Версия для печати

Моя энергия меня бережет

Корбут Андрей
Прошедший год стал очередной вехой в развитии стран, входящих в Содружество Независимых Государств. Думается, для новейшей истории эта временная веха в первую очередь будет памятна тем, что некогда единые, жившие в одном государстве республики справили 15-летний юбилей своей независимости. Кстати, в Содружестве прошедший год объявлялся "Годом СНГ". Хотя, судя по конкретным результатам, чрезмерная пафосность его названия очевидна.


МИНУВШИЙ ГОД ПОКАЗАЛ, ЧТО РОССИЯ ГОТОВА ОТСТАИВАТЬ СВОИ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ


Прошедший год стал очередной вехой в развитии стран, входящих в Содружество Независимых Государств. Думается, для новейшей истории эта временная веха в первую очередь будет памятна тем, что некогда единые, жившие в одном государстве республики справили 15-летний юбилей своей независимости. Кстати, в Содружестве прошедший год объявлялся "Годом СНГ". Хотя, судя по конкретным результатам, чрезмерная пафосность его названия очевидна.
{{direct_hor}}

Хозяйственные споры не должны повлиять на военное сотрудничество братских стран (на снимке - российская станция СПРН "Волга" под белорусским городом Барановичи).
Фото Алексея ДРОЖЖИНА
Что конкретно представляло собой СНГ в 2006 г.? Какие тенденции, факторы влияли на его существование и как это может отразиться на событиях наступившего года? Ответы на эти и другие вопросы, касающиеся проблем так называемого ближнего зарубежья, волнуют сегодня многих политиков. Делаются разные оценки, и понятно, что все они, равно как и прогнозы, в той или иной мере будут касаться России - главного игрока на постсоветском пространстве. Хотя ясно: один из самых весомых итогов 2006 г. - РФ утвердилась как влиятельная энергетическая держава. К такому выводу приходят практически все серьезные западные и отечественные аналитические центры, исследующие проблемы, происходящие на постсоветском пространстве. То есть Россия в их представлении - это некий центр, способный с помощью "нефтегазовой дубины" значительно влиять на экономические и политические процессы, происходящие как в СНГ, так и во всем мире.

Как известно, перекрыв Украине газовый вентиль в начале 2006 г., Россия всерьез напугала всю Европу, куда голубое топливо стало поступать с перебоями. Неслучайно на ноябрьском саммите НАТО в Риге американский сенатор Ричард Лугар призвал партнеров по Североатлантическому блоку достойно ответить на возможный новый "энергетический" удар Москвы. Лугар предложил считать энергетическое нападение на любого из членов военного блока вызовом всему НАТО и приравнять энергетические войны к вооруженному нападению.

Спустя год ситуация, подобная той, что имела место в газовом споре Москвы и Киева, повторилась с Белоруссией. Только здесь уже были затронуты нефтяные интересы большинства стран Европы. Многим из них даже пришлось прибегнуть к использованию стратегических запасов. И опять ЕС почувствовал, как зависим он от нефти. И хотя главным виновником такого конфликта мировая общественность признала Белоруссию, вся Европа еще раз вдруг осознала значимость России. Понятно, почему Брюссель и Вашингтон активно настаивают на возможности контролировать нефтегазовые потоки, идущие со стороны бывшего СССР. А НАТО уже всерьез планирует, как военным путем обеспечить своим странам энергетическую безопасность.

Безусловно, эти маневры отдают духом холодной войны. Однако, как никогда, это хороший комплимент России, которая, скажем прямо, не стесняется уже использовать свой энергетический потенциал для реализации геополитических целей. Особенно наглядно новая политика России видна по отношению к ее партнерам по СНГ. Спустя 15 лет после распада СССР в Москве вдруг осознали, что с партнерами по ближнему зарубежью лучше жить не по правилам старшего брата, одаривающего льготами и подарками, а на основе цивилизованных экономических отношений. И именно такие отношения Москва попыталась выстроить в 2006 г. со своими соседями.

Из приведенной таблицы видно, что в сравнении с 2006 г. Россия для стран СНГ в среднем подняла цены на газ в 1,5-2 раза. Это, конечно, не так называемый мировой уровень, но очень близкий к нему. Нетрудно заметить, что относительно большие цены на голубое топливо в наибольшей степени "укусили" Грузию и Азербайджан. Всем известны непростые отношения, которые в последнее время складывались между Тбилиси и Москвой. Грузия заняла, скажем прямо, враждебную позицию по отношению к российским военнослужащим, дислоцированным в стране. Младореформаторы в лице президента Михаила Саакашвили не стесняются говорить о своих планах вступления в НАТО с уклоном на антироссийскую риторику. Спрашивается: зачем с таким государством дружить России? Азербайджан же, купающийся в нефтедолларах, обойдется и без российского газа. Баку перестал после Нового года покупать газ у России. Тем более что часть его он перепродавал Грузии в 2006 г.

Нетрудно также уловить большую политику и игру Москвы в отношении Молдавии. Ведь щадящую цену Москва согласилась дать Кишиневу после того, как он решился разблокировать железную дорогу в Приднестровье.

Было много разговоров вокруг цены аренды ЧФ и российского газа на Украине. Однако все эти разговоры в декабре 2006 г. сошли на нет. И на встрече в Киеве Владимира Путина и Виктора Ющенко она даже официально не поднималась. Хотя помнится, еще в начале 2006 г. Москва требовала поднять цену на газ до 230 долл. за 1000 куб м, а Киев грозился поднять цену за аренду военных объектов в Крыму до 2 млрд. долл. США. И Москва, и Киев в своих отношениях пошли как бы на взаимные уступки. "Оранжевая" команда перестала шантажировать РФ темой Черноморского флота, и Россия в ответ на это согласилась на приемлемые для Киева цены на газ.

Между тем вполне понятно, что использование Москвой своих преимуществ в продаже углеводородов на постсоветском пространстве - это всего лишь один из рычагов влияния и отстаивания своих интересов.

Одна из закономерностей развития ситуации на территории СНГ - усиление здесь роли так называемых "третьих стран", в первую очередь входящих в евроструктуры и НАТО. Налицо геополитическое соревнование между Москвой и этими структурами. И здесь роль России также усилилась. Скажем, в 2006 г. российский президент впервые прямо и твердо заявил о поддержке своих соотечественников в ближнем зарубежье. Москва недвусмысленно дала понять Западу, что готова отстаивать право народов на самоопределение и не потерпит двойных стандартов в оценке, скажем, ситуации в Косово и аналогичных ситуаций в Южной Осетии, Абхазии и Приднестровье.

Несмотря на недовольство Запада, Россия на неформальном уровне поддержала референдумы о независимости в ЮО и ПМР, добилась от ООН принятия резолюции, осуждающей ввод грузинских войск в район Верхних Кодор Абхазии.

Таким образом, РФ на постсоветском пространстве по-прежнему играет значимую и влиятельную роль. Москва нашла новые способы отстаивания своих интересов. Однако ее роль как объединителя, как главного собирателя республик некогда единой великой страны СССР, к сожалению, ослабевает. Несмотря на интеграционные усилия Москвы, в СНГ в 2006 г. активно развивались явления, противоположные этому процессу.

Посмотреть таблицуТаблица. Стоимость российского газа (за 1000 куб. м в долл. США).

Неспособность стран Содружества к предметному совместному диалогу наглядно продемонстрировал саммит глав государств СНГ, который прошел в ноябре в Минске. Как известно, поначалу президенты планировали вести речь о реформе внутренней организации Содружества. Но этот вопрос в итоге был отложен. Хотя его в той или иной степени пробовали обсуждать с 2004 г. Это уже стало очевидным фактом, что у бывших советских республик слишком различное понимание общих принципов и целей интеграционного сообщества. Да по большому счету они не очень-то и задумываются над этими вопросами, реализуя собственные интересы и только требуя от координационных структур СНГ не мешать им.

Здесь надо заметить, что подобное положение дел сложилось не только внутри всех государств Содружества, но и в создаваемых и функционируемых интеграционных структурах - Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭс), Организации Договора о коллективной безопасности, Союзного государства России и Белоруссии и т.п. И в этом нет ничего необычно и страшного для России, поскольку исторический опыт свидетельствует, что крепость межгосударственных объединений зависит от степени интересов стран, входящих в них. Между тем интересы стран СНГ при всей похожести социальной и экономической ситуации (слабая промышленность, недоразвитое сельское хозяйство, проблемы с населением, безработицей и т.п.) во многом разнятся. И разнятся по двум направлениям: во-первых, по степени того, кого они видят союзниками в своем дальнейшем развитии. И, во-вторых, по степени их экономического веса, потенциала, зависимого от наличия в странах природных ресурсов, которые ценятся на мировом рынке.

Благодаря наличию первой тенденции в Содружестве, как известно, сформировалось и функционирует межгосударственное объединение ГУАМ. Оно действует во многом вопреки интересам России. Все участники ГУАМ (а именно Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия) ориентируются в первую очередь на интеграцию с евроструктурами и НАТО (хотя для Азербайджана это не столь характерно). Вторая же тенденция, связанная со стремлениями стран СНГ реализовать свои природные богатства, также провоцирует дезинтеграционные процессы, поскольку эти интересы у постсоветских государств сталкиваются, то есть вынуждают эти страны действовать обособленно. Скажем, России очень невыгодно строительство нефтегазопроводов, идущих вне ее территории. Однако это стало уже реальностью. В 2006 г. заработал нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан. Готовится к вводу газопровод от месторождения в Каспии Шах-Дениз до Тбилиси и Эрзерума. Казахстан уже фактически протянул нефтяной трубопровод от Каспия в Китай. И Москва не может помешать этому. В то же время путем жесткой ценовой политики она оказывает определенное давление на некоторых своих союзников и партнеров по СНГ. Насколько верна такая тактика?

Для начала такой пример. Встречаясь в ноябре 2006 г. с украинскими журналистами после саммита глав государств СНГ в Минске, президент Александр Лукашенко призвал Киев выступать в реализации энергетических планов единым фронтом. "Стоит только договориться Белоруссии и Украине, то совершенно изменится конфигурация в этом регионе экономических и политических отношений", - уверен белорусский Батька. Понятно, что Лукашенко имел в виду Западный регион СНГ и, конечно, выработку мер по поставкам туда энергоресурсов в обход России. Заметим, что такие планы предложил один из самых близких и проверенных союзников Москвы на постсоветском пространстве. Предложил он это, как известно, в ответ на решение Москвы повысить цены на газ и нефть, экспортируемые в Белоруссию.

Никто не снимает здесь со счетов излишнюю амбициозность Лукашенко, однако над его словами, видимо, следует задуматься. Тем более что впоследствии, на одном из совещаний в новом году с членами правительства, Батька поставил вопрос по поводу России еще жестче. Скажем, предложил ввести арендную плату за использование РФ военных объектов на территории Белоруссии. Таким образом, налицо ситуация, когда нефтегазовые споры между Россией и Белоруссией плавно перерастают в противостояние, затрагивающее весь оборонный фундамент Союзного государства. Россия в лице заместителя председателя правительства - министра обороны Сергея Иванова на данный пассаж Минска отреагировала незамедлительно: "Я так понял, что это был комментарий Александра Григорьевича Лукашенко. Каких-либо официальных предложений на сей счет к нам не поступало, и очень надеюсь, что и не поступит". При этом вице-премьер подчеркнул: руководство Белоруссии его лично заверяло в том, что "хозяйственные споры не должны повлиять на военное и военно-техническое сотрудничество между Россией и Белоруссией, между двумя братскими народами".

Конечно, хочется надеяться, что здравый смысл в отношениях Москвы и Минска восторжествует. Даже экономические споры между странами, пожелавшими образовать Союзное государство, выглядят по меньшей мере странными и, конечно же, не способствуют укреплению его обороноспособности. По оценкам экспертов, материальные претензии Минска к российским оборонным объектам могут составить более 500 млн. долларов в год. Но дело, конечно, не только в деньгах, но и в геополитической значимости отношений между Москвой и Минском.

Заметим еще раз, что речь здесь идет о ближайшем союзнике России. Однако жесткая позиция Москвы в энергетических вопросах навредила ей же самой и в Закавказье. В ответ на поднятие цен на газ Азербайджан не только отказался от его закупки, но и перестал транспортировать нефть по трубопроводу Баку-Новороссийск. Пропускная способность этого трубопровода - 5 млн. тонн нефти в год. Вполне понятно, что вряд ли здесь Россия выиграла.

Понятно, что ценовые санкции диктуются не только политическими целями, но и экономическими интересами российских энергетических монополий. Но было бы большой ошибкой пустить этот процесс на самотек.

* * *
В любом случае Москва закончила 2006 г. с определенными геополитическими успехами на постсоветском пространстве. Однако возросшая экономическая мощь России рождает новые противоречия, которые напрямую сказываются на ее отношениях со странами СНГ. Хотелось бы, чтобы эти отношения не были испорчены, а Москва нашла бы способы не растерять своих союзников.

Андрей КОРБУТ

Опубликовано в выпуске № 2 (168) за 17 января 2006 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц