Версия для печати

Щупальца спрута

Прохоров Владимир
Новые угрозы и вызовы в сфере безопасности, неурегулированность региональных конфликтов, проявившаяся в последние годы тенденция возрастания фактора силы в мировых делах оказали неблагоприятное воздействие на динамику разоружения, контроля над вооружениями и нераспространения. Причем такая тенденция наметилась, увы, еще до событий в Южной Осетии. Возрос дефицит предсказуемости в сфере международной безопасности. Повышается опасность вмешательства извне во внутренние дела суверенных государств под предлогом решения задач нераспространения ОМП. Более того, создаются предпосылки даже для понижения "порога" применения ядерного оружия. Для этого США отказываются от подписания или продления целого ряда международных договоров и обязательств.


НАРАЩИВАНИЕ ВЛИЯНИЯ США В МИРЕ СПОСОБНО РАЗЖЕЧЬ НОВЫЕ ОЧАГИ ВОЙНЫ


Новые угрозы и вызовы в сфере безопасности, неурегулированность региональных конфликтов, проявившаяся в последние годы тенденция возрастания фактора силы в мировых делах оказали неблагоприятное воздействие на динамику разоружения, контроля над вооружениями и нераспространения. Причем такая тенденция наметилась, увы, еще до событий в Южной Осетии. Возрос дефицит предсказуемости в сфере международной безопасности. Повышается опасность вмешательства извне во внутренние дела суверенных государств под предлогом решения задач нераспространения ОМП. Более того, создаются предпосылки даже для понижения "порога" применения ядерного оружия. Для этого США отказываются от подписания или продления целого ряда международных договоров и обязательств.
{{direct_hor}}
Эти негативные тенденции, а также отрицательное отношение США к многосторонним юридически обязывающим инструментам в сфере разоружения привели к тому, что в последние годы разоруженческий процесс отодвинут на второй план. Почти десятилетие бездействует Конференция по разоружению, очевидна стагнация в работе Комиссии ООН по разоружению. Что за всем этим стоит, каковы тайные пружины этого механизма?

НЕ МЫТЬЕМ, ТАК КАТАНЬЕМ

Как известно, начало ХХI века ознаменовалось новым витком гонки вооружений. Причем причиной ее стали не 11 сентября 2001 года и не необходимость усиления борьбы с международным терроризмом. Соединенные Штаты начали ее еще за несколько лет до атаки на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке, и уж тем более до событий в Южной Осетии.

Новая тенденция в гонке вооружений ярко проявила себя как раз в момент, когда НАТО и США начали войну в Косово. Сегодня мировые военные расходы вышли почти на уровень времен холодной войны. Мало кто об этом говорит и знает, но сейчас Вашингтон тратит на военные нужды половину всех военных расходов мира(!). Мы свидетели стратегии, при которой экономическое могущество США подкрепляется наращиванием военной мощи. Причем на военный фактор Вашингтон делает больший упор, чем на какой-либо другой. Для чего? Ведь у Америки сейчас нет примерно равного по силам соперника, каким был когда-то Советский Союз.

Вот еще факты. Военный бюджет США 2008 года составляет 644 млрд. долларов, из которых львиная доля выделяется на содержание Вооруженных Сил и военные программы. Немалые средства определены и на создание комплекса вооружения, предназначенного для нанесения так называемых стремительных глобальных ударов. На реализацию только отрытых программ в этой области выделяется почти 200 млрд. долларов.

Реализация планов США по размещению существенных боевых сил с тяжелым вооружением и техникой в Болгарии, Румынии и Грузии, в дополнение к имеющимся в Средней Азии, может лишь усугубить и без того непростую ситуацию вокруг ДОВСЕ. А в Грузии уже напрямую привела к войне Саакашвили с народом Южной Осетии.

Натовские "аваксы" сегодня летают над Латвией, Литвой и Эстонией, собирая информацию о России и Белоруссии. На территории Латвии и Эстонии развертываются сети трехмерных американских РЛС, способных просматривать российское воздушное пространство на глубину до 2000 км.

Сегодня отчетливо стало ясно и то, зачем США еще несколько лет назад потребовалось в одностороннем порядке выйти из Договора по противоракетной обороне (ПРО). Это потребовалось для развертывания глобальной системы ПРО. Вспомним, вначале были построены две базы ракет-перехватчиков - на Аляске и в Калифорнии. Затем было спланировано создание третьей такой базы в Восточной Европе.

В дополнение к РЛС в Варде (Норвегия) и сети радиоэлектронных средств на острове Шпицберген американцы активно вели переговоры с руководством Венгрии, Польши и Чехии о размещении на территории этих стран систем противоракетной обороны как элемента национальной ПРО США. Аппетит был хороший. В частности, только на территории Польши планируется размещение четырех американских военных баз. Самую большую из них переведут из Франкфурта-на-Майне в город Бяла Подляска, что в 30 км от Бреста.

Таким образом, сегодня уже можно окончательно сказать, что американцы все-таки втянули некоторых европейских партнеров по НАТО в развертывание эшелонированной ПРО в Европе в качестве интегрированной части своей глобальной системы ПРО. Не мытьем, так катаньем добились размещения противоракет в Польше и радаров системы ПРО в Чехии. Все это напоминает щупальца спрута, которые тянутся во все страны мира.

Идея создания противоракетного щита в Европе прекрасно соответствует концепции, которая предусматривает не только решение всех конфликтов с помощью силы, но и формирование международных отношений при использовании вооруженных сил и шантажа. Она одновременно полагает, что США отгородятся невидимым барьером от всего мира и ни одно государство не будет в силах нанести по ним удар. Это позволит им оставаться безнаказанными и навязывать свою волю другим странам, формировать мир по своему представлению.

Против кого же нацелен щит? Одновременно не против кого конкретно и против всех. И в этом его суть. ПРО, как говорят ее сторонники, не является оборонительной системой. Она является отчетливым посланием - мы, Америка, можем с тобой сделать все, а ты не можешь сделать нам в ответ ничего.

Все серьезные эксперты согласны с тем, что размещение на территории Европы элементов ПРО США действительно усиливает безопасность Америки, но при этом в значительной степени уменьшает безопасность, в частности, тех стран, на территории которых предполагается размещение элементов ПРО. Это очевидно на примере Республики Польша. Радослав Сикорский, когда он еще занимал пост министра обороны Польши, на предварительных переговорах требовал от американцев дополнительно разместить в республике комплексы ПВО "Пэтриот", которые бы защищали страну от нападения. Другими словами, министр молчаливо признавал, что размещение элементов ПРО в Польше ослабляет ее безопасность, значит, американцы должны это компенсировать, предоставив дополнительные ракеты уже для защиты республики.

ПОЛИТИКА НАЦИОНАЛЬНОГО ЭГОИЗМА

Как видим, появление европейской противоракетной базы США означает существенную реконфигурацию американского военного присутствия в Европе, придание американским Вооруженным Силам в этом регионе стратегического компонента, способного негативно сказаться на ядерном потенциале сдерживания Российской Федерации.

До сих пор не определены перспективы будущих российско-американских договоренностей и в области стратегических наступательных вооружений (СНВ). Срок действующего Договора о СНВ истекает 5 декабря 2009 года. Позиция США против новых юридических обязательств в этой области по-прежнему сдерживает работу по данной тематике.

Озабоченность вызывает ситуация, складывающаяся также вокруг Договора между СССР и США о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Ракеты этих двух классов были уничтожены в соответствии с договором еще в 1991 году, но с тех пор этому международно-правовому акту так и не было придано универсального характера. Более того, все большее число государств, в том числе расположенных вблизи наших границ, разрабатывают и берут такие ракеты на вооружение. В этих условиях необходимо задуматься об обеспечении нашей собственной безопасности.

"Завис" и Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), в первую очередь из-за отказа США его ратифицировать.

Отложено "в долгий ящик" вступление в силу адаптированного Договора о вооруженных силах в Европе в связи с неготовностью членов НАТО ратифицировать его под надуманным предлогом "невыполнения" Россией так называемых стамбульских обязательств по Грузии и Молдавии.

Хотя гонка ядерных вооружений периода холодной войны закончилась, развитие ядерных потенциалов мировых держав продолжается. Надо наконец понять, что существующие механизмы разоружения и нераспространения не приспособлены для эффективного реагирования на новые вызовы международной безопасности, включая возможную смычку оружия массового уничтожения и терроризма. Напротив, происходит все большее распространение технологий, чувствительных с точки зрения создания ядерного оружия.

Необходимо отметить и тот немаловажный факт, что новые члены Североатлантического альянса не охвачены ограничениями по ДОВСЕ. В своем нынешнем виде он запрещает создание ударных группировок обычных сил и средств на территории одной или нескольких стран. Поэтому государства Балтии, Украина, Грузия и Азербайджан могут вполне послужить местом создания мощных военных группировок. Кроме того, отсутствуют ограничения на размещение здесь ядерного оружия.

Особый разговор о Кавказе. Именно на распространение западного влияния на Кавказе и Каспии была направлена политика нынешнего руководства Грузии. Оно, в частности, добивалось, чтобы как можно скорее в Южной Осетии и Абхазии вместо российских миротворцев были развернуты международные силы под эгидой США и НАТО. Однако вряд ли сами по себе Южная Осетия и Абхазия являлись конечной целью такого рода "международного миротворчества" (и война это подтвердила). Теперь стало окончательно ясно, что они рассматривались лишь в качестве промежуточной ступени для ввода миротворческих сил под эгидой НАТО на российский Северный Кавказ.

В то же время подавляющее большинство международного сообщества выступает за укрепление многосторонних основ разоружения, контроля над вооружениями и нераспространения оружия массового уничтожения. Поэтому противодействовать новым вызовам и угрозам необходимо на основе действующих договоров, несмотря на существующие в них изъяны. Российские инициативы в области предотвращения размещения оружия в космосе, международной информационной безопасности, разработки юридически обязывающей договоренности в области ракетного нераспространения не раз получали и получают поддержку. А значит, она на правильном пути.

Основной стратегической целью США после окончания холодной войны стало закрепление за Америкой статуса единственной сверхдержавы, единственного полюса в однополярном мире. Эта стратегия базируется на тех силовых факторах, которыми располагают Соединенные Штаты. К ним, конечно, относится не только военная мощь, но и невоенные факторы силы. В первую очередь экономическая мощь. На долю США приходится 20 с небольшим процентов мирового внутреннего валового продукта (ВВП), если брать по паритету покупательной способности. А по обменному курсу - порядка 33 процентов. В основе решения об увеличении военных расходов лежит тезис: США должны использовать сложившуюся после распада Советского Союза ситуацию, чтобы уйти в отрыв от всего мира по военной мощи и сделать этот отрыв непреодолимым для любого другого государства, которое может попытаться соперничать с США в XXI веке. Но разразившийся экономический кризис в США дает России шанс и тут не упустить своих возможностей.

Несмотря на все бюджетные, политические и экономические ограничения, Америка является единственной страной, которая уже приступила к закупкам вооружения пятого поколения. И при этом почти 50 процентов всех расходов идет на содержание экспедиционных сил. Только Ирак ежемесячно "съедает" 9 миллиардов долларов.

Сегодня можно говорить, что американский рывок в раскручивании военных расходов крайне осложнил решение вопросов международной безопасности в XXI веке. Создавшаяся ситуация подсказывает: режим контроля над вооружениями, унаследованный от периода холодной войны, находится в глубочайшем кризисе. Это не может не вызывать тревогу и озабоченность.

Поэтому России надо действовать на этом и других направлениях исходя только из своих национальных интересов, не реагируя на окрики из-за океана. Увы, за последние годы мы в который раз убедились лишь в одном. Лицемерные улыбки и разговоры о демократии, общечеловеческих ценностях всегда скрывают лишь одно: желание диктовать мировому сообществу свои условия. Россию же такая политика двойных стандартов никак не может устроить.

Владимир ПРОХОРОВ

Опубликовано в выпуске № 39 (255) за 1 октября 2008 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...