Версия для печати

Потерянный генералитет

За пьянство не репрессировали
Мильбах Владимир

Отклик на статью «Академический писк»

Автор утверждает: «…большинство армейских чинов были изгнаны из Вооруженных Сил по причинам, не связанным с благонадежностью, а за пьянство, неисполнение служебных обязанностей, иные проступки. По политическим мотивам были арестованы с 1937 по 1939 год 8122 человека, еще около 10 тысяч уволены. Между тем к 15 июня 1941 года численность командного и начальствующего состава ВС СССР составляла 439 143 человека. То есть репрессиям и увольнению по политическим мотивам подверглось около пяти процентов (арестовано чуть более двух процентов) офицерского состава».

Не в ладах с историческими фактами возвеличивание вклада НКВД в становление АН СССР. Но продолжатели дела Дзержинского внесли значимый вклад в развитие отечественной биологии, кибернетики и особенно генетики

Утверждения о том, что большинство репрессированных в 1937–1939 годах были изгнаны из армии справедливо, абсолютно бездоказательны. Автор ссылается на анализ каких-то архивных документов, но их названий не приводит и не указывает, кто выполнял исследования. Обвинения репрессированных в пьянстве или непрофессионализме по сути кощунственны. Честное обсуждение подменяется набившими оскомину пропагандистскими штампами.

Не выдерживает даже самой поверхностной критики попытка минимизировать потери Красной армии вследствие «чисток». Ведь ясно, что подсчет доли репрессированных в 1937–1939 годах командиров должен производиться от списочного состава именно того периода. А не кануна Великой Отечественной войны, когда численность личного состава выросла более чем в два раза, и командно-начальствующего (офицеров тогда не было!) тоже. Логично использовать соответствующие сведения за 1939 год, то есть сразу после спада масштабной волны репрессий. Такие данные хорошо известны. Некомплект личного состава в Красной армии и флоте в 1939-м превысил все показатели за период с 1935 по 1938-й и достиг 68 943 человек или 31,6 процента от штатной численности (РГВА, ф. 37837, д. 886, л. 64–70). Очевидно, что отсутствие в войсках почти трети командно-начальствующего состава не могло не сказаться на боеспособности Вооруженных Сил.

Арифметический подход к подсчетам доли репрессированных относительно общего количества, безусловно, важен. Но при этом обязательно надо учитывать категорию качества выбывших из строя, поскольку в результате репрессий был потерян цвет советской военной элиты, «красный генералитет», те, кто по должностному предназначению мог бы командовать фронтами, армиями, корпусами и дивизиями, возглавлять управления и штабы в годы Великой Отечественной войны.

Определенно не в ладах с историческими фактами возвеличивание вклада НКВД в становление АН СССР. «Достаточно вспомнить Арзамас-16. Он создавался под личным руководством Берии», – утверждает автор. Во-первых, комплекс научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций, созданный при реализации так называемого атомного проекта вблизи города Арзамаса, никогда не входил в состав АН СССР. А свое общеизвестное в СССР наименование данный населенный пункт получил уже после того, как Берия перестал чем-либо руководить. Во-вторых, фантазируя о вкладе НКВД в развитие советской науки, автор упускает действительно неоспоримую заслугу отечественных спецслужб. Речь о деятельности по освещению исследований американских физиков-ядерщиков, создававших атомную бомбу, и добыче технической документации. По масштабу и военно-политической значимости это была самая грандиозная и успешная разведоперация всех времен и народов. О результатах самоотверженной работы советских разведчиков говорит то, что первая советская атомная бомба была точной копией американской (см. В. Ф. Некрасов НКВД – МВД и атом. М., изд. «Кучково поле», «Гиперборей», 2007).

Разумеется, продолжатели дела Дзержинского внесли значимый вклад в развитие отечественной науки, например биологии, кибернетики и особенно генетики, а также в становление советской литературы и искусства. Эти достижения влияют на нашу жизнь до сих пор.

Владимир Мильбах,
доктор исторических наук, профессор, полковник в отставке

Опубликовано в выпуске № 5 (718) за 6 февраля 2018 года

Loading...
Загрузка...
Аватар пользователя Демьян Чураков
Демьян Чураков
15 февраля 2018
В. Мильбах обвиняет автора статьи в отсутствии научной корректности. Среди прочего он ссылается на архивный документ о 31,6% -ном некомплекте в 1939 году в войсках командно-начальствующего состава, подводя к выводу , что эта печальная цифра связана с репрессиями. При этом он ссылается и на недопустимость использовать данные о численности армии за 1940 г., когда она возросла "более, чем в два раза". В документах Военного совета при наркоме обороны за 24 марта 1940 г. отмечено, что в 1935 г. было уволено от списочного состава 4,9% ком.-нач. состава, в 1936 г. - 4,2%. 1937 - 13,1%, 1938 - 9,2%. То есть количество уволенных в 37,38 гг. выросло по сравнению с 35,36 гг. на 4-8%. Комиссия, созданная уже в 1938 году, рассмотрела 30 тысяч жалоб от уволенных. Было восстановлено 11178 человек. Фактическая убыль за 1936,7 гг. составила 6,9% списочного состава, 1938,9 - 2,3%. Поэтому оперировать цифрой 31,6% , рассуждая о репрессиях, некорректно, Если бы В. Мильбах к тому же обратился к цифрам динамики численности армии в 1939 г., то он обнаружил бы ее рост в два раза в по сравнению с 1937 и 38 гг., а не в канун 1941 г. ( 1937 г. 1, 5 млн, 1938 - 1,6 млн., в 1939 г. - 5.2 млн и 3,3 млн. списочного состава армии на 20 сент и 1 дек., чем и объясняется такой некомплект, с учетом, что кадровыми органами были допущены серьезные просчеты в работе по накоплению мобресурсов. Кстати, почему-то В.Мильбах ни дату архивного документа, ни численность войск на конкретные даты не указывает).
Аватар пользователя Демьян Чураков
Демьян Чураков
17 февраля 2018
Интересно, можно догадаться, о "потерянном генералите" в какие годы и в какой стране идет речь? "От должности были отстранены министр обороны, девять его заместителей, десять командующих военными округами, восемь начальников главных и центральных управлений". И можно ли эту ситуацию назвать "обезглавливанием армии"?
Аватар пользователя Демьян Чураков
Демьян Чураков
15 февраля 2018
В. Мильбах обвиняет автора статьи в отсутствии научной корректности. Среди прочего он ссылается на архивный документ о 31,6% -ном некомплекте в 1939 году в войсках командно-начальствующего состава, подводя к выводу , что эта печальная цифра связана с репрессиями. При этом он ссылается и на недопустимость использовать данные о численности армии за 1940 г., когда она возросла "более, чем в два раза". В документах Военного совета при наркоме обороны за 24 марта 1940 г. отмечено, что в 1935 г. было уволено от списочного состава 4,9% ком.-нач. состава, в 1936 г. - 4,2%. 1937 - 13,1%, 1938 - 9,2%. То есть количество уволенных в 37,38 гг. выросло по сравнению с 35,36 гг. на 4-8%. Комиссия, созданная уже в 1938 году, рассмотрела 30 тысяч жалоб от уволенных. Было восстановлено 11178 человек. Фактическая убыль за 1936,7 гг. составила 6,9% списочного состава, 1938,9 - 2,3%. Поэтому оперировать цифрой 31,6% , рассуждая о репрессиях, некорректно, Если бы В. Мильбах к тому же обратился к цифрам динамики численности армии в 1939 г., то он обнаружил бы ее рост в два раза в по сравнению с 1937 и 38 гг., а не в канун 1941 г. ( 1937 г. 1, 5 млн, 1938 - 1,6 млн., в 1939 г. - 5.2 млн и 3,3 млн. списочного состава армии на 20 сент и 1 дек., чем и объясняется такой некомплект, с учетом, что кадровыми органами были допущены серьезные просчеты в работе по накоплению мобресурсов. Кстати, почему-то В.Мильбах ни дату архивного документа, ни численность войск на конкретные даты не указывает).
Аватар пользователя Демьян Чураков
Демьян Чураков
17 февраля 2018
Интересно, можно догадаться, о "потерянном генералите" в какие годы и в какой стране идет речь? "От должности были отстранены министр обороны, девять его заместителей, десять командующих военными округами, восемь начальников главных и центральных управлений". И можно ли эту ситуацию назвать "обезглавливанием армии"?

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...