Версия для печати

Казус Белли в действии

Симкин Владимир
Обратим внимание: пренебрежение, как и неучет современных научных знаний на государственном уровне, в частности в вопросах теории международного права, привел к трагическим последствиям для СССР. Так, руководители и дипломаты нашей страны вовремя не распознали Казус Белли (лат. casus belli - непосредственный формальный повод для возникновения между государствами состояния войны), умело примененный Западом к Советскому Союзу после окончания Второй мировой войны.


ПОЧЕМУ СССР НЕ СМОГ ИСПОЛЬЗОВАТЬ В ПОЛНОЙ МЕРЕ ИТОГИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


Обратим внимание: пренебрежение, как и неучет современных научных знаний на государственном уровне, в частности в вопросах теории международного права, привел к трагическим последствиям для СССР. Так, руководители и дипломаты нашей страны вовремя не распознали Казус Белли (лат. casus belli - непосредственный формальный повод для возникновения между государствами состояния войны), умело примененный Западом к Советскому Союзу после окончания Второй мировой войны.
{{direct_hor}}
Казус Белли был впервые озвучен Уинстоном Черчиллем в фултонской речи в 1946 г., что и явилось официальным началом холодной войны. На практике же Казус Белли впервые был опробован и проверен Западом при заключении сепаратного Сан-Францисского мирного договора 1951 г., когда нашими основными союзниками по Второй мировой войне - США и Великобританией - была проделана попытка по ущемлению законных прав основного победителя во Второй мировой войне - Советского Союза, когда Курильские острова из-под юрисдикции СССР передавались бы по Сан-Францисскому мирному договору неизвестно кому, но не передавались бы Японии, что было решительно и правильно отвергнуто нашей делегацией во главе с А.А. Громыко.

Вторая серьезная попытка реализации Казуса Белли против нашей страны была предпринята Японией с согласия США и Великобритании и при попустительстве тогдашнего советского руководства во главе с Н.С. Хрущевым. Тогда руководители нашей страны пошли на поводу у Японии и вступили в переговорный процесс о заключении мирного договора и о возможной передаче двух Курильских островов под юрисдикцию Японии, что и было отражено в Советско-японской декларации 1956 г. Тем самым тогдашние руководители нашей страны, а у них не было никаких прав и полномочий на совершение таких неправомочных действий, стали соучастниками вместе с руководством Японии пересмотра и ревизии результатов и итогов Второй мировой войны. И поэтому подобные действия тогдашних руководителей нашей страны следует квалифицировать с позиции международного права как тягчайшее государственное преступление, не имеющее срока давности.

И если проследить дальнейшее применение Западом Казуса Белли против интересов нашей страны и для ее разрушения, то можно констатировать: если бы своевременно и правильно бывшие руководители Союза на это отреагировали, то, по крайней мере, насильственного уничтожения СССР можно было бы избежать. ХХ в. находился в постоянном тревожном ожидании новой мировой войны, в состоянии подготовки к ней, и потому все сводилось к обеспечению как подготовки к войне для одних стран, так и безопасности и обороноспособности для других. Не прекращаясь, велась жесточайшая информационная война.

Такое положение было обусловлено тем, что мировая цивилизация после окончания Второй мировой войны не повернулась лицом к научному образованию и просвещению, не поставила задачу определения и повышения уровня образованности и ликвидации научной несостоятельности с помощью пропаганды достижений науки, изучения как ее законов, так и норм и правил общенаучной логики. Этого не произошло до настоящего времени. ООН, главы государств и правительств до сих пор не признали конституционности и юрисдикции законов научного знания и общенаучной логики, сохранены довоенные донаучные тексты, методики преподавания и стереотипы суждения.

В связи с официальным непризнанием юрисдикции законов научного знания, норм и правил общенаучной и социальной логики в мире осуществляется и насаждается управление субъективным личным или групповым мнением, которое принуждает мир подчиняться образовательной недостаточности глав государств и правительств, которым дозволено не знать законов науки и не признавать их юрисдикции и право законов научного знания на сохранение и развитие цивилизации. Субъективное мнение как и в прошлом (и при рабовладении, и при колониализме, и при расизме), так и в настоящем издает свои законы, кодексы и конституции, не согласованные с научным знанием, и привлекает к ответственности тех, кто эти законы нарушает, а за нарушение законов науки никто не привлекается к ответственности. И потому не может осуществляться переход институтов общества и государства на законы научного знания, на образовательное право, на закон достаточного основания логики, на законы общего свойства, на законы сохранения, на законы как индивидуального, так и общественного развития, на нормы и правила логического суждения. И поэтому нет и не может быть ни реальной предсказуемости, ни движения цивилизации к высокоразвитому сознанию и мышлению, а осуществляется деструктивное управление и информационное подавление сознания, мышления и понимания, подавление непослушания и неподчинения действующей власти, которая издает для себя законы, противоречащие реальности и ее объективности.

И именно образовательная недостаточность, логическое слабомыслие определяли в истории ее факты, события, жестокость, войны: Как не происходило признания персонифицированной светской и религиозной властью научного познания как основы прогресса и развития, так не происходило и признания открытий и установлений науки - такое признание устраняло бы право личной власти на повеление, право на наказание подданных за непослушание, за восстание, право на превосходство и избранность.

На тех же основаниях персонифицированной и никому не подотчетной власти действовали международное право, Лига Наций и международная дипломатия, юридическая и экономическая составляющие мировой политики, продолжают действовать писатели и историки, принимающие и толкующие факты истории в любом их тенденциозном изложении и в любой их интерпретации. Они пренебрегают доказательствами и обвиняют настоящее историей, ставя вопрос о восстановлении якобы исторической справедливости, которой не было и не могло быть, но отказывая при этом в справедливости законам и принципам научного знания, в их праве на формирование образовательной системы, научного просвещения и информационного обеспечения общества.

Вторая мировая война отменила все довоенные соглашения и обязательства ввиду форс-мажорных событий и невозможности выполнения обязательств и пролонгации их на послевоенное время, отменила довоенное международное право, приведшее как к Первой, так и ко Второй мировым войнам, а наша Победа во Второй мировой требовала перехода к послевоенному международному праву, к новым общественным и международным отношениям, но уже на основах образовательного права, на основах образовательной иерархии и субординации, требовала перехода от повседневных и созерцательных сведений к начальным и высшим знаниям.

С окончанием Второй мировой войны потерял законность мандат Лиги Наций, так как она была источником доминирования противоречий, приводящих к нарушениям умственной деятельности, была источником конфликтов и войн. Поэтому и была создана Организация Объединенных Наций, что еще не означало устранения противоречий и правильности правового уложения ее устава и процедур, сохранивших преемственность довоенных стереотипов Лиги Наций и доминирования мнений в выработке ее решений, при которых не учитывались образовательное право, образовательные полномочия и научные знания, не учитывалась и не вводилась ответственность за нарушение основополагающих для международной деятельности послевоенных договоров, соглашений, обязательств и условий капитуляций, не учитывалось право Победы на установление нового мирового порядка.

ООН, как и Лига Наций, не смогла обеспечить положение мирного времени, противостоять послевоенным конфликтам и войнам и ввести законы научного знания в свой устав, чем обеспечить гарантии безопасности, нераспространения противоречий и лжесвидетельств о всемирной истории и о Второй мировой войне, так как сам ее устав противоречит системе общенаучных знаний, принципу принуждения к исполнению договоров и обязательности соблюдения единых норм и правил поведения, исходящих от установленных наукой знаний о природе, от научной картины мира и выявленных наукой особенностей и свойств, присущих людям.

Право декларируется ООН, но не применяется ею, потому что применить право - значит провести аттестацию и установить уровень научного знания, компетенции и незнания и тем самым установить образовательный порядок допуска к ответственной деятельности. Современное международное право, основанное на военных и послевоенных бессрочных договорах, соглашениях, обязательствах и условиях капитуляций не может рассматриваться иначе, как на их соблюдении и не может пересматриваться, а может и должно вводить новые принципы в международное право при сохранении и неприкосновенности военных и послевоенных бессрочных основополагающих для международной деятельности договоров, через образовательное право и образовательный закон, определяющие и составляющие основу для дальнейшей деятельности и ООН.

В деятельности государственных и международных институтов не должны применяться софистические суждения и уловки, ложные посылки суждения и социально-психологические установки, а определение и установление ложности которых не представляет трудности при обращении к нормам и правилам социальной логики, к законам, принципам, свойствам, особенностям, при обращении к детерминированным последовательностям и закономерностям, установленным наукой. Языковые и психологические интервенции, не учитывающие и не знающие основ научного языка, законов научного знания и производных от законов научного знания законов морали и нравственности, деморализуют и дезорганизуют системы общественных и международных отношений, систему государственного управления и систему образования и культуры, образовательной идентификации, что и ведет к дегуманизации цивилизации в целом.

Скрытая психологическая уловка, переходящая в провокацию по отношению к вопросам истории, войны и мира, к результатам и итогам Второй мировой войны, привела к пересмотру итогов всемирной истории, итогов познания, привела к дискредитации нашей Победы и СССР, к новой напряженности как внутригосударственных, так и международных отношений и к поиску формальных поводов восстановления условий, существовавших до начала Второй мировой войны, довоенных границ и довоенного положения в уложениях права.

Скрытая психологическая уловка по ведению мирных переговоров не была своевременно распознана советской дипломатией и государственными деятелями, перешла в провокацию и определила возможность, скажем, для Японии организовать переговоры, вовлечь в них СССР, полагая при этом, что само предложение о мирных переговорах не будет рассматриваться как провокация, что и произошло и не было распознано при недостаточной научной подготовке и психологической квалификации руководителей нашей страны. Но зато было использовано доброжелательное отношение к сотрудничеству с Японией руководителей нашей страны, которые и дали согласие на ведение мирных переговоров, не предвидя и не предполагая последствий от самого такого согласия.

Но уже само согласие на переговоры руководства нашей страны означало признание возможности пересмотра итогов и результатов Второй мировой войны и условий капитуляций, и при этом как будто агрессором становился уже Советский Союз, а не Япония, и что уже якобы Япония оказывалась потерпевшей стороной. И как следствие, такие переговоры явно или неявно, но определили отказ от признания права Победы и дали возможность осуществить попытку возвращения к довоенным границам, и уже Япония рассматривалась не как агрессор, как уничтожитель миллионов людей и как страна, совместно с Германией и Италией в коалиции с Венгрией, Румынией, Болгарией и Финляндией планировавшая и осуществлявшая агрессию против СССР, США, Англии и многих стран Европы и Азии, не как побежденная, а как потерпевшая. И поэтому требующая явного или неявного восстановления "исторической справедливости" и возвращения к довоенным границам.

Именно переговоры и Советско-японская декларация 1956 года, как и сепаратный Сан-Францисский мирный договор с Японией 1951 г., проводились в нарушение бессрочных, основополагающих для международной деятельности договоров и условий капитуляций и стали прецедентом для реванша, для начала информационной войны, для пересмотра итогов и результатов Второй мировой войны и информационного сокрушения и фактического раздела СССР, а также превращения СССР "в агрессора и оккупанта" Латвии, Литвы, Эстонии, Молдавии, Чехословакии и Польши, как и соучаствовавших в германской агрессии Венгрии, Румынии и Болгарии, а не освободителя и спасителя от явной угрозы уничтожения этих стран и народов.

Статус-кво, как основной закон дипломатии и международных отношений, сформулирован и формализован автором данной статьи так: "Победитель в войне или победившее восстание определяет свой Закон, свое Право, свои Условия и свой Порядок". Так было в истории, так есть и так будет, пока мир не перейдет на интеллектуальные основания деятельности, на законы научного знания и их юрисдикцию как на государственном, так и на международном уровне.

Основополагающими документами современного международного права являются законы и принципы научного знания, а также документы Тегеранской конференции 1943 г., Ялтинской конференции 1945 г., Потсдамской конференции 1945 г. и Хельсинский акт 1975 г., подтвердивший законность документов перечисленных конференций, и закон статус-кво как закон, являющийся теоретической основой международного права. И только на их основании может быть оказано международное противодействие сепаратизму и его лидерам, противодействие национализму, политическому, экономическому, юридическому и религиозному экстремизму, необоснованным территориальным претензиям и чрезвычайно опасному и постоянно действующему и воздействующему на людей во всех странах мира информационному экстремизму и обвинению настоящего историей.

Поэтому основной международный закон статус-кво является не только обязательным для исполнения всеми странами мира, но и является разграничительной демаркационной чертой и границей между прошлым и настоящим. А вот Сан-Францисский мирный договор 1951 г. с Японией, подписанный нашими основными союзниками по антигитлеровской коалиции и другими странами, в котором была осуществлена попытка ревизии итогов Второй мировой войны по ущемлению законных прав и интересов СССР, следует считать нелегитимным, следует квалифицировать как преднамеренный сговор, как юридически несостоятельный сепаратный договор, разработанный без приглашения к обсуждению проекта договора официальных представителей СССР (любое сепаратное соглашение не признается международным правом и рассматривается как тайный сговор или заговор одних государств против других), как несостоятельный международный юридический казус.

Вызывает удивление, что некоторые наши историки, философы, политологи, общественные и государственные деятели и даже дипломаты постоянно ссылаются на статьи Сан-Францисского мирного договора 1951 г. Это абсурд, потому что глава нашей делегации А.А. Громыко от имени Советского Союза не подписал этого договора! И правильно сделал - нельзя подписывать сепаратные договоры!

Следовательно, и де-факто, и де-юре ссылки на Сан-Францисский мирный договор 1951 г. несостоятельны и нелегитимны, особенно для граждан России! Советский Союз перед вступлением в войну с Японией по договоренности со странами-союзниками по антигитлеровской коалиции и воевавшими одновременно и с Японией и по договоренности о защите со странами, против которых и была совершена Японией жесточайшая агрессия, обязался открыть Второй Союзный фронт на Дальнем Востоке и вступить в войну против агрессора и оговорил условия своего участия в боевых действиях обстоятельством обеспечения своей безопасности и отражения реальной угрозы нападения со стороны Японии, а в дальнейшем присоединением к своей территории южной части острова Сахалин и Курильских островов, на что Советский Союз и получил безусловное согласие, которое было зафиксировано в основополагающих международных документах, от своих основных союзников по Второй мировой войне - США и Великобритании. В частности, передача Курильских островов после Победы над Японией под юрисдикцию СССР состоялась, то есть Советский Союз одержал победу и установил свои границы так, как считал нужным для обеспечения своей безопасности и не только военной, политической, юридической, но и экономической.

Присоединение к СССР Курильских островов и южной части острова Сахалин произошло после Победы во Второй мировой войне и без каких-либо ссылок на историю, и тем самым был снят вопрос о границах и территориях, то есть состояние мира было установлено победителями, а значит, стали возможны как торговые и культурные отношения, так и иные обмены между странами, доброжелательные отношения, что уже и не требовало дополнительного согласования и дополнительных подписей, как и заключения мирного договора.

Опять же вызывает удивление, что некоторые наши историки, философы, политологи, общественные и государственные деятели и даже дипломаты постоянно ссылаются на нелегитимную с точки зрения международного права московскую Советско-японскую декларацию 1956 г., либо принимая ее отдельные статьи, но отвергая ту, где речь идет о передаче двух Курильских островов под юрисдикцию Японии, либо рассматривая упомянутую декларацию как состоявшийся международный договор, равносильный якобы заключению мирных отношений между нашими странами. И такие ошибочные суждения, и основанные на них действия в отношениях между нашей страной и Японией продолжаются уже не одно десятилетие. И опять повторим: Советско-японская декларация 1956 г. находится в явном противоречии с международным правом и принята в нарушение закона статус-кво и актов о безоговорочной капитуляции, которые не могут ни при каких обстоятельствах быть пересмотрены, аннулированы и денонсированы ни международным мнением, ни ООН, ни современностью, ни будущим.

В результате нарушения послевоенного международного права многими странами была утрачена Победа, с географических карт исчезла, была предана забвению страна, одержавшая Победу. Также с географических карт стерта и из анналов истории вычеркнута страна Югославия, оказавшая наибольшее из всех стран Европы сопротивление фашизму и понесшая наибольшие потери в ходе сопротивления. Более того, готовятся новые географические карты, на которых не будет многих стран - вот что такое Казус Белли в действии, и нет ему должного сопротивления у мирового сообщества и международного права.

Прецедент есть, есть Казус Белли, есть предлог и есть ожидание Третьей мировой войны, которая вычеркнет из анналов истории многие государства, а защитить их, как во время Второй мировой войны, будет некому - нет той страны, которая могла бы противостоять человеконенавистничеству и интересам преступного бизнеса. Весь ХХ в. мир находился в ожидании войны (еще раз обратим внимание на это) и в подготовке к ней. И все сводилось к обеспечению военного нападения в странах, готовивших нападение, и к обеспечению безопасности и обороноспособности в странах, ожидавших нападения, но не имевших возможности оказать достаточное сопротивление и предотвратить военную угрозу. В таких условиях страны мира не могли поставить цель и задачу реализации и осуществления перехода на научное образование и научное просвещение.

В довоенное, военное и послевоенное время само положение не оставляло возможности изучать научные знания и повышать квалификацию. Правительства и гражданская администрация формировались не по образовательным, а по другим критериям, так как сам процесс перехода на высший академический уровень образования был прерван необходимостью решения первоочередных задач, не требовавших ни высшей квалификации, ни затрат более длительного времени на освоение сложных знаний. Впоследствии это сказалось на нераспознавании софистических уловок и логических искажений, нераспознавании преднамеренного и непреднамеренного введения в обман и заблуждение, нераспознавании методов и приемов ведущейся информационной войны против нашей страны и в непринятии решений по своевременному обеспечению информационной безопасности и обороноспособности. Своевременно не была введена юрисдикция законов научного знания и общенаучной логики, а из общенаучной логики не выделена социальная логика, как управляющая, задающая вертикаль власти и решающая задачу формирования правильного социального мышления.

И поэтому российская цивилизация в первую очередь лишилась научно-идеологической, интеллектуальной защиты и информационной обороноспособности от языковой, экономической, юридической и военной экспансии. Технический прогресс неравнозначен эволюционному, прогрессу культуры в обобщенном ее понимании, активизации мышления, которая не означает социализации и цивилизованности, так как нет интеллектуальных оснований для цивилизационного развития и психологической защиты от информационного нападения и понимания того, что необходима социальная теория и юрисдикция законов научного знания. Как нет и понимания, почему цивилизация без научных оснований опасна сама себе и для себя. И почему ею управляют образовательно-отсталые индивиды, а не законы всеобщего развития и социальная теория, и почему не устраняется, а усиливается эволюционная опасность деградации, вырождения и самоуничтожения цивилизации.

Образовательная отсталость управляющих индивидов стран Запада, полагающих себе права власти и права принуждения общества подчиняться себе, своему завышенному самомнению, своим решениям, а не решениям науки, предопределяет и реализует все ту же опасность для безопасности цивилизации, которая и реализовалась в истории, реализовалась в Первой и во Второй мировых войнах и реализуется в современных локальных войнах, конфликтах и информационном нападении, реализуется в угрозе применения не только экономических и иных санкций, но и высокоточного и ядерного оружия.

И потому, пока сохраняется персонифицированная, но не цивилизованная и научно несостоятельная власть стран Запада, ни о каком историческом и эволюционном прогрессе не может быть даже речи, как и не будет возможности полагаться на благополучие, справедливость и безопасность. Запад не цивилизован, так как цивилизованность определяется изучением и исполнением законов и принципов научного знания, приобщением и общества к научному знанию, к их знанию и пониманию.

Так что современность и будущее не могут не применять принцип неотвратимости наказания, не могут проявлять толерантность и идти на компромисс не только с главами государств и правительств, нарушающими основы научного знания, но и с теми, кто находится в оппозиции к науке, кто нарушает или не признает законов научного знания, итогов Второй мировой войны.

Владимир СИМКИН

Опубликовано в выпуске № 17 (183) за 9 мая 2007 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц