Версия для печати

Турецкий марш в Сирии

Российская авиация помогла Эрдогану удержать в руках «Щит Евфрата»
Лавров Антон

Главным для Анкары в Сирии была не борьба с ИГ, а создание надежного буфера между обширными курдскими территориями на восточном берегу Евфрата и афринским анклавом, дабы не допустить формирования единой курдской автономии на севере САР.

Главным для Анкары в Сирии была не борьба с ИГ, а создание надежного буфера между обширными курдскими территориями на восточном берегу Евфрата и афринским анклавом, дабы не допустить формирования единой курдской автономии на севере САР.

Со второй половины 2011 года, когда внутрисирийский конфликт начал разрастаться в полномасштабную гражданскую войну, Анкара заняла жесткую позицию относительно властей Сирии и лично президента Асада, потребовав смены режима. В Турции открыто формировались структуры политического и военного руководства оппозиционной Свободной сирийской армии (ССА), были развернуты ее тыловые подразделения. Турция, куда хлынули потоки беженцев, начала настаивать на создании для них в приграничных районах Сирии «зоны безопасности» и запрета на полеты для авиации САР на севере страны, то есть фактического установления там своего протектората.

В боях за Аль-Баб в одном строю воевали вчерашние заклятые враги – турецкие войска, отряды оппозиции, правительственные силы, поддержанные российской авиацией, и курды

21–22 февраля 2015 года турецкая армия провела молниеносную эвакуацию своего анклава, которому угрожало наступление сил запрещенного в РФ «Исламского государства». В операции задействовали по танковому и механизированному батальону (39 танков, 57 единиц легкой бронетехники, 572 военнослужащих), зашедших на 30 километров в глубину сирийской территории. В безопасное место у границы с Турцией эвакуировали останки прародителя османского государства Шаха Сулеймана и охранявших гробницу 15 солдат.

Успех подстегнул разработку планов крупномасштабной интервенции, которая должна была начаться в декабре. Российское вмешательство в войну с ИГ и последовавший конфликт с Москвой из-за сбитого фронтового бомбардировщика Су-24М2 спутали карты Эрдогана. При развертывании в Сирии группировки РФ, включавшей боевую авиацию и системы ПВО, любые военные действия Анкары привели бы к эскалации противостояния с Россией, а поддержка Москвой курдов – затруднила операцию. К планам интервенции Турция сумела вернуться лишь после урегулирования отношений с РФ летом 2016 года. Этому не помешали даже попытка военного переворота и последовавшие масштабные армейские чистки.

Свои действия турецкие власти оправдывали реализацией права на самооборону, предоставленного статьей 51 Устава ООН. Целью операции, начавшейся 24 августа 2016 года, официально заявлена борьба с террористическими группировками ИГ и Рабочей партии Курдистана.

Ранее отряды главным образом Сирийской демократической армии (СДА) и особенно ненавистные Анкаре отряды народной самообороны (ОНС) перешли на западный берег Евфрата и 15 августа 2016 года после двухмесячных боев отбили у ИГ ключевой город Манбидж, сделав объединение курдских территорий на севере Сирии почти неизбежным.

Турецкий марш в Сирии
Фото: russia-now.com

Замысел турецкой операции предусматривал продвижение в глубь Сирии на 30 километров от границы на стокилометровом фронте, взятие городов Аль-Баб и Манбидж, а также 150 малых населенных пунктов. Фактически это должно было создать ту «зону безопасности», за формирование которой Турция выступала несколько лет.

Основу сил вторжения составили обученные и вооруженные Анкарой протурецкие отряды сирийской оппозиции, включая ССА и туркоманов, общей численностью до пяти тысяч штыков. Они стали прокси-армией, на которую должна была лечь основная тяжесть боев и контроля территории. На турецкие ВС возлагалась только огневая поддержка, они были представлены батальоном танков М60А3 из 2-й полевой армии, который сопровождали бойцы командования специальных операций и армейского спецназа. Численность турецкого контингента на первом этапе составляла около 350 человек. Трансграничным огнем наступление поддерживала группировка из 155-мм самоходных гаубиц Firtina и РСЗО.

Дополнительно из Стамбула начали перебрасывать к сирийской границе батальон танков Leopard 2A4 из 2-й бронетанковой бригады 52-й бронетанковой дивизии 1-й полевой армии. Эта бригада активно участвовала в попытке военного переворота 15 июля, ее танки использовались мятежниками для блокирования стамбульских мостов. В результате отправка частей бригады для участия в интервенции в Сирию стала своего рода искуплением кровью за участие в мятеже. К границе также был выдвинут батальон БМП ACV-15.

Наземная операция сопровождалась воздушной кампанией, в которой Турция применила наиболее совершенные средства поражения из своего арсенала. Почти все удары наносили истребители Lockheed Martin F-16C/D с использованием высокоточного оружия производства США и Турции. Уже с первых дней задействовались новые ударные БЛА собственной разработки Bayraktar TB2, первая партия которых поступила в войска весной. Применение в Сирии стало боевым крещением новинки.

Санджурский рубеж

Первым направлением удара начавшейся операции «Щит Евфрата» стал контролировавшийся боевиками ИГ приграничный город Джараблус. К началу наступления террористы уже очистили его окрестности, не став принимать бой под угрозой окружения и уничтожения. Населенный пункт был взят ССА без боя и потерь. Первые серьезные стычки произошли не с ИГ, а с находившимися в восьми километрах к югу от Джараблуса курдскими силами, по которым ударили турецкие танки, артиллерия и отбомбилась авиация. Курдам предъявили ультиматум: в течение недели покинуть западный берег Евфрата, включая отбитый у ИГ Манбидж. Требования были отвергнуты.

Турецкий марш в Сирии
Фото: REUTERS

В боях за поселки к югу от Джараблуса турецкая армия понесла первые военные потери. Курдские бойцы 27 августа сожгли из ПТРК MILAN два танка М60. Но это не остановило продвижение группировки, имевшей подавляющее численное и качественное превосходство. На шестые сутки, 29 августа основные силы, выдавливая курдов из населенных пунктов, достигли естественной преграды – реки Саджур.

Активные дипломатические усилия США привели к договору о прекращении огня между турецкой группировкой и формированиями курдов с 30 августа. Наступление на Манбидж было остановлено, а река Саджур стала линией разграничения на ближайшие полгода.

28 августа Анкара открыла второе направление операции – в районе Аль-Рай, на противоположном участке приграничной полосы, контролируемой ИГ. Первоначально задействованные здесь силы были скромнее. Но расширение борьбы с ИГ привело к наращиванию контингента. 2 сентября границу перешли 13 модернизированных танков М60Т с улучшенной защитой от ПТРК. На следующий день в Сирию ввели БТР и бронемашины ВМС Kipri класса MRAP со спецназом. Турецкая группировка начала зачистку границы от боевиков ИГ и подготовку к наступлению на Аль-Баб.

Уже 4 сентября наступавшие от Джараблуса и Аль-Рая соединились. Граница Турции с Сирией оказалась полностью очищена от банд ИГ на всем протяжении. В ходе этого этапа боевых действий протурецкая ССА установила контроль над одним городом и 32 поселками. Первая фаза операции закончилась для Анкары успешно, с минимальными потерями и без серьезного сопротивления.

Против курдов

По заявлению президента Турции, приоритетом следующей фазы операции должен был стать оплот ИГ в регионе – Аль-Баб с населением около 100 тысяч человек. Второстепенной целью Эрдоган снова назвал контролируемый СДА Манбидж. Одновременно глава МИДа Турции заявил, что не исключает проведения еще более масштабной операции против «курдских террористов» и в афринском кантоне.

То, что это не было пустыми угрозами, подтверждалось сосредоточением на границе с анклавом крупной турецкой группировки, насчитывавшей уже более ста единиц бронетехники, включая переброшенные из Стамбула Leopard 2A4 2-й танковой бригады и самоходные гаубицы Firtina. Африн и позиции курдского ополчения регулярно подвергались ударам турецких авиации и артиллерии.

ИГ также готовилось дать решительный бой при обороне Аль-Баба. Вокруг пригородов насыпали вал длиной 25 километров – типичное для сирийской войны укрепление. Боевики накапливали оружие и боеприпасы, минировали автомобили, собирали взрывчатку.

Ударом для турецкого общества стали известия о первых серьезных потерях армии 6 сентября при попытке продвижения к югу от Аль-Рая. Два турецких М60Т были поражены исламистами из ПТРК «Корнет-Э» с расстояния 4,5 километра. Даже модернизированная броня не смогла защитить от ракет российского производства. Три танкиста погибли, четверо ранены. Через два дня так же был уничтожен еще один М60Т. Погибли три танкиста, один получил ранения.

К тому времени в Сирии находилось от 30 до 50 турецких танков. Их продвижение приостановилось, пехота ССА также встала без поддержки броней. Пауза продолжилась более недели.

Дальнейшее наступление сосредоточилось на дороге, соединяющей Аль-Рай и Аль-Баб. Несмотря на то, что требовалось пройти лишь 22 километра, темпы продвижения были невысоки. Для ускорения турецкое командование 27 сентября впервые применило против целей в этом районе пять тяжелых корректируемых авиационных бомб национального производства HGK-1 калибра 2000 фунтов (908 кг). После этого использование мощного ВТО стало регулярным.

Еще одной целью операции в начале октября стал город Дабик. Его взятие ставило под угрозу окружения большой выступ с районным центром Суран, контролируемый террористами. В этом периферийном районе турки действовали эффективнее. К середине октября срезающий удар южнее Дабика и фронтальный – на Суран при интенсивной авиационной и артиллерийской поддержке увенчались успехом. Линия фронта выровнялась. При этом обошлось без потерь турецкой армии.

Приближение к районам, занятым армией САР, возобновило разговоры о том, что необходимо начать деблокаду Алеппо, но Анкара удержала оппозиционеров в узде. Вне всяких сомнений, масштаб и границы турецкой операции являлись одной из основных тем переговоров Путина и Эрдогана во время визита президента России в Стамбул 10 октября 2016 года.

Тем не менее возникли трения между ССА, подошедшими к границам афринского кантона, и курдами. Отрядам ОНС 18 октября предъявили требование покинуть город Тель-Рифат и его окрестности за двое суток. Эту территорию в начале 2016 года курды отвоевали у ССА, кстати, при поддержке ВКС России. Ультиматум отвергли и между противостоящими группировками начались столкновения с использованием стрелкового оружия и минометов. 20 октября турецкие ВВС начали массированные бомбардировки позиций курдов в городе и на выступе к юго-востоку от него, нанеся за день более 20 ударов. Командование курдов признало гибель 15 своих бойцов и заявило о более ста мирных жителях, убитых бомбами.

Авиаудары по курдскому кантону вызвали жесткую реакцию властей Сирии, опасавшихся, что это прелюдия к наступлению протурецких сил на Алеппо. В Минобороны САР заявили о том, что будут сбивать турецкие самолеты, заходящие в воздушное пространство страны. 21 октября удары по курдам осудил и глава МИДа России Сергей Лавров. Уже 22 октября турецким ВВС пришлось приостановить полеты над Сирией, обнаружив работу РЛС комплексов ПВО. Пауза в авиаударах затянулась на три недели – до 11 ноября и привела к остановке протурецких соединений пехоты, лишившихся поддержки с воздуха. При этом Турция перебросила в район боев еще до 20 танков М60Т.

Несмотря на грозную риторику Эрдогана, пообещавшего очистить от «террористов» не только Манбидж, но и афринский кантон, сухопутную группировку вновь перенацелили на Аль-Баб, до которого оставалось немногим более 10 километров. Прекращение бомбардировок позволило курдским отрядам СДА ударить во фланг протурецких формирований и вернуть несколько сел в окрестностях Тель-Рифата, потерянных днями ранее.

Наступление на Аль-Баб возобновилось 8 ноября. За время паузы «Щит Евфрата» пополнили живой силой и привели в порядок. Из Турции была переброшена дополнительная тысяча бойцов протурецких бригад «Султан Мурад» и «Лива аль-Хамза», которых готовили к уличным боям. Оппозиции также передали некоторое количество гусеничных бронетранспортеров ACV-15. На территорию Сирии ближе к Аль-Бабу были переброшены турецкие САУ Firtina.

Пользуясь слабостью ИГ на периферии боев, активизировались курдские отряды в Манбидже, начавшие наступать на Аль-Баб. Без сопротивления они заняли несколько поселков, опередив протурецкие силы. К 18 ноября курдов отделяло от спорного города менее 10 километров. Начали движение к Аль-Бабу и курдские отряды из афринского кантона. Это по-прежнему сохраняло угрозу объединения курдских территорий при успешном захвате ими Аль-Баба или района южнее его и заставило Анкару нарастить темпы продвижения.

По мере того как битва за Алеппо подходила к концу, сирийские правительственные силы начали подготовку к наступлению на Аль-Баб и районы в Северном Алеппо, подконтрольные ИГ. В ночь на 24 ноября неопознанный самолет нанес удар по турецким позициям рядом с Аль-Бабом, погибли четверо и ранены девять солдат из турецкой 5-й бронетанковой бригады. Турция обвинила в атаке ВВС Сирии. Неясно, был удар самолета L-39 следствием ошибки или намеренным ответом на обстрел турецкой артиллерией войск САР в провинции Латакия, случившийся накануне. Налет стал поводом для экстренного телефонного разговора турецкого и российского президентов. Противостояния сил «Щита Евфрата» и армии САР снова удалось избежать.

Кольцо Аль-Баба

Чтобы не допустить выхода курдов к Аль-Бабу, турецкая группировка перерезала дорогу Манбидж – Аль-Баб, что блокировало наступление СДА. Сирийские правительственные войска еще были заняты в Алеппо. Это сделало силы «Щита Евфрата» единственным реальным претендентом на взятие Аль-Баба. 8 декабря стало известно о появлении в Сирии еще 300 турецких коммандос. Анкара перебросила под Аль-Баб танки Leopard 2A4 2-й бронетанковой бригады, это стало их первым развертыванием в Сирии. Уже 9 декабря их задействовали в штурме города. Направлением главного удара и в дальнейшем ареной наиболее ожесточенных боев стал расположенный на западной окраине госпитальный комплекс.

Получили подкрепление и террористы. Крупный отряд из 500 опытных бойцов перебрался в Сирию из Ирака. Часть прибывших стала костяком успешного наступления сил ИГ на Пальмиру, остальные усилили оборону Аль-Баба, что сразу сказалось: 12 декабря ракетой был поражен турецкий бронетранспортер, ранены четверо солдат. На следующий день на подступах к госпиталю из комплекса «Метис-М» уничтожено сразу два турецких Leopard 2A4, что стало первой боевой потерей этих танков. 16 декабря противотанковыми ракетами были подбиты M60T и бронеавтомобиль Cobra.

По турецким данным, в ходе боев 12–22 декабря под Аль-Бабом потеряны десять танков Leopard 2A4 и один M60T, три БМП ACV-15, бронеавтомобиль Cobra. Только 21 декабря погибли 16 турецких спецназовцев, 33 ранены. Одномоментно оказалось выведено из строя до 10 процентов пехоты турецкого контингента в Сирии. Ранее за все время операции погиб только 21 турецкий солдат.

Потерпев поражение на земле, Анкара нарастила интенсивность авиационных и артиллерийских ударов и потребовала от американцев участия в воздушной кампании против Аль-Баба. Командование коалиции США отказалось поддерживать турецкое наступление, считая, что необходимо сосредоточится на взятии Ракки.

Недостаток сил заставлял вести малоэффективные фронтальные атаки на Аль-Баб все там же – на западе, одновременно наращивая численность прокси-армии. Дополнительно перебросили еще 500 солдат турецкого армейского спецназа. 25 декабря артиллерия группировки в Сирии была усилена по крайней мере десятью 155-мм самоходными гаубицами М44Т и M52T. Таким образом, в операции участвовали семь-восемь тысяч бойцов ССА и 1500–2000 турецких военнослужащих.

Не сумев взять город штурмом или окружить его, Анкара перешла к войне на истощение, используя преимущество в огневой силе, численности пехоты и количестве боеприпасов, изматывая и постепенно истребляя гарнизон террористов в Аль-Бабе постоянными ударами и попытками штурма. Такая стратегия напомнила проходивший одновременно захват иракского Мосула.

С отказом США оказать поддержку с воздуха с 25 декабря начали появляться сообщения о том, что по Аль-Бабу и его окрестностям работают ВКС РФ. Подписанное при участии Турции, России и Ирана перемирие между сирийскими властями и оппозицией вступило в действие с 30 декабря. Это высвободило часть сил нашей авиации для более активных действий в районе Аль-Баба, а затем и для поддержки начавшегося на него наступления правительственных войск Сирии.

К исходу года, по официальным данным, безвозвратные потери турецкой армии в операции «Щит Евфрата» составили 42 человека и около 260 из отрядов ССА. Подавляющее большинство погибших турецких военных стали жертвами обстрелов ПТУР и атак смертников.

12 января 2017 года подписан меморандум о взаимодействии российской и турецкой авиации в районе Аль-Баба. Была установлена «горячая линия» связи между штабами операций. Согласовали регулярную передачу координат позиций сторон и противника, меры по решению конфликтов. Это позволило проводить две самостоятельные авиакампании в одном районе, а затем начать и совместные удары по целям ИГ. Если турецкие летчики сосредоточились на оси Аль-Баб – Кабасин, то российская авиация била в основном к югу и юго-западу от города в интересах начавшегося наступления сирийских правительственных сил.

С 17 января, за несколько дней до ухода президента США Барака Обамы он санкционировал возобновление ударов американской коалиции в поддержку турецкой операции в Аль-Бабе. 18 января российское Минобороны заявило о проведении первой совместной воздушной операции в координации с Турцией. В этот день в одном воздушном пространстве по целям в Аль-Бабе и окрестностях наносили удары турецкие самолеты, дроны США, самолеты Tornado ВВС Великобритании и российские ВКС.

В феврале 2017 года в районе Аль-Баба сложилась уникальная ситуация, когда в боях за город и его окрестности оказались задействованными бывшие кровные враги. С севера наступали силы, использовавшиеся в операции «Щит Евфрата», включавшие турецкие войска, и еще недавно воевавшие с правительством Сирии отряды ССА. С юго-запада к нему приближались правительственные формирования, поддержанные российскими ВКС, а на востоке действовали курды. В окружении города между группировками установился вооруженный нейтралитет. Время от времени вспыхивавшие конфликты и перестрелки гасились при посредничестве России и Турции.

Политическая воля для совместного решения проблемы в регионе оказалось так велика, что даже ошибочный удар ВКС России по турецким военным 9 февраля, когда погибли трое солдат и одиннадцать были ранены, не привел к серьезным политических последствиям. Тем не менее, несмотря на примирительную публичную реакцию, Турция на время возобновила круглосуточное воздушное патрулирование истребителей в районе операции.

Линией разграничения турецких и сирийских правительственных сил стало шоссе М4. Это оставляло Аль-Баб и Кабасин в зоне ответственности Турции, а южный пригород Тадеф – правительства Сирии. После значительного продвижения САР, взятия высот и поселков к югу и юго-западу от города и одновременного захвата турками города Аль-Баас ситуация для обороняющей Аль-Баб террористической группировки стала критической. Единственная оставшаяся дорога оказалась под огнем двух сторон, а оборонявшие город боевики рисковали остаться в плотном окружении. С выходом к его окраинам сирийской армии сил для этого теперь было достаточно.

Спустя полгода после начала операции Турции удалось лишь частично решить намеченные задачи.

Подробнее об операции «Щит Евфрата» – в новой книге Центра анализа стратегий и технологий «Турецкая военная машина: сила и слабость»

 

Ретроспектива

Отношения Сирии с Турцией никогда не были хорошими. Первоначально это объяснялось реваншистскими настроениями Анкары, территориальными претензиями. Впоследствии обострился конфликт Турции с курдами, находившими убежище у соплеменников в Сирии. В 90-е годы это поставило страны на грань войны. Некоторое потепление отношений в 2000-е сменилось открытой враждой с началом гражданского противостояния в САР.

#лавровантон

Опубликовано в выпуске № 14 (678) за 12 апреля 2017 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц