Версия для печати

Мобилизация умов

Наши руководители должны коренным образом изменить отношение к науке
Гареев Махмут

Главная задача, стоящая перед Академией военных наук, – изыскивать наиболее эффективные и экономичные пути обороны страны.

Главная задача, стоящая перед Академией военных наук, – изыскивать наиболее эффективные и экономичные пути обороны страны.

Чем отличаются геополитические условия, в которых решались оборонные задачи страны в прошлом и сейчас? Тогда избирали главным образом вооруженный путь противоборства, хотя широко применялись дипломатическая, экономическая, информационная и другие формы международного противостояния. Война понималась как продолжение политики средствами вооруженного насилия. В недавно принятом законе «Об обороне» война и сегодня так трактуется.

Ставка поправила маршала, потребовав оставить узкую полосу для выхода противника из промышленного района без затяжных боев, чтобы было меньше разрушений

Однако теперь, когда масштабы и технологические возможности невоенных средств противостояния значительно расширились, все чаще ставится вопрос о том, что их применение уже означает агрессию. Значит, надо менять законы о военном времени или их толкование. Ученые начали делить войны на традиционные с применением вооруженного насилия и нетрадиционные, где в широком ходу невоенные средства. С учетом изменившихся условий определение сущности войны следует уточнить, вместе с МИДом, РАН РФ необходимо выработать обоснованные формулировки и вынести их на рассмотрение ООН.

Наш президент в Послании Федеральному собранию говорил, что мир вступает в эпоху потрясений. С учетом нового характера угроз приняты Стратегия национальной безопасности и Военная доктрина РФ, Закон об информационной безопасности. Настало время, когда стремление иных стран сохранить суверенитет объявляется устаревшим. Осуществляется не только военно-политическая, но и экономическая экспансия. Одновременно упор сделан на разработку альтернативных энергетических ресурсов, чтобы лишить нас доходов от добычи и продажи газа и нефти, поставить перед угрозой социально-экономического обвала. Происходит перемещение центра деловой жизни и миграция капиталов в Азиатско-Тихоокеанский регион, как следствие этого – перемещение сил США и НАТО в АТР и Центральную Азию, что впрямую затрагивает национальные интересы и безопасность России. Угрозу представляет провоцирование в противостоящих экспансии странах волнений, свержение неугодных властных структур изнутри и нарушение внутренней устойчивости государств, как это было в Ираке, Ливии, а в последнее время – в Сирии и на Украине.

Как противостоять этим так называемым невоенным угрозам, «мягкой силе»?

Махмут Гареев
Фото: ИТАР-ТАСС

Основной фактор, сдерживающий развертывание крупномасштабной войны, – ядерное оружие. Поэтому заправилы современного мира стремятся к достижению политических целей через «цветные революции» в странах-противниках, масштабные информационные акции, развязываемые локальные столкновения. Чтобы заслониться от этих угроз, Россия должна быть сильной и мощной, прежде всего в экономическом и технологическом отношении.

Совершенно по-новому вырисовываются проблемы внутренней безопасности. Как показали трагические события в станице Кущевской, на Урале и в других районах, местная власть и правоохранительные органы в ряде случаев находятся в большой зависимости от криминалитета. И речь уже идет о внутренней прочности и устойчивости государства.

Главная и самая неотложная задача всех ветвей власти и общества – обеспечить единство и сплоченность народов России, пресечь экстремизм и сепаратизм. Эти явления следует душить в истоках. Искать и находить тех, кто провоцирует экстремизм и платит за него, в том числе и СМИ. Дружба народов, сплочение их во главе с великим русским этносом во имя защиты Отечества явились важнейшим фактором, обеспечившим нашу победу в Великой Отечественной войне. Надо хранить это наследие. Мы еще раз настаиваем на том, что Россия как многонациональное государство может сохранить свою устойчивость и целостность только тогда, когда будет строиться и развиваться на основе последовательного проведения в жизнь принципов федерализма.

Однако замечу: хотя Владимир Путин назвал ветеранов войны совестью нации, но в Комиссии по противодействию фальсификации истории не было ни одного участника Великой Отечественной войны. Нет их и в Общественном совете при президенте РФ. В созданном Российском военно-историческом обществе тоже нет ни одного ветерана.

Рано списывать танки

Вооруженные Силы РФ должны быть в высочайшей готовности к выполнению боевых задач в локальных конфликтах, антитеррористических операциях и отмобилизованными к региональным и крупномасштабным войнам.

Огромную опасность представляет терроризм, подпитываемый экстремистскими воззрениями, нацеленный на свержение существующей власти в неугодных странах, как, например, случилось в Ираке и Ливии. Террористы захватывают нефтеносные районы и создают плацдармы для агрессии против других стран и в первую очередь против России. Некоторые террористические группировки, как запрещенные в РФ «Аль-Каида», ИГ, повоевали уже и за американцев, и против них. Одновременно засылкой беженцев и заодно террористов оказывается соответствующее давление на европейские страны.

В России есть ядерный потенциал, и это сдерживает агрессию против нашей страны. Чтобы ликвидировать этот важнейший стратегический фактор, уже более десяти лет США готовят массированный удар высокоточным оружием. И важнейшая наша задача в области обороны страны – не допустить этого.

В последнее время считается, что сражений с массированным применением танков более не случится, бои будут протекать в основном в воздухе и космосе, займут несколько суток и на этом конфликт исчерпается. Военные действия примут высокоманевренный характер: никаких сплошных линий фронта, не потребуется заниматься прорывами обороны и централизованным огневым поражением, действовать придется в основном наступательно. Все цели и объекты противника по мере их обнаружения будут уничтожаться на дальних подступах. Боестолкновения обретут бесконтактный характер.

В истории обе мировые войны начались с высокоманевренных действий, но затем стремление обеспечить фланги и тылы приводили к определенной стабилизации фронтов. Тогда приходилось не только прорывать оборону и наступать, но и обороняться, а порой отступать. Уничтожать сразу по мере выявления все цели и объекты противника тоже невозможно – на это просто не хватит дорогих боеприпасов ВТО.

Да и что такое локальная война? По американским взглядам, война в Корее начала 50-х годов относится к конфликтам средней интенсивности, а там с обеих сторон воевали около 2,5 миллиона человек. Для оккупации Ирака или Афганистана были привлечены войска нескольких десятков стран.

Автоматизированные системы управления, робототехника, беспилотные разведывательные и ударные средства, оружие на новых физических принципах внесут немало изменений в характер военных действий. АВН призвана основательно исследовать новые явления. Но при этом нельзя отрываться от действительности, следует объективно и предметно подходить к изучению новшеств.

Откуда взялся вывод, что более не будет танковых сражений? В зоне Персидского залива в 1991 году воюющие стороны имели свыше 10 тысяч танков – больше, чем в Берлинской операции в 1945-м, где с обеих сторон их участвовало 6300.

Широкое применение спецподразделений, частных военных формирований, миротворческих сил, манипулирование и насильственное вовлечение террористами в зоны конфликтов населения создают сложную обстановку. Необходимо учитывать и решать не только оперативно-тактические, но и социально-политические, а иногда военно-дипломатические вопросы, как это происходит, например, в Сирии, где наши авиация и флот достойно выполняют поставленные задачи.

Реформа армии – осознанная необходимость

При современном характере вооруженной борьбы центр тяжести и основные действия переносятся в воздушно-космическое пространство. Ведущие государства делают главную ставку на завоевание господства путем проведения в самом начале войны массированных воздушно-космических операций, на нанесение ударов по стратегическим и жизненно важным объектам по всей глубине страны.

Это требует решения задач ВКО не сугубо оборонительными средствами ПВО-ПРО, а объединенными усилиями всех видов ВС РФ с решительным применением активных способов действий, ударных средств при централизации управления под руководством Верховного ГК и Генштаба ВС РФ.

В целом члены АВН согласны с основными мерами реформирования и строительства ВС под руководством министра обороны Сергея Шойгу и главы Генштаба Валерия Герасимова, в том числе по пересмотру ранее принятых решений в системе управления видами ВС РФ, военного образования, научной и мобилизационной работы. Весьма актуально и постепенное возвращение к дивизионной системе построения армии, решение других вопросов. Желательно также не только восстановить, но и повысить роль, права и ответственность военных комиссариатов. В статье 22 закона «Об обороне» содержится определение понятия «территориальная оборона», где перечислены мероприятия федерального и регионального уровня в период действия военного и чрезвычайного положения. Это крупный шаг вперед в совершенствовании стратегического планирования. И очень важно обеспечить согласованность соответствующих действий ВС РФ и других силовых ведомств, мобилизационного плана и перевода народного хозяйства на военное положение.

Асимметричные планы

С учетом современных угроз целесообразно планировать и осуществлять согласованные действия в политико-дипломатической, экономической, информационной, технологической, психологической и других сферах, использовать соответствующие средства для влияния на противостоящую сторону.

Все эти акции и мероприятия, проводимые по линии МИДа, внешнеэкономических связей, разведывательных и контрразведывательных органов Минобороны, МВД, ФСБ, погранслужбы, должны идти под руководством Совета безопасности и правительства, исходя из общего стратегического плана при ведущей роли Генштаба ВС РФ.

Для повседневной координации решения оборонных вопросов целесообразно наряду с повышением роли Генштаба наделить министра обороны правами заместителя Верховного главнокомандующего ВС России не только на военное, но и на мирное время.

Большие надежды возлагаются на Фонд перспективных исследований, который, будучи связан с РАН, научно-исследовательскими и конструкторскими учреждениями Минобороны и ОПК, займется содействием разработке и внедрению перспективных технологий. При сравнительной слабости нашего экономического потенциала главный упор следует сделать на создание асимметричных средств и способов ответа. Известно, например, что у ведущих государств связь, навигация, разведка и все управление стратегическими ядерными силами, ПРО, ВТО осуществляются через космос. Обрушение этой системы радиоэлектронными и другими средствами может во многом снизить преимущества противостоящей стороны.

Сталинские уроки

Прогресс оружия и техники определяет развитие военного искусства. Из этого положения мы исходили десятилетиями. В принципе оно остается в силе, но ограничиваться только одной стороной дела нельзя. Военная наука должна более точно определить основные направления развития ВВТ, генерировать конкретные оперативно-стратегические и тактические требования (описание оружия и техники будущего). В каждом советском НИИ было специальное управление, занимавшееся именно этим. Потом данные подразделения ликвидировали, поручив их дело преподавателям тактики военных академий. Но здесь нужны специалисты, владеющие еще и техническими вопросами.

Экономические, политико-дипломатические, информационные и другие способы противоборства (в том числе военные) должны проводиться в тесном взаимодействии. Да и командирам следует учитывать комплексные интересы страны. Так, в Сандомирско-Силезской операции командующий 1-м Украинским фронтом маршал Конев решил окружить и уничтожить немецкую группировку в Силезии. Но Ставка поправила, потребовав оставить узкую полосу для выхода противника из этого промышленного района без затяжных боев, чтобы было меньше разрушений. В Ясско-Кишиневской операции умелая работа с румынской оппозицией позволила повернуть национальную армию против Гитлера.

В опыте Великой Отечественной войны не все до конца раскрыто. Но обстоятельства, подобные названным, должны закладываться в единый замысел предстоящих стратегических, политико-дипломатических, экономических, информационных и других видов противоборства. По решению министра обороны и начальника Генштаба на очередном сборе руководящего состава ВС РФ уделили время углубленному изучению опыта Великой Отечественной и прежде всего полководческого искусства маршала Жукова. Это очень важно, потому что начальный период войны до сих пор объективно не изучен. Даже гриф секретности не со всех документов снят. Недавно один из наших известных ветеранов военной службы давал интервью газете «Советская Россия» и на вопрос, допустил ли Сталин какие-либо ошибки в начальный период войны, ответил, что тот все делал правильно. Исторически это, конечно, верно – отстояли Москву и одержали победу под руководством Сталина. Но в июне 1945 года он сказал: «У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941–1942 годах, когда наша армия отступала...»

В предвоенные годы ни в одном округе не было ни одного полноценного учения по обороне. В декабре 1940 года в Генштабе провели стратегическую военную игру с привлечением командующих и начальников штабов всех округов. Но исходная обстановка была создана на 12-й день войны, то есть учение началось в период, когда начальный этап уже закончился. И участники игры приняли решение не отражать агрессию, а нанести контрудары и продолжить наступательные боевые действия.

Когда командующего Западным фронтом Павлова арестовали, во время судебного процесса судья спрашивал, почему он не докладывал Сталину о развертывании германских войск у наших границ. Тот ответил: «Я докладывал ему то, что он от меня хотел услышать». Это самое страшное на войне, когда докладывают не то, что есть, а что угодно начальникам. Да и нарком обороны, Генштаб, командующие войсками округов должны были соответствующие команды подать, чтобы войска были готовы к отражению нападения противника. Возвращаться к этим вопросам придется еще не раз: разрыв между военно-исторической работой и оперативной, боевой подготовкой ни к чему хорошему не приводит. Познание опыта прошлого и прогнозирование развития должны быть тесно увязаны. Верно и то, что без знания существа современного военного искусства нельзя должным образом разобраться в сложных военно-исторических проблемах.

Для повышения эффективности научных исследований в области оборонной безопасности представляется целесообразным следующее.

Во-первых, при преобразовании РАН и всей научной сферы страны наряду с общими задачами инновационной, технологической модернизации предусмотреть меры повышения удельного веса исследований в интересах обороны. В свою очередь Министерству обороны РФ вместо попыток создания по каждой проблеме собственных научных учреждений целесообразно полнее использовать потенциал имеющихся исследовательских организаций. В частности, при реорганизации РАН наряду с другими необходимыми преобразованиями уточнить состав научного совета по оборонным вопросам и направленность его работы с учетом характера угроз с более широким применением невоенных средств («мягкой силы»). Учредить в РАН РФ научное отделение оборонных проблем. Уточнить состав и направленность работы с тем, чтобы отслеживались соответствующие достижения в области не только естественных и технических, но и общественных знаний.

Во-вторых, с учетом характера новых угроз и задач обеспечения безопасности реорганизовать научную работу в Вооруженных Силах РФ. Преобразовать Военно-научный комитет ВС в Главный военно-научный комитет Минобороны, поднять его роль и статус, возложить на него ответственность за планирование и координацию всей соответствующей работы в Вооруженных Силах и в интересах обороны страны в целом. Следует добиться, чтобы назначение в комитет было престижным со всех точек зрения.

В-третьих, создать Центр научно-технической информации МО РФ, призванный оперативно анализировать, обобщать и доводить до заинтересованных органов управления и учреждений информацию о последних достижениях.

Как требует начальник Генерального штаба ВС, все должностные лица должны коренным образом изменить отношение к науке, ведь работа в этой области – важнейшая составная часть деятельности, связанной с глубоким анализом и обдумыванием назревших проблем, творческим поиском нестандартных путей решения. В военном деле этому придается особое значение, ибо начинание можно осуществить на том или ином участке работы только с согласия и одобрения старшего начальника. Можно иметь самые большие научные достижения и открытия, но если руководитель не стоит на вершине современных знаний, он не в состоянии их воспринять и тем более провести в жизнь.

Прежде всего требуется повышение удельного веса научной работы в штабах всех степеней и других органах военного управления. С другой стороны, строительство и подготовка ВС РФ или разработка новых уставных документов требует и теоретических исследований, и проверки их основных положений на учениях. Органы управления должны не только выдавать задания, но и подтверждать теорию практикой.

Следующее направление – повышение роли военных академий в научных исследованиях, причем и в оперативно-стратегических, и в технических вопросах. Это позволит сделать учебный процесс более творческим.

 

Академический час

По заданиям Совбеза, Совета Федерации, Госдумы, правительства РФ, Минобороны и других силовых ведомств выполнен ряд исследований, подготовлено и издано свыше ста теоретических и других научных работ. Члены академии активно участвовали в парламентских слушаниях и конференциях по вопросам оборонной безопасности в стране и за рубежом. В частности, совместно с Цзилиньским университетом КНР создан центр по совместному изучению истории Второй мировой войны на Дальнем Востоке. По результатам проведенных исследований в Генштаб ВС РФ и Совет безопасности представлены обстоятельные доклады с оценкой перспектив развития геополитической обстановки в мире, о новом характере многосторонних угроз России и организации обороны страны с целью противодействия военным и невоенным угрозам, о путях совершенствования военно-научной работы в ВС РФ. Заслуживают внимания исследования проблематики государственной и общественной безопасности учеными Санкт-Петербургского, Башкирского, Рязанского, Нижегородского, Белорусского, Амурского, Казахстанского, Поволжского, Сибирского и других отделений. Активно работали и другие отделения академии. Об этом 4 марта шла речь на общем собрании АВН РФ.

Махмут Гареев,
президент Академии военных наук, генерал армии

Опубликовано в выпуске № 12 (676) за 29 марта 2017 года

 

 

 

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
Стригунов Константин
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц