Версия для печати

"Дойче Вермахт. Привет всем. ХГС"

Макаров Владимир
В 1944 г. германской разведкой для проведения диверсионных и политических акций в тылу действующей Красной Армии были предприняты попытки создания псевдопартизанских соединений. В этом ключе безусловный интерес представляет радиоигра "Десант" - операция отдела контрразведки "Смерш" Орловского военного округа, основой для которой послужила ликвидация в Навлянском районе Брянской области разведывательно-диверсионного отряда "Абверкоманды-203".


ДИВЕРСАНТАМ АБВЕРА НЕ УДАЛОСЬ УКРЫТЬСЯ ОТ АРЕСТОВ В БРЯНСКИХ ЛЕСАХ


В 1944 г. германской разведкой для проведения диверсионных и политических акций в тылу действующей Красной Армии были предприняты попытки создания псевдопартизанских соединений. В этом ключе безусловный интерес представляет радиоигра "Десант" - операция отдела контрразведки "Смерш" Орловского военного округа, основой для которой послужила ликвидация в Навлянском районе Брянской области разведывательно-диверсионного отряда "Абверкоманды-203".
{{direct_hor}}
Из записки по ВЧ начальника отдела контрразведки "Смерш" ОРВО генерал-майора Попова заместителю начальника ГУКР "Смерш" генерал-лейтенанту Селивановскому от 11 июля 1944 г. (на документе помета: "Доложено т. Берия. Абакумов. 12/VII-44"): "Докладываю, что в ночь на 23 июня с.г. в районе деревни Пашенька Навлянского района немцами выброшена группа парашютистов в количестве 18 человек, возглавляемая Хасановым...

30 июня нами группа парашютистов была обнаружена, при задержании она оказала вооруженное сопротивление. Из группы Хасанова удалось скрыться четверым парашютистам, остальные 14 во главе с руководителем группы парашютистом-диверсантом Хасановым и радистом Бедретдиновым были арестованы.

Из допросов арестованных агентов-парашютистов и изъятых у Хасанова документов было установлено, что в ночь на 29 июня группе Хасанова должна была быть сброшена группа парашютистов, возглавляемая Курбановым и радистом Васильевым в количестве 17 человек и немного позднее - группа парашютистов в количестве 18 человек, возглавляемая Павловым. В подтверждение этих данных нами при обыске Хасанова был изъят список на 57 человек, именуемый "Команда военнослужащих 44-го запасного стрелкового полка, прикомандированных временно к 269-му стр. полку Внутренних войск НКВД для участия в действиях по борьбе с бандами дезертиров и власовских бандитов", где значились Курбанов и Павлов...

Посмотреть рисунокИнструкция агентам германской разведки по использованию документов прикрытия, изъятая у диверсантов.
Фото из архива ФСБ РФ

1 июля я был ориентирован, что в Почепское РО НКВД Орловской области явился с повинной радист Васильев, он же "Ромов", заявивший о выброске в ночь на 29 июня группы парашютистов в количестве 16 человек, возглавляемой Курбановым...

По обнаруженному следу 5 июля моим заместителем Будкиным было организовано активное преследование группой оперативных работников "Смерш" и приданными в ее распоряжение военнослужащими (230 чел.), которыми он и командовал... Когда была обнаружена группа парашютистов, тов. Будкин дал команду окружить эту группу командой имевшихся в его распоряжении офицеров, бойцов и работников "Смерш"...

Когда окружение группы парашютистов было закончено, тов. Будкин дал команду "вперед" и, увидев группу парашютистов, "руки вверх, от оружия". Захваченные врасплох парашютисты в количестве 12 человек во главе с Украиновым растерялись и, подняв руки вверх, отошли от оружия, крича: "Мы свои, не стреляйте".

6 июля Главным управлением "Смерш" мне было санкционировано проведение оперативных мероприятий по радиоточке. Для облегчения легендирования, а также ведения следствия и проверки целого ряда обстоятельств группа парашютистов во главе с Хасановым, 10 задержанными тов. Будкиным (общее количество 20 чел.) была направлена самолетом в ОКР "Смерш" ОРВО".

Группа должна была действовать под видом подразделения Красной Армии, занимающегося вылавливанием дезертиров и бандитских групп, а ее задание заключалось в следующем: создать в январе 1944 г. в брянских лесах опорную базу для организации широкой диверсионной работы в тылу Красной Армии на коммуникациях, расположенных в районе брянских лесов; взрывать железнодорожные пути, выводить из строя паровозный парк и подрывать воинские эшелоны, идущие на фронт; разрушать железнодорожные мосты, военные и другие объекты на железных дорогах; организовывать вооруженные налеты на автотранспорт, важные военные и промышленные объекты в районе действия отряда; проводить вербовочную и пропагандистскую работу среди местного населения.

Для выполнения этого задания диверсанты имели соответствующую экипировку: оружие, обмундирование, различного рода инструменты для оборудования лагеря, продукты питания, 2 портативные коротковолновые радиостанции батарейного питания, фиктивные документы военного образца со штампами и печатями 44, 443, 269-го стрелковых полков и в/ч полевая почта 07744; 25 000 рублей советских денег, три ручных пулемета, 6 автоматов, 21 винтовку, большое количество взрывчатых веществ и различных предметов первой необходимости.

Перед заброской в тыл Красной Армии диверсанты прошли специальную подготовку по минно-взрывному делу, в том числе по применению малых магнитных мин, мин замедленного действия с часовым механизмом, противотанковых и противопехотных мин, обучались расчету зарядов для совершения диверсий на металлоконструкциях.

Подготовкой и выброской диверсантов руководил начальник разведотдела "1 Ц" Центрального фронта германского командования полковник Воргицкий, непосредственное выполнение операции возлагалось на руководителя "Абверкоманды-203" майора Арнольда.

Костяк групп состоял из агентов, доказавших свою преданность Рейху в рейдах по тылам Красной Армии и боях с партизанами, поэтому они намеревались любой ценой выполнить задание германской разведки. Для того чтобы лучше представить себе, какой противник противостоял советским контрразведчикам, приведем выдержки из показаний задержанных командиров диверсионных групп - обер-лейтенантов немецкой армии Галима Хасанова и Чары Курбанова, каждый из которых за прошлые "подвиги" был награжден немецким командованием медалью "За храбрость" II степени.

Из протокола допроса арестованного Гуфранова-Хасанова Галима Гуфрановича от 3 августа 1944 г.: "В первых числах февраля 1943 г. Кетлер набрал в зондеркоманду более 70 человек, которых вооружил винтовками, автоматами и пулеметами. Примерно 8 февраля 1943 г. мы все строем, вооруженные, пошли под его командованием в Краснодар. Часов в 10 вечера мы достигли окраин Краснодара, где остановились в одном доме, в это время последние немецкие части уже уходили из Краснодара. Прождав часа полтора на окраине, мы строем пошли в центр города. Кетлер шел впереди в форме капитана Красной Армии... Я, Кетлер и Анохин Саша вошли в дом, а других участников Кетлер и я послали обходить дома и призывать советских граждан преследовать отступавшие немецкие войска. Многие советские патриоты приходили к нам и радовались тому, что мы заняли город, не подозревая в нас предателей. Жители с ненавистью говорили о немцах, многие из них заявляли нам, что они являются коммунистами, комсомольцами и партизанами.

Посмотреть рисунокДиверсионный отряд "Абверкоманды-203" перед заброской в советский тыл.
Фото из архива ФСБ РФ

Путем бесед я, а также Кетлер выявили примерно 12 или 13 советских патриотов и часа в 2 ночи 12 февраля мы их вывели из города. Советским гражданам мы говорили, что за городом снабдим обмундированием, оружием и будем преследовать немцев. Отойдя километров 5 от Краснодара, мы решили отдохнуть в одном совхозе, находящемся около шоссе... Через некоторое время двое участников зондеркоманды (фамилии не знаю) пришли к нам и доложили Кетлеру, что в одном доме находится спящий немецкий солдат. Кетлер и я приказали им немедленно привести этого солдата.

Минут через 15 к нам в дом привели немецкого солдата двое подростков в возрасте 15-16 лет и с ними двое участников зондеркоманды. Солдата мы оставили у себя, а у мальчиков я спросил, желают ли они бить немцев. Мальчики с гордостью ответили, что они готовы преследовать немцев вместе с нами, а поэтому я и Вальдемар Кетлер отправили их в комнату, где находились советские граждане, подлежащие расстрелу. Кроме этих двух подростков, к нам еще привели 7 или 8 мужчин совхоза, которых Кетлер посадил в комнату к остальным советским патриотам, выявленным нами в Краснодаре... Отойдя километра два от совхоза, Кетлер около кирпичного дома остановил советских граждан, выстроил в шеренгу и приказал пулеметчикам и другим участникам зондеркоманды стрелять по советским гражданам".

Из справки начальника отдела контрразведки "Смерш" Орловского военного округа на Г. Хасанова и Ч. Курбанова: "После выполнения задания немецкой разведки по истреблению советских граждан города Краснодара Курбанов и Хасанов были вызваны Арнольдом в Варшаву, откуда их направили в Югославию для борьбы с партизанским движением...

Среди диверсантов школы Хасанов имел свою агентуру, через посредничество которой выявил более 30 человек, намеревавшихся явиться с повинной в советские органы. Им лично был вскрыт заговор во главе с командиром взвода лейтенантом Наумовым перейти на сторону партизан, за что Наумов был расстрелян, а остальные лица были заключены в штрафной лагерь".

Другие арестованные диверсанты также охотно давали показания. Из протокола допроса арестованного немецкого парашютиста Б. Васильева. "Вопрос: "Расскажите о кодах, шифрах и позывных, врученных вам немцами для работы по связи с разведывательным центром". Ответ: "Основной передаточный текст радиограммы в зашифрованном виде мне дан цифровой, составляемый мною по ключу, состоящему из фразы: "Выплывают расписные Стеньки Разина челны". Для зашифрования и расшифрования радиограмм служит специальная бумага в клеточку по горизонтали и вертикали. На первой строчке листа клетчатой бумаги размещаются строчки слова ключа полностью - они занимают по вертикали 31 клетку. Во второй строчке слова ключа повторяются с первой клетки и далее через одну клетку до 31-й клетки включительно. Таким образом, размещаем 16 знаков, оставшиеся 15 знаков начинаем размещать на этой же строчке также через одну клетку, но с той клетки по счету, в которой месяц будем работать, указывая тем самым цифрой название месяца. На третьей строчке пишутся цифры под буквами, начиная с буквы "А". Таким образом, зашифровываются буквы цифрами - в порядке алфавита".

Поскольку в плен попало большинство немецких агентов, в том числе их командир Г. Хасанов и, что самое ценное, радисты М. Бедретдинов и Б. Васильев, эти обстоятельства послужили веским основанием для советских контрразведчиков для принятия решения к началу радиоигры с Абвером.

После приземления парашютисты установили связь с Центром и в течение четырех дней передавали сообщения о своем благополучном приземлении и успешной работе по разбивке лагеря. Кроме того, на первом этапе "игры" ими было послано сообщение об истощении батарей питания для рации и недостатке продуктов питания: "Находимся четыре "Б", ждем остальных квадрат 75 и продукты, особенно хлеба. Привет всем. ХГС". В ответ на нашу телеграмму немцы радировали: "Группа Павлова и нужные вещи следуют в ближайшие дни. День высылки будет своевременно сообщен".

В ночь на 21 июля 1944 г. с самолета на парашютах было сброшено 16 сумок с продуктами питания. Однако по вине летчиков груз был сброшен не в обусловленном районе. Противнику 23 июля 1944 г. было передано: "Самолета над нами не было. Мы слышали гул самолета в 20 км юго-западнее и 30 км северо-западнее нас. Дело очень плохо. Надо летчиков предупредить, что если они блудят и не видят сигнальных костров, то лучше пусть не бросают. Володя, срочно дай нам ответ, имелись ли в сумках документы о нашем лагере, не опасно ли нам оставаться на старом месте, где сброшены сумки и где их искать. ХГС".

В ответной радиограмме Центр дал указание диверсантам оставаться на старом месте, указав, что в сброшенном грузе никаких документов не было и, кроме того, сообщил, что груз необходимо искать в 75 квадрате, в радиусе 20-30 км от обусловленного места сброски. 27 июля в 1 час 20 минут в обусловленном месте действительно появился немецкий самолет, с которого на четырех парашютах были сброшены для отряда продукты питания на 10 дней.

После сообщения немцам по рации о получении груза сразу же было начато легендирование широких возможностей отряда по созданию в Навлянском районе надежной опорной базы с последующей организацией активной подрывной деятельности на территории Брянской области и граничащих с ней областях.

Для использования этих возможностей от противника было затребовано пополнение людьми и снабжение. В ответ противник 5 августа радировал: "Ваши радиограммы получили. К отправке для вас готовим в данное время много питания, оружия, боеприпасов, обмундирования. Кроме этого, отправим еще группу в количестве 17 человек. Ожидайте примерно через неделю несколько полетов больших самолетов".

Однако прежде чем произвести сброску обещанного пополнения и материальных средств, противник попытался проверить станцию, передав 28 августа 1944 г. в адрес Хасанова следующую радиограмму: "Мы были у вас в последнюю ночь. Сброска не последовала из-за различных подозрений. Дайте какой-либо пароль из вашей работы два года назад. Привет всем".

В связи с получением этой радиограммы Хасанов в тот же день подвергнут тщательному допросу. Совместно с Хасановым "смершевцы" составили и в очередной сеанс связи 29 августа 1944 года передали противнику следующий ответ: "Володя, вы знаете, что я с вами не первый день работаю. Сейчас получается, что я вроде из доверия вышел. Самолета в последнюю ночь не было. Если летчики где-то блудили и что-то подозрительное видели, то нас это не касается. Нам обидно, что вы о нас так думаете. Вы спрашиваете пароль. Тогда нашим паролем были слова, написанные на желтой повязке, которую я носил на левой руке: Дойче Вермахт. Привет. ХГС".

Подпись "ХГС" содержала не только инициалы старшего группы. Этим условным сокращением должен был подписывать радиограммы радист отряда Хасанова. Первые две буквы "ХГ" - это инициалы старшего группы ("Хасанов Галим"), а литера "С" - заглавная буква псевдонима радиста М. Бедретдинова - "Сабиров". Такая подпись под радиограммой являлась убедительным свидетельством для немецкой разведки, что группа работает самостоятельно, а не под контролем советской спецслужбы.

Поэтому когда радиограмма с подписью "ХГС" была получена, то она рассеяла все подозрения немцев и еще больше закрепила авторитет Хасанова. Сразу же после передачи от противника 2 сентября 1944 г. последовало указание выйти в обусловленное место и ждать прибытия самолета с пополнением и грузом, а при появлении самолета дать опознавательные знаки.

Уже на следующий день, 3 сентября 1944 г., в обусловленном районе были сброшены 15 агентов-диверсантов и 38 тюков груза. Все парашютисты были задержаны, из них трое - убиты. В их числе командир группы Павлов Владимир (по данным ГУКР "Смерш", активный германский шпион, принимавший участие в боях с партизанами и расстрелах партийно-советского актива на оккупированной территории), Зеленин (он же Оленин) Анатолий - специалист по заполнению фиктивных документов и Панков (он же Титов) Александр - "писарь".

Эта группа прошла специальную подготовку по подрывному делу при разведкоманде "Вальдек", действовавшей на центральном участке фронта, их подготовкой занимались капитаны РОА Коротовский и Цимай. Последние лично знали Хасанова и намеревались в ближайшее время прибыть к нему с большим пополнением (до 160 человек) для развертывания активной подрывной деятельности в советском тылу.

Посмотреть рисунокСхема пролета самолета противника для выброски диверсантов в советском тылу.
Фото из архива ФСБ РФ

В сброшенных грузах (общий вес - около 6 тонн) обнаружено: один миномет, 10 ручных пулеметов, 19 автоматов, 73 винтовки и пистолета, 30 мин, 260 ручных гранат, 27 347 штук патронов к различным видам оружия, около 750 кг ВВ в различных видах и т.п.

В ходе операции по задержанию агентов-парашютистов с санкции генерал-лейтенанта Мешика была предпринята попытка уничтожить на обратном пути из засады ночными истребителями, организованной не ближе 100 км от линии фронта, немецкий четырех моторный самолет Ю-290. Однако вследствие неисправности радиостанции на месте выброски осуществить наведение по рации истребителей не удалось.

Работа группы Хасанова немцами афишировалась как "борьба за свободную Россию" под видом "активного партизанского движения в тылу Красной Армии". С этой целью группа Хасанова именовалась немцами как "4-й партизанский отряд".

Из письма о военно-политическом положении Германии, направленного группе Хасанова германской разведкой: "Итак, на всех фронтах начались боевые действия решительного порядка. Гитлер в своей последней речи, обращенной к руководителям германского государства, заявил, что именно теперь, когда положение Германии кажется столь серьезным, он уверен в победе больше, чем когда-нибудь раньше. Немецкое командование, а с ним и вся немецкая армия и страна спокойны, так как уверены в своих силах, в победе... Поздравляем вас и ваших товарищей с удачно проводимой вами работой, которая содействует нашей общей борьбе за будущее русского народа, за освобождение его от иудо-большевизма. Мы увидим еще нашу любимую Родину свободной, счастливой, богатой и великой, живущей в дружной семье народов новой Европы. Ваши друзья и боевые товарищи".

В связи с тем что старший группы пополнения Павлов при задержании был убит и устные указания немцев, возможно, полученные им, остались неизвестны, чекисты приняли решение как можно скорее под благовидным предлогом вывести его из игры. В соответствии с этим планом в радиограмме от 23 сентября 1944 г. было указано, что Павлов с группой агентов в количестве 12 человек сразу же после прибытия отправился на выполнение задания. В последующем легендировалось, что Павлов после удачно проведенных трех диверсий на железной дороге Брянск-Рославль-Кричев пропал без вести. При этом сообщалось, что связь с лагерем Хасанова Павлов поддерживал через посыльных, которые информировали о результатах работы, а затем возвращались обратно, доставляя взрывчатку и указания по дальнейшей работе.

Для подкрепления этой легенды о Павлове противнику по другой радиоигре - "Дезертиры", проводившейся в районе Гомеля, 8 февраля 1945 г. была передана радиограмма. В ней говорилось, что в октябре 1944 г. группа неизвестных, состоявшая из 15 человек, совершила крупную диверсию на железной дороге Рославль-Брянск и напала на подорвавшийся воинский эшелон. В результате завязавшейся перестрелки с охраной эшелона группа была уничтожена.

В последующем, до декабря 1944 г., Центру сообщалось о наличии у "4-го партизанского отряда" широких возможностей по проведению среди местного населения пропагандистской работы. Кроме того, была высказана возможность приобретения автомашины, якобы необходимой отряду для быстрой связи, передвижения и перевозки награбленного оружия и продуктов питания. 12 декабря 1944 г. в 23.00 над районом действия отряда Хасанова появился четырехмоторный самолет, с которого было сброшено на парашютах 12 агентов-диверсантов и 7 тюков груза.

Спустившиеся на брянскую землю агенты прошли обучение в школе германской разведки, дислоцировавшейся в селе Раден, зашифрованной под названием "Сельскохозяйственная школа юга". Все они, кроме одного человека, являлись членами Национально-трудового союза нового поколения - антисоветской организации русской эмигрантской молодежи, которая в 1938-1943 гг. тесно сотрудничала с германскими спецслужбами. Немцы снабдили этих идеологически обработанных молодых людей фиктивными документами военного образца, большим количеством советских денег, ручным пулеметом, 12 автоматами, 4 пистолетами, 8 револьверами системы "Наган", 20 гранатами, патронами, примерно 40 килограммами взрывчатых веществ, походной типографией, ротатором и большим количеством антисоветской литературы. Однако и эти диверсанты были задержаны.

...Из заключения начальника 3-го отдела 3-го Главного управления контрразведки подполковника Пуминова от 7 сентября 1946 г. по радиоигре "Десант": "В результате проведения по станции указанной легенды было вызвано на нашу сторону и арестовано 27 агентов германской разведки (осуждены), у которых изъяты миллион рублей советских денег, 2 радиостанции и около 7 тонн оружия, взрывчатых веществ, обмундирования, продуктов питания и различных предметов первой необходимости. В связи с успешным наступлением Красной Армии и отдаленностью линии фронта радиосвязь с центром противника в апреле 1945 года была нарушена, а в мае вовсе прекращена ввиду капитуляции Германии...".

Владимир МАКАРОВ,
Андрей ТЮРИН

Опубликовано в выпуске № 6 (222) за 13 февраля 2008 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц