Версия для печати

Аббас призвал Тель-Авив: Дайте шанс ХАМАС

Яременко Валерий
Как и ожидалось, руководитель Палестинской автономии Махмуд Аббас привел к присяге правительство победившего на парламентских выборах движения ХАМАС во главе с 44-летним Исмаилом Хания. Выпускник факультета арабской литературы Исламского университета в Газе, он в 1987 г. присоединился к ХАМАС. В 1994 г. получил в своем университете звание профессора и занял должность декана одного из факультетов. В 1998 г. слепой и прикованный к инвалидной коляске духовный вождь ХАМАС Ахмед Ясин назначил Хания начальником своей канцелярии.


УЖЕ НЕ СЕКРЕТ, ЧТО СЕЙЧАС ПАЛЕСТИНСКАЯ АВТОНОМИЯ ЖИВЕТ... ЗА СЧЕТ ИЗРАИЛЯ


Как и ожидалось, руководитель Палестинской автономии Махмуд Аббас привел к присяге правительство победившего на парламентских выборах движения ХАМАС во главе с 44-летним Исмаилом Хания. Выпускник факультета арабской литературы Исламского университета в Газе, он в 1987 г. присоединился к ХАМАС. В 1994 г. получил в своем университете звание профессора и занял должность декана одного из факультетов. В 1998 г. слепой и прикованный к инвалидной коляске духовный вождь ХАМАС Ахмед Ясин назначил Хания начальником своей канцелярии.
{{direct_hor}}

Пока Исмаила Хания приветствуют только на палестинских землях.
Фото из брошюры ''Выбор палестинского народа''
Исмаилу Хания удалось наладить контакты с Арафатом и его партией ФАТХ. Эрудированный профессор литературы, свободно владеющий английским языком, сразу же попал в ближний круг шейха Ясина, хотя и не полностью разделял его экстремистские взгляды.

Израильтяне считали Хания "полутеррористом" и позволяли ему находиться на оккупированных территориях. Вообще же изначально в Тель-Авиве больше симпатизировали исламистам, чем "гвардии Арафата". Последняя обвинялась не столько в вооруженном сопротивлении, сколько в коррупции, стяжательстве и закулисных политических интригах. Израильтяне всегда вели в Палестине "селекционную" работу, готовя заранее возможных партнеров по переговорам. Арафат таким стал благодаря "семейной дружбе" с Шимоном Пересом. Ариэль Шарон, как считается, по-человечески уважал Махмуда Аббаса: Не исключено, что новый премьер Эхуд Ольмерт со своей "Кадимой" через каких-то пару лет пожмет руку хамасовцу Исмаилу Хания не на лужайке у Белого дома (как сделали это Рабин и Арафат), а в своем кабинете в Иерусалиме. Ведь сегодня подавляющее большинство израильтян и палестинцев не представляют себе жизни в изоляции и иррациональном страхе. Бедная Палестинская автономия (ПА) и богатый Израиль - это два разнополюсных субъекта, а противоположные потенциалы, как известно, притягиваются друг к другу, особенно если находятся совсем рядом.

Основная проблема нового палестинского премьера - насилие и террор. Кстати, Исмаил Хания потребовал от активистов потерпевшего поражение на недавних выборах ФАТХ прекратить вооруженные демонстрации в Газе. Он также обещал в течение года разоружить все террористические группировки, включая "Комитеты народного сопротивления" (КНС), созданные еще при Арафате. В них вошли многие офицеры палестинских спецслужб. КНС сразу стали одной из самых экстремистских группировок в составе ФАТХ, на их счету многочисленные ракетные обстрелы Израиля, ответственность за которые они нередко списывали на ХАМАС. "Комитетчики" сопротивляются и в лице одного из лидеров ФАТХ и главы превентивной службы безопасности в Газе Самира Машрауи заявляют, что будут игнорировать запрет на ношение оружия на улицах Газы. Напомню, что 31 марта во время похорон одного из лидеров КНС Халиля аль-Кука возникла перестрелка между террористами и сотрудниками палестинских сил безопасности от ХАМАС, в результате которой четверо палестинцев погибли, еще 25 человек получили ранения различной степени тяжести.

Здесь основная проблема в том, что, несмотря на победу ХАМАС на выборах 25 января, по палестинской конституции важнейшие рычаги управления ПА по-прежнему остались в руках президента Махмуда Аббаса. Ему подчиняются полицейская академия в Иерихоне и в общей сложности около 60 тыс. палестинских военнослужащих из различных силовых структур. Глава палестинской администрации продолжает контролировать инвестиционный фонд ПА, общий объем которого составляет сотни миллионов долларов. Чтобы лишить президента подобных полномочий, необходимо менять законы, а для этого необходимо иметь 2/3 голосов в парламенте. Хамасовцы такого большинства не имеют. Без оружия и денег не может существовать ни одно правительство, тем более в арабском мире. Именно этот фактор, считают местные наблюдатели, может сыграть решающую роль в смягчении позиций исламистов по важнейшим вопросам внутренней и внешней политики.

Если ХАМАС будет "упираться", то в запасе имеется еще несколько вариантов "воздействия". К примеру, Москва по договоренности с Иерусалимом может начать реализацию ранее согласованного контракта на поставку автономии 50 бронетранспортеров и нескольких вертолетов Ми-17. Безвозмездный проект могут пополнить и другие виды вооружения и военной техники, если Махмуд Аббас посчитает это целесообразным, а также даст заверения, что оружие не будет направлено против израильской стороны.

Не так давно в Аммане (Иордания) прошла почти не замеченная, но очень важная встреча представителей "ближневосточного квартета" (Россия, ЕС, США и ООН). В контексте обсуждения шагов по реализации плана ближневосточного урегулирования ("Дорожная карта") был рассмотрен комплекс проблем по дальнейшему финансированию палестинской администрации (заметим: не правительства). Как известно, после победы ХАМАС на выборах США и Евросоюз заморозили финансовую помощь палестинцам. О чем договорились дипломаты в Аммане - пока строжайшая тайна. Но некоторые источники, близкие к палестинским кругам, поспешили сообщить, что в фонде Аббаса уже в ближайшее время может оказаться сумма, эквивалентная прошлогоднему бюджету ПА - почти 2 млрд. долларов. При этом основные спонсоры останутся прежними - США, Евросоюз и ООН (около 1,5 млрд. долларов). На этом фоне несколько десятков миллионов долларов, которые пообещали хамасовцам Иран и ряд исламских благотворительных фондов (с условием продолжения войны с Израилем), выглядят крайне блекло. Неслучайно 5 апреля, выступая на первом заседании палестинского правительства, Исмаил Хания с тревогой констатировал, что касса Министерства финансов "совершенно пуста". Нечем возвращать прежние долги и выплачивать зарплату 140 тыс. бюджетников. Да и арабы заняли выжидательную позицию, грустно констатировал премьер. Просьба о ежемесячной помощи Палестине в размере 130 млн. долларов, высказанная на недавнем общеарабском саммите в Хартуме, была без особого энтузиазма воспринята большинством арабских руководителей.

Для многих не секрет (а в Палестине это все видят наяву), что после январских выборов автономия живет именно за счет Израиля. Тель-Авив исправно перечисляет своим "врагам" таможенные сборы и пенсионные начисления (около 50 тыс. палестинцев по-прежнему ежедневно выезжают на работу в Израиль), снабжает палестинцев продуктами, электричеством, водой и медикаментами. Почти каждая палестинка считает за большую честь родить ребенка в израильской клинике. Если бы в Израиле действовали американские законы, говорят израильские медики, то почти все палестинские террористы имели бы в кармане израильский паспорт. Впрочем, многие палестинские террористы имеют израильское гражданство. Они и их семьи исправно получают пособия от службы социального обеспечения Израиля в размере до шести тысяч долларов ежегодно.

Теоретически не исключено, что ХАМАС создаст экономику. Если только он не станет инструментом в сегодняшней антиизраильской политике Ирана. Президент Ахмади-Нежад перехватил инициативу у "Аль-Каиды", сирийского руководства, некоторых других арабских лидеров в жесткой антиизраильской риторике. Он и его группа являются той силой, которая может сегодня серьезно влиять на ситуацию внутри ХАМАС. Если военное крыло организации получит иранские деньги, то пойдут они исключительно на террор. Вопрос в том, сможет ли руководство политического крыла движения ХАМАС выстроить палестинское государство, от которого Арафат отказался в пользу революции. Возможно, новое руководство Палестины просто не понимает, что с такого рода проблемами, какие испытывает эта территория, построить государство в принципе нельзя, если кардинально не изменить стратегию поведения.

Экономика Палестины может не возникнуть не только потому, что ХАМАС этого не хочет. Де-факто любой лидер Палестины, если только это не будет жесткий и фантастически удачливый диктатор, которым еще надо стать, пройдя до конца этого пути живым, не сможет сделать этого. Арафат был уникален, но он не смог решить проблем Палестины и предпочел остаться вершащим "ближневосточный мирный процесс" революционным лидером, а не главой бедного, маленького, двадцать третьего по счету арабского государства.

В настоящее время экономики в Палестине нет. Потому что ее никто не развивал даже в середине "благостных" 90-х гг. (о чем было прямо сказано Махмуду Аббасу в Хартуме). Палестинская экономика сегодня - это экономика "вэлфера", говорит президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. Это экономика, по его мнению, "бессрочной раздачи пособий, бесконечного бюджетного трансферта, известная не только в мировой, но и в отечественной практике по дотационным регионам Северного Кавказа". Это благородная по декларируемым целям, но неизбежно коррумпированная и изначально бесперспективная модель. Именно такую "экономику" весь мир и реализует в отношении Палестины. Реально же в распоряжении палестинского правительства, кто бы его ни сформировал, есть лишь 250 млн. долларов, ежегодно собираемых в самой ПА в виде налогов, и названная выше "израильская помощь". Исламистское правительство же требует от мирового сообщества в 8-10 раз больше денег только для первоочередных выплат. Это на уровне школьной арифметики говорит о том, что никакого самостоятельного палестинского государства на самом деле нет и, пока палестинцы не научатся жить за собственный счет, быть не может, делает вывод Евгений Сатановский.

Что можно ожидать в ближайшее время, когда исламисты на деле почувствуют, что заходят в тупик? Конечно, всплывет проблема беженцев. По сути, она абсурдна и стимулируется искусственно, характеризуется "двойными стандартами". Почему, к примеру, проблема более 170 млн. человек, ставших беженцами после Второй мировой войны, в той или иной мере решена. Причем первое поколение по правилам Верховного комиссариата ООН по делам беженцев - это действительно беженцы, но их потомки должны обустраиваться сами. Они с успехом и обустраиваются. Палестинцами же занимается специальное агентство, и все потомки беженцев из Палестины считаются так же беженцами, вне зависимости от того, где и как они живут. В результате за полвека из нескольких сотен тысяч беженцев возникла группа "беженцев" в 5 млн. человек. Проблема искусственно раздута чиновниками и политиками до состояния запредельно критического, решить ее просто не представляется возможным - ведь эти пять миллионов до сих пор пользуются льготами, работать не стремятся, а многотысячная "гвардия" международных чиновников, их обеспечивающих, превратилась в своеобразную касту "заинтересованных", так как тоже живет за счет подачек международного сообщества. При этом проблема расселения беженцев на собственно палестинских землях изначально не имела и не имеет решения. Беженцы из Палестины не будут приняты в тех ее частях, где они не жили когда-то непосредственно. Исходя из палестинской и общеарабской точки зрения, они и их потомки должны вернуться именно в те города, откуда когда-то бежали. Так устроено палестинское общество. Именно поэтому существуют лагеря беженцев в Газе и на Западном берегу реки Иордан. Там палестинцы живут среди палестинцев на протяжении десятков лет в 10-100 км от того места, где они жили когда-то. Немыслимая ситуация для Индии, Европы и для нашей страны. Ситуацию усугубляют лагеря беженцев в Ливане и Сирии, где палестинцы подвергаются жесткой сегрегации. Механизм расселения беженцев в арабском мире не работает. Но ни Арафат, ни кто-либо другой из палестинских лидеров не мог, не может и не сможет взять на себя ответственность, сказав этим несчастным людям: "Вы будете жить в собственном государстве, но не вернетесь в Хайфу, Яффу, Акко". Тот, кто это скажет, реально откроет путь к решению проблемы беженцев, но проживет скорее всего недолго. Следует, однако, отдавать себе отчет в том, что никто не поселит палестинских беженцев на территории, которая будет выделена для палестинского государства, как бы велика она ни была, если только Палестина не займет всю территорию Израиля.

В израильском обществе больше нет "ястребов" и "голубей". Вопрос стоит на самом деле не в том, оккупировать палестинские территории или нет, а в том, как избавиться от палестинской проблемы и от палестинцев. А может быть, и от израильских арабов, избираемые которыми парламентарии последовательно борются против страны, в которой они живут, хотя их электорат не отказывается от пособий, выплачиваемых из бюджета. Это примерно миллион человек, которые в 90-х гг. прониклись идеей, что они не арабы Израиля, а именно палестинцы. Израильтяне справедливо говорят, что тогда им нужно иметь гражданство Палестины и обращаться за пособиями и социальным страхованием в палестинскую администрацию. Согласитесь, вряд ли в Госдуме могла бы существовать фракция басаевцев. В Израиле же такая ситуация существует и из года в год усугубляется. Израиль сегодня готов к тому, чтобы избавиться не только от палестинской проблемы, но и от людей, которые считают себя оккупированным народом, пользуясь израильскими паспортами и благами его социальной системы.

Эти люди решают для себя: либо они граждане Израиля, а не палестинцы, временно оккупированные Израилем, и демонстрируют лояльность к своей стране, либо (вместе с их городами и деревнями) отдаются под контроль и управление любому палестинскому правительству. Проводится граница, исключающая их территории из Израиля, а номера их паспортов аннулируются в компьютерах - логичное следствие ситуации, при которой их представители выступают против существования страны, в парламенте которой получают зарплату. "Так долго не бывает, - комментирует ситуацию Евгений Сатановский. - Есть и предложения, в том числе из партии Авигдора Либермана, - арабские территории Северной Галилеи оставить в Израиле, а жителей их просто лишить гражданства. В этом случае возникнут населенные пункты, жители которых не будут гражданами Израиля и голосовать будут в Палестине. Административные функции на их территории будут выполнять палестинцы, а военные и полицейские функции, контроль над преступностью и задачу пресечения наркоторговли возьмут на себя израильтяне. Проблемы здесь не так велики: в современном Израиле живут на постоянной или временной основе сотни тысяч выходцев из Восточной Европы и Азии, не являющихся гражданами этой страны".

Глава ПА Махмуд Аббас заверил израильтян, что правительство ХАМАС не помешает ему вести переговоры с Израилем. Если обе стороны достигнут соглашения, он сможет подписать его и при необходимости вынести на референдум. Лидер Палестины будет прилагать усилия для того, чтобы сделать позицию ХАМАС более умеренной. Главное, по мнению Аббаса, чтобы победившая на израильских выборах партия "Кадима" была "заинтересована в переговорах и не избегала их под предлогом того, что у Израиля нет надежного палестинского партнера". Аббас говорит, что "урегулирование может быть основано на границах 1967 г.", но он не исключает возможности территориальных обменов. В интервью седьмому каналу израильского телевидения Аббас добавил, что Израилю нечего бояться правительства ХАМАС, и попросил израильтян "дать шанс главе правительства Исмаилу Хания". "Меня вы тоже когда-то называли террористом", - добавил он в заключение.

Аббасу верит международный истеблишмент. С ним может говорить Израиль. Но в глазах палестинцев и лидеров ХАМАС это скорее минус, потому что палестинский избиратель устал от бесконечной коррупции ФАТХ, оттого, что представляющие эту партию чиновники, ничего не делая для своего народа, уже второе десятилетие держат власть в руках ради собственной выгоды. Они разрушили ту Палестину, которая была под израильской оккупацией более или менее обустроенной, не создав Палестины новой. Бесконечное количество спецслужб, десятки тысяч вооруженных людей (так называемых "полицейских"), получающих деньги только потому, что у них есть оружие в руках, создали в Палестине обстановку насилия и беззакония. Заседания палестинского парламента сегодня не случайно завершаются рукопашной под аккомпанемент автоматных очередей. Это реальность. Газа под управлением ФАТХ стала своеобразным ближневосточным анклавом нищеты, наркоторговли и преступности.

Что же делать? Пожалуй, сегодня осталось лишь два варианта решения палестинской проблемы. Первый: отменить резолюцию 181(2) ООН о разделе Палестины от 1947 г., а заодно и "Дорожную карту" от 2003 г. как документы, себя не оправдавшие. Единогласно принять новую резолюцию ООН по всеобъемлющему ближневосточному урегулированию и четко "по-новому" следить за ее выполнением всеми заинтересованными сторонами. Палестину нужно строить с нуля. Это уже непреложная истина. Второй вариант: израильтянам и палестинцам сесть за стол переговоров и без посредников решить все проблемы с учетом вышеназванных обстоятельств. Ведь, по существу, не только в иврите и арабском языке много общих слов и корней, что позволяет говорить без переводчика, но и сегодняшний менталитет палестинцев и израильтян толкает к двустороннему сближению. Было бы желание. И поменьше амбиций на почве религии и национализма.

Валерий ЯРЕМЕНКО

Опубликовано в выпуске № 15 (131) за 19 апреля 2006 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц