Версия для печати

Домашние бомбоубежища опять в цене

Новый состав президентского кабинета будет означать возвращение неоконсерваторов на вершину власти
Джиралди Филип Духанов Сергей
Рекс Тиллерсон. Фото: news2world.net

Сразу после победы Дональда Трампа в президентской гонке – во время короткого периода «шока и трепета» – на какое-то время показалось, что произойдет перенастройка американской внешней политики.

Неоконсерваторы почти единогласно выступали против Дональда Трампа в самых гнусных выражениях как на праймериз, так и во время самой избирательной кампании. Хиллари Клинтон была их голосом в борьбе за будущее, за войну по «обращению мира в демократическую веру». Многочисленные наблюдатели и знатоки считали, что Трамп скорее предпочтет быть поджаренным на вертеле, чем включит в свою команду экспертов и помощников по вопросам национальной безопасности кого-нибудь из неоконов.

Провожая Тиллерсона

В то время с этой точкой зрения соглашался и я, отмечая, однако, что неоконсерваторы доказали чрезвычайную живучесть, почти по всем внешнеполитическим вопросам храня верность «ценностям» Демократической партии. Они остались неисправимыми ястребами, всегда сохраняли враждебный настрой по отношению к России с Ираном и так же надежно отстаивали интересы Израиля.

Майк Помпео склонен смотреть на сложные проблемы по-простому. Том Коттон находится в полной собственности у израильского лобби

Некоторые вашингтонские обозреватели, действительно озабоченные этими вопросами, довольно много писали о процессах сближения между теми, кто называет себя «консервативными неоконами» и «либеральными интервенционистами».

Конечно, между двумя группами неизбежно наблюдаются некоторые мелкие различия в том, что касается мотивов внешней агрессии. Демократы утверждают, что ее цель – привнесение демократии и свободы, в то время как республиканцы говорят: агрессия необходима для укрепления национальной безопасности.

Врут и те, и другие. В любом случае все сводится к соперничеству великих держав, расталкивающих более слабые государства только потому, что им это сходит с рук. И еще потому, что им просто удобнее, когда все идут строем вслед за ними. Поэтому все в Вашингтоне и в отрасли финансовых услуг в Нью-Йорке согласны с тем, что самоуверенная и напористая Америка лучше всякой другой. Даже если в действительности не достигаются ни демократия, ни безопасность. Это приводит нас к последним перестановкам в кабинете Дональда Трампа и к тому, что они могут означать.

Том Коттон
Том Коттон. Фото: politics.olanola.com

Из самых разных источников поступают предсказания о том, что Тиллерсон скоро будет уволен с должности государственного секретаря, а на его место из кресла директора ЦРУ пересядет Майк Помпео. Шефом ЦРУ станет сенатор Том Коттон. Белый дом эти сообщения опровергает, называя их фальшивыми новостями, но понятно, что Трамп испытывает дискомфорт от нынешнего расклада сил и Тиллерсону рано или поздно придется уйти.

Майк Помпео в качестве госсекретаря заменит несколько неуклюжего бизнесмена, привыкшего иметь дело с топливно-энергетическими фьючерсными контрактами, но боровшегося за сокращение чрезвычайно раздутого штата Госдепа. Помпео – трезвомыслящий политик и сторонник твердого курса. Майк склонен смотреть на сложные проблемы по-простому. Он стал доверенным лицом Трампа, на регулярной основе брифингуя президента о состоянии дел в мире. Это он настоял на принятии кошмарного решения о признании Иерусалима в качестве столицы Израиля. В недавней речи Помпео раскритиковал ЦРУ, сказав, что управление практически забыло, как шпионить. Это почти наверняка соответствует действительности. Он добавил также, что ЦРУ должно стать «злее» для того, чтобы выполнить свою задачу – обеспечить безопасность США. Помпео хотел бы превратить США в таран и направить его против врагов «американского образа жизни». И начать этот процесс Помпео, кажется, хочет на Ближнем Востоке.

Заменяя Обаму

Заменой Помпео на посту директора ЦРУ станет Том Коттон. Чем меньше скажешь о нем, тем лучше. Но я постараюсь суммировать его характеристику в восьми словах: Том находится в полной собственности у израильского лобби. Во время его избрания младшим сенатором от штата Арканзас в 2014 году он получил один миллион долларов от «Чрезвычайного комитета для Израиля» (Emergency Committee for Israel), возглавляемого Биллом Кристолом, основателем и издателем The Weekly Standard, а также дополнительное вспомоществование от «Республиканской еврейской коалиции» (Republican Jewish Coalition). В марте 2015-го Том отплатил этим сторонникам письмом, которое подписали 47 сенаторов-республиканцев, направленным прямиком правительству Ирана. В документе указывалось, что любое соглашение об иранской ядерной программе, которое Тегеран заключит с президентом Обамой, конгресс скорее всего отвергнет. Это письмо, которое подрывает полномочия американского президента в глазах всей международной общественности, было подписано всем руководством Республиканской партии в сенате, а также теми, кто позднее стал претендентами на пост президента: Рэндом Полом, Марко Рубио и Тэдом Крузом.

Израильское лобби – просто стержень, на который нанизаны все, кого Трамп назначил на ключевые внешнеполитические позиции

Никоим образом не хочу сказать, будто Коттон и Помпео глупы. Но они видят мир совершенно черно-белым, так же, как и их босс. Помпео был первым на своем курсе в Вест-Пойнте, а Коттон окончил юридический факультет Гарварда. Трамп всегда говорит, что он самый умный из всех находящихся вместе с ним в комнате, где бы сама эта комната ни располагалась. Но какими бы ни были их достижения в учебе и их самомнение, мне сложно представить, чтобы кому-то удалось принимать решения хуже тех, что напринимали эти трое. Если только не брать во внимание Никки Хэйли, должностные обязанности которой, по счастью, совершенно иные. Хэйли реально глупа и амбициозна. А еще она полностью находится во власти израильского лобби. Так и кажется, что это лобби – просто стержень, на который нанизаны все, кого Трамп назначил на ключевые внешнеполитические позиции.

Беда всей команды Трампа в том, что все они, кажется, верят в то, что им разрешено долбить всех подряд по всему миру безо всяких для себя последствий. И все они ненавидят Иран по каким-то скрытым от глаз причинам. Может быть – вы догадались! – это влияние того, что они связаны с израильским лобби.

Много умных в ситуационной комнате

Да, неоконы вернулись. Я еще в октябре отмечал, что когда Помпео или советник президента по нацбезопасности Герберт Макмастер хотели зайти в какое-то дружественное местечко, чтобы выступить с речью на политические темы, то этим местечком оказывался Фонд в защиту демократий (Foundation for the Defense of Democracies – FDD) с его маркетинговым лозунгом «Борясь с терроризмом и продвигая свободу». Сейчас FDD – центральная диспетчерская неоконов, которую они используют так же, как использовался Американский институт предпринимательства, когда Дик Чейни, будучи вице-президентом, нуждался в дружественной аудитории. Возглавляет FDD канадец Марк Дубовиц, у которого страсть всей его жизни – добиться того, чтобы санкции против Ирана были исполнены до последней буквы. Жаль, депортировать канадца нелегко.

Майк Помпео
Майк Помпео. Фото: pixelrz.com

Те, кто следит за неоконами, наверняка отметят, что такие известнее имена, как Билл Кростол, Майкл Чертофф и Макс Бут, в государственных органах все никак не появляются. Это правда. Но происходит это потому, что они работают через свои фонды, среди которых FDD лишь один из многих. Недавно в стране под названием «Лоббилэнд» проклюнулся Альянс за обеспечение демократии (Alliance for Securing Democracy), который подает себя как «двухпартийный и трансатлантический». На самом деле он – чисто неоконовский. Его цель – «изобличать продолжающиеся действия Путина по подрыву демократии в Соединенных Штатах Америки и в Европе». В альянсе вы найдете не только имена всех известных неоконов, но и всю лояльную демократам оппозицию, включая бывшего и. о. директора ЦРУ Майка Морелла и Джейка Салливэна. Оба они были высокопоставленными советниками Хиллари Клинтон.

Замена прежних политназначенцев в органах власти в течение первого года президентства Трампа проводилась медленно, что было на руку неоконам. В том числе благодаря этому они оправились от поражения на выборах. Все еще на своих местах сидят те, кто пережил две прошлые администрации. Почти все они – те же ястребы, какими были в 2001–2016 годах. Сейчас к ним идет пополнение в виде неоконсерваторов второго и третьего уровней, которые заполнят вакансии по разряду «политические должности». А это наверняка даст гарантию того, что внешняя политика, выработанная неоконами за последние 16 лет, будет продолжаться неопределенно долго.

Что это означает? То, что сейчас, когда палестинцев согнали с их земель, а израильтяне получили свое вознаграждение, мы можем ожидать вооруженный конфликт в течение следующего года. За этим последует нарастание враждебности к Москве на фоне продолжающегося и разворачивающегося «Рашагейта». Я даже не хочу гадать, до какого безумия дойдет банда в «ситуационной комнате» Западного крыла Белого дома в разборках с Северной Кореей.

Хорошей новостью это будет для тех, кто занят строительством и продажей домашних бомбоубежищ. Эта отрасль переживала бум в 50–60-х годах, когда я рос. Сейчас в этих бомбоубежищах с успехом выращивают грибы, но, похоже, бизнес может возродиться.

 

Справка «ВПК»

Филип Джиралди (Philip Giraldi) – бывший сотрудник военной разведки и ЦРУ США. Эксперт по противодействию терроризму. Около 20 лет работал в Турции, Италии, Германии и Испании (с 1989 по 1992-й – руководитель резидентуры ЦРУ в Барселоне). Владеет испанским, итальянским, немецким и турецким языками. В настоящее время – исполнительный директор Council for the National Interest.

 

Публикуется с разрешения издателя с незначительными сокращениями (http://www.unz.com/pgiraldi/bad-moon-rising/)

Перевод Сергея Духанова,
специально для «ВПК»

Опубликовано в выпуске № 49 (713) за 20 декабря 2017 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...