Версия для печати

Разграбление Крыма — часть II

Служу Антанте. Барон Врангель оказался лакеем
Осипов Валентин

Правитель Юга. Так стал именовать себя генерал Врангель, сменив в Крыму Деникина. Читаю его мемуары – будто и в самом деле для международного трибунала.

Окончание. Начало читайте в предыдущем номере.

Каскад признаний об отношении к интервентам, хотя и по сию пору Врангеля числят в патриотах: «Я допускал возможность германской ориентации... Генерал Шатилов должен был повидать великобританского верховного комиссара и командующего английским оккупационным корпусом адмирала де Робек, с коими и вести переговоры, всемерно стараясь не дать англичанам возможности выйти из игры... Я принимаю все меры, чтобы убедить французское и польское правительства в необходимости продолжения поляками борьбы (с красными) или хотя бы затягивания намечавшихся мирных переговоров».

Крестьяне освобожденных от большевиков районов меняют первоначальное отношение к армии вследствие того, что началось восстановление в правах помещиков

Перед главкомом оккупантов барон расшаркивается: «Господин верховный комиссар, вы можете рассчитывать у нас на самый сердечный прием и на живейшее с нашей стороны стремление содействовать вам в выполнении возложенной на вас миссии». Или: «Я дал несколько обедов представителям иностранных миссий – английской, французской, американской, японской и польской... С представителями всех миссий без исключения установились наилучшие отношения». Еще: «В вашем лице я хотел бы выразить живейшую признательность правительству республики за почин, который она приняла на себя». Речь о военной помощи. Бескорыстна ли? Врангель не скупится – есть чем платить за оккупацию: русским военным и торговым флотом. Пишет, не умничая, по-генеральски напрямки: «Эти суда должны служить залогом оплаты тех расходов, которые уже произведены Францией, или могут ей предстоять». Выделяет президента США, заявляя, что рассчитывает как на его дипломатическую, так в будущем и на финансовую поддержку.

Штабист Врангеля подвел итог: «Вся трагедия была в том, что в Париже была политика, а в Крыму, не могу подобрать других слов, было, извините, неприличное лакейство».

Поддержка – чему и кому? Продолжим читать крымские откровения Правителя Юга: «Внутренняя связь между вождем и армией порвана... Пьянство, самоуправство, грабежи и даже убийства стали обычным явлением в местах стояния большинства частей... Беспорядочные, самовольные реквизиции войск еще более увеличивали хозяйственную разруху и озлобляли население... Мы несли собой не мир и прощение, а жестокий карающий меч».

А началось-то при Деникине. Читаю в его приказе от 9 июня 1919 года, почему крымчане не поддержали власть белых и не спасовали перед оккупантами: «Крестьяне освобожденных от большевиков районов начинают изменять свое первоначальное отношение к армии вследствие того, что началось при помощи войск восстановление в правах помещиков». Или такая запись в АРР циничного ответа губернатора П. Глазенапа на критику «невероятных реквизиций» даже у жителей городских окраин: «Я нахожу это справедливым. Раньше они грабили. Теперь пусть их пограбят».

Демократия? Врангель свидетельствует: «Я не допущу политической борьбы... Действия, наносящие вред нам и служащие на пользу противника караются весьма строго, вплоть до смертной казни... В населении нет уверенности, что голос обиженного будет услышан, и оно нередко не знает к кому обратиться за восстановлением своих попранных прав». Позаботился и о «свободе слова и печати»: «Мы не можем обойтись без цензуры». Признается: «Сплошь и рядом статьи совершенно невинного характера не пропускались».

Памятник Врангелю в Крыму. О таком замысле неких крымчан прочитал в статье министра культуры России. Знать бы, какие похвалы-благодарствия и от имени кого отчеканят по пьедесталу.

Показания идеологов. Как идеологи Белого движения стали оценивать интервенцию – замечу, однако, лишь после ее поражения? Некоторые из них с такими показаниями, что очень важны для вынесения приговора Западу и тем политикам в России, кто в борьбе против большевиков предал чувства патриотизма.

Александр Кизеветтер, историк, эмигрант, обнародовал служебную «Записку» Налбандова, министра белого Крымского правительства в 1918 году. Читаем: «В ней изложена история возникновения правительства Сулькевича под непосредственным руководством немецкого оккупационного командования» (поясню: речь о генерале-монархисте, правил Крымом с июня по ноябрь 1918 года).

И о подлых двух замыслах отречься от Крыма. Первый в следующих строках воспоминаний: «Переговоры правительства Сулькевича с Украиной, где правительство Скоропадского настойчиво домогается инкорпорации Крыма в Украинское государство». Второй: «Одна существенная особенность правления Сулькевича не затронута в «Записке» Налбандова. Это туркофильство Сулькевича, заходившее так далеко, что возникали подозрения о намерении Сулькевича подготовить подчинение Крыма Турции». Дополню: Турция поспешила разукрасить свое международное положение – обзавелась послом самопридуманной националистами страны Крым: престижно!

Николай Авксентьев, лидер правых эсеров, эмигрант. Читаю его очерк «Patriotica» – название-то каково! Для начала здесь о власти той страны, что тогда взбудоражила мир алчным вожделением Пилсудского «От моря до моря: от Балтики до Черного!»: «Польша объявила войну России, захвачены были русские области, города». Но правда прорвалась: «Было ясно, что не с большевиками воюет Польша, но с Россией, которую ненавидит». Здесь же попутно о Румынии: «Трижды изменившая своим различным союзникам и друзьям, захватывает Бессарабию». Выделю и обличительное признание – каковы его коллеги по Белому движению, когда узнавали о таковых деяниях: «Русская общественность едва реагирует».

Павел Кудинов, вождь антисоветского восстания казаков, в письме из эмиграции извещает о пережитом, «проклиная Деникина, барона Врангеля, Черчилля и всю Антанту».

Зинаида Гиппиус – с протестом, что красные все-таки обусловили прекращение интервенции: «Мир с покоренной Антантой. Все думаю, думаю над одним вопросом, но решить его не могу. А вопрос такой: правительство Англии, что оно – бесчестно или безмозгло?».

Особо выделяю гражданскую отвагу Николая Устрялова, видного белого идеолога: «Противобольшевистское движение силой вещей слишком связало себя с иностранными элементами и поэтому невольно окружило большевизм известным национальным ореолом» (статья «В борьбе за Россию»).

Столь же выразительно признание Александра Дроздова, деятельного служаки ОСВАГа (Отдел пропаганды при Особом совещании главнокомандующего Добровольческой армии): «Военная бюрократия топила и потопила всякий патриотический пыл, всякое озарение духа» (воспоминания «Интеллигенция на Дону»).

Саморазоблачения кадетов. По весне 1921 года в Париже Павел Милюков провел совещание верхушки однопартийцев. Главная тема: сообща выяснить, почему союз белых и интервентов не получил поддержки крымчан. Сохранилась запись речи Милюкова. Несколько извлечений: «Насилия, грабежи, большевизм духа и многое другое. Партия /металась/ от союзников к немцам, от немцев к французам, от правых черносотенцев, сановников, бюрократов, заводчиков... Политические формы, в которые в данное время облекает себя главнокомандующий, именуя себя властью преемственной, русской, государственной, представляются лишенными реального содержания... На юге партия действительно крепко испортила свою репутацию в глазах населения... Отчуждение населения и отрицательное отношение его к освободителям... Если население предпочитало большевизм добровольцам, то причина этого была не в процессах разложения, в непонимании добровольцами интересов населения...»

Патриотизм? Милюков отрекся от этого чувства: «Единая и неделимая Россия – лозунг, нас погубивший». Еще признание – да какое: «Проснулся патриотизм Красной армии. Этим и объясняется отрицательное отношение к интервенции». Было и такое свидетельство: «Отдельные партийные группы служили гетманщине, а не России».

Октябрь. Милюков намерен открыть глаза напрямую Врангелю – готовит письмо с темой, что же сгубило замысел сохранить Крым белым (текст хранится в былом ЦГАОР СССР, фонд 7506): «Военная помощь иностранцев не только не достигла цели, но даже принесла вред: везде и всегда иностранцы оказывались врагами не только большевизма, но и всего русского, всюду терпели неудачи, объяснимые одними и теми же причинами: разлагающий тыл, везде все антибольшевистские правительства оказались совершенно неспособными справиться с экономическими вопросами».

Вожделения Украины. Пронзают душевной болью известные всему миру жуткие картины – как предали донских казаков в крымских портах при своем бегстве интервенты и Правитель Юга: штурм трапов обезумевшими людьми, скольким же десяткам тысяч не оказалось места на кораблях, страдания в заморских полевых лагерях Галлиполи и Лемноса, муки прозябания в эмиграции... Оставшимся досталось чрезвычайное внимание ЧК.

С чего же начиналось? Атаман Всевеликого войска Донского и царский генерал Краснов воссоединился и с националистической Украиной, и с империалистической Германией. Я прочитал его письмо императору Вильгельму (АРР). С чем же? Два невероятных для русского генерала предложения злейшему врагу своей родины. Для начала: «Войско Донское не находится в войне с Германией». Это значило, что он согласился с Брестским миром, который заключили красные, но злобно осуждали и Антанта, и белые. Затем униженно: «Просил о помощи оружием. Взамен чего предложил установить через Украину (при посредничестве Скоропадского.В. О.) правильные торговые отношения».

Какова отдача от заигрываний с немцами? Узнаю, ошеломленно читая материалы АРР, невероятное, однако же произошедшее: «Результатом посылки письма императору Вильгельму было то, что к атаману явилась делегация генерала от кавалерии фон Кверцера, заявившая, что Таганрогский округ и Ростов они заняли потому, что принадлежат Украине».

***

Увы, в России со времен Ельцина вычеркнули из национальной памяти факт крымской интервенции – ни слова, ни намека! США и Евросоюз своими фарсовыми антироссийскими спектаклями упрямствуют с иным. Пример подал Обама. Недавний президент Америки изрек: «Мы поможем Украине вернуть Крым». Ишь, провокатор.

Валентин Осипов,
член Высшего творческого совета Союза писателей России

#Петр Владимирович Глазенап #Александр Александрович Кизеветтер #Владимир Сергеевич Налбандов #Матвей Александрович Сулькевич #Николай Дмитриевич Авксентьев #Павел Назарьевич Кудинов #Зинаида Николаевна Гиппиус #Николай Васильевич Устрялов #Александр Михайлович Дроздов #Павел Николаевич Милюков #Петр Николаевич Краснов

Опубликовано в выпуске № 5 (718) за 6 февраля 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...