Версия для печати

Неубиваемая классика

Талантливый конструктор из Челябинска определил танковую моду на десятилетия
Белковский Сергей

Созданные гением конструктора Михаила Балжи танки старели долго – настолько они были совершенны. Их формы копировали разработчики боевых машин во всем мире.

На Комсомольской площади в Челябинске стоит настоящий танк. Уже несколько поколений выросло, зная и видя его. Едва ли не каждый комплект открыток о городе включает снимок грозной машины на постаменте.

Форму корпуса и башни у ИС-3 позаимствовали разработчики американского танка М-8, английского «Конкэрор» и немецкого «Леопард I»

Cтереотипы живучи: раз военных времен танк, значит, обязательно «тридцатьчетверка». А ведь правильный ответ – ИС («Иосиф Сталин»). Тяжелые танки ИС-1 и ИС-2 вели бои на улицах Берлина, именно им по силам было пробиваться в прямом смысле сквозь стены домов, ставших крепостью. ИС-3 же, стоящий на челябинской площади и ставший дальнейшим развитием этих потрясающих машин, успел в Германию буквально накануне Победы.

Именно тяжелыми танками в первую очередь прославился Танкоград. Как выясняется, ныне современные челябинцы зачастую не знают имен тех людей, без кого история Танкограда была бы совсем иной и главное – не такой впечатляющей.

Среди тех, кто создавал и вошел в историю отечественного танкостроения, наряду с Исааком Зальцманом, Жозефом Котиным, Николаем Духовым был и Михаил Балжи. Он появился на Урале за несколько лет до начала войны. Родился будущий танкостроитель в Екатеринославской губернии в семье грека, переселившегося на Украину. Став инженером, по разнарядке наркомата Михаил Федорович был направлен на Челябинский тракторный завод, где разворачивалась работа над новым дизельным трактором С-65 («Сталинец-65»). Осенью 1935 года он был включен в состав опытно-конструкторской группы. Работа конструкторов завода увенчалась успехом – в мае 1937-го на Всемирной промышленной выставке в Париже (Франция) трактор С-65 получил Гран-при. В те же годы было принято решение о привлечении тракторной промышленности к выпуску военной техники. Михаил Балжи руководил совершенствованием конструкции тягача С-2 («Сталинец-2») и внедрением его в серийное производство, за что был награжден знаком «Передовой конструктор советского машиностроения».

Неубиваема классика
Фото: static-ptl-ru.gcdn.co

За год до начала войны вышел приказ наркома об организации на ЧТЗ производства тяжелого танка КВ («Клим Ворошилов»), разработанного ленинградским Кировским заводом. В Челябинске создали специализированное конструкторское бюро по танкам и заместителем начальника в нем стал Михаил Балжи. Аккурат под Новый год, 31 декабря 1940 года был собран первый челябинский танк КВ-1. А в конце 1941-го на базе ЧТЗ, объединившего к тому времени восемь эвакуированных предприятий, был создан Танкоград – по сути гигантский промышленный комплекс.

С октября 1941 года Михаил Балжи – старший инженер машины, то есть он вел конкретный танк от проектирования до постановки на производство. С его именем связано появление облегченного варианта тяжелого танка КВ-1С. Позднее на базе КВ-1 были разработаны проекты ряда других машин, при непосредственном участии Михаила Федоровича создавалась, в частности, артиллерийская самоходная установка СУ-152.

Летом 1943 года Балжи становится заместителем главного конструктора Танкограда. Он участвует в разработке проекта и руководит производством нового тяжелого танка – ИС («Иосиф Сталин»). Как легенду вспоминают на заводе такой случай. Как-то внимание Балжи привлекла обычная мыльница. Только посмотрел он на нее глазами конструктора: «Вот таким должен быть профиль башни танка – низкий, слегка приплюснутый, полусферический».

У военных есть поговорка: «Хорошее оружие устаревает медленно». Американский журнал «Милитари ревю» в 1956 году писал: «Советский тяжелый танк ИС-3 – один из самых мощных современных танков. Он имеет исключительно низкий силуэт, а также эффективное бронирование корпуса и башни. Созданный советскими конструкторами ИС-3 представляет собой выдающийся танк». Заметим – это сказано более чем через десять лет после окончания войны, при этом ИС-3 продолжал оставаться эталоном тяжелого танка.

Очертания танка ИС-3, главным конструктором которого стал Михаил Балжи, оказали влияние на послевоенное конструирование форм броневой защиты танков всего мира. В СССР эту форму использовали на среднем танке Т-54А, в дальнейшем – на танках Т-72В и Т-80. Форму корпуса и башни позаимствовали разработчики американского танка М-8, английского «Конкэрор» и немецкого «Леопард I».

После окончания войны Михаил Балжи руководил запуском в производство тяжелого танка ИС-4 и самоходной артиллерийской установки на его базе.

Неубиваема классика
Фото: pomnite-nas.ru

Весной 1947 года Михаила Балжи назначили главным конструктором завода. Под его руководством создаются новые машины: сельскохозяйственный трактор С-64, артиллерийский тягач АТ-С, начались работы по созданию первого в стране трактора мощностью 140 лошадиных сил, предназначенного для выполнения тяжелых земляных работ.

С 1949 года Балжи по совместительству преподавал в ЧПИ, а в 1952-м ушел туда на постоянную работу, заведовал танковой кафедрой, которая в секретных традициях того времени называлась «Колесно-гусеничные машины» – КГМ. В 1965 году создатель тяжелых танков стал доктором технических наук, профессором.

Умер Михаил Федорович Балжи 13 сентября 1970 года. Похоронен он на Успенском кладбище в Челябинске, на могиле установлен барельеф с его изображением.

Музеем ЧТЗ разработан специальный маршрут по дорогам Танкограда. Вместе с сотрудником музея школьники и взрослые проходят мимо привычных домов, останавливаются, чтобы узнать, какие люди и события были связаны с этими местами в годы Великой Отечественной войны. Нередко можно услышать: что толку носиться с этой милитаристской историей, детям сейчас это неинтересно.

Сотрудники музея отвечают: может, это и милитаристская история, но это история, давшая Челябинску его собственную неповторимую судьбу. Об этом нужно знать и этим нужно гордиться.

Опубликовано в выпуске № 37 (701) за 27 сентября 2017 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
26 сентября 2017
На ходовку, не убиваемой классики, от легендарного КВ-1, убили массу времени, денег и экипажей легендарных. Но даже после войны, ни ИС-3, ни ИС-4, ни Т-10 (что почти одно и тоже!), таки не довели до состояния годного танка. Особенно, в контексте этой статьи, позволяющей увидеть, как перетекало негодное шасси из довоенного времени в военное и дальше, в послевоенное, будет полезно вспомнить, что было шасси, было годное шасси и танк, по всем параметрам превосходивший легендарных наследников, легендарного ИС-1... это ИС-7, конечно! Проектирование которого, началось ещё в военную годину и завершилось очень хорошим образцом. Но видимо, нельзя было нам иметь и сейчас нельзя(?) иметь, годных танков. Вспомните, как Кулик запретил Кошкину даже заикаться перед Сталиным, про танк Т-34, но Кошкин заикнулся, а глупый Сталин, его поддержал(!), пришлось делать Т-34, а умного Кошкина убить. Так же и с ИС-7 произошло, до конца 50-х мурыжили тупиковую уже ветвь ИС-1, а конструктора ИС-7, после сверхуспешных испытаний, быстренько отправили сеялки-веялки проектировать. Ибо у нас есть кому пилить танковую тему и есть такая не убиваемая партия, Промпартия!
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
27 сентября 2017
Я периодически говорю, о странной параллельности в истории Германии и России. Так стихи на подвиг Варяга, написал немец, которые были переведены на русский и стали геройской песней русского флота. А через несколько десятков лет, уже немецкие моряки, повторили подвиг Варяга и Корейца, на своих Бисмарке и Ойгене. Ну про Шмайсера-Калашникова, сейчас только ленивый не вспомнит... а танки? Лучшие наши танки, спроектировали конструктора с кошачьими фамилиями и именно имена кошек, стали названиями и для лучших немецких танков.
Аватар пользователя ВИТ1
ВИТ1
28 сентября 2017
Вы забыли упомянуть ,как талантливый немецкий конструктор, перед созданием Штурмгевера ,долго и упорно изучал русские СВТ и АВС!
Аватар пользователя ВоенСпец
ВоенСпец
30 сентября 2017
Извините, но это какой-то бред... полный сумбур из фраз... И не стоит здесь так-уж роль Кошкина в судьбе Т-34 превозносить. Как конструктор он мало что сделал, как жёсткий организатор производства - это да. Но танк всё равно получился, мягко говоря, сырой... Вот Вам и "умный Кошкин"... тоже дитя своего времени
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
30 сентября 2017
Герхард Шрёдер: — На фоне нашей общей истории многие русские разочарованы немецкой позицией, в особенности в части санкционной политики. Что же касается Хьюго Шмайсера, изучающего АВС-36 или какие то другие образцы стрелкотни, то я специально, не заострял внимания, на таком очевидном факте. Ну какая разница, для до зубов вооружённой РККА, что кто-то изучает её АВС-36? В то время, когда ей на смену уже идёт АВС-42(3) под короткий патрон и легкий пулемёт? Пусть изучают, наши конструктора тоже изучали иностранное оружие, в этом смысле, космополитизм налицо, да :)
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
30 сентября 2017
Это интересней, чем какой то Хьюго Шмайсер, изучающий АВС-36: С 1921 года Фёдоров «почётный» член АРТКОМа, с 1931 года бессменный научный консультант комиссии решающей вопросы, связанные со стрелковым оружием, а все этапы вооружения-разоружения СССР, были под должностным контролем двух человек: 1. Фёдоров – который руководил работой всех предвоенных комиссий любого уровня 2. Благонравов – зав. кафедрой Артакадемии, а все должностные обязанности, Благонравов разделял с Фёдоровым. Эти два человека считаются в России отцами-основателями теории и практики разработки новых образцов вооружения предвоенного СССР и по совместительству, творцами общенародной трагедии Великой Отечественной войны. Они тормозили развитие автоматического оружия, внедряли неэффективные образцы и украли из России разработки С.Г.Симонова. В 1922 году, Симонов создаёт перекос затвора в системе ручного пулемёта, а комплект чертежей послан им в ГАУ, из ответа которого явствует что: 1. пулемёт не имеет аналогов; 2. схема Симонова лучше существующих систем. В 1967 году Давид Наумович Болотин выпускает безтиражный (и без обозначения цены) каталог «Советское стрелковое оружие за 50 лет» (Л., 1967), а в 1995 году издаёт роскошное и дополненное, 5-е переиздание своего каталога. Каталог 1967 года – содержит фотографию пулемёта Симонова 1924 года, а в 1995 году – фотографии пулемёта 1924 года нет. Но и у закрытого каталога, есть два варианта и в одном из них пулемёта Симонова тоже нет. Так что же происходило в оружейной промышленности СССР в 30-е годы, если след этого дотянулся до «перестройки» и «гласности», а все последующие переиздания каталога, остались без пулемета 1924 года? Ведь несмотря на отмеченную комиссией ГАУ «надёжную простоту и технологичность»… но пулемёт не получил от руководство стрелковых кафедр, Комиссии ГАУ, рекомендации к выпуску опытной партии! Что бы лучше понять историю Симонова и историю разоружения РККА, нужно учесть... в 1924 году, Заместителем наркома военно-морских дел назначен Фрунзе, который последовательно, как ему было свойственно, начал разбираться в проблемах и состоянии дел и выяснил... что в армии не то что ручных, а вообще нет никаких пулемётов уровня ХХ века и Фрунзе созывает совещание. На нём, конечно, в числе присутствуют Фёдоров и Дегтярёв, кстати, непосредственный начальник Симонова. Обсуждается вопрос об оснащении армии именно ручными пулемётами и принимается решение довести до кондиции пулемёт Дегтярёва, но ещё несколько лет производственная линия для ДП-24, будет стоять, ождая серийно пригодный образец, который назвали ДП-28. И ни Фёдоров, ни начальник Симонова Дегтярёв, ни словом не обмолвились о схеме Симонова, который работал в десяти метрах от рабочего кабинета Фёдорова и цену пулемёта Дегтярёва он знает. И Симонов обращается в ГАУ с просьбой выслать ему назад чертежи. И вот тут-то и Симонова и РККА, поджидает нюанс... секретный проект исчез и никто не мог толком ответить, где и в каком отделе ГАУ пропал его след… а единственное упоминание о пулемёте – это неосторожно посланный Симонову ответ. Симонов увольняется с завода и устраивается в Подольске на завод Зингера, а всё свободное время тратит на поездки в Москву и пробивание поиска чертежей, забираясь всё выше по инстанциям. И это, в конце концов, принесло свои плоды. Симонов вышел на аппарат Наркомата ВОЕНМОРДЕЛ. Из НАРКОМВОЕНМОРДЕЛ Симонову был прислан положительный ответ, было высказано полное одобрение, и, более того, было послано сопроводительное письмо с непосредственным предписанием руководству Ковровского завода, где, вместе с официальным разрешением на изготовление опытной партии пулемётов, предлагалось оказать Симонову всю необходимую материально-техническую помощь. Но для того, чтобы чертежи Симонова попали в НАРКОМВОЕНМОРДЕЛ, их должны были оттуда затребовать. а значит, их рассматривали уже не в ГАУ, где многое решал Фёдоров, а в системе Фрунзе. Ведь табельный пулемёт для армии – это как раз то, о чём и говорил Фрунзе на совещании в этом же году! Идёт перевооружение армии в конце то концов, а на совещании, Председателю РВС, члену ВЦИК и Президиума ЦИК СССР, кандидату в члены Политбюро товарищу Фрунзе, врут в глаза... не сообщая об образце оружия, созданного под собственным носом! Короче - странно погибает сам Фрунзе. Да, пулемёт Дегтярёва был плох, очень плох. А Симонов, наверное с радостью, взяв предписание, поехал в Ковров… а всё вооружение СССР могло бы пойти другому пути и не было бы сверхпотерь. Но технический директор завода Фёдоров, а завод делает пулемёт его протеже Дегтярёва... исходя из дальнейшего, можно утверждать о существовании канала переправки сведений из СССР во Францию и Чехословакию. Начиная с этого периода, в ряде стран Европы появляются публикации о разработке и испытаниях новых образцов оружия, где используется перекос затвора. Но одна особенность объединяет этот военно-технический ажиотаж: никто не торопится брать патенты на эти образцы, что просто немыслимо в Европе того периода. А в 1931 году, когда будет проходить смотр-конкурс пулемётов и автоматических винтовок, Симонов победит по всем номинациям, но пулемёт будет тихо отодвинут в запас и вот тогда-то, патенты на перекос затвора появятся в Европе. А пока, Симонова с почётом встретили и назначили мастером экспериментального цеха. И тут же этот цех стал в авральном порядке доводить «до кондиции» пулемёт Дегтярёва, а Симонову никто, не выделил ни станочного времени, ни фонды, ни рабочих. Симонов, так и не получил ни копейки, и сам изготовил свой образец и подал заявку на участие в конкурсных испытаниях. Симонов сконструировал уникум. Газоотвод справа, стальной интегрированный корпус и пистолетная рукоятка. Для частичной разборки её надо было отстегнуть, а после переломить всю винтовку пополам. Это современная классическая схема.Надо было что-то делать. Армия России могла уже где-то в 1927 году начать получать опередивший время «автоматик райфл». Композиция! 7 апреля 1926 года, на заседании АРТКОМа академики от стрелкового дела внесли дополнение к последующим ТТТ. Были запрещены рукоятки, любые виды перелома корпуса и интегрированные ствольно-затворные корпуса. Только деревянное ложе! Газоотвод сбоку, тоже задел за живое! Только в вертикальной плоскости! Конечно, всё это облекли, в пристойную форму, вроде нарушения баланса и т.п. И симоновская винтовка, успешно прошедшая испытания, задним числом, стала не соответствовать ТТТ и снимается с конкурса. А конкурс 1928 года оформляется как продолжение испытаний образцов 1926 года, и на этом основании Симонова не включают в конкурс. 1930 год. Испытания «доработанных» образцов и заключение АРТКОМа: «…по причине большого числа задержек в стрельбе, поломок и различных повреждений нельзя признать надёжным в боевых отношениях оружием». Это был тупик, вопрос о создании автоматической винтовки к концу 1930 года находился в том же положении, в котором был 14 лет назад. Хотя после 1926 года Симонов создал 3 (три!) новые автоматические винтовки. И каждая была конструктивно оригинальна. Не известно, как в протокольном порядке отстранили Симонова от участия в последующих конкурсах, возможно они все оформлялись как «продолжение» испытаний. Происходит таинственный конкурс 1931 года и никому неизвестный Государственный Всероссийский конкурс 1935 года. В 1931 году проходил смотр-конкурс автоматических винтовок и пулемётов. Он был необычен по ряду причин, но гораздо интереснее то, что об этом конкурсе вообще ничего не написал доктор историко-технических наук Болотин! Симонов в это время – начальник цеха. Он всё успел и концу 1931 года автоматическую винтовку и лёгкий ручной пулемёт... а Фёдорова отозвали в столицу, на преподавательское кресло: не можешь сам конструировать – учи других! Конкурс – полная победа! Победил конкурсный пулемёт, победила конкурсная автоматическая винтовка. Пулемёт Симонова произвёл фурор. Дальше интересно, про разоружённую РККА?
Аватар пользователя ВИТ1
ВИТ1
11 октября 2017
Если можно,то дайте пожалуйста ссылку на источник сведений о пулемете Симонова и об истории вокруг него. Заранее благодарен!
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
10 октября 2017
Ещё немного ерунды, про разоружение РККА: о недостаточной мощности орудия тяжёлого танка КВ-1 заместитель НКО маршал Кулик поднимал еще в середине 1940 года и на совещании 16 июня 1940 года было принято решение о разработке 85-мм танковой пушки с баллистикой зенитного орудия 52-К. Созданием орудия, получившего индекс Ф-30, занимался коллектив КБ во главе с В.Г. Грабиным. Пушку поставили в опытный тяжелый танк Т-220, после чего работы прекратились в связи с началом разработки 107-мм орудия ЗИС-6 (нормальный ход?) Вторая попытка создать 85-мм танковую пушку для КВ-1 была предпринята в конце 1941 года. Но орудие У-12, разрабатывавшееся конструкторским бюро Уральского завода тяжёлого машиностроения (КБ УЗТМ) под руководством Ф.Ф. Петрова, даже не достигло стадии опытного образца. (а всё ли для фронта) Третью попытку весной 1942 года предприняли также в Свердловске, но результат был тем же (а где крагагая гэбня?). Наконец, осенью 1942 года была предпринята четвертая (и последняя) попытка поставить в башню КВ-1 орудие калибра 85 мм. Проект орудия ЗИС-25 разрабатывался в КБ завода №92. Само орудие забраковали, и прежде всего по той причине, что условия работы его расчета должны были оказаться далёкими от идеала (супер!) И это в то время, когда для работы экипажа в башне Т-34 вообще никаких условий не было, а по подсчётам резунистов, наша родина, потеряла вторую или третью РККА. Официально работы по танковым орудиям калибра 85 мм начались 5 мая 1943 года, и хотя исполнителем в документе указывался завод №9, на практике ЦАКБ Грабина получило задание на разработку системы калибра 85 мм практически одновременно с конкурентами. (что такое практически, вопреки? И какие ещё конкуренты?) Это была не разработка с нуля, а фактически развитие темы ЗИС-25, ведь полностью работы по этой системе остановлены не были. Для продолжения работ Грабину был нужен один образец КВ-1 и пушки ЗИС-5 для изготовления опытного образца ЗИС-25. Но ГБТУ КА выдавать танк отказалось, поскольку у ЦАКБ все еще имелся КВ-2, на котором испытывалась 107-мм танковая пушка ЗИС-6. Было предложено передать только башню и не КВ-1, а КВ-1с. 26 марта 1943 года в ГАУ КА были составлены тактико-технические требования на проектирование и изготовление опытного образца 85 мм танковой пушки. Согласно требованиям, пушка должна была уверенно поражать вражеские танки с толщиной брони 90 мм на дистанции 500 метров.
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
10 октября 2017
А зачем всё это, зачем в 43-ем году, начинать разработку пушки, которая с 500 метров, не пробивает ТИГР, с толщиной лба 100мм. Тем более, ещё летом 40-го года, когда товарищ Кулик рассуждал о недостаточной мощности орудия тяжёлого танка КВ-1, была пушка ЗиС-2, которая тигра в лоб с 1000 метров шила. И условия работы расчета этой пушки, должны были оказаться близкими к идеалу, даже в старой башне КВ.
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
26 сентября 2017
На ходовку, не убиваемой классики, от легендарного КВ-1, убили массу времени, денег и экипажей легендарных. Но даже после войны, ни ИС-3, ни ИС-4, ни Т-10 (что почти одно и тоже!), таки не довели до состояния годного танка. Особенно, в контексте этой статьи, позволяющей увидеть, как перетекало негодное шасси из довоенного времени в военное и дальше, в послевоенное, будет полезно вспомнить, что было шасси, было годное шасси и танк, по всем параметрам превосходивший легендарных наследников, легендарного ИС-1... это ИС-7, конечно! Проектирование которого, началось ещё в военную годину и завершилось очень хорошим образцом. Но видимо, нельзя было нам иметь и сейчас нельзя(?) иметь, годных танков. Вспомните, как Кулик запретил Кошкину даже заикаться перед Сталиным, про танк Т-34, но Кошкин заикнулся, а глупый Сталин, его поддержал(!), пришлось делать Т-34, а умного Кошкина убить. Так же и с ИС-7 произошло, до конца 50-х мурыжили тупиковую уже ветвь ИС-1, а конструктора ИС-7, после сверхуспешных испытаний, быстренько отправили сеялки-веялки проектировать. Ибо у нас есть кому пилить танковую тему и есть такая не убиваемая партия, Промпартия!
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
27 сентября 2017
Я периодически говорю, о странной параллельности в истории Германии и России. Так стихи на подвиг Варяга, написал немец, которые были переведены на русский и стали геройской песней русского флота. А через несколько десятков лет, уже немецкие моряки, повторили подвиг Варяга и Корейца, на своих Бисмарке и Ойгене. Ну про Шмайсера-Калашникова, сейчас только ленивый не вспомнит... а танки? Лучшие наши танки, спроектировали конструктора с кошачьими фамилиями и именно имена кошек, стали названиями и для лучших немецких танков.
Аватар пользователя ВИТ1
ВИТ1
28 сентября 2017
Вы забыли упомянуть ,как талантливый немецкий конструктор, перед созданием Штурмгевера ,долго и упорно изучал русские СВТ и АВС!
Аватар пользователя ВоенСпец
ВоенСпец
30 сентября 2017
Извините, но это какой-то бред... полный сумбур из фраз... И не стоит здесь так-уж роль Кошкина в судьбе Т-34 превозносить. Как конструктор он мало что сделал, как жёсткий организатор производства - это да. Но танк всё равно получился, мягко говоря, сырой... Вот Вам и "умный Кошкин"... тоже дитя своего времени
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
30 сентября 2017
Герхард Шрёдер: — На фоне нашей общей истории многие русские разочарованы немецкой позицией, в особенности в части санкционной политики. Что же касается Хьюго Шмайсера, изучающего АВС-36 или какие то другие образцы стрелкотни, то я специально, не заострял внимания, на таком очевидном факте. Ну какая разница, для до зубов вооружённой РККА, что кто-то изучает её АВС-36? В то время, когда ей на смену уже идёт АВС-42(3) под короткий патрон и легкий пулемёт? Пусть изучают, наши конструктора тоже изучали иностранное оружие, в этом смысле, космополитизм налицо, да :)
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
30 сентября 2017
Это интересней, чем какой то Хьюго Шмайсер, изучающий АВС-36: С 1921 года Фёдоров «почётный» член АРТКОМа, с 1931 года бессменный научный консультант комиссии решающей вопросы, связанные со стрелковым оружием, а все этапы вооружения-разоружения СССР, были под должностным контролем двух человек: 1. Фёдоров – который руководил работой всех предвоенных комиссий любого уровня 2. Благонравов – зав. кафедрой Артакадемии, а все должностные обязанности, Благонравов разделял с Фёдоровым. Эти два человека считаются в России отцами-основателями теории и практики разработки новых образцов вооружения предвоенного СССР и по совместительству, творцами общенародной трагедии Великой Отечественной войны. Они тормозили развитие автоматического оружия, внедряли неэффективные образцы и украли из России разработки С.Г.Симонова. В 1922 году, Симонов создаёт перекос затвора в системе ручного пулемёта, а комплект чертежей послан им в ГАУ, из ответа которого явствует что: 1. пулемёт не имеет аналогов; 2. схема Симонова лучше существующих систем. В 1967 году Давид Наумович Болотин выпускает безтиражный (и без обозначения цены) каталог «Советское стрелковое оружие за 50 лет» (Л., 1967), а в 1995 году издаёт роскошное и дополненное, 5-е переиздание своего каталога. Каталог 1967 года – содержит фотографию пулемёта Симонова 1924 года, а в 1995 году – фотографии пулемёта 1924 года нет. Но и у закрытого каталога, есть два варианта и в одном из них пулемёта Симонова тоже нет. Так что же происходило в оружейной промышленности СССР в 30-е годы, если след этого дотянулся до «перестройки» и «гласности», а все последующие переиздания каталога, остались без пулемета 1924 года? Ведь несмотря на отмеченную комиссией ГАУ «надёжную простоту и технологичность»… но пулемёт не получил от руководство стрелковых кафедр, Комиссии ГАУ, рекомендации к выпуску опытной партии! Что бы лучше понять историю Симонова и историю разоружения РККА, нужно учесть... в 1924 году, Заместителем наркома военно-морских дел назначен Фрунзе, который последовательно, как ему было свойственно, начал разбираться в проблемах и состоянии дел и выяснил... что в армии не то что ручных, а вообще нет никаких пулемётов уровня ХХ века и Фрунзе созывает совещание. На нём, конечно, в числе присутствуют Фёдоров и Дегтярёв, кстати, непосредственный начальник Симонова. Обсуждается вопрос об оснащении армии именно ручными пулемётами и принимается решение довести до кондиции пулемёт Дегтярёва, но ещё несколько лет производственная линия для ДП-24, будет стоять, ождая серийно пригодный образец, который назвали ДП-28. И ни Фёдоров, ни начальник Симонова Дегтярёв, ни словом не обмолвились о схеме Симонова, который работал в десяти метрах от рабочего кабинета Фёдорова и цену пулемёта Дегтярёва он знает. И Симонов обращается в ГАУ с просьбой выслать ему назад чертежи. И вот тут-то и Симонова и РККА, поджидает нюанс... секретный проект исчез и никто не мог толком ответить, где и в каком отделе ГАУ пропал его след… а единственное упоминание о пулемёте – это неосторожно посланный Симонову ответ. Симонов увольняется с завода и устраивается в Подольске на завод Зингера, а всё свободное время тратит на поездки в Москву и пробивание поиска чертежей, забираясь всё выше по инстанциям. И это, в конце концов, принесло свои плоды. Симонов вышел на аппарат Наркомата ВОЕНМОРДЕЛ. Из НАРКОМВОЕНМОРДЕЛ Симонову был прислан положительный ответ, было высказано полное одобрение, и, более того, было послано сопроводительное письмо с непосредственным предписанием руководству Ковровского завода, где, вместе с официальным разрешением на изготовление опытной партии пулемётов, предлагалось оказать Симонову всю необходимую материально-техническую помощь. Но для того, чтобы чертежи Симонова попали в НАРКОМВОЕНМОРДЕЛ, их должны были оттуда затребовать. а значит, их рассматривали уже не в ГАУ, где многое решал Фёдоров, а в системе Фрунзе. Ведь табельный пулемёт для армии – это как раз то, о чём и говорил Фрунзе на совещании в этом же году! Идёт перевооружение армии в конце то концов, а на совещании, Председателю РВС, члену ВЦИК и Президиума ЦИК СССР, кандидату в члены Политбюро товарищу Фрунзе, врут в глаза... не сообщая об образце оружия, созданного под собственным носом! Короче - странно погибает сам Фрунзе. Да, пулемёт Дегтярёва был плох, очень плох. А Симонов, наверное с радостью, взяв предписание, поехал в Ковров… а всё вооружение СССР могло бы пойти другому пути и не было бы сверхпотерь. Но технический директор завода Фёдоров, а завод делает пулемёт его протеже Дегтярёва... исходя из дальнейшего, можно утверждать о существовании канала переправки сведений из СССР во Францию и Чехословакию. Начиная с этого периода, в ряде стран Европы появляются публикации о разработке и испытаниях новых образцов оружия, где используется перекос затвора. Но одна особенность объединяет этот военно-технический ажиотаж: никто не торопится брать патенты на эти образцы, что просто немыслимо в Европе того периода. А в 1931 году, когда будет проходить смотр-конкурс пулемётов и автоматических винтовок, Симонов победит по всем номинациям, но пулемёт будет тихо отодвинут в запас и вот тогда-то, патенты на перекос затвора появятся в Европе. А пока, Симонова с почётом встретили и назначили мастером экспериментального цеха. И тут же этот цех стал в авральном порядке доводить «до кондиции» пулемёт Дегтярёва, а Симонову никто, не выделил ни станочного времени, ни фонды, ни рабочих. Симонов, так и не получил ни копейки, и сам изготовил свой образец и подал заявку на участие в конкурсных испытаниях. Симонов сконструировал уникум. Газоотвод справа, стальной интегрированный корпус и пистолетная рукоятка. Для частичной разборки её надо было отстегнуть, а после переломить всю винтовку пополам. Это современная классическая схема.Надо было что-то делать. Армия России могла уже где-то в 1927 году начать получать опередивший время «автоматик райфл». Композиция! 7 апреля 1926 года, на заседании АРТКОМа академики от стрелкового дела внесли дополнение к последующим ТТТ. Были запрещены рукоятки, любые виды перелома корпуса и интегрированные ствольно-затворные корпуса. Только деревянное ложе! Газоотвод сбоку, тоже задел за живое! Только в вертикальной плоскости! Конечно, всё это облекли, в пристойную форму, вроде нарушения баланса и т.п. И симоновская винтовка, успешно прошедшая испытания, задним числом, стала не соответствовать ТТТ и снимается с конкурса. А конкурс 1928 года оформляется как продолжение испытаний образцов 1926 года, и на этом основании Симонова не включают в конкурс. 1930 год. Испытания «доработанных» образцов и заключение АРТКОМа: «…по причине большого числа задержек в стрельбе, поломок и различных повреждений нельзя признать надёжным в боевых отношениях оружием». Это был тупик, вопрос о создании автоматической винтовки к концу 1930 года находился в том же положении, в котором был 14 лет назад. Хотя после 1926 года Симонов создал 3 (три!) новые автоматические винтовки. И каждая была конструктивно оригинальна. Не известно, как в протокольном порядке отстранили Симонова от участия в последующих конкурсах, возможно они все оформлялись как «продолжение» испытаний. Происходит таинственный конкурс 1931 года и никому неизвестный Государственный Всероссийский конкурс 1935 года. В 1931 году проходил смотр-конкурс автоматических винтовок и пулемётов. Он был необычен по ряду причин, но гораздо интереснее то, что об этом конкурсе вообще ничего не написал доктор историко-технических наук Болотин! Симонов в это время – начальник цеха. Он всё успел и концу 1931 года автоматическую винтовку и лёгкий ручной пулемёт... а Фёдорова отозвали в столицу, на преподавательское кресло: не можешь сам конструировать – учи других! Конкурс – полная победа! Победил конкурсный пулемёт, победила конкурсная автоматическая винтовка. Пулемёт Симонова произвёл фурор. Дальше интересно, про разоружённую РККА?
Аватар пользователя ВИТ1
ВИТ1
11 октября 2017
Если можно,то дайте пожалуйста ссылку на источник сведений о пулемете Симонова и об истории вокруг него. Заранее благодарен!
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
10 октября 2017
Ещё немного ерунды, про разоружение РККА: о недостаточной мощности орудия тяжёлого танка КВ-1 заместитель НКО маршал Кулик поднимал еще в середине 1940 года и на совещании 16 июня 1940 года было принято решение о разработке 85-мм танковой пушки с баллистикой зенитного орудия 52-К. Созданием орудия, получившего индекс Ф-30, занимался коллектив КБ во главе с В.Г. Грабиным. Пушку поставили в опытный тяжелый танк Т-220, после чего работы прекратились в связи с началом разработки 107-мм орудия ЗИС-6 (нормальный ход?) Вторая попытка создать 85-мм танковую пушку для КВ-1 была предпринята в конце 1941 года. Но орудие У-12, разрабатывавшееся конструкторским бюро Уральского завода тяжёлого машиностроения (КБ УЗТМ) под руководством Ф.Ф. Петрова, даже не достигло стадии опытного образца. (а всё ли для фронта) Третью попытку весной 1942 года предприняли также в Свердловске, но результат был тем же (а где крагагая гэбня?). Наконец, осенью 1942 года была предпринята четвертая (и последняя) попытка поставить в башню КВ-1 орудие калибра 85 мм. Проект орудия ЗИС-25 разрабатывался в КБ завода №92. Само орудие забраковали, и прежде всего по той причине, что условия работы его расчета должны были оказаться далёкими от идеала (супер!) И это в то время, когда для работы экипажа в башне Т-34 вообще никаких условий не было, а по подсчётам резунистов, наша родина, потеряла вторую или третью РККА. Официально работы по танковым орудиям калибра 85 мм начались 5 мая 1943 года, и хотя исполнителем в документе указывался завод №9, на практике ЦАКБ Грабина получило задание на разработку системы калибра 85 мм практически одновременно с конкурентами. (что такое практически, вопреки? И какие ещё конкуренты?) Это была не разработка с нуля, а фактически развитие темы ЗИС-25, ведь полностью работы по этой системе остановлены не были. Для продолжения работ Грабину был нужен один образец КВ-1 и пушки ЗИС-5 для изготовления опытного образца ЗИС-25. Но ГБТУ КА выдавать танк отказалось, поскольку у ЦАКБ все еще имелся КВ-2, на котором испытывалась 107-мм танковая пушка ЗИС-6. Было предложено передать только башню и не КВ-1, а КВ-1с. 26 марта 1943 года в ГАУ КА были составлены тактико-технические требования на проектирование и изготовление опытного образца 85 мм танковой пушки. Согласно требованиям, пушка должна была уверенно поражать вражеские танки с толщиной брони 90 мм на дистанции 500 метров.
Аватар пользователя Солониковед_mf21
Солониковед_mf21
10 октября 2017
А зачем всё это, зачем в 43-ем году, начинать разработку пушки, которая с 500 метров, не пробивает ТИГР, с толщиной лба 100мм. Тем более, ещё летом 40-го года, когда товарищ Кулик рассуждал о недостаточной мощности орудия тяжёлого танка КВ-1, была пушка ЗиС-2, которая тигра в лоб с 1000 метров шила. И условия работы расчета этой пушки, должны были оказаться близкими к идеалу, даже в старой башне КВ.

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...