Версия для печати

Пока не опознан последний солдат

Пчелов Олег
В ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе в СМИ часто всплывали названия таких организаций, как 522-й Центр обработки и отправки погибших (Ростов-на-Дону), 598-я патологоанатомическая лаборатория СКВО, 632-я лаборатория судмедэкспертизы СКВО, 124-я Центральная лаборатория медико-криминалистических исследований МО РФ по опознанию тел погибших военнослужащих. Зачастую между ними не делалось различий, в некоторых публикациях функции одних "перекладывались" на их коллег, возникали путаница и нездоровый ажиотаж вокруг этих центров и лабораторий.


КАК РАБОТАЕТ СИСТЕМА СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ В МИНИСТЕРСТВЕ ОБОРОНЫ РОССИИ


В ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе в СМИ часто всплывали названия таких организаций, как 522-й Центр обработки и отправки погибших (Ростов-на-Дону), 598-я патологоанатомическая лаборатория СКВО, 632-я лаборатория судмедэкспертизы СКВО, 124-я Центральная лаборатория медико-криминалистических исследований МО РФ по опознанию тел погибших военнослужащих. Зачастую между ними не делалось различий, в некоторых публикациях функции одних "перекладывались" на их коллег, возникали путаница и нездоровый ажиотаж вокруг этих центров и лабораторий.
{{direct_hor}}

Начальник 16-го Государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз СКВО полковник медицинской службы Анатолий Волков.
Фото Олега ПЧЕЛОВА
Чтобы внести ясность в эту ситуацию, расставить все точки над "i", корреспондент "ВПК" обратился за разъяснениями к полковнику медицинской службы Анатолию Владимировичу Волкову - начальнику 16-го Государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз СКВО (Ростов-на-Дону), который назначен на данную должность в 2003 году. А до этого назначения он был главным судебно-медицинским экспертом Сибирского военного округа.

По его словам, на самом деле ранее на территории СКВО существовало несколько лабораторий: 184-я - во Владикавказе, 632 и 124-я - в Ростове-на-Дону и судебно-медицинская лаборатория в Ставрополе.

В 2005 году произошло переформирование системы судебно-медицинской экспертизы в Министерстве обороны России. Тем самым все имеющиеся на территории СКВО лаборатории данного профиля были объединены в 16-й Государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз СКВО, подчиняющийся Северо-Кавказскому военному округу, с отделениями во Владикавказе, Волгограде, Астрахани и Ростове-на-Дону.

ЭКСПЕРТИЗА СУДЕБНО-ХИМИЧЕСКАЯ

Одна из задач центра - судебно-медицинское обеспечение органов военной прокуратуры, военных судов и следственных органов. Специалисты центра буквально "вчитываются" в предоставленные образцы тканей или крови человека, изучают графики, диаграммы и таблицы с различными данными, привлекая в помощники специальные компьютерные программы и новейшие технологии, и с каждой "прочитанной страницей" приближаются все ближе и ближе к разгадке очередного преступления.

Свою лепту в этот процесс вносит и отделение судебно-химической экспертизы 16-го Государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз СКВО, которым заведует Елена Парахуда. Ее отделение занимается производством судебно-химических и химико-криминалистических экспертиз довольно широкого масштаба, то есть проводится экспертиза как биологических объектов, так и вещественных доказательств небиологического характера (горюче-смазочные материалы, топливо и пр.).

Для прокуратуры и следственного комитета Ростовской области в центре проводится большое количество генетических экспертиз по уголовным делам. Эти исследования помогают в раскрытии многих тяжких преступлений. Таких примеров немало. Начальник центра полковник медицинской службы А. Волков привел лишь несколько.

Например, в Ростове-на-Дону одно время орудовал маньяк-велосипедист по фамилии Жуков. В одном из эпизодов своей преступной деятельности он убил девочку по фамилии Карпенко. На его велосипеде обнаружили кровь и идентифицировали на принадлежность ребенку. А на одежде жертвы в свою очередь были обнаружены следы спермы. Проведенные исследования доказали, что она принадлежит маньяку-убийце, который вскоре предстал перед судом.

Или так называемый кладбищенский маньяк, который действовал в западном микрорайоне столицы Южного федерального округа. Он завлекал девочек на кладбище, где насиловал их и убивал. Все это происходило на надгробных плитах, на которые извращенец расстилал газеты. Вот по одной из таких газет со следами биоматериала насильника сотрудники генетической лаборатории и "прочитали", то есть выделили генотип спермы, который оказался принадлежащим подозреваемому нелюдю, образцы крови которого были предоставлены органами следствия для исследований. И это дело тоже было доведено до логического завершения - маньяк был осужден.


Идет загрузка прибора образцами для выделения молекул ДНК.
Фото Олега ПЧЕЛОВА
ЭХО БЫЛЫХ СРАЖЕНИЙ

Есть у центра и так называемые долгосрочные задачи, не имеющие срока давности. К таковым относится и идентификация тел погибших военнослужащих во время первого и второго чеченских конфликтов. Это задание остается и сегодня для центра первостепенной задачей - как эхо былых сражений. Да и самих экспертов и криминалистов можно сравнить с солдатами на поле боя. Они в буквальном смысле сражаются за каждого неопознанного человека, возвращая ему имя.

Сегодня эта работа практически достигла финала, но пока еще остается некоторое количество неопознанных останков. Это связано прежде всего с тем, что в прежние годы еще не была отработана до совершенства система опознания, генетические методы исследований не были развиты так, как сегодня.

Все останки неопознанных солдат, погибших в чеченском вооруженном конфликте, захоронены в индивидуальных могилах. Пока на надгробиях этих могил указаны лишь номера, но вскоре обязательно статус "могила неизвестного солдата" изменится: каждому из погибших солдат будет возращено имя. Затем, если родственники пожелают, произойдут эксгумация и перезахоронение в указанном ими месте. Либо останки беспокоить не будут, а на надгробии появятся новые данные: воинское звание, фамилия, имя и отчество, даты рождения и смерти солдата.

А для этого эксперты сегодня продолжают работать со слепками черепов и ДНК-профилями, выделенными из останков.

ОПЫТ - СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ...

Эта пушкинская цитата как нельзя лучше подходит к определению сущности и значимости генетики. Генетике как науке в свое время не давали хода приснопамятный академик Лысенко и его последователи. Тем не менее сторонники передовой науки нарабатывали "опыт - сын ошибок трудных".

И в наши дни встречались противники генетики. В свое время на основании приказа министра обороны №500 от 5 ноября 2000 года за основу был взят визуальный метод опознания. Для составления акта гибели достаточно было подтверждения двух-трех сослуживцев. И такой акт считался достаточным для захоронения военнослужащего. В те времена бывали случаи отправки из Владикавказа и Моздока тел погибших к местам захоронения, минуя 522-й Центр обработки и отправки погибших. Порой акты визуального опознания содержали недостоверную информацию. Конечно, ситуация была взята под контроль и исправлена, но на это ушли время, дополнительные материальные затраты, родным погибших причинена лишняя боль.

Сейчас значение генетики никто не ставит под сомнение и по директивному требованию Министерства обороны России все без исключения погибшие военнослужащие доставляются в 522-й Центр обработки и отправки погибших, где проводится дополнительное визуальное опознание с привлечением родственников погибших. А для подтверждения этих результатов в 16-м Государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз СКВО проводят необходимые исследования, чтобы стопроцентно исключить возможность ошибки при идентификации останков.

Чтобы быть полностью уверенным в достоверности результатов, необходимо подтверждение не только медико-криминалистической идентификацией, но и в обязательном порядке - генетическими методами исследования.

Центр имеет сегодня самое современное оборудование для установления личности погибших военнослужащих, эксперты лаборатории могут подтвердить или опровергнуть данные о личности всех субъективно опознанных, то есть тех, кого опознали визуально без экспертизы. Сегодня опознание считается завершенным только после генетического подтверждения.


Фотообъектив запечатлел Елену Парахуда за компьютером, на монитор которого выведена хромотограмма образца исследуемой крови с хромотографическими пиками выявленных лекарственных препаратов, содержащихся в данном объекте.
Фото Олега ПЧЕЛОВА
ЖИВЫЕ И МЕРТВЫЕ

Кто-то из великих и мудрых сказал, что все в нашем мире взаимосвязано. На самом деле так оно и есть. Даже смерть и жизнь неразрывно связаны. Можно на эту тему пофилософствовать, но речь о другом. Дело в том, что генетическое исследование основано на сравнительном анализе ДНК-наборов мертвых и живых, связанных родственными кровными узами. Вот и получается, что без живых не опознаешь мертвых.

Генетическая лаборатория (в прошлом - 124-я Центральная лаборатория медико-криминалистических исследований МО РФ по опознанию тел погибших военнослужащих), которая входит в состав 16-го Государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз СКВО, является единственной подобного профиля в Вооруженных Силах России. Аналогичная лаборатория существует в Главном государственном центре в Москве, но там в основном занимаются уголовными делами, а проблема идентификации - прерогатива ростовских военных генетиков.

Благодаря работе этой генетической лаборатории опознаны сотни и сотни людей, возращены из небытия их имена, что дало возможность родственникам похоронить своих близких по-людски.

На счету сотрудников самой известной не только в России, но и во всем мире генетической лаборатории - опознание погибших в 1999 году под Батуми пассажиров военно-транспортного самолета, погибших в 2003 году экипажа и пассажиров военно-транспортного вертолета Ми-26, сбитого над Ханкалой, офицеров и солдат, убитых в первую и вторую чеченские кампании. Также на центр были возложены задачи по идентификационному исследованию останков пассажиров, погибших в результате авиакатастрофы под Донецком и чуть позже - под Иркутском. Все были опознаны.

Также подчиненные полковника медицинской службы Анатолия Волкова занимались идентификацией тел пятерых детей, которые в 2005 году пропали без вести в Красноярске, найденные останки которых не могли быть визуально опознаны.

Отдельной главой вписана в историю деятельности генетической лаборатории и в целом 16-го Государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз СКВО идентификационная работа, связанная с захватом заложников и террористическим актом в школе города Беслана в Северной Осетии-Алании. 3 сентября 2004 года серия взрывов и пожар в здании средней школы оставили после себя около сотни неопознанных тел школьников, их родственников и учителей.

Трудиться приходилось особо напряженно, практически без сна и отдыха. Но тяжелее всего был моральный груз. Ведь в руках экспертов находились обугленные и изуродованные взрывами останки детей. Эксперты работали кропотливо, шаг за шагом обрабатывая и отделяя при помощи специальной кисточки и скальпеля от посторонних частиц образцы человеческих тканей, пригодные для анализа. Потом, после стерилизации образцов при помощи специальных химических реактивов выделялись молекулы ДНК. Дальше применялись почти космические технологии: последние разработки в молекулярной биологии и генетике. А затем - сравнение с ДНК, выделенными из образцов крови живых родственников. Так были полностью проанализированы данные погибших в Беслане.

Возникали при этом и психологические проблемы с родственниками жертв трагедии. Они находились в состоянии шока и до конца не могли поверить, что их дети погибли. Одни утверждали, что видели их по телевизору, другие долгое время надеялись найти своих детей в больницах среди их сверстников. Израненных, но живых. По этой же причине стали возможными ошибки при визуальной идентификации. На тот момент было выявлено семь ложных захоронений, которые специалисты центра опровергли генетическими методами исследования. Проведены эксгумация и перезахоронение. Всем детям имена были возвращены в течение полутора месяцев.

Очень нелегкая работа у личного состава 16-го Государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз СКВО, но нужная. Их профессионализм и человечность, а бездушие в коллективе центра не приживается по определению: равнодушный и безразличный специалист не сможет пропустить через себя чужую боль и сработать на высоком профессиональном уровне, помогают мертвым вернуть из небытия их имена. Иначе множились и множились бы безымянные могилы.

А вот еще один эпизод из жизнедеятельности центра.

В Чеченской Республике в свое время были обнаружены останки человека, предположительно принадлежащие экс-президенту Грузии Звиаду Гамсахурдиа, погибшему в 1993 году при невыясненных обстоятельствах.

Цотне, один из сыновей экс-президента, опознал прах своего отца по одежде и погребальным принадлежностям, но все же решено было провести дополнительную молекулярно-генетическую экспертизу для точного установления принадлежности найденных останков.

В 2007 году останки доставили в 16-й Государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз СКВО, где и было проведено сравнительное исследование с образцами крови сыновей Гамсахурдиа. Результаты экспертизы подтвердили, что данные останки действительно принадлежат Звиаду Гамсахурдиа. После чего с разрешения следователя из Чеченской Республики эти останки были переданы его сыну - Цотне Звиадовичу для транспортировки в Тбилиси для перезахоронения.


Слепок человеческого черепа как объект исследования экспертов.
Фото Олега ПЧЕЛОВА
ЗА КАЖДЫМ ТЕРМИНОМ - ЛИЧНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА

"Система идентификации личности", "компьютерное опознание", "визуальное опознание", "психология распознавания образа", "антропология", "дактилоскопия", "зубной статус". Это все термины из области судебно-медицинской и криминалистической экспертиз. Несведущему человеку в них разобраться без помощи специалиста не под силу.

Система идентификации личности - это установление личности человека по останкам, которые непригодны для визуального опознания. При этом используются методы медико-криминалистической идентификации: антропология (измерение длины костей), установление половой принадлежности - мужчина это или женщина, зубной статус - по его параметрам устанавливается примерный возраст и другие. И как завершающий аккорд в системе идентификации - генетическое исследование. Для этого берутся образцы крови ближайших родственников, выделяется ДНК-профиль, который сравнивается с ДНК-профилем, выделенным из останков, представленных на исследование.

Набор ДНК - это так называемые локусы. Работа идет по пятнадцатилокусной системе. Если хотя бы три локуса из 15 не совпадают, то выдается четкое стопроцентное отрицание, что этот человек не может принадлежать к этой родительской паре.

Компьютерное опознание включает в себя медико-криминалистическую идентификацию. В этом случае проводится так называемая фотопортретная экспертиза. Она, как правило, проводится с черепом погибшего человека и по его прижизненному изображению (фотографии). При помощи специального аппаратного комплекса трехмерное изображение черепа выводится на монитор компьютера. Независимо друг от друга на прижизненном фотоснимке и на оцифрованном изображении черепа определяются реперные точки. Затем эти два изображения совмещаются и с учетом количества совпавших точек специальная компьютерная программа обсчитывает вероятность принадлежности того или иного черепа к той или иной прижизненной фотографии. Этот метод используется лишь в совокупности и в комплексе с другими методами и способами идентификации. Помимо фотопортретной экспертизы должно пройти исследование остальных антропометрических и молекулярно-генетических признаков, если, конечно, таковая возможность есть.

Метод визуального опознания погибших людей также должен использоваться в совокупности с другими способами экспертизы. Это своего рода первый шаг в идентификации останков. Дело в том, что здесь зачастую срабатывает субъективный человеческий фактор, это приводит к ошибкам опознания. Этому есть научное объяснение и называется такое явление психология распознавания образа.

Ошибки при визуальном опознании легко объяснимы. Ведь смерть никого не красит. У трупа глаза закрыты, все черты лица обострены, нет знакомого выражения лица, цвет кожи изменился. С экспертной точки зрения, труп человека визуально опознаваем, но кто захочет признать в этом холодном безжизненном теле своего близкого и родного человека, который еще совсем недавно улыбался, глаза которого излучали свет.

После бесланской трагедии отец одной из погибших девочек приехал к полковнику А. Волкову и долго не хотел верить, что предъявленные останки - это все, что осталось от его ребенка. Даже когда все было доказано на генетическом уровне, генопрофили погибшей девочки совпали с генопрофилями отца и матери, это мужчину не убедило. Отец был уверен, что в момент трагедии он вынес из огня именно свою живую, хоть и израненную дочь и положил ее в машину "скорой помощи". В этом случае сработала так называемая психологическая реакция организма. Психика выдала желаемое за действительное, и отец чужого ребенка принял за своего. И лишь после того как в лаборатории очистили обгоревшие ушные раковины трупа и стали видны серьги - подарок родных, только тогда мужчина беспомощно развел руками и заплакал.

И на поле боя при визуальном опознании сослуживцами или членами так называемых похоронных команд есть вероятность ошибки. Этому способствует и манера военнослужащих подписывать свои вещи. Например, бойцы на обратной стороне солдатского ремня писали свою фамилию и номер военного билета. Таким же образом метились бушлаты, головные уборы и форма, а потом они оказывались надетыми на других. Но этому тоже есть объяснение. Вот одно из них. Отправляется солдат в отпуск и меняется на время поездки домой с товарищем одеждой, надевает более презентабельную форму.

Или взять те же именные жетоны с личным номером военнослужащего. Бывали случаи, когда военнослужащий, уходя на "дембель" или переводясь для дальнейшего прохождения службы в более спокойный регион, дарил свой жетон сослуживцу со словами: бери, мол, он счастливый - все войну прошел с ним и остался в живых. Вот так и вносится субъективный человеческий фактор в визуальный способ опознания.

Дактилоскопия военнослужащих - тоже дело нужное и, несомненно, помогает при проведении опознания, но это только в том случае, если тело пригодно для дактилоскопического метода исследования. Как известно, на войне встречаются и термоожоги, и гнилостные изменения тканей. И тогда на помощь приходит генетика.

Генетическая лаборатория, как и в целом весь 16-й Государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз СКВО, на сегодня располагает самыми современными технологиями и оборудованием, на которое Минобороны денег не жалеет. А сотрудники центра не так давно смогли по инициативе своего начальника съездить для повышения квалификации в Америку.

Единственный недостаток, по мнению полковника медицинской службы А. Волкова, - все закупки оборудования и расходных материалов осуществляются за границей. К сожалению, в нашей стране не существует тех тест-систем и тест-наборов, которые необходимы для проведения генетических исследований. Тест-системы и тест-наборы - это специальные химические реактивы, необходимые для выделения ДНК и его расщепления.

Ростовский центр по всеобщему признанию и результатам своей деятельности сегодня находится на не менее высоком профессиональном уровне, что и передовые зарубежные центры идентификации.

...КОГДА ПОХОРОНЕН ПОСЛЕДНИЙ СОЛДАТ

Одна из масштабных последних задач, которые были возложены на 16-й Государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз СКВО, - идентификация останков военнослужащих, погибших в ходе участия в операции по принуждению Грузии к миру в Южной Осетии. Все тела погибших военнослужащих, поступившие в центр, идентифицированы и опознаны. А это значит, что все российские солдаты будут захоронены с почестями под своими именами, а их родным выплачены причитающиеся денежные компенсации в полном объеме.

Работа по опознанию - сложный, кропотливый и деликатный процесс, не дающий морального права на ошибку. Этические нормы принадлежности к цивилизованному миру требуют уважительного отношения к телу покойного и его памяти. Человек должен быть похоронен под своим именем.

Недаром говорят, что война закончена лишь тогда, когда опознан и похоронен последний павший на полях сражений солдат. С этим постулатом полностью согласен начальник 16-го Государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз СКВО полковник медицинской службы Анатолий Волков. Он и его подчиненные делают для этого все возможное и невозможное.

Олег ПЧЕЛОВ

Опубликовано в выпуске № 6 (272) за 18 февраля 2009 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц