Версия для печати

Собиратель страховок

Армия Филиппин способна дать отпор разве что партизанам
Храмчихин Александр
Фото: armscom.net

Получив официальную независимость от США сразу после Второй мировой войны, Филиппины сохранили очень тесную связь с бывшей метрополией, в том числе в военной области. Большая часть техники ВС американского производства. Хотя были поставки из Европы, Австралии, Израиля. В последнее время активно развивается военно-техническое сотрудничество с Республикой Корея.

На территории Филиппин находились две крупнейшие за пределами США американские военные базы – воздушная «Кларк-Филд» и морская «Субик-Бэй», но в начале 90-х обе ликвидированы. Страна – один из наиболее активных участников спора за острова Спратли и окружающие акватории.

Находясь в Юго-Восточной Азии, Филиппины по ряду признаков имеют значительное сходство со странами Латинской Америки. Речь идет о безоговорочной ориентации на США, о католицизме как доминирующей религии, об очень высоком уровне коррупции и преступности и весьма своеобразном устройстве вооруженных сил. Филиппинские ВС велики по численности, но при этом ориентированы исключительно на противопартизанские операции и накопили хороший опыт в этой области.

Морская пехота считается «филиалом» сухопутных войск и предназначена для борьбы с партизанами

При этом к классической войне армия совершенно не готова, поскольку не имеет техники для этого. У ВС нет основных танков, САУ, РСЗО, полноценных боевых вертолетов, средств наземной ПВО, подводных лодок, кораблей и катеров с каким-либо ракетным вооружением. Имеющаяся техника других классов, как правило, сильно устарела, ее количество незначительно.

Сухопутные войска делятся на объединенные командования – Северный Лусон (5, 7-я пехотные дивизии), Южный Лусон (2, 9-я пехотные дивизии), Западное, Центральное (3, 8-я пехотные дивизии), Западное Минданао (1-я пехотная дивизия, полки ССО и рейнджеров), Восточное Минданао (4, 6, 10-я пехотные дивизии). В составе 10 пехотных дивизий 32 пехотные бригады. Кроме того, в состав сухопутных войск входят мотопехотная дивизия, пять инженерных бригад. Имеется также командование армейского резерва, в составе которого 27 пехотных дивизий.

На вооружении 45 английских легких танков «Скорпион», 45 голландских БМП YPR-765 и 6 турецких ACV-300, более 500 БТР и бронеавтомобилей – американские M113 и V-150 (268 и 137 единиц соответствено), английские «Симба» (133), португальские V-200 (20). Артиллерия включает до 300 буксируемых орудий – по большей части американских M101 и итальянских M-56, а также 570 минометов – сербские М-69В (100), американские M-29 и M-30 (400 и 70). В армейской авиации до 11 американских легких самолетов (3–4 «Цессна-172», 1 «Цессна-150», 2 «Цессна-Р206А», до 2 «Цессна-421», до 2 «Цессна-170»).

В составе ВВС всего 12 полноценных боевых машин, впрочем, новейших южнокорейских истребителей FA-50. Имеется 2 базовых патрульных самолета (1 голландский F-27-200MPA, 1 австралийский N-22SL), до 16 американских разведчиков OV-10. Транспортники: американские C-130 (5), «Коммандер-690A», «Цессна-177», «Цессна-210» (по одному), голландские F-27 (2) и F-28 (1), новейшие испанские С-295 (3). Учебные самолеты: итальянские S-211 (3) и SF-260 (22), до 36 американских T-41. S-211 теоретически могут использоваться как легкие штурмовики. Многоцелевые и транспортные вертолеты: американские AUH-76 (до 8), S-76 (2), «Белл-412» (до 14), MD-520MG (до 16), S-70A (1), «Белл-205» (до 11), UH-1 (до 110), а также итальянские АW-109Е (6) и польские W-3А (7). AUH-76 и W-3А могут использоваться как ударные.

ВМС имеют в составе 4 старых фрегата американской постройки с чисто артиллерийским вооружением: 1 «Раджа Хумабон» (тип «Кэнон»), 3 «Грегорио Пилар» (тип «Гамильтон», из состава береговой охраны США). Зато патрульные корабли и катера во множестве: 1 «Генерал Альварез» (американский «Циклон»), 3 «Эмилио Хасинто» (английские «Пикок»), 5–6 «Мигуэль Мальвар» (старые американские тральщики «Эдмайрабл»), 2 «Ризал» (старые американские тральщики «Ок»), 2 «Конродо Яп» и 6 «Томаз Батило» (южнокорейские «Си Хок» и «Чамсури» соответственно), 2 «Кагиттинган» (немецкой постройки), 22 «Хосе Андрада», 2 «Альберто Наваретте» (тип «Пойнт»), 29 «Свифтшип». Кроме того, более 20 патрульных кораблей и катеров имеется в составе береговой охраны. 2 ДВКД типа «Тарлак» индонезийской постройки, в числе 15 ТДК – 2 типа «Баколод» (американские десантные транспорты «Бессон»), до 5 «Замбоан дель Сур» (американские LST-1/542), 1 «Табгануа» и 1 «Манобо» (собственной постройки), 5 «Иватан» (австралийские «Баликпапан»).

Как было сказано, корабли и катера ВМС Филиппин не имеют никакого ракетного вооружения, даже ЗРК малой дальности.

Морская авиация включает до 13 самолетов (до 8 английских BN-2A, американские «Цессна-172» и «Цессна-421») и до 14 вертолетов (до 7 немецких Во-105, 1 американский R-22, 6 итальянских AW-109).

Россия должна стать дополнительным аргументом против США, Япония – противовесом Китаю

Морская пехота состоит из четырех бригад (одна – резервная), считается «филиалом» сухопутных войск и предназначена для противопартизанских войн. К тому же филиппинский флот может проводить десантные операции ограниченного масштаба только в пределах своего архипелага. На вооружении 45 американских БТР (23 LAV-300, 18 V-150, 4 LVTН-6) и 56 буксируемых орудий (30 M101, 20 M-56, 6 М-71).

В июне 2016-го Манила выиграла у Пекина в Гаагском арбитраже дело по поводу принадлежности ряда островов и рифов в Южно-Китайском море, но оппонент ожидаемо проигнорировал это решение. На южном острове Минданао много лет продолжается война против исламских радикалов, которые в 2014 году присягнули запрещенному у нас в стране ИГ. В случае полной ликвидации баз террористов в Ираке и Сирии значительная часть уцелевших боевиков переместится в Юго-Восточную Азию, в первую очередь как раз на Минданао. Продолжавшиеся с мая по октябрь 2017-го бои против боевиков халифата за город Марави хотя формально и были выиграны филиппинской армией, показали крайнюю ограниченность ее потенциала.

Сегодня ВМС НОАК без особых проблем могут организовать крупномасштабный десант на Филиппины. Как ни парадоксально, это было бы для китайцев гораздо проще, чем на Тайвань. Но его ВС гораздо сильнее филиппинской армии, к тому же изначально ориентированы на отражение такой агрессии.

Как показывает опыт последнего десятилетия, надежды на военный союз с США для целого ряда стран и негосударственных субъектов (Грузии, Украины, сирийской «оппозиции») стали самоубийственными. По-видимому, в ближайшее время этот ряд пополнят курды, а затем Тайвань, поскольку гигантская военная мощь Вашингтона формальна. Сравнимые по силам противники ему не по зубам. В указанных случаях он оказался не готов к войне с Россией, также заведомо неспособен на вооруженное противостояние с Китаем. США могут сознательно подставить союзников под удар, не оказав им никакой реальной помощи.

По-видимому, новый филиппинский президент Дутерте сделал определенные выводы из этих фактов и начал существенную диверсификацию внешней политики. Стоит отметить, что очень многие современные национальные лидеры на такое осознание до сих пор неспособны, продолжая верить, будто союз с США им что-то гарантирует.

Невозможность военного противостояния КНР и заинтересованность в экономическом сотрудничестве с этой страной заставляют Дутерте идти на существенное сближение с Пекином. При этом филиппинский президент не готов и на полный разрыв с США из-за наличия слишком тесных связей в экономической и военной областях, а также необходимости страховки от влияния Китая. А чтобы не быть зажатым между двумя гигантами, Дутерте будет укреплять связи с другими центрами силы. Россия должна стать дополнительным аргументом против США, Япония – противовесом Китаю.

В целом можно сказать, что Дутерте до определенной степени изменил геополитическую ситуацию в ЮВА. Однако влияние Манилы ограничено из-за ее низкого экономического, политического и военного потенциала. Вкупе с внутренней нестабильностью это автоматически снижает ценность Филиппин как потенциального союзника для крупных держав. В частности, для России страна заведомо останется на далекой периферии интересов, хотя на словах Москва будет всячески приветствовать сближение с Манилой. Для США и для близких соседей Филиппин интерес к этой стране будет несколько выше, но в центре их внимания она не окажется, если только на территории Филиппин не возникнет новый «Исламский халифат». Однако подобный вариант вряд ли нужен самой Маниле.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа

Опубликовано в выпуске № 3 (716) за 23 января 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц