Версия для печати

Жизнь в полете

Гондусов Владимир
В детстве Герой России Игорь Евгеньевич ТАРЕЛКИН, как и многие его сверстники, мечтал об авиации. Ему было девять, когда прозвучало гагаринское «Поехали!». Фамилии первопроходцев космоса тогда знал каждый мальчишка. Это были красивые офицеры в летной форме. Мечта и привела Игоря в авиацию, а увлечение парашютным спортом – в испытатели средств спасения экипажей летательных аппаратов. Таких специалистов, как Игорь Евгеньевич, в России единицы. Штучная, редкая и очень опасная профессия. Сын прославленного испытателя – Евгений служит в отряде космонавтов и готовится к полету во Вселенную.


ОН ИСПЫТАЛ НЕ ОДНУ СОТНЮ НОВЫХ ПАРАШЮТНЫХ СИСТЕМ, КАТАПУЛЬТНЫХ КРЕСЕЛ И СКАФАНДРОВ


В детстве Герой России Игорь Евгеньевич ТАРЕЛКИН, как и многие его сверстники, мечтал об авиации. Ему было девять, когда прозвучало гагаринское «Поехали!». Фамилии первопроходцев космоса тогда знал каждый мальчишка. Это были красивые офицеры в летной форме. Мечта и привела Игоря в авиацию, а увлечение парашютным спортом – в испытатели средств спасения экипажей летательных аппаратов. Таких специалистов, как Игорь Евгеньевич, в России единицы. Штучная, редкая и очень опасная профессия. Сын прославленного испытателя – Евгений служит в отряде космонавтов и готовится к полету во Вселенную.
{{direct_hor}}


Фото: Из архива АВТОРА
Игорь в детстве увлекся хоккеем, играл и за родной дмитровский «Авангард», и за совхоз-техникум, но в большой спорт не пошел. Победило другое увлечение. «Детское воспоминание: беру зонт, залезаю на березу и, хватаясь за ветки, представляю, что нахожусь за штурвалом самолета. Потом раскрываю зонт и прыгаю с ним, как с парашютом. Получал, конечно, от родителей за эти «полеты». Еще сказал, что много читал об авиации, а «Небо Балтики», «Истребители» и другие фильмы о летчиках смотрел десятки раз.

Окончив в 1969 году школу, поступил в Харьковское высшее военное авиационное училище. Родители гордились сыном. Когда приходили конверты с треугольным штампом, читали вслух. Отец – Евгений Алексеевич ушел на фронт в 43-м. Воевал танкистом, День Победы встретил в Берлине. Трудолюбивый, мастеровой был человек. Ушел из жизни в 1985-м. Мама – Клавдия Михайловна работала на фабрике, потом устроилась почтальоном. «Летом на велосипеде, зимой пешком по морозу, иногда на автобусной остановке часа по два стояла, в снегопад». Разносила по деревням пенсии и письма, газеты и журналы, а сама ждала весточки от сына.

Училище Игорь окончил в 1973 году. По распределению попал в Забайкалье. А потом были полтора года в Афганистане, 258 боевых вылетов в составе экипажа вертолета Ми-8, каждый из которых мог стать последним. Серьезная боевая работа. Если позволяла погода, экипаж делал 5–6 вылетов в день. «Вставали в четыре утра и пахали до темноты». Старший лейтенант Тарелкин не считал, сколько раз вывозил экипаж с дальних постов раненых, но в том, что многих спасла именно вовремя прибывшая «вертушка», нет сомнений. Чтобы вывезти ребят, порой приходилось приземляться так, что шасси едва не соскальзывали в пропасть. К сожалению, приходилось вывозить и погибших. Немало крови, искалеченных бойцов и офицеров, боли и отчаяния в глазах он увидел за полтора года командировки. Горные условия, обстрелы, нервные перегрузки накладывали отпечаток не только на работу экипажей. «Мы нередко заставляли не только себя, но и машину работать на пределе возможностей», – отметил Игорь Евгеньевич. Кандагар, Джелалабад, Баграм, Шинданд – эти и другие названия городов и провинций, высот и ущелий для него не просто география.

…Душманы шли в рост. Их даже не смущал круживший советский вертолет. Боевая машина, как могла, отгоняла врагов, но они, как шакалы, чуть замешкавшись, снова двигались к жертве.

Враг был уверен, что стоящий впереди вертолет с пробитым баком станет легкой добычей. «У нас было два варианта, – вспоминает Игорь Евгеньевич. – С помощью остатков горючего во втором баке попытаться перелететь над горным перевалом. И если не будет встречного ветра, удача возможна. Другой вариант: сжечь по инструкции свой вертолет, а в воздух подняться на ведомом, но тот должен был сесть, а приземлиться он не мог – у экипажа не было должного опыта».

Выбрали первый вариант: раненая «вертушка» взмыла в воздух и устремилась к горам. Душманы были в шоке. Когда перемахнув через вершины, машина все-таки села, бак был пуст, а корпус «расписан» сотней осколков. Тот день стал для экипажа вторым днем рождения.

«Впрочем, – добавил Тарелкин, – таких полетов на грани было немало. Возвращаемся, табло аварийного остатка топлива настойчиво мигает своим красным глазом, садиться некуда и гадаем: дотянем – не дотянем?». Сказал еще, что за время его пребывания «за речкой» потеряли 47 вертолетов. И лишь часть «вертушек» сбили – большинство потерь произошло из-за слабой подготовки экипажей к работе на столь специфичной территории. Горы ошибок не прощали.


Последний шанс для летчика спастись из гибнущей машины – катапультирование
Фото: Из архива Игоря ТАРЕЛКИНА
После командировки на войну офицер поступил в Военно-воздушную академию им. Н. Е. Жуковского, по окончании которой был направлен в единственный в стране Государственный летно-испытательный центр имени В. П. Чкалова, который справедливо называют «храмом военной науки». Попасть туда было непросто – на каждое место претендовали 4–5 человек. Тарелкин к этому времени был опытным инструктором парашютно-десантной службы, мастером спорта.

Так началась его многолетняя работа со средствами спасения экипажей летательных аппаратов и парашютно-десантной техникой. В группе были двенадцать человек. Во главе – полковник Евгений Андреев, Герой Советского Союза, заслуженный парашютист-испытатель СССР, заслуженный мастер спорта СССР. Это он осенью 1962 года совершил прыжок со стратостата «Волга» с высоты 25 600 метров, преодолев в свободном падении 24 000 метров с минимальной скоростью 900 км в час. Именно во время прыжка со стратостата «Волга» из-за разгерметизации скафандра погиб опытнейший испытатель Петр Долгов. Звание Героя ему присвоено посмертно. Андреева связывала с Долговым многолетняя дружба. В общей сложности Евгений Николаевич совершил 8 прыжков из стратосферы.

«Это был мужественный человек, – сказал об Андрееве Игорь Евгеньевич. – Как-то после неудачного катапультирования ему пришлось приземляться со сломанной ногой. Его намеревались списать с летной работы, но он сумел доказать всем, что может быть испытателем». Именно у Евгения Николаевича, более полувека отдавшего небу, испытавшего не одну сотню новых парашютных систем, катапультных кресел и скафандров, обучавшего летчиков и космонавтов премудростям парашютного дела, со временем и принял командование единственной в стране группой Игорь Тарелкин. Возглавлял ее 16 лет. «Есть такая статистика – через каждые семь лет погибал кто-то из испытателей. За годы моей работы группа не потеряла ни одного человека, и мне это ставили в заслугу». Добился этого Тарелкин жестким и профессиональным подходом к порученному делу: «Не позволял выходить за рамки разумного, не шел ни на какие авантюры. Меня называли «осторожным», но сохраненные жизни людей, каждый из которых был без преувеличения на вес золота, стоили того. Благодаря учебе в академии сумел внедрить новые разработки. В чем-то выручали интуиция, боевой опыт…»

О деле, которому посвятил немалую часть своей жизни, Игорь Евгеньевич говорит так: «Испытатель – не профессия, это состояние души. Надо этим болеть, постоянно думать о программах, методике испытаний. Когда я слышу слова, что испытатель – это сплав мужества и мастерства, то отвечаю: испытатель – это прежде всего и главнее всего инженер».

На его счету – десятки испытанных катапульт и парашютов, но главное – спасенные жизни летчиков и десантников, спецназовцев и космонавтов… Из шести с лишним тысяч прыжков с парашютом почти половина были испытательными, экспериментальными.

При этом сам Тарелкин не раз подвергал себя смертельному риску, испытывая парашютные системы, катапультируясь в полете из различных положений самолета, на разных скоростях и высотах, в различных метеоусловиях, днем и ночью! А все для того, чтобы парашютная система в экстремальной ситуации не подвела и попавший, казалось бы, в безвыходное положение летный экипаж для спасения мог воспользоваться полученными из разработанных испытателями инструкций знаниями и навыками. «Это у американцев в воздухе от начала до конца – манекены, а у нас на заключительном этапе участвуют люди: манекен ведь не скажет, где болит», – говорит Игорь Евгеньевич.

Именно профессионализм помог ему выжить, когда на высоте с него чуть не сорвало кислородную маску. «Цена жизни была проверена мной еще в Афганистане, ведь там были не учения, а боевые условия, – говорит Герой России. – Поэтому во время испытаний смог справиться со своими мыслями и с самим собой. Хорошо знаю истину, что тот, кто теряется, боится, как правило, погибает. Выживает тот, кто в самые сложные минуты берет себя в руки, и тогда страх приходит позже, когда все позади…»

Игорю Евгеньевичу неоднократно приходилось приземляться на запасном парашюте, а после доработки вновь прыгать на ранее отказавшем. И надо ли говорить, какие перегрузки при этом переносил испытатель и сколько совершалось катапультирований, чтобы убедиться в абсолютной надежности системы и подготовить инструкцию для летчиков? «Когда завершены испытания, нами подписывается акт. И ответственность несем по сути дела всю жизнь», – сказал Игорь Тарелкин, отметив, что разработками катапультных систем занимаются в мире только США, Великобритания и Россия. Реально же испытывают в полете такие системы только в нашей стране, поэтому они лучшие и самые надежные в мире.

В 1998 году ему довелось испытывать парашют новой конструкции типа «крыло», который позволяет нести с парашютистом 80 кг груза. Высота – 1200 метров. При введении в действие система не сработала. Пришлось освободиться от контейнера, а чтобы сбросить скорость, – развернуться против ветра. В такой ситуации любое лишнее движение ведет к непоправимым последствиям. Запасной парашют тоже был опытным образцом. Но сумел приземлиться.

В том году кавалеру ордена Мужества полковнику Тарелкину «за мужество и героизм, проявленные при испытаниях новой авиационной техники», указом президента России присвоено звание Героя России.

Недавно в ВДВ и части спецназа начал поступать новый парашют «Арбалет», который сразу заслужил восторженные отзывы. В частности, высоко оценил его тактико-технические характеристики командующий ВДВ генерал-полковник Александр Колмаков: «Этот парашют прошел успешные войсковые испытания и принят на вооружение для разведподразделений наших войск».

На создание новой парашютной системы конструкторов НПП «Звезда» подтолкнул анализ боевых действий в современных условиях. Ведь это только в кино красива атака спецназовцев, свалившихся на голову врага с неба. На самом же деле для того чтобы освободиться от парашюта, требуется довольно много времени. Кроме того, стоящие на вооружении «голубых беретов» Д-6 и Д-10 лишь частично управляемы в воздухе: они не обеспечивают абсолютную точность приземления, что в условиях боя чревато большими проблемами. Недостатком является и то, что десантник не может взять с собой много снаряжения. Оно сбрасывается отдельно на грузовых парашютах, которые, как правило, садятся в стороне – а ведь противник не даст возможности искать и распаковывать груз.

Крылатой пехоте нужен был новый – надежный, большегрузный, хорошо управляемый в воздухе даже новичком – парашют. «В отличие от старых парашютных систем с круглыми куполами «Арбалет» представляет собой «летающее крыло», как у спортивных парашютов, – объясняет Игорь Тарелкин (именно он проводил завершающую фазу испытаний в Хабаровске). – И запасной парашют такой же, причем расположен он не на груди, как сейчас, а в тандеме с основным, за спиной. Он не сковывает действия парашютиста в воздухе и в момент приземления, что в условиях боя весьма важно».

Однако проблема была в том, что купольные парашюты достаточно просты в управлении, а «летающее крыло» вольностей не прощает. А ведь с «Арбалетом» придется прыгать в первую очередь мальчишкам-десантникам. А значит, предстояло совместить практически несовместимое – простое управление с максимальной безопасностью.

Все новое рождается в муках. И «Арбалет» не исключение. При всей удачности конструкции он преподнес при испытаниях в Хабаровске немало «сюрпризов». Морозы в ту зиму в Хабаровске стояли знатные – под 30. Однако лютая стужа, усиленная пронизывающим ветром, испытателей парашютов не огорчала.

«Чем суровее погодные условия, тем быстрее проявятся негативные стороны новой парашютной техники, которые следует устранять, – говорит Тарелкин. – Когда парашют будет запущен в серию и уйдет в войска, никаких сюрпризов при его эксплуатации быть не должно». Достаточно сказать, что был выявлен 21 недостаток, в том числе и отказ в воздухе. После устранения каждого из них испытатели вновь совершали десятки прыжков в самых сложных режимах, проверяя, не проявит ли себя этот недостаток вновь. И там, отметим, однажды Игорь Евгеньевич лишь чудом остался жив.

«В результате нашей работы была создана парашютная система, не имеющая аналогов в мире, – считает он. – Американских и канадских парашютистов, выполнивших прыжки на доработанном «Арбалете», распирало от восторга: «Это не парашют, а чудо!». Да и я, испытав все иностранные аналоги, могу точно сказать: они в подметки «Арбалету» не годятся.

Именно на «Арбалете» и был совершен в 2003 году уникальный прыжок на крышу Памира – пик Ленина – группы российских парашютистов, в составе которой был и Игорь Тарелкин. Всего смельчаков было шестеро – Дмитрий Киселев, инициатор высокогорной акции, парашютисты Владимир Котов, Алексей Будницкий, Сергей Калабухов и Леонид Козинец.

14 августа в 13.20 группа, покинув борт самолета Ан-12 на высоте 8100 метров, успешно приземлилась на вершину пика Ленина, высота которого над уровнем моря 7134 метра.

Это была не первая попытка оседлать высочайшую вершину. В далеком 1968-м идея прыгнуть с парашютом на семитысячник, высказанная группой энтузиастов, показалась откровенным безумством: разреженный воздух, непредсказуемый ветер, ограниченная площадка приземления. Чтобы воплотить в жизнь дерзкий замысел, нужны были маневренные парашюты, специальное кислородное оборудование, самолеты.

Смельчаки-парашютисты обратились тогда к военным за помощью и поддержкой, и людей в погонах идея высокогорного прыжка заинтересовала. Еще бы! Вся южная граница СССР – горы. Когда фашисты во время Великой Отечественной войны захватили часть кавказских перевалов, выбить их оттуда удалось ценой немалых людских потерь. Если бы тогда могли десантироваться на горные перевалы!

Прыжок на пик Ленина запланировали на 27 июля. По замыслу устроителей высокогорная парашютная феерия, приуроченная к 50-летию со дня рождения комсомола, должна была носить массовый характер. На снежные склоны Памира решили бросить десант общей численностью 46 человек. План действий такой: пять испытателей-парашютистов и столько же офицеров ВДВ прыгают на вершину семитысячника, 36 солдат – на плато, расположенное чуть ниже. Они должны лететь вниз с автоматами наперевес.

Бойцы прыгнули первыми. В три захода, по 12 человек в каждом. Их задача – приземлиться на высоте 6100. В целом все прошло удачно, лишь два человека во время выброски столкнулись куполами: парашюты запутались, поэтому пришлось отрезать стропы и раскрыть «запаски».

Самая сложная задача выпала на долю 10 парашютистов-асов, которые должны были приземлиться на самой вершине пика Ленина – плоском пятаке размером с футбольное поле. Попасть в такую жирную точку опытному парашютисту несложно. Но «здесь вам не равнина, здесь климат иной».

Из-за резкого усиления ветра спастись тогда удалось первой и последней тройке. Четверо при приземлении разбились о скалы. Погиб Владимир Мекаев. Это был его 2077-й прыжок. Разбился весельчак, гитарист и отличный спортсмен Юрий Юматов. Он сочинял песни о небе, цветных куполах. Их любили петь его друзья. Русый богатырь Валерий Глаголев не представлял, как без него могут обойтись там, где есть риск, есть опасность. Одним из лучших в стране испытателей парашютов был Вячеслав Томарович. Он конструировал новые системы выброски. Своими руками создавал каждый узел и всегда первым прыгал сам.

В официальном акте расследования, которое провели сразу после прыжка, было сказано: трагедия произошла в результате непредвиденного усиления ветра. Все участники легендарной акции получили медаль «За отвагу», но событие, которое обещало стать мировой сенсацией, быстро замяли. С тех пор в СССР на горные вершины не прыгали.

И вот в 2003-м парашютисты-экстремалы предложили Игорю Тарелкину подготовить их к новому прыжку на пик Ленина. Испытатель согласился. «Мы понимали, что на нас лежит огромный груз ответственности за исход этого мероприятия, – говорит Игорь Евгеньевич. – Ведь любое ЧП с нашей командой привело бы к тому, что программа высокогорных прыжков вновь была бы заморожена на долгое время».

Смельчаки прошли основательные тренировки в Центре подготовки космонавтов в Звездном городке, затем совершили контрольный прыжок с высоты 8500 метров.

Конечно, разница между прыжком 68-го года и 2003-го была. Другие парашюты, оборудование, экипировка. Тот первый десант на Памир падал с парашютами системы ПА-1 («парашют альпиниста-1»), который считался последним словом техники. По сравнению с куполами, которые существуют сегодня, это подручное средство для самоубийства. Когда ветра нет, куда ни шло. Как только он начинает дуть, парашют теряет управление. К тому же у него огромная вертикальная скорость. Лететь на ПА-1 – примерно то же, что падать вниз с пятого этажа вообще без парашюта.

В 2003 году прыжок, совершенный с «Арбалетом» за спиной, прошел благополучно, никто не получил даже царапины…

В настоящее время Игорь Евгеньевич – директор Дмитровского учебного авиацентра. Привлек прославленного земляка к работе с молодежью глава района Валерий Гаврилов, человек, прошедший хорошую жизненную школу, деятельный, пользующийся авторитетом у людей. «До войны в Дмитрове был аэроклуб, – говорит Тарелкин. – Работал он очень продуктивно: было подготовлено более двухсот парашютистов и чуть больше – планеристов, около двадцати летчиков. Все 17 Героев Советского Союза, которыми гордится наш район, выпускники этого аэроклуба. Создание учебного авиацентра – это попытка вернуться к истокам».

Юные парашютисты под руководством знаменитого испытателя изучают историю авиации, основы аэродинамики, конструкции парашютных систем, проходят курс психологической подготовки. После курса теории приступают к наземной подготовке в собственном парашютном городке, где отрабатывают упражнения на специальных снарядах. Потом наступает торжественный и памятный на всю жизнь момент: первый прыжок с парашютом с одномоторного самолета АН-2 с высоты 800 метров. Для этого приходится выезжать на аэродром «Киржач» во Владимирской области. После прыжков Герой России поздравляет с первым прыжком и вручает ребятам удостоверения парашютистов. Около сорока юношей и две девушки уже ощутили «вкус неба».

Связал свою жизнь с авиацией сын Героя – Евгений. Он окончил Академию имени Ю. А. Гагарина, подполковник. Его стремление стать летчиком-космонавтом Игорь Евгеньевич всегда поддерживал: считает, что все данные у сына есть. Сейчас Евгений служит в Звездном. На сайте Отряда космонавтов имени Юрия Гагарина нашел о нем такие строки: «29 мая 2003 года на заседании межведомственной комиссии по отбору космонавтов Евгений Тарелкин зачислен в отряд космонавтов… 5 июля 2005 года присвоена квалификация «Космонавт-испытатель». Имеет звание инструктора парашютно-десантной подготовки. Общий налет к моменту зачисления в отряд составлял 207 часов, выполнил более 400 прыжков с парашютом. Имеет квалификацию водолаза, провел под водой около 250 часов».

Евгения готовят к полету на МКС, но не исключено, что он станет одним из претендентов для полета на Марс. Как считает директор Института медико-биологических проблем РАН Анатолий Григорьев, наиболее благоприятный период для такого полета – 2018 год, когда активность Солнца наибольшая, а радиация наименьшая. Следующий удачный момент наступит лишь в 2031 году. «Наши ученые готовят именно человеческую экспедицию к Красной планете. По нашим предварительным расчетам, полетят шесть человек».

Говорят, кто по-настоящему «пощупал» небо, то остается его пленником навсегда. Именно из таких «пленников» – отец и сын Тарелкины.

Владимир ГОНДУСОВ

Опубликовано в выпуске № 15 (281) за 22 апреля 2009 года

Аватар пользователя Владимир
Владимир
09 ноября 2012
странно, что нет комментариев
Аватар пользователя Владимир
Владимир
09 ноября 2012
странно, что нет комментариев

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц