Версия для печати

"Научиться слушать и слышать оппонентов"

Арбатов Алексей
В "ВПК" №15 за 18-24 апреля 2007 г. опубликована статья профессора Академии военных наук (АВН) С.Т. Брезкуна под интригующим названием "Кто вы, доктор Арбатов?". Она написана в качестве прямого вызова мне и потому не может остаться без ответа. Конечно, я не надеюсь переубедить С.Т. Брезкуна. Он и его соратники - непримиримые идеологические враги для меня и моих единомышленников, которых автор поименно перечисляет в упомянутой статье и многих предыдущих своих публикациях (в частности, В. Лукин, В. Дворкин, С. Рогов, С. Караганов, П. Золотарев, А. Кокошин и др.). Спорить об идеологии, базовых нравственных и политических ценностях бессмысленно, общего языка тут не найти. Но, поскольку читательская аудитория "ВПК" не обязана знать все публикации, на которые ссылается С.Т. Брезкун или которые он сам произвел, она может быть введена в заблуждение его псевдологическими построениями и потому имеет право получить обоснованный ответ.


ЕЩЕ РАЗ О ЯДЕРНОМ ОРУЖИИ И ЕГО ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ "РАДИАЦИИ"


В "ВПК" №15 за 18-24 апреля 2007 г. опубликована статья профессора Академии военных наук (АВН) С.Т. Брезкуна под интригующим названием "Кто вы, доктор Арбатов?". Она написана в качестве прямого вызова мне и потому не может остаться без ответа. Конечно, я не надеюсь переубедить С.Т. Брезкуна. Он и его соратники - непримиримые идеологические враги для меня и моих единомышленников, которых автор поименно перечисляет в упомянутой статье и многих предыдущих своих публикациях (в частности, В. Лукин, В. Дворкин, С. Рогов, С. Караганов, П. Золотарев, А. Кокошин и др.). Спорить об идеологии, базовых нравственных и политических ценностях бессмысленно, общего языка тут не найти. Но, поскольку читательская аудитория "ВПК" не обязана знать все публикации, на которые ссылается С.Т. Брезкун или которые он сам произвел, она может быть введена в заблуждение его псевдологическими построениями и потому имеет право получить обоснованный ответ.
{{direct_hor}}
В новой статье С.Т. Брезкуна есть кое-что, заслуживающее высокой оценки, а именно - большая проделанная им библиографическая работа. Он не поленился проштудировать не только давнюю книгу автора этих строк ("Военно-стратегический паритет и политика США" от 1984 г.), но и другие издания на ту же тему, изданные мной или с моим участием: "Космическое оружие: дилемма безопасности" (1986 г.), "Взаимная безопасность" (1991 г.), "Белая книга" по СНВ-2 (1993 г.), "Безопасность: российский выбор" (1999 г.), "Ядерное оружие после холодной войны" (2006 г.). Спасибо, конечно, за бесплатную рекламу, хотя возникает естественный вопрос: чем объясняется столь навязчивая фиксация С.Т. Брезкуна на одном и том же объекте? Или ему следует проконсультироваться с соответствующими специалистами, или его изыскания выполняют определенный "заказ" (и тогда кто за ним стоит)? Но в конце концов это не так уж и важно, рассмотрим по существу тезисы С.Т. Брезкуна и его возможных "спонсоров".

В публикации профессора АВН есть вполне правильные пассажи - это пространные цитаты из моей старой книги "Военно-стратегический паритет" по разным техническим и оперативно-стратегическим вопросам. Но все остальное - это или грубое передергивание фактов, или беспардонная ложь, или пустая идеологическая демагогия. А что касается той давней книги, то ее автор может с изрядным удовлетворением констатировать, что готов и сейчас подписаться под всеми приведенными С.Т. Брезкуном и другими своими тезисами того времени и ни от одного из них не отказывается. Это касается исторического значения достигнутого Советским Союзом к началу 70-х годов прошлого века военно-стратегического паритета с США, который лег в основу предотвращения ядерной войны, великого тридцатилетнего процесса взаимного договорно-правового ограничения и сокращения стратегических вооружений, разрядки напряженности, мирного сосуществования между двумя сверхдержавами и союзами государств. В конечном итоге именно паритет был одной из главных предпосылок прекращения и самой холодной войны, при которой вся планета была ареной изнурительного военно-политического соперничества и мир постоянно жил на грани глобальной ядерной катастрофы.

Всегда утверждал и утверждаю, что примерный паритет и стабильное равновесие между Россией и США требуются и теперь. Это основа продолжения переговоров в данной области, являющейся как сферой "особых отношений" двух держав (а в перспективе и других ядерных государств), так и условием укрепления Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), согласно его статье VI. Симптоматично, что эту истину категорически отвергают реакционные деятели нынешнего руководства США, равно как С.Т. Брезкун и другие противники переговоров, поднявшие в последнее время голову в России. Убежден, что сейчас, как и тогда, крайне опасны всевозможные стратегические концепции ограниченных и избирательных ядерных ударов, исходят ли они от США или от России. Они создают иллюзию практической применимости ядерного оружия как продолжения внешней политики другими средствами, как рационального инструмента военных операций и тем самым понижают ядерный порог и создают опасность неуправляемой эскалации ядерного конфликта - тем более в нынешних условиях распространения ракетно-ядерных вооружений по планете.

Уверен, что взаимное ядерное сдерживание - это не "священная корова", а определенная модель военно-стратегических отношений государств, которая подходит нам или не подходит в зависимости от обстоятельств. В годы холодной войны и глобальной биполярности эта модель была наименьшим злом, а на базе достигнутого Москвой паритета стороны путем переговоров старались стабилизировать баланс сил на пониженных уровнях потенциалов. Но в нынешнем многополярном мире, который наступил вопреки всем претензиям Вашингтона на монополярность, консервация ядерного сдерживания - это дальнейшее приумножение ядерной многополярности, то есть распространение ядерного оружия и оружейных материалов, в том числе к нестабильным и авантюристическим режимам, а через них - и к террористам. Тем самым ядерное сдерживание становится все более хрупким и в конце концов неминуемо рухнет через боевое применение ЯО государствами или в виде ядерных терактов.

Но в обозримом будущем полное ядерное разоружение, очевидно, является утопией. Отсюда - нужда в других способах предотвращения ядерной катастрофы, в том числе через новые соглашения между ядерными державами. Один из путей - взаимное и проверяемое понижение уровня готовности к применению растущей части СЯС США и России (а затем и других ядерных держав, оперативно-тактических средств), которое охватывало бы все три составляющие стратегических сил при свободе выбора их комбинирования каждой стороной. При этом надлежит выработать такие технические процедуры понижения готовности ядерных вооружений, которые не давали бы преимущества ни одной из сторон по времени восстановления боеготовности с учетом асимметрии их СЯС.

Свойства разных систем оружия с точки зрения стратегической стабильности определяются (в отличие от принципа С.Т. Брезкуна, что "все наши - хорошие, а все их - плохие") исходя из соответствующей официальной советско-американской декларации от 1990 г., которую никто пока не отменял. Чем больше ядерных боезарядов на носителе и чем ниже его живучесть, тем выше его дестабилизирующий эффект. Посему и в прошлом, и ныне считаю, что МБР с РГЧ шахтного базирования могут иметь дестабилизирующий эффект, но исключительное выделение их в качестве дестабилизирующего вида СЯС, как делают американцы, совершенно необоснованно. Полагаю, что БРПЛ типа "Трайдент-2" на ПЛАРБ в море относительно более живучи, но имеют и более высокую способность к разоружающему удару (высокая точность и мощность боеголовок, короткое подлетное время, непредсказуемость траекторий), а потому серьезно дестабилизируют стратегический баланс.

При понижении готовности СЯС эти средства обязательно должны стать объектом названных мер, например, через резкое сокращение числа подводных лодок на дежурстве в океане, а в базах - путем снятия ракет с подводных лодок и их перемещения в хранилища. Взаимное, равное и проверяемое понижение готовности СЯС больше выгодно России, поскольку из-за проблем с наземными и космическими эшелонами системы предупреждения (СПРН) ее потенциал ответно-встречного удара гораздо ниже, чем у США. Видимо, поэтому Вашингтон не принимает данного предложения, а с ним почему-то солидарны С.Т. Брезкун и его единомышленники в России. И это несмотря на то что дальнейшее распространение ядерного оружия ведет к росту вероятности провокационного или случайного применения ракетно-ядерных средств и ядерных терактов в столицах великих держав, при которых может быть потерян политический контроль над стратегическими силами и произойдет спонтанный обмен ядерными ударами с катастрофическими последствиями.

Ростом уязвимости российских МБР в шахтах мои коллеги и я серьезно озабочены. И никаким фарисейством тут не пахнет. По сравнению с периодом начала 80-х годов эта проблема существенно обострилась ввиду роста точности не только ядерных средств, но теперь уже и обычного высокоточного оружия большой дальности. Кстати, этим уже тогда было озабочено советское руководство, выделяя большие средства на мобильные комплексы МБР - БЖРК и "Тополь". Утверждал и утверждаю, что ныне России нужно ежегодно развертывать не по 4-6 мобильных МБР "Тополь-М", а по 15-20, а в бытность депутатом Госдумы постоянно прилагал усилия к увеличению финансирования по соответствующим статьям бюджета.

Предложение США в начале 80-х годов по глубокому сокращению СЯС двух сверхдержав было сконструировано таким образом, что односторонне увеличивало бы американский потенциал разоружающего удара. И потому было неприемлемо. Но при относительном увеличении доли мобильных МБР и понижении числа боеголовок на носителях сокращение уровней СЯС однозначно влечет падение потенциалов разоружающего (контрсилового) удара и укрепление стратегической стабильности. Это может быть неведомо С.Т. Брезкуну, но многократно подтверждено расчетами и моделями 4-го ЦНИИ МО.

Как и зачем РФ и США взаимно отказаться от регионального (оперативно-тактического) ядерного оружия, вопрошает С.Т. Брезкун. Ответ на это давался в газете "ВПК", но повторю еще раз. США выводят из Европы на национальную территорию свои 400 тактических ядерных бомб, которые могут быть переброшены на восток с расширением НАТО и доставлены ударной авиацией в глубь России. А РФ перемещает свои средства, не достигающие территории США, с баз ВВС и ВМФ на централизованные хранилища 12-го ГУМО, откуда они могут быть быстро возвращены в войска в случае военной угрозы. Пока что НАТО, как и С.Т. Брезкун, такого размена не желает. Понятно, что сейчас политическая атмосфера российско-американских отношений не благоприятствует означенным выше мерам в сферах стратегических и оперативно-тактических ядерных вооружений. Но в будущем к этим вопросам все равно придется вернуться в интересах безопасности обеих сторон и всего мира.

Говоря о прошлом, хочу также напомнить: по поводу СНВ-2 мною и другими специалистами были даны детальные разъяснения, в том числе на страницах "ВПК", и потому не вижу необходимости повторяться (см. "ВПК" №18 за 17-23 мая 2006 г.). Если кто-то не желает воспринимать рациональные аргументы, то опять доказывать что-либо есть бесполезная трата времени и типографской краски. Что касается противоракетной обороны, то всегда считал и считаю Договор по ПРО от 1972 г. краеугольным камнем стратегической стабильности и переговорного процесса по ядерным вооружениям, а односторонний выход из него США в 2002 г. (как и отказ от ратификации ДВЗЯИ) расцениваю как стратегическую ошибку и авантюру исторического масштаба.

Теперь о будущем. План создания объектов ПРО США в Польше и Чехии - это прежде всего безответственный политический вызов со стороны трех названных стран России. В военном отношении эта система, на развертывание которой уйдут годы, с небольшой долей вероятности, возможно, будет способна воздействовать на будущие МБР Ирана (она ни разу не испытывалась в условиях, приближенных к реальным). Но уж точно никакого влияния на российский потенциал ядерного сдерживания данная система не окажет просто в силу ее дислокации, технических и траекторно-скоростных характеристик. Если появятся другие системы в иных районах, то тогда и будем судить о последствиях для РФ и при необходимости принимать асимметричные ответные меры.

Поскольку статья С.Т. Брезкуна посвящена лично моей скромной персоне, делаю следующее заявление, но адресую его не профессору АВН, а читателям "ВПК", которые могут быть не в курсе дела: всегда и везде, когда мне приходилось писать и говорить на соответствующие темы, аргументированно выступал за дальнейшие переговоры и против курса США на разрушение системы договоров по ядерному оружию; против любых односторонних мер ядерного разоружения СССР/России; против расширения НАТО на восток и втягивания в альянс Украины и Грузии; против авианалетов НАТО на Югославию в 1999 г. и вторжения США в Ирак в 2003 г.; против американских программ разработки ядерных минибоезарядов, противоракетных и космических систем оружия. Пусть кто-либо приведет не ложные толкования, а хоть одну прямую цитату, говорящую об обратном - в качестве залога ставлю свое звание не только доктора наук, но и члена-корреспондента РАН.

А в заключение несколько комментариев на общие политические темы, затронутые в публикации "Кто вы, доктор Арбатов?", поскольку и они весьма показательны в плане как идеологических и политических позиций, так и уровня компетентности С.Т. Брезкуна. С упорством чекистов ежовского "разлива" профессор АВН стремится уличить меня и моих соратников "во все более откровенной проповеди благотворности для России партнерства с США, несмотря на явно антироссийскую политику Вашингтона". Вы напрасно ломитесь в открытую дверь. Мы совершенно откровенно и обдуманно выступаем за партнерство России с США (и Западом в целом) в сферах совпадающих интересов, но исключительно на равноправных и взаимовыгодных условиях, считаясь с законными интересами друг друга: начиная с подавления талибов в Афганистане, борьбы с распространением ОМУ и против международного терроризма и кончая "Глобальным партнерством", освоением труднодоступных энергетических ресурсов, защитой окружающей среды и пр. А там, где российские интересы не совпадают с западными (или с целями других стран), нужно наши интересы твердо отстаивать и приучить других уважать их. Отрадно, что российский президент Владимир Путин, судя по всему, придерживается именно такой линии, и он ее концентрированно выразил в своей мюнхенской речи в феврале с.г.

Автор статьи "Кто вы, доктор Арбатов?" пишет: "... Россия в начале 80-х годов стояла на прочном фундаменте (и рухнула отнюдь не потому, что оказалась колоссом на глиняных ногах, а потому, что оказалась колоссом, преданным ее элитой)". Хотелось бы спросить, а откуда же взялась та самая предательская элита? Неужели была заслана к нам американским империализмом или международным сионизмом? Полноте, в любом крупном государстве элита - это самое сокровенное порождение экономической и социально-политической системы общества и одновременно движитель его развития, подъема или упадка. Тем более так было в СССР, где во всех значимых государственных сферах действовала десятилетиями отработанная жесточайшая система многоступенчатой фильтрации номенклатурных кадров, подобная газоцентрифужным каскадам обогащения урана. И если в итоге эта элита позволила развалиться коммунистической империи, имевшей ракет, ядерных боезарядов, танков и атомных подводных лодок больше, чем у остального мира вместе взятого, то только потому, что ее экономическая, политическая и идеологическая система до основания прогнила и одряхлела. Ее предсмертными символами стали несчастный генсек Черненко, которого в коматозном состоянии под руки выносили к телекамерам, и испуганные путчисты августа 1991 г. с трясущимися руками.

В другом пассаже С.Т. Брезкун обличает: "В истории США нет ни одного серьезного примера официального бескорыстного отношения к России". Вот уж поистине, то ли святая простота, то ли безудержное лицемерие! А в истории России есть примеры бескорыстного отношения государственного руководства к США? Если есть, то за это руководителей нужно было отстранять от должности. Каждое правительство обязано всегда и во всем прежде всего думать об интересах собственной страны и своего народа, в большой политике нет места благотворительности. Другой вопрос, каким образом эти интересы понимаются и как согласовываются с интересами других стран и более высокими целями международной безопасности. Одно дело, когда Украину за уши тянут в НАТО, разрывая на части ее саму и ставя Россию и Запад на грань конфронтации. И совсем другое - когда России оказывают многомиллиардную помощь в демонтаже и утилизации выведенных в отстой атомных подводных лодок, безопасной перевозке и хранении ядерного оружия и оружейных материалов, ликвидации химического оружия. И все это тоже в интересах Запада, но в интересах фундаментальных и долгосрочных - во избежание экологических катастроф или попадания опасных веществ и изделий в руки злоумышленников.

Вопреки вашей браваде, никто не страшится научной дискуссии с вами, г-н Брезкун, и никто не уклоняется от прямых ответов на ваши убогие аргументы. Умерьте свою самооценку! Но до научной дискуссии надо еще дорасти, научиться слушать и слышать оппонентов. Не менее важно, что нужно соответствовать мало-мальски приемлемым в приличном обществе нравственно-политическим ценностям и нормам. Ведь, как оказалось, г-н Брезкун пишет не только о ядерном оружии. Вот, например, его исторический трактат под названием "Россия и Германия: стравить!: От Версаля Вильгельма к Версалю Вильсона. Новый взгляд на старую войну" (М.: ACT: Астрель, 2003.). Автор - С. Кремлев, под этим псевдонимом печатается С.Т. Брезкун. Поскольку мой давний труд пространно цитировался в его статье, позволю себе тоже процитировать несколько перлов Кремлева-Брезкуна из его недавней книги. Начнем с того, что гитлеровскую "Майн Кампф" он называет "второй после Библии книгой по известности в мире". Считаю, что даже упоминать в едином контексте кладезь гуманизма - Священное Писание и самую мерзкую и варварскую книгу в истории - уже само по себе немыслимое святотатство. Дальше - больше. Автор утверждает, что "нацистский Третий Рейх - как государство германского народа, и социалистический Советский Союз - как государство советского народа" вовсе не были "генетическими врагами". Ну и ну! Даже среди ненавидимых С.Т Брезкуном российских либералов немногие, обличая сталинизм, ставили его на одну доску с фашизмом, а данный историк-любитель делает это с явным одобрением. Но, может, имеет место оговорка или автор неудачно выразил свою мысль? Нет, дальше он ее вбивает точно и до конца, как гвоздь по самую шляпку: "Даже приход к власти нацистов не отменил возможности такого мощного, совместного комплексного российско-германского влияния на судьбы мировой цивилизации, которое в ближайшей перспективе имело бы своим результатом прочный европейский мир, а в долгосрочной перспективе, пожалуй, - и глобальный мир". И, завершая свою логику, автор отмечает, что, поскольку бороться с Англией за колонии Гитлер не мог, "в такой ситуации новый Drang nach Osten становился для националистической Германии в перспективе не просто логичным, а единственно разумным, пожалуй, путем".

Вот так, ни много ни мало! Если назвать вещи своими именами, налицо откровенная пропаганда "достоинств" книги "Майн Кампф" (которую С.Т Брезкун рекомендует внимательно изучать), неприкрытое почитание Гитлера, фактическое оправдание его нападения на СССР. Остается только удивляться, что такой "ценный кадр" вырос в недрах советского атомного комплекса, а теперь занимает позицию заместителя директора Института стратегической стабильности Минатома и профессора Академии военных наук... Союз с самым чудовищным и преступным в истории цивилизации режимом с его зоологическим расизмом, тотальной войной, газовыми камерами и горами человеческих волос для матрацев был бы, по мнению Брезкуна-Кремлева, самым лучшим вариантом для нашей страны, европейского и глобального мира в целом. Гитлеровский фашизм в силу самой своей природы выпестовал и принес человечеству неисчислимые жертвы и бедствия, проводил последовательный и массовый геноцид. В частности, нас, славян, третировал как "низшую расу", которую планировалось наполовину уничтожить и наполовину превратить в рабов, а лучшие города затопить водой... Но все это ничуть не смущает сего "профессионала-патриота" (как он сам себя величает).

Какая с ним может быть после этого "научная дискуссия"?! Мы сейчас справедливо осуждаем фашистских последышей-гробокопателей в Таллине, а чем лучше псевдонаучные исторические изыскания упомянутого автора? Его опус - это глумление над памятью десятков миллионов наших сограждан, отдавших жизнь в борьбе с германским фашизмом и спасшим от него весь мир. Глубоко убежден, что поклонникам и адвокатам Гитлера в любом обличии, особенно в нашей стране, принесшей самые большие жертвы на алтарь борьбы с фашизмом, место отнюдь не на дискуссионных форумах. И мой отец, и мой тесть в восемнадцать лет ушли на фронт и чудом остались в живых, а большинство их ровесников полегло на полях сражений с тем самым Третьим Рейхом, который по С.Т Брезкуну не был нашим "генетическим" врагом, а являлся потенциальным "союзником". Наши отцы сражались и погибали не за сталинский ГУЛАГ, а за свободу, независимость и процветание нашего народа, за все то, что сейчас рождается в новой России, при всех трудностях и издержках этого процесса. И никаким брезкунам не затащить новую Россию обратно - в сталинский или гитлеровский "парк юрского периода".

Алексей АРБАТОВ
руководитель Центра по международной безопасности ИМЭМО РАН,
член-корреспондент РАН

Опубликовано в выпуске № 18 (184) за 16 мая 2007 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц