Версия для печати

Как был разгадан "Кроссворд"

Федюшин Илья
Телезрители нашей страны полюбили многосерийный телефильм "Семнадцать мгновений весны", посвященный деятельности советской внешней разведки по срыву сепаратных переговоров нацистов с западными союзниками в Швейцарии. В шифрованной переписке американской разведки эта операция получила наименование "Кроссворд". Главный герой фильма Штирлиц (Исаев) стал народным героем и давно живет самостоятельной жизнью. Но мало кто из телезрителей знает, что попытки установить сепаратные контакты с Англией и США германские разведчики и дипломаты предпринимали еще в самом начале войны.


В ТЕЛЕФИЛЬМЕ "СЕМНАДЦАТЬ МГНОВЕНИЙ ВЕСНЫ" ИСПОЛЬЗОВАНЫ ПОДЛИННЫЕ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЕ СЮЖЕТЫ


Телезрители нашей страны полюбили многосерийный телефильм "Семнадцать мгновений весны", посвященный деятельности советской внешней разведки по срыву сепаратных переговоров нацистов с западными союзниками в Швейцарии. В шифрованной переписке американской разведки эта операция получила наименование "Кроссворд". Главный герой фильма Штирлиц (Исаев) стал народным героем и давно живет самостоятельной жизнью. Но мало кто из телезрителей знает, что попытки установить сепаратные контакты с Англией и США германские разведчики и дипломаты предпринимали еще в самом начале войны.
{{direct_hor}}

Руководитель внешней разведки Павел Фитин.
Рисунок из книги ''Досье разведчика''
12 октября 1941 г. И. Сталин вызвал начальника разведки П. Фитина и вновь назначенного резидента внешней разведки в США, опытного разведчика-нелегала В. Зарубина, и сформулировал перед ними задачи в США. Разведка не должна ни в коем случае допустить, чтобы правящие круги Америки сговорились с гитлеровской Германией и закончили войну сепаратным миром.

В феврале 1942 г., после поражения гитлеровской Германии под Москвой, когда антигитлеровская коалиция стала фактом, с инициативой сепаратных переговоров Германии с СССР выступила Япония. На одном из приемов в штабе ВМС Японии высокопоставленный морской офицер этой страны предложил военному атташе Германии, чтобы Германия начала переговоры с СССР о мире. Он пояснил, что битва за Москву показала, что блицкриг провалился и что Германия рискует втянуться в длительную войну, исход которой неопределенный. Японец сослался также на пример своей страны, которая увязла в войне с Китаем.

Германский военный атташе доложил об этом предложении в Берлин. Эту идею поддержал Г. Гиммлер, однако министр иностранных дел рейха И. Риббентроп был категорически против и настоял на том, чтобы эта информация не была доложена Гитлеру. Поскольку этот демарш успеха не имел, японцы по своей инициативе довели до советских представителей в Токио информацию о том, что "некоторые круги" в Германии готовы пойти на переговоры с СССР о заключении перемирия. Эта информация была доложена Сталину, который поручил Л. Берии разработать и осуществить операцию по дезинформации гитлеровских спецслужб. По его заданию начальник Управления НКГБ П. Судоплатов встретился со своим агентом, послом Болгарии в Москве Стаменовым, до которого довел направленную информацию о готовности СССР вступить в переговоры с представителями Германии. Цель этой операции, санкционированной Сталиным, - выиграть время и выяснить реальные планы нацистской верхушки в отношении дальнейшего хода войны. Однако Стаменов легко разгадал замыслы чекистов и в беседе с П. Судоплатовым ограничился замечанием о том, что СССР в состоянии выиграть войну против Германии. Контроль шифрованной переписки болгарского посольства в Москве показал, что Стаменов не сообщил об этом разговоре в свой МИД.

ЧТО ЗАДУМАЛ ГИММЛЕР

В декабре 1942 г. по поручению Гиммлера его личный советник по юридическим вопросам адвокат Лангбен встретился в Стокгольме с представителем Управления стратегических служб (американской разведки) профессором Брюссом Хоппером, с которым обсудил возможность сепаратных переговоров Германии с США. В беседе было сказано, что "серьезные люди" в Германии считают бесперспективной войну против США и Англии. С целью выхода из создавшегося тупика они разработали следующую программу.

1. Ограничение власти фюрера и создание четвертого рейха во главе с Гиммлером.

2. Создание законодательного корпуса.

3. Отмена системы партийных представителей на местах (т.н. "гауляйтеров").

4. Очищение чиновничьего аппарата от бюрократов.

5. Юридический контроль за действиями государственной тайной полиции (гестапо).

Гитлеру в этих планах отводилась роль президента рейха, лишенного реальных полномочий. Самым важным аспектом этой программы Гиммлера была внешнеполитическая ориентация, которая получила свое выражение в плане "Европейской конфедерации". Гиммлер брал на себя обязательство отказаться от претензий на германскую гегемонию за пределами "естественных границ" проживания германского этноса. "Естественные границы" Германии, по его мнению, должны были включать в себя Австрию, Эльзас и Лотарингию, Люксембург, Судетскую область и Данциг.

Предложения Гиммлера были доложены руководителю УСС генералу У. Доновану, который заинтересовался этим вопросом и дал поручение региональному резиденту в Швейцарии Аллену Даллесу продолжить контакты с посланцами Гиммлера с целью выяснения реальных планов антигитлеровской оппозиции. Даллес в январе - апреле 1943 г. провел в Женеве и Берне три беседы с эмиссаром Гиммлера князем Эгоном Гогенлоэ и неким сотрудником отдела "В" (Западная Европа) РСХА, известным под псевдонимом Бауэр. Примечательно также, что в беседах участвовал и американский посланник в Швейцарии Гаррисон, что придавало им официальный характер. На этих встречах присутствовал и помощник Донована, выступавший под вымышленным именем Робертсон. Под этим прозрачным псевдонимом скрывался агент советской разведки Дункан Ли, прямой потомок американского генерала Роберта Ли, который в годы Гражданской войны в США командовал войсками южан. Не удивительно, что Москва постоянно была в курсе этих переговоров.

Американцы "клюнули" на предложения Гиммлера. Уже в феврале 1943 г. с Даллесом устанавливает контакт начальник главного управления имперской безопасности обер-группенфюрер СС Э. Кальтенбруннер. Этот контакт поддерживался до конца войны через заместителя начальника отдела Юго-Восточной Европы РСХА штурмбанфюрера СС В. Хеттля.

Особую роль оппозиционные круги Германии отводили послу Берлина в Анкаре, бывшему канцлеру Францу фон Папену, имевшему выходы на западные круги. Он по заданию Гиммлера стал координатором первых попыток наладить диалог антигитлеровской оппозиции с Англией. В мае 1942 г. близкие к нему люди вышли на представителей Англии сразу в трех местах - в Турции, Швеции и Ватикане. Английское правительство на этот раз не стало обсуждать с ними каких-либо предложений. Германский дипломат, прилетевший на чешском самолете, был интернирован. Однако фон Папен не оставил попыток наладить диалог с Англией.

19 июня 1943 г. из Стамбула поступило сообщение советской разведки о тайных контактах фон Папена с Ватиканом с целью налаживания сепаратных переговоров с Англией и США. Этот зондаж велся им через уполномоченного Германии по торговле с Турцией барона Лезнера, который обратился к папскому нунцию в Анкаре Ронкали (будущий Папа Римский). В 1942-43 гг. Лезнер посещает Ватикан, встречается с кардиналами Мальони и Монтини и совместно со своим другом Вайцзеккером, послом Германии в Ватикане, убеждает Папу Римского обратиться с предложением мира ко всем воюющим сторонам.

Американская разведка также не отставала от англичан. Как уже упоминалось, региональный резидент УСС в Европе Аллен Даллес, обосновавшийся в Берне, через свои возможности установил в феврале 1943 г. контакт с видным германским аристократом, князем Гогенлоэ. Они подробно обсуждают планы создания "кордона против большевизма и панславизма" путем "расширения Польши на Восток, сохранения королевского режима в Румынии и сильной Венгрии". К сепаратным переговорам подключается отставной генерал фон Браухич. Он встречается с Даллесом и обсуждает с ним проблемы создания в Германии военного правительства в случае свержения Гитлера. В сообщении советской разведки от 14 июня 1944 г. из Вашингтона говорится, что фон Браухич в качестве условия выхода Германии из войны ставит требование о недопустимости оккупации какой-либо части Германии советскими войсками.

Одновременно нацисты предпринимали шаги с целью зондажа советской позиции относительно условий заключения сепаратного мира и внесения тем самым раскола в ряды антигитлеровской коалиции. Когда в 1944 году посол Советского Союза в Швеции Александра Коллонтай была тяжело больна и находилась в одной из больниц для дипломатического состава близ Стокгольма, в гостинице, расположенной рядом с больницей, поселился специально направленный Гиммлером для контакта с советскими дипломатами немец, хорошо владевший русским языком. Как удалось выяснить, он зарегистрировался в гостинице под фамилией Клаус и являлся уроженцем Литвы. Несколько раз Клаус посещал советское посольство в Стокгольме, оставляя письменные обращения к советскому руководству, в которых в завуалированной форме содержались идеи о необходимости сепаратных переговоров.

Резидент советской разведки в Стокгольме В. Рощин расценил подобные предложения как "провокационные и направленные на то, чтобы ухудшить отношения между союзниками по антигитлеровской коалиции". О попытках гитлеровцев втянуть советских представителей даже в видимость переговоров резидентура в Стокгольме информировала Кремль. Советское правительство, получив информацию из Стокгольма о попытках немцев вступить в контакт с его представителями, незамедлительно проинформировало об этом своих союзников.

"МЕМОРАНДУМ РИББЕНТРОПА"

Начавшееся 12 января 1945 г. зимнее наступление Красной Армии поставило гитлеровскую Германию перед лицом неизбежного военного поражения. Стало ясно, что дни ее сочтены и что счет идет не только на месяцы, но и на дни. В этой связи германские монополии и верхушка генералитета категорически потребовали от Гитлера немедленно вступить в переговоры с западными державами.

Ультиматум был предъявлен Гитлеру 16 января 1945 г. В этот день на очередном обсуждении военного положения Германии Гудериан заявил Гитлеру, что "с военной точки зрения война проиграна", и потребовал немедленного прекращения боевых операций на Западе и концентрации всех имеющихся сил, включая войска блокированной в Курляндии группировки, на Востоке. Вечером того же дня Гитлер получил меморандум министра экономики Шпеера, который, обрисовав экономическое положение Германии, также потребовал "приступить к резкому сокращению численности германских войск на Западе и переброске их на Восток".

Гитлер на следующий же день продиктовал министру иностранных дел Риббентропу основные положения "мирных предложений" Западу. 19 января этот документ, известный под названием "меморандум Риббентропа", был представлен Гитлеру и получил его одобрение. В середине 60-х годов текст документа был опубликован шведским журналистом Арвидом Фредборгом в газете "Свенска дагбладет". В меморандуме, в частности, говорилось, что "ближайшая цель планов господства московских империалистов - полное завоевание Европы". Если Англия немедленно не вступит в "арражмент" (урегулирование) с нацистской Германией, то после военного поражения последней в Восточной Европе возникнет "300-миллионный блок силы", а в Западной Европе развернется "подрывная деятельность, чтобы расчистить дорогу дальнейшему наступлению Красной Армии". А вскоре бы наступила и очередь самой Англии, поскольку "все побережье Атлантики попало бы в руки русских".

Единственным противовесом "советской угрозе", говорилось в меморандуме, "может стать только Германия, а поскольку национальные силы в стране представляют национал-социалисты, таким противовесом может стать только национал-социалистская Германия". В данной ситуации, утверждалось далее в документе, "дальнейшее ослабление Германии является для англичан и американцев самоубийством". Меморандум выдвигал конкретные предложения Западу. Так, он должен немедленно прекратить военные действия на Западном фронте, ибо "каждый день наносит ущерб Германии, но в стратегическом плане еще больше причиняет вреда Англии". Причем прекращение военных действий не должно затрагивать "политической и военной мощи" Германии. Особенно примечательным в нем является вопрос о будущих границах в Европе. Гитлеровцы собирались оставить в границах третьего рейха французские Эльзас и Лотарингию, Люксембург, Австрию, западные районы Чехословакии и значительную часть Польши. Взамен Западу предлагалась готовность вступить с Берлином в военно-политический блок, направленный против СССР.

21 января окончательно отредактированный и утвержденный Гитлером "меморандум Риббентропа" был отправлен в посольства третьего рейха в Швейцарии, Швеции, Испании и Португалии с заданием довести его содержание "через влиятельных посредников" до сведения официальных представителей Англии в этих странах, с которыми при первой возможности надлежало вступить в контакт. Но вот прошла неделя. Никакой реакции на "мирный зондаж" Берлина не поступило, поэтому И. Риббентроп принял решение направить в столицы этих четырех государств, а также в Ватикан своих послов для особых поручений.

17 февраля Риббентроп встретился с приехавшим в Берлин членом шведской королевской фамилии, руководителем Шведского Красного Креста графом Фольке Бернадоттом. Бернадотт был женат на американке и был знаком со многими видными представителями политических и деловых кругов США и Великобритании. В течение двух часов Риббентроп запугивал Бернадотта "советской угрозой" и даже договорился до того, что заявил, будто СССР в случае победы над Германией разбомбит своей авиацией шведскую столицу.


Сюда, на Лубянку, постоянно стекались сведения о попытках Германии заключить сепаратный мир с Великобританией и США.
Фото из книги ''Лубянка, 2''
Первым в Берлине был получен ответ из Ватикана. Гитлеровский представитель при папском престоле Эрнст Вайцзеккер уже давно имел тесные контакты с представителями союзников. Однако, когда Вайцзеккер довел до западных союзников содержание "меморандума Риббентропа", их ответ был обескураживающим. Они ответили, что любые соглашения с Германией невозможны без персональных изменений в правительстве третьего рейха, на что Гитлер, разумеется, пойти не мог, поскольку в первую очередь речь шла о его отставке.

Сокрушительным ударом по нацистским планам заключить с Западом сепаратный мир на антисоветской основе стала Крымская (Ялтинская) конференция. На ней по настоянию Сталина руководители трех великих держав 12 февраля 1945 г. опубликовали совместную декларацию, в которой заявили о договоренности принудительного осуществления безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии. Всякие сепаратные переговоры с ней исключались. Однако после Ялтинской конференции германская дипломатия переключила свое внимание на США, где все еще оставались сторонники переговоров с нацистами.

6 марта 1945 года региональный резидент УСС в Европе Аллен Даллес встретился в Цюрихе с уполномоченным СС при группе армий "Ц" в Италии Карлом Вольфом. Посредником на переговорах являлся швейцарец Хусман. На этот раз переговоры касались вопросов капитуляции германских войск в Северной Италии. По просьбе А. Даллеса Хусман задал К. Вольфу несколько вопросов. "Господин генерал,- спросил он, - признаете ли вы, что война Германией окончательно проиграна?" - "Да", - ответил Вольф. - "Понимаете ли вы, что никакая сила на свете не может разъединить англосаксов и русских?" - Вольф моча кивнул головой. - "Согласны ли вы с тем, что в ходе переговоров будут обсуждаться только вопросы, касающиеся итальянского района?" - Вольф согласился и с этим.

Как только были получены формальные ответы на вопросы А. Даллеса, резидент УСС в Европе согласился встретиться с представителем германского командования в Италии К. Вольфом. Эта встреча проходила с глазу на глаз. Вольф, по свидетельству А. Даллеса, заявил, что, по его мнению, "война на Западе является преступлением против великого германского народа". Как командующий войсками СС и полиции он готов обеспечить прекращение военных действий этими формированиями, а также предоставить их в распоряжение Запада. Для полного же прекращения военных действий на итальянском фронте ему необходимо согласие командующего Южным фронтом генерала Кессельринга. Вольф заметил, что согласие Кессельринга на перемирие повлияет на позицию других командующих силами вермахта на Западном фронте.

Даллес был в восторге от состоявшейся встречи. 10 марта он направил в Вашингтон телеграмму, в которой отмечал, что предложение Вольфа будет иметь далеко идущие последствия и "создаст уникальную возможность сократить сроки войны, занять Северную Италию, по возможности продвинуться в Австрию и сорвать немецкий план создания подрывных организаций в нашем тылу". Непосредственный начальник Даллеса директор УСС Донован внес коррективы в его план, и в основательно препарированном виде информация об этом была доложена госсекретарю США Стеттиниусу и президенту Рузвельту. В своем донесении Донован преувеличивал готовность германского командования в Италии к безоговорочной капитуляции как основе перемирия на Западе.

Командующий союзными войсками в Северной Италии британский фельдмаршал Г. Александер также поддержал этот план, получивший кодовое название операция "Кроссворд". Такая позиция западных союзников СССР объяснялась тем, что наступление англо-американских войск на итальянском театре военных действий в течение двух лет развивалось весьма сложно. Понимая, что о сепаратных переговорах союзников с гитлеровцами в Швейцарии станет известно советской разведке, он предложил проинформировать о них Москву.12 марта американский и английский послы в СССР сообщили советскому руководству о прибытии представителей германского командующего А. Кессельринга для обсуждения вопросов капитуляции. В тот же день нарком иностранных дел СССР В. Молотов высказался за участие советских представителей в этих переговорах. Однако дипломатические ведомства Англии и США отвергли советские предложения, утверждая, что с военной точки зрения в этом нет никакой необходимости. Была составлена новая американо-английская нота советскому правительству, содержащая отказ удовлетворить требование Кремля под тем предлогом, что предполагаемые переговоры в Швейцарии будут носить сугубо предварительный характер. В ней сообщалось также, что окончательная выработка условий капитуляции будет осуществлена в штабе фельдмаршала Александера и что к этим переговорам будут приглашены советские представители. "Однако, - отмечалось в ноте, - ввиду того, что германские предложения касаются капитуляции вооруженных сил на американо-британском фронте, фельдмаршал Александер как верховный командующий на этом театре будет один ответственен за ведение переговоров и принятие решений".

Столкнувшись с отказом США и Англии, Сталин потребовал прекращения переговоров с немцами. В ноте наркома иностранных дел от 16 марта 1945 г. отказ американского и английского правительств допустить к участию " в переговорах в Берне" советских представителей характеризуется как "совершенно неожиданный и непонятный для наших отношений". В связи с этим, говорилось далее в ноте, "советское правительство настаивает на том, чтобы впредь была исключена возможность ведения сепаратных переговоров одной или двумя союзными державами с германскими представителями без участия третьей союзной державы". Стиль ноты показывает, что она была отредактирована самим Сталиным.

Тем временем ход операции "Кроссворд" стал давать сбои, и союзники стали отрицать дальнейшее наличие контактов с гитлеровцами. Сразу же после первого тура переговоров Вольфа и Даллеса в Цюрихе фельдмаршал Кессельринг, которому отводилась важная роль в этой операции, был отозван Гитлером в Берлин. Это вызвало замешательство у американцев. Однако А. Даллес заручился поддержкой Донована и английской стороны на продолжение дальнейших контактов с верховным командованием вермахта относительно условий капитуляции германских войск на Западе. Участвовать в них были назначены заместитель начальника союзных войск на средиземноморском театре военных действий американский генерал Л. Лемнитцер и начальник разведки штаба английский генерал Т. Эйри.

Даллес сообщил Вольфу о желательности его скорейшего прибытия в Швейцарию. Поскольку Цюрих, где проходили секретные встречи германских и американских представителей, по выражению Даллеса, "засветился" перед советской разведкой, местом проведения второго тура переговоров был избран небольшой городок Аскона, где на частной вилле германского промышленника Стиннеса и были продолжены "сепаратные игры" союзников. Вторая встреча состоялась 19 марта 1945 г. В ней приняли участие уже 18 человек. Вольф изложил на конференции различные варианты достижения сепаратного перемирия. После их обсуждения было условлено, что Вольф после получения соответствующего уведомления направит представителей вермахта и войск СС, снабженных соответствующими полномочиями для подписания акта о безоговорочной капитуляции, в штаб союзников в итальянском городе Казерта. В целях поддержания постоянной связи Даллес предложил Вольфу разместить в его штабе американского радиста с передатчиком, с помощью которого можно поддерживать подобный контакт, на что получил немедленное согласие. Главным итогом сепаратной встречи в Асконе было то, что она посеяла надежды на возможность скорого прекращения военных действий на Юге и Западе Европы и на заключение сепаратного мира за счет интересов СССР.

Было принято решение все-таки проинформировать советскую сторону о состоявшихся переговорах. 21 марта 1945 года посольство США в Москве направило соответствующее письмо на имя В. Молотова. В нем, однако, суть переговоров с Вольфом не излагалась. Правда, советское правительство в этом и не нуждалось, поскольку было прекрасно осведомлено о "сепаратных играх союзников" от своей разведки. Реакция советского правительства была легкопредсказуемой. В ответной ноте оно расценило как "совершенно недопустимое положение", когда за спиной Советского Союза, несущего основную тяжесть войны против Германии, ведутся сепаратные переговоры с противником, и потребовало немедленного их прекращения.

СТАЛИН ПОШЕЛ НА РИСК

Разногласия из-за контактов англосаксов с представителями третьего рейха грозили оказать отрицательное влияние на отношения союзников в целом. Данный вопрос стал предметом переписки на высшем уровне. 25 марта 1945 года Ф. Рузвельт, а У. Черчилль - 5 апреля направили личные послания И. Сталину. Президент США в своем письме утверждает, что речь идет не о сепаратных переговорах, а лишь о стремлении американской стороны спасти жизни своих солдат: "Как военный человек, вы поймете, что необходимо быстро действовать, чтобы не упустить возможности. Так же обстояло бы дело в случае, если бы к вашему генералу под Кенигсбергом или Данцигом противник обратился бы с белым флагом".

Сталин 29 марта отвечает Рузвельту, что в принципе он не возражает против переговоров с немцами, однако при условии учета интересов всех союзников по антигитлеровской коалиции. "Я не только не против, а наоборот, целиком стою за то, чтобы использовать случаи развала в немецких армиях и ускорить их капитуляцию на том или ином участке фронта... Но я согласен на переговоры с врагом... только в том случае, если будет исключена для немцев возможность маневрировать и использовать эти переговоры для переброски своих войск на другие участки фронта, и прежде всего на советский фронт", - пишет он.

Тот факт, что на заключительном этапе войны вопрос о секретных контактах англичан и американцев с фашистами был затронут на столь высоком уровне, был, конечно же, не случайным. Из письма Сталина Рузвельту следует, что он не возражал в принципе против таких контактов, однако настаивал на участии в них представителей советской стороны. Он отдавал себе отчет в том, что на заключительном этапе войны гитлеровцы будут стремиться расколоть союзников и тем самым обеспечить себе максимально выгодные условия капитуляции.

В ответном послании от 3 апреля Ф. Рузвельт по-прежнему отрицал ведение каких-либо переговоров с немцами, утверждая, что единственной целью "встречи в Берне" было установление контакта с компетентным германским офицером. Послание заканчивается патетической фразой о том, что Сталина якобы ввели в заблуждение его информаторы. "Откровенно говоря, я не могу не чувствовать крайнего негодования в отношении ваших информаторов, кто бы они ни были, в связи с таким гнусным, неправильным описанием моих действий и действий моих доверенных подчиненных," - обижался Рузвельт.

Понятно, что Сталин шел на определенный риск. Он раскрывает своим союзникам сведения, полученные разведкой, и прямо говорит об этом. Тем самым он дает понять им, что союзники нарушили "правила игры", поддавшись на предложения нацистов начать сепаратные переговоры. Эти зондажи велись уже с ведома Гитлера, который дал строжайшее указание устанавливать контакты с представителями западных держав с целью заключения сепаратного договора с США и Англией. Сталину это было также известно. Поэтому он в ответ на письмо Рузвельта, в котором говорилось, что Сталина подвели его информаторы, пишет: "Что касается моих информаторов, то уверяю Вас, что это очень честные, скромные люди, которые выполняют свои обязанности аккуратно и не имеют намерения оскорбить кого-либо".

12 апреля 1945 г. Ф. Рузвельта не стало. Сменивший его на посту президента США Гарри Трумэн на послание Сталина не ответил. Смерть Рузвельта агонизирующие нацистские главари встретили с восторгом. Министр пропаганды Й. Гебельс позвонил Гитлеру в его бункер и сообщил ему о кончине Рузвельта. Он сказал: "Мой фюрер, расположение звезд весьма благоприятно для нас. Только что умер Рузвельт. Его преемник будет более сговорчив". Недобитые нацисты ликовали. Однако они пока еще не знали, что Трумэн, несмотря на его ненависть к СССР, в данной обстановке не мог пойти на сепаратные переговоры с Германией, ибо США нуждались в помощи советского солдата в разгроме милитаристской Японии.

Попытки Гитлера навязать США и Англии сепаратные переговоры за счет интересов СССР провалились. Вместе с тем следует отметить, что "меморандум Риббентропа" не был окончательно отправлен в корзину. В годы холодной войны руководители Запада взяли на вооружение его основные положения для борьбы против Советского Союза, ничуть не смущаясь тем фактом, что изложенные в этом документе идеи родились в недрах нацистских спецслужб и были одобрены Гитлером.

Илья ФЕДЮШИН

Опубликовано в выпуске № 3 (119) за 25 января 2006 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц