскольку этому оппонирует премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади. Никакого «содействия», о котором говорил генерал Мартин, они не оказывают. Турецкая армия после массовых чисток неспособна оперативно действовать даже в районе Эль-Баба на севере Сирии, а не то что участвовать в наступлении на Мосул. Суннитская милиция, которую готовят турецкие специалисты на базе «Башика» в Иракском Курдистане, в боевых действиях в Мосуле также не участвует.

Взятие восточного Мосула дорого далось иракской армии. Ее спецназ, выполнявший основную роль в наступлении, сильно потрепан. Для его перегруппировки нужно два-три месяца. Заменить суннитские части шиитской милицией, на чем настаивает командующий подразделением «Аль-Куд» иранского КСИР генерал Касем Сулеймани, американцы не хотят в силу рисков межконфессиональной резни. К дефициту личного состава и необходимости перегруппировки имеющихся сил («дивизии» на поверку едва дотягивают до полков и не участвовали в боях в силу низкой боеготовности, а курдская пешмерга участвовать в уличных боях в Мосуле отказывается) прибавились технические вопросы.

Американская авиация разрушила пролеты всех пяти мостов между восточной и западной частями Мосула, дабы помешать ИГ маневрировать силами и средствам. Американцы утверждали, что это помогло закончить операцию по освобождению восточной части города. Однако они разрушили по одному пролету каждого моста, а сторонники ИГ насыпали там дамбы и свободно перебрасывали сухопутные части с одного берега Евфрата на другой. По мостам они и ушли из восточной части города. При этом возникло препятствие для выдвижения тяжелой техники иракской армии в западную часть Мосула. Плюс сторонники ИГ подорвали еще по одному пролету каждого из мостов, что сделало восстановление переправ нереальным с учетом их пристрелянности с оборонительных рубежей. Западный берег выше восточного, так что ИГ оседлало местные высотки.

Одновременные подрывы пролетов всех мостов были осуществлены после отступления ИГ из восточной части города. Иракская армия должна была не допустить диверсий – мосты во всех войнах стараются взять неповрежденными. Но это уже вопрос к американским штабистам, которые планировали штурм. Возможно, действовать надо было иначе: оставить мосты в неприкосновенности и позаботиться об их захвате (хотя бы некоторых), а сковывать маневренность ИГ ударами с других направлений. Так, видимо, изначально и предполагалось, но силы, подтянутые к Мосулу с запада и юга, не смогли приблизиться к оборонительным рубежам противника.

Говорить, что с юга и запада надо организовать дальнейшее наступление, как делают сейчас американские военные, можно. Но для этого надо оголить незачищенную от боевиков восточную часть города, перебросив спецназ на юг. Южное направление в Мосуле считается самым трудным. Командование ИГ создало там полосу отчуждения, которая хорошо пристрелена. Иракский спецназ пытается разведать эти позиции, но нарывается на засадный огонь. В этой связи в американском штабе операции царит растерянность, поскольку предварительные выкладки говорят о больших потерях в случае наступления на город с юга и запада. Применение авиации и артиллерии минимизировано в силу густой заселенности – там остается порядка 170 тысяч человек гражданского населения. При этом президент Трамп ждет через три месяца от Пентагона поэтапного плана ликвидации ИГ. Срыв этого срока, как показала история с и. о. генерального прокурора США, чреват отставками в военном ведомстве.

Йемен будет беречь хоуситов

Восьмилетняя дочь Анвара аль-Авлаки, «бывшего главы» Аль-Каиды на Аравийском полуострове (АКАП), была убита в ходе операции, проведенной спецназом США в Йемене. Об этом 31 января сообщил канал СNN. Как сказал официальный представитель Центрального командования (Центком) американских вооруженных сил Энди Стивенс, в ходе операции погиб военнослужащий США, три других получили ранения, а еще два – травмы в результате жесткой посадки вертолета. По данным Центкома, в сферу оперативной ответственности которого входят Ближний Восток и Северная Африка, был проведен «рейд на штаб-квартиру» АКАП, в ходе которого ликвидировано «приблизительно 14» боевиков АКАП и захвачена «информация, которая, вероятно, позволит узнать о готовящихся террористических заговорах».

Как сообщили западные СМИ, рейд был проведен в населенном пункте Якла в провинции Эль-Бейда. В результате перестрелки был уничтожен Абдель Рауф ад-Дахаб вместе с двумя братьями. Боевики, по данным Рейтер, открыли огонь по военнослужащим США, а вертолеты нанесли ответные удары по домам, что привело к большому числу пострадавших. Погибли, по свидетельству медиков, около 30 человек, включая десять женщин и троих детей. Но А. аль-Авлаки никогда не руководил АКАП в Йемене. Он проповедовал террор, а не осуществлял его. Лидером АКАП был саудовский подданный Н. аль-Вахайши. Штаб-квартира АКАП расположена в Хадрамауте. Что до операции, несмотря на реляции Пентагона и ЦРУ, она признана провальной. Весомых данных захвачено не было, погибло мирное население, потери понес спецназ.

Основной целью операции являлось освобождение американских заложников, которые были похищены в провинции Шабва, где они работали на одном из нефтяных месторождений. Операция готовилось несколько месяцев. Посредником, давшим американцам свои связи и контакты в провинции Эль-Бейда, где, по данным ЦРУ США, содержались заложники, был бывший президент Йемена А. А. Салех. Несколько месяцев назад американцы вышли на его окружение с просьбой оказать содействие в освобождении заложников. Секретные переговоры шли в Маскате при посредничестве спецслужб Омана. Салех предложил в качестве связного экс-министра иностранных дел Абубакара аль-Кирби. Американцы его кандидатуру отклонили и попросили Салеха свести их с секретарем пропрезидентской партии «Всеобщий народный конгресс» Ясиром аль-Авади. Оба эти политика родом из Эль-Бейды. Салех согласился, но он не любит, когда игнорируют его мнение.

Американские оперативники поселились в доме аль-Авади для координации сбора разведданных и передачи их в Центр. Сам аль-Авади два месяца провел в разъездах, устанавливая контакты с шейхами племен и зондируя ситуацию. При этом он выезжал в Швейцарию и Кувейт для организации получения и передачи средств, необходимых для проведения работы. Точная сумма неизвестна, эксперты говорят о миллионах долларов. Другими словами, Я. аль-Авади занимался вопросами организации выкупа заложников. А силовая операция понадобилась в качестве антуража – для доклада президенту. В итоге все пошло не так.

Ликвидированный ад-Дахаб – это третий брат. Два других были убиты в 2012 году после захвата отрядом одного из братьев города Раады. На этой почве между братьями вспыхнула вражда в борьбе за лидерство, один убил другого, а затем сам был застрелен. А. Р. ад-Дахаб в период конфликта межу его братьями находился в тюрьме Саны. Он джихадист, как и его старший брат, взявший Рааду. Воевал в Ираке, но не принадлежал к АКАП. Братья работали на службу политической безопасности Йемена в период власти Салеха. Их лично курировал глава этого ведомства М. Анси. Но заложников все равно надо выручать, и американцы вновь придут к Салеху. Между ним и хоуситами идет соревнование за то, кто предоставит США лучшую информацию про террористические организации.

Хоуситы под гарантии Омана активно общаются с американскими спецслужбистами на тему борьбы с джихадизмом. Диалог идет в Маскате и в Ираке. Координатором от хоуситов выступает один из их высших эмиссаров Хамза аль-Хоуси. Маскат используется им для переговоров с послами стран – членов ССАГПЗ. Очевидно, в Маскате обкатывается схема выхода из йеменского кризиса, в которой хоуситы остаются реальной боевой и политической силой. Салех откровенно говорит в своем кругу, что во время контактов с американцами его эмиссаров те передали ему «серьезное пожелание» избегать каких-либо действий, которые могли бы повлиять на боеспособность хоуситов. Что, помимо прочего, вряд ли может порадовать не слишком успешно воюющую с ними Саудовскую Аравию.

Тунис – быстрый партнер

16 января посол США в Тунисе Даниэль Рубинштейн объявил о начале реализации проекта по поставкам в страну 13 военных радаров для мониторинга обстановки на побережье. Подрядчик работ с американской стороны – компания SRCTec, «дочка» Syracuse Research Corp. Последняя выиграла главный тендер ВМС США и Министерства обороны по линии программ продажи военного оборудования иностранным государствам. Контракт по продаже радаров будет оплачен правительством Соединенных Штатов. Сделка стала ответом на официальную просьбу о закупке американских морских радаров. Тунисская армия в период с 2009 по 2011 год приобрела в США несколько наземных SR Hawk и морских радаров на 12 миллионов долларов. При этом несколько американских компаний, которые хорошо зарекомендовали себя на рынке морских военных радаров (типа ATSC), были от участия в торгах отодвинуты тунисским Минобороны, что говорит о коррупционной составляющей сделки.

Программа оборудования морскими и наземными радарами сухопутной и морской границы страны (с Ливией в первую очередь) является приоритетом правительства Туниса в борьбе с незаконной миграцией, инфильтрацией террористов и контрабандой. Нелегальный ввоз топлива из Ливии в Тунис послужил основой вспышки противостояния между правительством и контрабандистами, которые в этой борьбе активно использовали джихадистов. До того контракт на обустройство радарами сухопутной границы Туниса и Ливии выиграли американские компании AECOM и BTP. Заход оружейного бизнеса США в Тунис начался в апреле 2016 года, когда страну посетила делегация крупных военных корпораций. В октябре Госдепартамент США провозгласил Тунис «главным союзником США вне атлантического блока».

Как считают эксперты, основу быстрого вхождения Туниса в число ключевых партнеров США в военной сфере заложил президент страны Беджи Каид эс-Себси, который в мае 2015-го во время визита в США запустил процесс интенсификации сотрудничества. Во времена президента Бен Али США в Тунисе представлены были, но его основным партнером в ВТС оставалась Франция. После «жасминовой революции» положение дел сохранялось. Париж не волновало доминирование в парламенте и исполнительной власти исламистов из партии «Ан-Нахда» во главе с Р. Ганнуши.

США после свержения Бен Али запустили ряд программ по модернизации тунисского силового блока. ВВС страны получили несколько вертолетов Sikorsky UH-60, специально адаптированных для борьбы с терроризмом, а также бывшие в употреблении, но современные Bell Kiowa OH-58D. Последние предназначались для сил спецназа в Бизерте. «Боинг» поставил в Тунис партию дронов ScanEagle. Причем на тот момент действовало общее правило США и ЕС по эмбарго на поставки БЛА в страны Ближнего Востока. Оно распространялось даже на Саудовскую Аравию и ОАЭ, что вынудило их запустить процесс кражи технологий в ЮАР. Тунис получил дроны без бюрократической волокиты. Это означает, что данные, которые тунисские силовики получают в итоге мониторинга границы и прилегающих районов Ливии с помощью американских радаров и беспилотников, они передают США.

Вашингтон усиливает военное присутствие в зонах традиционного французского влияния. Это кроме Туниса Алжир, где базируются американские БЛА и запущена программа по продаже ударных вертолетов «Апач» и «Блэк Хоук», а также зона ЭКОВАС, куда начались поставки кораблей береговой охраны и полицейского снаряжения. Тунис превращается в оплот американских контрисламистских операций в Магрибе. Алжир использовать в этом качестве нереально в связи с тем, что его руководство не афиширует контакты в сфере безопасности с США. Даже в случае предоставления воздушного пространства для американских дронов, Алжир это категорически отрицает.

Все вышеописанное рисует неоднозначную ситуацию, в которой оказались на Ближнем Востоке США под конец правления администрации президента Обамы. Искать выход из нее придется президенту Трампу. Какие решения он вынужден будет принимать, пока неизвестно.

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

#Апач #Блэк Хоук #ScanEagle #Sikorsky UH-60 #Bell Kiowa OH-58D

Опубликовано в выпуске № 5 (669) за 8 февраля 2017 года

 

 

 

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц