Версия для печати

Как 99 человек обслуживали 8 «Максимов»

Пулемет, похожий на пушку
Морозов Николай

Пулемет «Максим» с детства знаком каждому, интересующемуся военной историей. Кто же не помнит кинокадров или фотографий, на которых два лежащих у пулемета бойца ведут огонь? Один – первый номер стреляет, другой – второй номер поддерживает патронную ленту руками в правильном положении.

При этом далеко не все знают, что когда-то пулемет «Максим» видом своим напоминал скорее артиллерийское орудие.
«Машина убийств», которую создал британский оружейник американского происхождения  Хайрем Стивенс Максим, в России была испытана в 1887 году. Тогдашний «Максим» был создан под 10,67-мм патрон винтовки Бердана с дымным порохом. Из него даже пострелял император Александр III. После испытаний представители русского военного ведомства заказали Максиму 12 пулеметов образца 1885 года под 10,67-мм патрон винтовки Бердана. 


В дальнейшем, винтовка Бердана была снята с вооружения, и пулеметы «Максим» были переделаны под 7,62-мм патрон русской винтовки Мосина. 


В 1901 году 7,62-мм пулемет Максима на колесном лафете английского образца был принят на вооружение сухопутных войск. Пулемет (масса которого на тяжелом лафете с большими колесами и большим бронещитом составляла 244 кг) отнесли в подчинение к артиллерии. Соответственно, пулеметные подразделения первоначально именовались батареями. 


Затем в пехотных полках появляются пулеметные роты и  команды. «Ездящий» пулемет «Максим» на полевом колесном лафете с одноконной запряжкой действительно больше напоминал пушку, чем привычный нам пулемет. Даже крайне громоздкие и чрезвычайно заметные «Максимы» на полевом колесном лафете (иногда использовались пулеметы на треноге) показали себя чрезвычайно грозным оружием во время русско-японской войны 1904-1905 годов. 


Большие потери нанесли японцам русские пулеметы под Бенсиу и при отражении штурмов  Порт-Артура. 


Русские пулеметчики проявили себя в боях за главную Ляояньскую позицию 20–21 августа 1904 года, причиняя атакующим  японцам большой ущерб. И это при том, что общая численность пулеметов в Действующей армии исчислялась не тысячами и даже не сотнями, а всего лишь десятками.


Поражает чрезвычайно большое,  количество солдат, обслуживающих пулеметы. По штату, утвержденному 6 мая 1910 года, пулеметная команда входила непосредственно  в состав полка и подчинялась его командиру, но могла полностью или по частям придаваться батальонам и даже ротам. В ней по штату имелись командир, 3 обер-офицера – один старший и двое младших, 1 фельдфебель, 2 взводных унтер-офицера, 2 пулеметных унтер-офицера, 1 каптенармус, 6 младших пулеметных унтер-офицеров, 8 ефрейторов-наводчиков; 8 запасных наводчиков, 24 подносчика патронов, 16 рядовых при пулеметных двуколках, 8 ездовых к пулеметным двуколкам, 8 ездовых к патронным двуколкам, 3 рядовых к заводным лошадям, 2 кашевара, 2 рабочих на кухне; 4 денщика.


Таким образом, штатная численность пулеметной команды составляла 99 человек. Вся эта сотня без одного  обслуживала лишь восемь пулеметов. Что сказали бы пулеметчики последующих эпох о таком соотношении?


Николай Морозов

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц